ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФантастика → Комета Лодорра. Зеркало Судьбы ч.1

Комета Лодорра. Зеркало Судьбы ч.1

12 июня 2017 - Анна Магасумова
article387919.jpg

 Белая ворона
 
«Как туманы осенние белая,
Не такая как всё вороньё…
Разве я виновата, что белая,
Я такая на свет родилась»

(Ю.Рыбчинский)

Старинное зеркало Бохаи  — реликвию семьи Дохарэ по наследству получила Дания — восьмой член экипажа лодоррян.  Клан Дохарэ был самым  уважаемым на Лодорре.  Издавна из него выходили выдающиеся государственные деятели, которые по праву входили в правительство.
Данию с детства готовили для работы в управленческом штате. Для неё выбрали сферу межгалактического взаимовыгодного сотрудничества, проще говоря, торговли.
Но Дания оказалась белой вороной. Не только в смысле особенностей, но и вполне реальной. Близкие считали девушку странной и непонятной.
Дания не только занималась спортом, но и танцевала,  пела, и играла на оргафоне.(1)  У неё  это хорошо получалось. Девушка обладала гибкой пластикой, а голос  был мягким, чистым, широкого диапазона. Дания могла бы сделать  сольную  карьеру, но у неё были другие планы, с которыми  ни с кем не делилась. Близких друзей и подруг у неё не было. Да и кто обратит внимание на странно одетую молодую  девву.
Если молодёжь одевалась  ярко, то любимым цветом  Дании был белый, цвет  траура на Лодорре. И что более непонятно  — свои  чудесные чёрные волосы  она прикрывала белым  платком. Хотя платки носили женщины постарше, но даже они однотонным предпочитали разноцветные. Так что Дания  выделялась на фоне красочно одетых лодоррянок.
Она не гордилась своими странностями и не пыталась соответствовать стандартам. Отец Дании, Светозар Дохарэ, входивший в правительственный  Совет,  возмущался:
— Не дочь, а белая ворона!
Вороны были почётными и любимыми птицами на Лодорре, только чёрные, белых никто никогда не видел.
Дочь Светозар любил, но её увлечений не признавал. Мать — Светана из клана Ногарэ, молчала, только с укоризной  качала головой. В ответ на замечания девушка говорила:
— Я не буду соответствовать вашим стандартам! Очень сложно петь соловьём, ощущая себя белой вороной.
Спокойствие отца было на пределе.
— Дана! Никто тебя не просит петь соловьём, ты же не профессиональная певица! Соблюдай семейные традиции!
Но Дания была непреклонна.
— Как не певица? Я пою и буду петь! Не отступлю от своих принципов и   добьюсь успеха! Я вулкан, я всё смету на своём пути! Всё, что мне мешает, мне же и поможет!
Зарина, мать Светозара,  только посмеивалась:
— Дания — как и мой Светик в молодости. Что сказал, на что настроился, обязательно сделает! Ему преграды были не помеха, только злее становился и лез напролом. Не мешайте девочке! Она сама поймёт, что ей нужно.
Дания обнимала Зарину, для неё просто Зару.
—  Бэбэ!
Бэбэ или  Дэдэ, — так обращались к старшим по возрасту близким родственникам.
— Только ты меня понимаешь, Бэбэ.
—  Дана-ниета! (2) Понимаю, сочувствую! Но и смысл жизни найти нужно, — Зарина беспокоилась за будущее Дании.
— Как давно это было! — вздохнула женщина.
Она занималась вопросами психологии и соционики — взаимоотношениями в обществе в целом, мини и мегаколлективах в частности. Но главным направлением её работы были исследования с целью устранения и недопущение конфликтов между сотрудниками в замкнутом пространстве.
Вот поэтому Дания попала в звёздную экспедицию вне конкурса и даже без рекомендаций. О её деятельности было известно далеко за пределами Лодорры. Дания была самой  старшей и самой опытной среди женского персонала кометолёта.
Дания и Алиада очень подружились. Дания по-матерински взяла шефство над молодой командоршей. Алиаде было приятна поподобная опека. Члены родственного  ей клана Могарэ — второго по могуществу на Лодорре, были не склонны к выражению чувств. Вели себя надменно, вычурно, детей воспитывали строго и не признавали непослушания.
Мать и отец Алиады, Борхэ и Надия Могарэ, были исследователями Космоса, девушке ничего не оставалось как следовать их путём. Алиада безропотно приняла свою судьбу и не стала идти против воли родителей. Но теплоты взаимоотношений и родительской любви ей с детства не хватало. А вот Дания соответствовала своему статусу белой вороны, поступала по-своему.
Перед самым отлётом Светана подарила дочери на удачу  оберег клана Ногарэ — «Лиса и Ворон».


Дания смотрела на него и вспоминала своих  родителей, любимую Бэбэ.  Но своих чувств никогда никому не показывала.
  «Единственная вещь, которая делает жизнь возможной, — это постоянная и невыносимая неопределённость; незнание того, что будет дальше»

(Урсула де Гуин)
— Где же приземлилась капсула-челнок Дании? — переживала Алиада за старшую подругу.
А Дания оказалась в параллельном мире, на планете Ялмез.
Ледяное безмолвие
«…Если дела перестают приносить тебе пользу — впитывай информацию. Если информация перестаёт  приносить пользу — спи».

(Урсула де Гуин)
Дании повезло меньше всех. Её забросило в мир совсем не похожий ни на один из известных лодоррянам. Мир холода и вечных льдов, чёрно-белый мир планеты Ялмез.
На чёрном небе белое светило,
Зима и льды, что так невыносимо,
И люди жили под землёй, в туннелях,
Не зная солнца и жары на самом деле.

(стихи автора)
И если бы не зеркало Бохаи, Дания, возможно, пропала, так и заблудилась бы среди льдов,  хотя  первые лодорряне прибыли с планеты Тея и освоились  в суровых климатических  условиях Лодорры. Первое время  скрывались  глубоко под землёй, построив подземные города. (3) Дания видела перед собой белое ледяное пространство с отдельными ледяными глыбами, чуть меньше роста взрослого лодоррянина.  И белые остроконечные  горы, возвышавшиеся вдали.
Встроенный в браслет термометр показал: — 10, — 11, — 12. Температура быстро снижалась. Дания  ничего не чувствовала, ведь её комби из соликона всегда поддерживал нужную для лодоррян температуру +17. Наука Лодорры шагнула далеко вперёд. И даже в безвоздушном пространстве лодоррянин смог бы продержаться довольно долго.
К тому же, Дания впала в лунное состояние. Лунное состояние — это такой период в жизни лодоррянина, когда процессы жизнедеятельности замедляются, а внутреннее состояние близко к равновесию. (3) Дания была спокойна. Она повторяла присказку бэбэ Зары:
— Нече во жизе ни може втолкне зо седе.
Что переводилась так:
«Ничто нас в жизни не может вышибить из седла».
У семейства Богарэ, к которому принадлежала Дания, была легенда. На планете Тея, откуда прилетели первые поселенцы на Лодорру, водились редкие животные — единороги. Они подпускали к себе только молодых девушек. Бэбэ Зара тогда  была совсем юной и отличной наездницей. О такой встрече она рассказывала внучке.
А ещё бэбэ говорила:
» Лунатэ  ноче и варне рисе всегдо бытэ кстато»/»Лунная ночь и варёный рис всегда бывают кстати». (4)
Рис для лодоррян — один из основных продуктов питания, как картофель на Земле. Несколько тюбиков с жидкой рисовой кашей с разными наполнителями были в поясной сумочке Дании. Она достала один, хотя голодной не была, но каша с момюзи (5) придала силы.
Лунное состояние предохраняло  от перевозбудимости и помогло Дании расслабиться. Чувства девушки  притупились, но она была сосредоточена на обзоре местности.
Но положение Дании осложнилось тем, что резко снижалась температура. Такие перепады были обычными на планете, представлявший огромный белый континент, покрытый льдом и снегом. Континент, очень похожий на земную Антарктиду.
Только утром и днём температура колебалась от  0 до + 8, к вечеру и ночью —  от 0 до — 30. Такого перепада температур не выдержит  не только человек, но и  лодоррянин-космолётчик, привыкший к перегрузкам. Кроме того, поднялся  падающий  ветер — плотный и холодный воздушный поток, направлялся вниз по склонам с  ледяной поверхности и  с  горных белых перевалов. Стоковый ветер нисходящими струями холодного воздуха в кучевых облаках обдувал куполообразный рельеф планеты Ялмез.


Подобный ветер на  Земле называют кабатическим,  от греч.  «катабасис» —  спуск, снижение.  Эти устойчивые ветра южных направлений возникают на достаточно крутых склонах ледникового щита вследствие охлаждения слоя воздуха у поверхности льда и он под действием силы тяжести стекает вниз по склону.
Максимальной силы стоковые ветра достигают антарктической зимой —  с апреля по ноябрь они дуют почти непрерывно круглые сутки, с ноября по март — в ночные часы или когда Солнце находится низко над горизонтом. Летом в дневные часы благодаря прогреву приповерхностного слоя воздуха солнцем стоковые ветры у побережья прекращаются.
Не все ветра, дующие вниз по склону, являются катабатическими. Например, такие ветра, как фён, шинук или бергвинд, являются ветрами дождевых теней. При подъёме с наветренной стороны горного хребта воздух теряет влагу и спускается с подветренной стороны сухим и тёплым.
Катабатический же ветер приносит к подножию гор похолодание. Иногда такой ветер достигает ураганных скоростей — в сухих долинах Мак-Мёрдо они разгоняются до 320 км/ч.
Падающие ветра известны во многих горных странах и побережьях. В Норвегии такой ветер называется эльвегуст, в Рио-де-Жанейро — терре-альтос, в Японии —  ороси, на юге Калифорнии —  ветер Санта-Ана. Наиболее чётко выраженными являются бора, ледниковый ветер, стоковый ветер, мистраль и другие.

«Ветер, ветер! Ты могуч!»
(А.С.Пушкин)
Вслед за ветром начался ледяной дождь.  Воздух сразу  стал влажным, если бы Дания не была в специальном комбинезоне — комби, она бы не просто промокла, а превратилась в ледяную статую.
— Так вот, что представляют ледяные глыбы, — подумала девушка. — Значит, на планете есть люди. Только вот, где они?
Даже особое зрение лодоррян — открывающийся в самых крайних случаях третий глаз, не способен был разглядеть жилища людей. На поверхности их не было.
Дождь сменился ледяной метелью, а ветер превратился в  ураган, поднявший и закруживший  необычные снежинки — шарики  величиной с ноготь большого пальца, а он у лодоррян был таким же, как и у землян.
Браслет Дании, представлявший мини-передачник и космо/прибор, показал, что ледяной покров и снег — это  пресная вода.
— От жажды не умру. Да и вообще, не умру! — категорично, сама себе заявила Дания. —  По-видимому, я попала на полюс холода,  в точку самой низкой относительной влажности воздуха, самого сильного и продолжительного ветра и самой интенсивной солнечной радиации.
Действительно, радиационный фон зашкаливал. Когда Дания настроила браслет на показатель уровня радиации, то прибор даже слегка завибрировал.

.
Такого ещё опытный кометолетчик, как Дания, нигде ни на одной известной ей планете не встречала. Главное, что наибольший уровень радиации был в в центре ледяного вихря, в который попала Дания. Ей  в комби радиация была не страшна, а на голове у неё, как только спустилась на землю планеты, сфокусировалась специальная каска, такая, что Дания стала в ней похожа на женщину-кис, земную кошку.

Учёные  Земли установили  предельно допустимое фоновое излучение от природных источников, которое считается приемлемым — 0,57 мкЗв/час.  В среднем на Земле радиоактивный фон колеблется в пределах 0,11 — 0,16 мкЗв/час. Это нормальный фон радиации.
Например, измерения радиационного фона на улицах Москвы  показали, что он находится в диапазоне от 8 до 12 микрорентген в час. На горных вершинах, где защитные свойства атмосферы ниже, чем в населённых пунктах,  расположенных ближе к уровню мирового океана, показатели ионизирующего излучения иногда выше московских значений даже в 5 раз! Также уровень радиационного фона значительный    в местах, где воздух перенасыщен пылью и песком с высоким содержанием тория, урана.(6)
Например, смертельная доза ионизирующего излучения для землянина,  равная 600 рад (600 бэр), для лодоррянина несколько выше, раза в два. (7) Так организм настроен.
«Самое важное — это не результат  поиска, а сам поиск. Правда должна открываться понемногу. Если тебе предоставить её  целиком, ты можешь просто не принять её»

(Урсула де Гуин)
Пока Дания не знала, что жители планеты, на которую она попала,  находятся под землёй.  Ей помогло зеркало Бохаи — талисман семьи Дохарэ. Оно было небольшим, Дания  закрепила его на цепочку и дома постоянно носила в сумочке. В экспедиции с ним не расставалась.  И сейчас зеркало было с ней.
Дания сделала несколько шагов по Ледниковой планете, как она её назвала, и споткнулась о небольшой уступ. Женщина удержалась на ногах, сказывались годы тренировки, но от потрясения, неожиданно, а может и нет, среагировало зеркало. Оно выпустило серебристый луч

.
Ледяное покрытие под ногами стало раскрываться и через несколько минут перед Данией предстали двое в скафандрах. Она не испугалась, сразу поняла, что это подземные жители.  Фигуры были вполне человеческие, если не считать вполне привычных для кометолетчиков одеяний. Дания услышала мелодичный голос,   позвучавший в её голове.
Настроив браслет на языковой частоте, сразу же поняла, что ей говорят.
— Как вы сюда попали? Кто вы? Откуда?
Дания включила мини-передатчик и настроила его на телепатическую связь.
Росчерк кометы, как будто царапина.
Взрывы беззвучные в пламени ядерном —
Будто бы мною ОНА нарисована
Звёздочка яркая, звёздочка новая

(Андрей Писной)
Рассказ был подробным, но не очень длинным, объяснившим, как она сюда попала. В ответ услышала мужской голос:
—  Добро пожаловать на планету Ялмез!  Меня зовут Алан. А это моя  сестра Велна.

 
(1) оргафон — музыкальный инструмент на Лодорре, нечто среднее между земным органом и фортепиано. По размеру небольшой, напоминает гитару, только прямоугольную, можно носить в футляре
(2) Бэбэ — бабушка; Дэдэ — дедушка; Ниета (nieta) — внучка на испанском языке
(3) читайте: «Комета Лодорра. Привет из прошлого» ч.6 
(4) Японское изречение  
(5) момюзи — изюм на Лодорре, сушеный даргонив/виноград
(6) читайте: «Какой уровень радиации является безопасным?»
(7)  Бэр, биологический эквивалент рентгена, —  устаревшая внесистемная единица измерения эквивалентной дозы. До 1963 года эта единица понималась как «биологический эквивалент рентгена», в этом случае 1 бэр соответствует такому облучению живого организма данным видом излучения, при котором наблюдается тот же биологический эффект, что и при  дозе гамма-излучения в 1 рентген

© Copyright: Анна Магасумова, 2017

Регистрационный номер №0387919

от 12 июня 2017

[Скрыть] Регистрационный номер 0387919 выдан для произведения:

 Белая ворона
 
«Как туманы осенние белая,
Не такая как всё вороньё…
Разве я виновата, что белая,
Я такая на свет родилась»

(Ю.Рыбчинский)

Старинное зеркало Бохаи  — реликвию семьи Дохарэ по наследству получила Дания — восьмой член экипажа лодоррян.  Клан Дохарэ был самым  уважаемым на Лодорре.  Издавна из него выходили выдающиеся государственные деятели, которые по праву входили в правительство.
Данию с детства готовили для работы в управленческом штате. Для неё выбрали сферу межгалактического взаимовыгодного сотрудничества, проще говоря, торговли.
Но Дания оказалась белой вороной. Не только в смысле особенностей, но и вполне реальной. Близкие считали девушку странной и непонятной.
Дания не только занималась спортом, но и танцевала,  пела, и играла на оргафоне.(1)  У неё  это хорошо получалось. Девушка обладала гибкой пластикой, а голос  был мягким, чистым, широкого диапазона. Дания могла бы сделать  сольную  карьеру, но у неё были другие планы, с которыми  ни с кем не делилась. Близких друзей и подруг у неё не было. Да и кто обратит внимание на странно одетую молодую  девву.
Если молодёжь одевалась  ярко, то любимым цветом  Дании был белый, цвет  траура на Лодорре. И что более непонятно  — свои  чудесные чёрные волосы  она прикрывала белым  платком. Хотя платки носили женщины постарше, но даже они однотонным предпочитали разноцветные. Так что Дания  выделялась на фоне красочно одетых лодоррянок.
Она не гордилась своими странностями и не пыталась соответствовать стандартам. Отец Дании, Светозар Дохарэ, входивший в правительственный  Совет,  возмущался:
— Не дочь, а белая ворона!
Вороны были почётными и любимыми птицами на Лодорре, только чёрные, белых никто никогда не видел.
Дочь Светозар любил, но её увлечений не признавал. Мать — Светана из клана Ногарэ, молчала, только с укоризной  качала головой. В ответ на замечания девушка говорила:
— Я не буду соответствовать вашим стандартам! Очень сложно петь соловьём, ощущая себя белой вороной.
Спокойствие отца было на пределе.
— Дана! Никто тебя не просит петь соловьём, ты же не профессиональная певица! Соблюдай семейные традиции!
Но Дания была непреклонна.
— Как не певица? Я пою и буду петь! Не отступлю от своих принципов и   добьюсь успеха! Я вулкан, я всё смету на своём пути! Всё, что мне мешает, мне же и поможет!
Зарина, мать Светозара,  только посмеивалась:
— Дания — как и мой Светик в молодости. Что сказал, на что настроился, обязательно сделает! Ему преграды были не помеха, только злее становился и лез напролом. Не мешайте девочке! Она сама поймёт, что ей нужно.
Дания обнимала Зарину, для неё просто Зару.
—  Бэбэ!
Бэбэ или  Дэдэ, — так обращались к старшим по возрасту близким родственникам.
— Только ты меня понимаешь, Бэбэ.
—  Дана-ниета! (2) Понимаю, сочувствую! Но и смысл жизни найти нужно, — Зарина беспокоилась за будущее Дании.
— Как давно это было! — вздохнула женщина.
Она занималась вопросами психологии и соционики — взаимоотношениями в обществе в целом, мини и мегаколлективах в частности. Но главным направлением её работы были исследования с целью устранения и недопущение конфликтов между сотрудниками в замкнутом пространстве.
Вот поэтому Дания попала в звёздную экспедицию вне конкурса и даже без рекомендаций. О её деятельности было известно далеко за пределами Лодорры. Дания была самой  старшей и самой опытной среди женского персонала кометолёта.
Дания и Алиада очень подружились. Дания по-матерински взяла шефство над молодой командоршей. Алиаде было приятна поподобная опека. Члены родственного  ей клана Могарэ — второго по могуществу на Лодорре, были не склонны к выражению чувств. Вели себя надменно, вычурно, детей воспитывали строго и не признавали непослушания.
Мать и отец Алиады, Борхэ и Надия Могарэ, были исследователями Космоса, девушке ничего не оставалось как следовать их путём. Алиада безропотно приняла свою судьбу и не стала идти против воли родителей. Но теплоты взаимоотношений и родительской любви ей с детства не хватало. А вот Дания соответствовала своему статусу белой вороны, поступала по-своему.
Перед самым отлётом Светана подарила дочери на удачу  оберег клана Ногарэ — «Лиса и Ворон».


Дания смотрела на него и вспоминала своих  родителей, любимую Бэбэ.  Но своих чувств никогда никому не показывала.
  «Единственная вещь, которая делает жизнь возможной, — это постоянная и невыносимая неопределённость; незнание того, что будет дальше»

(Урсула де Гуин)
— Где же приземлилась капсула-челнок Дании? — переживала Алиада за старшую подругу.
А Дания оказалась в параллельном мире, на планете Ялмез.
Ледяное безмолвие
«…Если дела перестают приносить тебе пользу — впитывай информацию. Если информация перестаёт  приносить пользу — спи».

(Урсула де Гуин)
Дании повезло меньше всех. Её забросило в мир совсем не похожий ни на один из известных лодоррянам. Мир холода и вечных льдов, чёрно-белый мир планеты Ялмез.
На чёрном небе белое светило,
Зима и льды, что так невыносимо,
И люди жили под землёй, в туннелях,
Не зная солнца и жары на самом деле.

(стихи автора)
И если бы не зеркало Бохаи, Дания, возможно, пропала, так и заблудилась бы среди льдов,  хотя  первые лодорряне прибыли с планеты Тея и освоились  в суровых климатических  условиях Лодорры. Первое время  скрывались  глубоко под землёй, построив подземные города. (3) Дания видела перед собой белое ледяное пространство с отдельными ледяными глыбами, чуть меньше роста взрослого лодоррянина.  И белые остроконечные  горы, возвышавшиеся вдали.
Встроенный в браслет термометр показал: — 10, — 11, — 12. Температура быстро снижалась. Дания  ничего не чувствовала, ведь её комби из соликона всегда поддерживал нужную для лодоррян температуру +17. Наука Лодорры шагнула далеко вперёд. И даже в безвоздушном пространстве лодоррянин смог бы продержаться довольно долго.
К тому же, Дания впала в лунное состояние. Лунное состояние — это такой период в жизни лодоррянина, когда процессы жизнедеятельности замедляются, а внутреннее состояние близко к равновесию. (3) Дания была спокойна. Она повторяла присказку бэбэ Зары:
— Нече во жизе ни може втолкне зо седе.
Что переводилась так:
«Ничто нас в жизни не может вышибить из седла».
У семейства Богарэ, к которому принадлежала Дания, была легенда. На планете Тея, откуда прилетели первые поселенцы на Лодорру, водились редкие животные — единороги. Они подпускали к себе только молодых девушек. Бэбэ Зара тогда  была совсем юной и отличной наездницей. О такой встрече она рассказывала внучке.
А ещё бэбэ говорила:
» Лунатэ  ноче и варне рисе всегдо бытэ кстато»/»Лунная ночь и варёный рис всегда бывают кстати». (4)
Рис для лодоррян — один из основных продуктов питания, как картофель на Земле. Несколько тюбиков с жидкой рисовой кашей с разными наполнителями были в поясной сумочке Дании. Она достала один, хотя голодной не была, но каша с момюзи (5) придала силы.
Лунное состояние предохраняло  от перевозбудимости и помогло Дании расслабиться. Чувства девушки  притупились, но она была сосредоточена на обзоре местности.
Но положение Дании осложнилось тем, что резко снижалась температура. Такие перепады были обычными на планете, представлявший огромный белый континент, покрытый льдом и снегом. Континент, очень похожий на земную Антарктиду.
Только утром и днём температура колебалась от  0 до + 8, к вечеру и ночью —  от 0 до — 30. Такого перепада температур не выдержит  не только человек, но и  лодоррянин-космолётчик, привыкший к перегрузкам. Кроме того, поднялся  падающий  ветер — плотный и холодный воздушный поток, направлялся вниз по склонам с  ледяной поверхности и  с  горных белых перевалов. Стоковый ветер нисходящими струями холодного воздуха в кучевых облаках обдувал куполообразный рельеф планеты Ялмез.


Подобный ветер на  Земле называют кабатическим,  от греч.  «катабасис» —  спуск, снижение.  Эти устойчивые ветра южных направлений возникают на достаточно крутых склонах ледникового щита вследствие охлаждения слоя воздуха у поверхности льда и он под действием силы тяжести стекает вниз по склону.
Максимальной силы стоковые ветра достигают антарктической зимой —  с апреля по ноябрь они дуют почти непрерывно круглые сутки, с ноября по март — в ночные часы или когда Солнце находится низко над горизонтом. Летом в дневные часы благодаря прогреву приповерхностного слоя воздуха солнцем стоковые ветры у побережья прекращаются.
Не все ветра, дующие вниз по склону, являются катабатическими. Например, такие ветра, как фён, шинук или бергвинд, являются ветрами дождевых теней. При подъёме с наветренной стороны горного хребта воздух теряет влагу и спускается с подветренной стороны сухим и тёплым.
Катабатический же ветер приносит к подножию гор похолодание. Иногда такой ветер достигает ураганных скоростей — в сухих долинах Мак-Мёрдо они разгоняются до 320 км/ч.
Падающие ветра известны во многих горных странах и побережьях. В Норвегии такой ветер называется эльвегуст, в Рио-де-Жанейро — терре-альтос, в Японии —  ороси, на юге Калифорнии —  ветер Санта-Ана. Наиболее чётко выраженными являются бора, ледниковый ветер, стоковый ветер, мистраль и другие.

«Ветер, ветер! Ты могуч!»
(А.С.Пушкин)
Вслед за ветром начался ледяной дождь.  Воздух сразу  стал влажным, если бы Дания не была в специальном комбинезоне — комби, она бы не просто промокла, а превратилась в ледяную статую.
— Так вот, что представляют ледяные глыбы, — подумала девушка. — Значит, на планете есть люди. Только вот, где они?
Даже особое зрение лодоррян — открывающийся в самых крайних случаях третий глаз, не способен был разглядеть жилища людей. На поверхности их не было.
Дождь сменился ледяной метелью, а ветер превратился в  ураган, поднявший и закруживший  необычные снежинки — шарики  величиной с ноготь большого пальца, а он у лодоррян был таким же, как и у землян.
Браслет Дании, представлявший мини-передачник и космо/прибор, показал, что ледяной покров и снег — это  пресная вода.
— От жажды не умру. Да и вообще, не умру! — категорично, сама себе заявила Дания. —  По-видимому, я попала на полюс холода,  в точку самой низкой относительной влажности воздуха, самого сильного и продолжительного ветра и самой интенсивной солнечной радиации.
Действительно, радиационный фон зашкаливал. Когда Дания настроила браслет на показатель уровня радиации, то прибор даже слегка завибрировал.

.
Такого ещё опытный кометолетчик, как Дания, нигде ни на одной известной ей планете не встречала. Главное, что наибольший уровень радиации был в в центре ледяного вихря, в который попала Дания. Ей  в комби радиация была не страшна, а на голове у неё, как только спустилась на землю планеты, сфокусировалась специальная каска, такая, что Дания стала в ней похожа на женщину-кис, земную кошку.

Учёные  Земли установили  предельно допустимое фоновое излучение от природных источников, которое считается приемлемым — 0,57 мкЗв/час.  В среднем на Земле радиоактивный фон колеблется в пределах 0,11 — 0,16 мкЗв/час. Это нормальный фон радиации.
Например, измерения радиационного фона на улицах Москвы  показали, что он находится в диапазоне от 8 до 12 микрорентген в час. На горных вершинах, где защитные свойства атмосферы ниже, чем в населённых пунктах,  расположенных ближе к уровню мирового океана, показатели ионизирующего излучения иногда выше московских значений даже в 5 раз! Также уровень радиационного фона значительный    в местах, где воздух перенасыщен пылью и песком с высоким содержанием тория, урана.(6)
Например, смертельная доза ионизирующего излучения для землянина,  равная 600 рад (600 бэр), для лодоррянина несколько выше, раза в два. (7) Так организм настроен.
«Самое важное — это не результат  поиска, а сам поиск. Правда должна открываться понемногу. Если тебе предоставить её  целиком, ты можешь просто не принять её»

(Урсула де Гуин)
Пока Дания не знала, что жители планеты, на которую она попала,  находятся под землёй.  Ей помогло зеркало Бохаи — талисман семьи Дохарэ. Оно было небольшим, Дания  закрепила его на цепочку и дома постоянно носила в сумочке. В экспедиции с ним не расставалась.  И сейчас зеркало было с ней.
Дания сделала несколько шагов по Ледниковой планете, как она её назвала, и споткнулась о небольшой уступ. Женщина удержалась на ногах, сказывались годы тренировки, но от потрясения, неожиданно, а может и нет, среагировало зеркало. Оно выпустило серебристый луч

.
Ледяное покрытие под ногами стало раскрываться и через несколько минут перед Данией предстали двое в скафандрах. Она не испугалась, сразу поняла, что это подземные жители.  Фигуры были вполне человеческие, если не считать вполне привычных для кометолетчиков одеяний. Дания услышала мелодичный голос,   позвучавший в её голове.
Настроив браслет на языковой частоте, сразу же поняла, что ей говорят.
— Как вы сюда попали? Кто вы? Откуда?
Дания включила мини-передатчик и настроила его на телепатическую связь.
Росчерк кометы, как будто царапина.
Взрывы беззвучные в пламени ядерном —
Будто бы мною ОНА нарисована
Звёздочка яркая, звёздочка новая

(Андрей Писной)
Рассказ был подробным, но не очень длинным, объяснившим, как она сюда попала. В ответ услышала мужской голос:
—  Добро пожаловать на планету Ялмез!  Меня зовут Алан. А это моя  сестра Велна.

 
(1) оргафон — музыкальный инструмент на Лодорре, нечто среднее между земным органом и фортепиано. По размеру небольшой, напоминает гитару, только прямоугольную, можно носить в футляре
(2) Бэбэ — бабушка; Дэдэ — дедушка; Ниета (nieta) — внучка на испанском языке
(3) читайте: «Комета Лодорра. Привет из прошлого» ч.6 
(4) Японское изречение  
(5) момюзи — изюм на Лодорре, сушеный даргонив/виноград
(6) читайте: «Какой уровень радиации является безопасным?»
(7)  Бэр, биологический эквивалент рентгена, —  устаревшая внесистемная единица измерения эквивалентной дозы. До 1963 года эта единица понималась как «биологический эквивалент рентгена», в этом случае 1 бэр соответствует такому облучению живого организма данным видом излучения, при котором наблюдается тот же биологический эффект, что и при  дозе гамма-излучения в 1 рентген

Рейтинг: +6 224 просмотра
Комментарии (2)
Лариса Соломонидина # 5 октября 2017 в 15:16 +1
АННУШКА! ТЫ НАСТОЯЩАЯ ФАНТАЗЁРКА!
Makarenkoff-&-Smirnova Co. # 4 февраля 2018 в 20:20 0
уххх, вот это начало, продолжим читать
Новости партнеров
Загрузка...

 

Популярная проза за месяц
126
121
100
90
89
85
85
82
81
79
77
73
72
70
69
69
68
68
66
61
59
59
59
Лета шик! 17 июня 2018 (Ветна)
58
58
Это июнь! 14 июня 2018 (Аида Бекеш)
56
56
56
50
40