Пси-фактор

31 января 2014 - Мария Преслер
— Доктор, напоминаю, что сегодня в семь часов у вас встреча с заместителем министра обороны.

— Спасибо, милая, — улыбаюсь я. — До вечера я буду работать, так что никого со мной не соединяй.

— Хорошо, доктор, — и девушка тихо прикрывает за собой дверь.

Моя экономка продолжает называть меня доктором, хотя я уже давно не практикую. Мне нравится, когда она так говорит. Это как улыбка прошлого, в котором я молодой учёный, одержимый идеей, искал и экспериментировал. Жизнь кипела, и всё было впереди: мои открытия, мои победы и — мои разочарования. Сейчас же я стал легендой. Нет, не так — Легендой! Я уже не принадлежу себе. Моя жизнь обсасывается со всех сторон в книгах с миллионными тиражами, моё имя значится в каждом учебнике по истории и медицине, им называют детей и на него же сыплют проклятья. Я думал, что так бывает только с уже умершими, с теми, кого нельзя спросить, с теми, кто ушёл навсегда. Но я-то ещё здесь, я ещё жив. Впрочем…

Выдвигаю верхний ящик стола, цепляю пальцами тонкий серебристый шнур, кладу на стол. Смотрю на круглый медальон с выгравированной латинской буквой «С».

Клавис — ключ к исцелению от всех болезней, крах фармацевтики и практической медицины. Результат моих многолетних трудов.

С появлением этого чудо-прибора для того, чтобы избавится от любой болезни, будь то простуда или рак головного мозга, не нужны таблетки, уколы, химиотерапия или вмешательство хирурга. Достаточно всего три вещи: точная диагностика, клавис и неукоснительное исполнение пациентом инструкций врача. Ведь этот аппарат, испуская волны определённой частоты, воздействует на организм человека, активизирует точки сосредоточения энергии. Индусы назвали бы их чакрами, китайцы — хранилищем ци. Суть не в названии, а в том, что эти точки, активизируясь, «открываются», высвобождают потаённые резервы человека — невероятную энергию, которая, будучи направлена в нужное русло, способна творить настоящие чудеса. Она способна восстанавливать поражённые опухолью клетки и нервные окончания — так, что безнадёжно больные уже через несколько месяцев выходят из больницы абсолютно здоровыми. Она способна быстро наращивать кости и любые ткани — так, что люди с недавно оторванными конечностями уже через несколько недель двигаются как прежде.

Не чудо ли? Несомненно — чудо. Только клавис — это не панацея, а ключ. И этому ключу требуется твёрдая рука. Энергии требуется контроль.

Человек, надевающий клавис, обязан думать только о своей болезни, представлять, как рассасываются в почках камни или как затягивается язва желудка. Только так он может дать энергии направление, настроить её на лечение. Два часа бдительного самоконтроля в сутки — не более. Желательно с перерывами. И контроль даёт результаты.

В том случае, когда пациент без сознания или в сознании, но не способен контролировать процесс лечения, этим занимается его врач. Это отнимает гораздо больше сил, и результаты гораздо слабее, но, тем не менее, они есть.

Открытие вскружило мне голову настолько, что я упустил главное — пси-фактор. Я не думал, что всё так обернётся. Ведь в лаборатории и в госпитале при институте опыты давали только положительные результаты. Там были люди, которым уже нечего терять, они каждый день смотрели в глаза смерти, поэтому и хватались за призрачный шанс успеха, как за спасительную соломинку. Они не хотели умирать и делали всё, как я говорил. И шли на поправку.

Именно эти люди сейчас крестят детей моим именем и называют меня Спасителем.

Что я могу сказать им на это? Как объяснить им, что я просто делал свою работу? И стоит ли вообще что-либо говорить?

Не стоит.

Быть может, если бы мне дали время, я довёл бы эксперимент до конца и нашёл бы ошибку, понял. Но времени мне не дали.

Совет директоров настоял на запуске клависа в производство. Сначала — только для больниц. Потом — в массовое производство для потребителя.

Повсеместно начали открываться курсы, обучающие самоконтролю, потому что при приобретении аппарата человек должен был обязательно сдавать тест. Я утешал себя, что это поможет. Утешал, потому что подсознание не давало мне покоя, грызло меня, говоря, что я что-то упустил. Пси-фактор.

А потом началось.

«Чума» нового тысячелетия заполнила каждый город, заползла в каждый дом. Люди, ещё недавно смеющиеся и плачущие над своими проблемами, превращались в слюнявые ни на что не реагирующие «растения». Тела и разум были повреждены настолько, что восстановить их было уже не возможно. Мало того, они продолжали разрушаться даже после того, как с них снимали клавис.

Я сразу понял, в чём дело.

Они ослабили контроль, упустили его. Их мысли поехали в другую сторону, переключились на что-то другое — и всё. Освобождённая энергия без контроля превращалась в хаос, и этот хаос разрушал человека с невероятной быстротой.

Но это было ещё не самое страшное.

Самое страшное — это люди, заснувшие с работающим клависом.

Я сам видел таких людей. Вернее, существ. Потому что назвать их людьми уже нельзя. Синеватые, оплывшие к низу, с бесформенным телом, руки-отростки и лысые головы без лиц. Только широкая зубастая пасть, которая пожирает всё, что находит на своём пути — вот во что превращались люди за несколько часов сна.

Родственники этих людей проклинают меня, жгут на площадях транспаранты с моими фотографиями, подсылают убийц.

Что я могу им ответить? Я не знал? Я не хотел?

Глупо.

Пси-фактор. Я должен был учесть его. Должен!

Но не учёл. И теперь он мстит мне. Мстит разнообразностью своих видов.

Недавно ко мне явился визитёр — молодой спортсмен. Сумел пробиться через охрану и даже через бдительную экономку. Он пришёл, чтобы порадовать меня новостью. Оказывается, он нашёл новое применение моему изобретению — трансформация тела в супертело.

У него была травма колена, и он купил клавис, чтобы быстро вернуть себе форму. А потом решил рискнуть: во время тренировок надел клавис и стал управлять энергетическими потоками, заставляя их накачивать мышцы и ещё больше растягивать сухожилия. Нет, как супермен он летать не научился, но сила и гибкость у него появились просто нечеловеческие.

Услышав это известие, я лишь грустно рассмеялся. Я знал, что кто-нибудь догадается так использовать клавис.

А где-то недели две назад ко мне ворвался давний приятель, доктор физических наук, и свалил мне на стол кипу исписанных листов. Из его бурного рассказа я понял, что вчера вечером он сидел и, как всегда, лечил клависом свою пошаливающую печень, но как-то неожиданно мысли свернули на размышления о его последней научной работе. И на него нашло озарение: он понял, что и как нужно делать. А потом, выражаясь его словами, он будто «вышел из себя». Он видел себя, сидящего в кресле, со стороны, видел все предметы насквозь, мог проходить сквозь стены, преодолевать любые расстояния, он был способен рассмотреть движение электронов в каждом атоме, видел магнитные поля…

Очнувшись, он записал всё, что увидел, и тут же помчался ко мне.

Сказать, что я забеспокоился, значит не сказать ничего. Я направил его на полное обследование, и взял с него слово, что тот ни под каким видом больше не возьмётся повторять проделанный эксперимент.

По всему выходило, что высвобождённая энергия способна была влиять не только на тело, но и на разум, и если разум достаточно сильный, то она была способна увести его в немыслимые дали. Я боялся тех последствий, которые могли наступить. И не напрасно.

Через неделю моего приятеля нашли дома. Он сидел в кресле с работающим клависом в руках, неподвижный, остывший, не живой. Именно так — не живой. Потому что и по-настоящему мёртвым он тоже не был. Ничто в его теле не функционировало, ни одна клетка. Кроме головного мозга. Подобной энцефалограммы я никогда ещё не видел — приборы зашкаливало, а потом они вовсе вышли из строя.

Ещё через несколько дней отключился мозг. Видимо, мой приятель «вышел из себя» окончательно и не нашёл дороги обратно. К сожалению, это не единственный случай.

Вчера же мне позвонили из министерства обороны, договорились о встрече. Я знаю, что им нужно. Спортсмен-экспериментатор не единственный, кто додумался упражняться с клависом подобным образом. Теперь они хотят законно прибрать к рукам меня вместе со всеми моими разработками, чтобы не утекли за рубеж. Кого они там готовят? Идеального солдата? Психическое оружие, способное незаметно разрушать страны изнутри? Или ещё что-нибудь?

Я думал, что создал панацею, а создал ещё одну бомбу. Я хотел дать людям ключ от всех болезней, хотел вылечить их. Но слишком поздно понял, что лечить их нужно начинать с другой стороны. Слишком поздно…

Мне кажется, я что-то сдвинул в слаженной системе, расшатал мир. Неотвратимо, неизбежно, безвозвратно. И если разум способен постигать любые пространства, то, наверное, он сможет постигнуть и это? Может, я смогу увидеть, что именно я натворил? Да, для этого мне придётся «выйти из себя», выйти окончательно. Но, быть может…

Я надеваю клавис на шею, замыкаю шнур.

Быть может, я смогу что-то исправить, кому-то подсказать, помочь.

Я всё понимаю: это призрачный шанс. Вероятность успеха стремится к нулю. Но мне уже нечего терять. Я хватаюсь за соломинку.




Преслер М. aka Mari-ka
11 октября 2010 г



© Copyright: Мария Преслер, 2014

Регистрационный номер №0184955

от 31 января 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0184955 выдан для произведения: — Доктор, напоминаю, что сегодня в семь часов у вас встреча с заместителем министра обороны.

— Спасибо, милая, — улыбаюсь я. — До вечера я буду работать, так что никого со мной не соединяй.

— Хорошо, доктор, — и девушка тихо прикрывает за собой дверь.

Моя экономка продолжает называть меня доктором, хотя я уже давно не практикую. Мне нравится, когда она так говорит. Это как улыбка прошлого, в котором я молодой учёный, одержимый идеей, искал и экспериментировал. Жизнь кипела, и всё было впереди: мои открытия, мои победы и — мои разочарования. Сейчас же я стал легендой. Нет, не так — Легендой! Я уже не принадлежу себе. Моя жизнь обсасывается со всех сторон в книгах с миллионными тиражами, моё имя значится в каждом учебнике по истории и медицине, им называют детей и на него же сыплют проклятья. Я думал, что так бывает только с уже умершими, с теми, кого нельзя спросить, с теми, кто ушёл навсегда. Но я-то ещё здесь, я ещё жив. Впрочем…

Выдвигаю верхний ящик стола, цепляю пальцами тонкий серебристый шнур, кладу на стол. Смотрю на круглый медальон с выгравированной латинской буквой «С».

Клавис — ключ к исцелению от всех болезней, крах фармацевтики и практической медицины. Результат моих многолетних трудов.

С появлением этого чудо-прибора для того, чтобы избавится от любой болезни, будь то простуда или рак головного мозга, не нужны таблетки, уколы, химиотерапия или вмешательство хирурга. Достаточно всего три вещи: точная диагностика, клавис и неукоснительное исполнение пациентом инструкций врача. Ведь этот аппарат, испуская волны определённой частоты, воздействует на организм человека, активизирует точки сосредоточения энергии. Индусы назвали бы их чакрами, китайцы — хранилищем ци. Суть не в названии, а в том, что эти точки, активизируясь, «открываются», высвобождают потаённые резервы человека — невероятную энергию, которая, будучи направлена в нужное русло, способна творить настоящие чудеса. Она способна восстанавливать поражённые опухолью клетки и нервные окончания — так, что безнадёжно больные уже через несколько месяцев выходят из больницы абсолютно здоровыми. Она способна быстро наращивать кости и любые ткани — так, что люди с недавно оторванными конечностями уже через несколько недель двигаются как прежде.

Не чудо ли? Несомненно — чудо. Только клавис — это не панацея, а ключ. И этому ключу требуется твёрдая рука. Энергии требуется контроль.

Человек, надевающий клавис, обязан думать только о своей болезни, представлять, как рассасываются в почках камни или как затягивается язва желудка. Только так он может дать энергии направление, настроить её на лечение. Два часа бдительного самоконтроля в сутки — не более. Желательно с перерывами. И контроль даёт результаты.

В том случае, когда пациент без сознания или в сознании, но не способен контролировать процесс лечения, этим занимается его врач. Это отнимает гораздо больше сил, и результаты гораздо слабее, но, тем не менее, они есть.

Открытие вскружило мне голову настолько, что я упустил главное — пси-фактор. Я не думал, что всё так обернётся. Ведь в лаборатории и в госпитале при институте опыты давали только положительные результаты. Там были люди, которым уже нечего терять, они каждый день смотрели в глаза смерти, поэтому и хватались за призрачный шанс успеха, как за спасительную соломинку. Они не хотели умирать и делали всё, как я говорил. И шли на поправку.

Именно эти люди сейчас крестят детей моим именем и называют меня Спасителем.

Что я могу сказать им на это? Как объяснить им, что я просто делал свою работу? И стоит ли вообще что-либо говорить?

Не стоит.

Быть может, если бы мне дали время, я довёл бы эксперимент до конца и нашёл бы ошибку, понял. Но времени мне не дали.

Совет директоров настоял на запуске клависа в производство. Сначала — только для больниц. Потом — в массовое производство для потребителя.

Повсеместно начали открываться курсы, обучающие самоконтролю, потому что при приобретении аппарата человек должен был обязательно сдавать тест. Я утешал себя, что это поможет. Утешал, потому что подсознание не давало мне покоя, грызло меня, говоря, что я что-то упустил. Пси-фактор.

А потом началось.

«Чума» нового тысячелетия заполнила каждый город, заползла в каждый дом. Люди, ещё недавно смеющиеся и плачущие над своими проблемами, превращались в слюнявые ни на что не реагирующие «растения». Тела и разум были повреждены настолько, что восстановить их было уже не возможно. Мало того, они продолжали разрушаться даже после того, как с них снимали клавис.

Я сразу понял, в чём дело.

Они ослабили контроль, упустили его. Их мысли поехали в другую сторону, переключились на что-то другое — и всё. Освобождённая энергия без контроля превращалась в хаос, и этот хаос разрушал человека с невероятной быстротой.

Но это было ещё не самое страшное.

Самое страшное — это люди, заснувшие с работающим клависом.

Я сам видел таких людей. Вернее, существ. Потому что назвать их людьми уже нельзя. Синеватые, оплывшие к низу, с бесформенным телом, руки-отростки и лысые головы без лиц. Только широкая зубастая пасть, которая пожирает всё, что находит на своём пути — вот во что превращались люди за несколько часов сна.

Родственники этих людей проклинают меня, жгут на площадях транспаранты с моими фотографиями, подсылают убийц.

Что я могу им ответить? Я не знал? Я не хотел?

Глупо.

Пси-фактор. Я должен был учесть его. Должен!

Но не учёл. И теперь он мстит мне. Мстит разнообразностью своих видов.

Недавно ко мне явился визитёр — молодой спортсмен. Сумел пробиться через охрану и даже через бдительную экономку. Он пришёл, чтобы порадовать меня новостью. Оказывается, он нашёл новое применение моему изобретению — трансформация тела в супертело.

У него была травма колена, и он купил клавис, чтобы быстро вернуть себе форму. А потом решил рискнуть: во время тренировок надел клавис и стал управлять энергетическими потоками, заставляя их накачивать мышцы и ещё больше растягивать сухожилия. Нет, как супермен он летать не научился, но сила и гибкость у него появились просто нечеловеческие.

Услышав это известие, я лишь грустно рассмеялся. Я знал, что кто-нибудь догадается так использовать клавис.

А где-то недели две назад ко мне ворвался давний приятель, доктор физических наук, и свалил мне на стол кипу исписанных листов. Из его бурного рассказа я понял, что вчера вечером он сидел и, как всегда, лечил клависом свою пошаливающую печень, но как-то неожиданно мысли свернули на размышления о его последней научной работе. И на него нашло озарение: он понял, что и как нужно делать. А потом, выражаясь его словами, он будто «вышел из себя». Он видел себя, сидящего в кресле, со стороны, видел все предметы насквозь, мог проходить сквозь стены, преодолевать любые расстояния, он был способен рассмотреть движение электронов в каждом атоме, видел магнитные поля…

Очнувшись, он записал всё, что увидел, и тут же помчался ко мне.

Сказать, что я забеспокоился, значит не сказать ничего. Я направил его на полное обследование, и взял с него слово, что тот ни под каким видом больше не возьмётся повторять проделанный эксперимент.

По всему выходило, что высвобождённая энергия способна была влиять не только на тело, но и на разум, и если разум достаточно сильный, то она была способна увести его в немыслимые дали. Я боялся тех последствий, которые могли наступить. И не напрасно.

Через неделю моего приятеля нашли дома. Он сидел в кресле с работающим клависом в руках, неподвижный, остывший, не живой. Именно так — не живой. Потому что и по-настоящему мёртвым он тоже не был. Ничто в его теле не функционировало, ни одна клетка. Кроме головного мозга. Подобной энцефалограммы я никогда ещё не видел — приборы зашкаливало, а потом они вовсе вышли из строя.

Ещё через несколько дней отключился мозг. Видимо, мой приятель «вышел из себя» окончательно и не нашёл дороги обратно. К сожалению, это не единственный случай.

Вчера же мне позвонили из министерства обороны, договорились о встрече. Я знаю, что им нужно. Спортсмен-экспериментатор не единственный, кто додумался упражняться с клависом подобным образом. Теперь они хотят законно прибрать к рукам меня вместе со всеми моими разработками, чтобы не утекли за рубеж. Кого они там готовят? Идеального солдата? Психическое оружие, способное незаметно разрушать страны изнутри? Или ещё что-нибудь?

Я думал, что создал панацею, а создал ещё одну бомбу. Я хотел дать людям ключ от всех болезней, хотел вылечить их. Но слишком поздно понял, что лечить их нужно начинать с другой стороны. Слишком поздно…

Мне кажется, я что-то сдвинул в слаженной системе, расшатал мир. Неотвратимо, неизбежно, безвозвратно. И если разум способен постигать любые пространства, то, наверное, он сможет постигнуть и это? Может, я смогу увидеть, что именно я натворил? Да, для этого мне придётся «выйти из себя», выйти окончательно. Но, быть может…

Я надеваю клавис на шею, замыкаю шнур.

Быть может, я смогу что-то исправить, кому-то подсказать, помочь.

Я всё понимаю: это призрачный шанс. Вероятность успеха стремится к нулю. Но мне уже нечего терять. Я хватаюсь за соломинку.




Преслер М. aka Mari-ka
11 октября 2010 г



Рейтинг: +1 212 просмотров
Комментарии (4)
Игорь Фомин # 31 января 2014 в 20:39 0
Я не придираюсь, я высказываю свою точку зрения.
В целом понравилось.
Не понятно при чем здесь ПСИ ФАКТОР. Только в общем понимании, типа (Пси-фактор - общий термин, используемый в парапсихологии для обозначения паранормальных явлений, а также парапсихических способностей людей и животных.)
Но аппарат предполагал такую возможность. Или неумение контролировать развитие, данное возможностями аппарата.
На мой взгляд аппарат доктора и Пси фактор не состыковались. Природу воздействия аппарата доктор знает, а природа Пси фактора доктором не пояснена, что же он всё-таки имел ввиду говоря о Пси факторе. Получился рассказ из серии "Верти мне люди". Хотя основная идея, использование изобретений, открытий науки в обществе отображена.
Творческих удач. ФИ
Мария Преслер # 1 февраля 2014 в 16:15 0
Игорь, большое вам спасибо ))
Под пси-фактором и я, как автор, и доктор понимали не общераспространённое значение из парапсихологи. В данном контексте, пси-фактор - это то, что двигало смертельно больных, потерявших уже всякую надежду людей, то, что им помогало правильно использовать клавис. У смертельно, неизлечимо больных было иное понимание вещей, более глубинное, отчаянное осознание. Чего не было у простых людей.
Серов Владимир # 31 января 2014 в 21:14 0
Всё, как всегда! И камни благих намерений мостят дорогу в ад! yesyes
Мария Преслер # 1 февраля 2014 в 16:17 0
Увы, это так ) Спасибо за отзыв!