ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Зелёные небеса. Глава вторая.

 

Зелёные небеса. Глава вторая.

article141413.jpg

                                                Глава вторая.

 

 

- Ну наконец-то! – хором сказали друзья, как только я появился на точке сбора. -  Ну ты собираться…

- Какие планы? – спросил я братву.

- Как какие? – хмыкнул Вовка Лаптев. – На дискач поедем, на деревне ловить нечего, так что по коням!

   Вовка тоже друг с детства, мой ровесник, чернявый и коротконогий, как говорит моя мамка, низкосракий. Но заводила и баламут ещё тот, душа компании. Рядом стоит его брат, Виталька, тот весной дембельнулся, говорит, служил где-то на корабле, или, по-морскому – «коробке», даже в море раз выходили, стреляли немного. Хороший парень, только в отличие от своего раздолбая – брателлы молчун, которых свет не видывал, постоянно серьёзный, ну а в драке вообще зверь, любого на тряпки порвёт. Несмотря на мелкий рост, широк в плечах, как квадрат ходячий.

Тут же стоит Саня, тоже в спортивном костюме, но не в таком блатном, как у меня, попроще. Братья Лаптевы в модных джинсовых костюмах – «варёнках», все без исключения в кроссовках на «липучках».

- Давайте в машину! – сказал Виталик, усаживаясь за руль.

    Старая «Жига-копейка» предмет его гордости, родаки подарили на дембель, мол, нормальному чуваку без машины никак. Синего цвета, мы сами её в мастерских с пультивизатора красили, залепив окна и фары старыми газетами. Неплохо получилось для первого раза, Веталю понравилось, несмотря на потёки краски по бортам, ещё бы – перед этим мы проклепали ржавое дырявое днище жестью, переварили пороги. Сами, как могли, не без подсказок моего бати перебрали движок, ну и поставили импортную автомагнитолу «Осака» с колонками от старого проигрывателя грампластинок. Всё, бабцеловка была готова, девки с соседних деревень велись на неё, как на дорогую иномарку, типа «Ауди 100», а то и круче. Но иномарки среди окрестных мужиков не жаловали по причине полного отсутствия запчастей к ним и опыта ремонта их хитрых начинок, в наших местах царил отечественный автопром.

 Уселись в машину, братаны вперёд, мы с Санькой сзади, Ветал дал побольше газа, и машина покатилась по улице. Вовка врубил магнитолу и в салоне зазвучал новый хит хриплоголосого Кая Метова.

- Позишен намбор ван! – подпел Вовка, опуская стекло в своей двери, правильно, пусть все слышат, что крутые перцы едут. – Говоришь не дам!

- Как с Викулей поступишь и теми хренами с бугра? – внезапно спросил Ветал, посмотрев на меня через зеркало заднего вида.

- Тёмную им хочу устроить! – ответил я ему. – Дня через три, чтобы участковый нас не выпас. Поможешь?

- В лёгкую! – ответил за него Вован, а Виталик кивнул, мол без проблем.

- А с Вичкой что потом? – поинтересовался Вовка. – Прибежит же!

- Да пошла она на хрен! – я достал сигарету и закурил. – Я ещё с шаболдами не мазался!

- Это правильно! – согласился тот. – Пива хочешь?

- Давай!

Вован протянул нам с Саней по чёрной банки с гордой надписью «BLACK DEAD». Открыл и хлебнул содержимое, резко закашлялся под смех братвы – это была водка.

- Какого хрена? – спросил я у ребят. – Это ж водяра!

- Да неужели? – ощерился Вован. – Новая мода пришла, с бутылок водку теперь пьют только лохи.

- А пиво есть?

- На! – тот протянул мне бутылку «Жигулёвского», во, это другое дело.

  Между тем выехали из деревни, и попёрли по старой асфальтированной дороги, одни ямы и трещины, больше шестидесяти не разогнаться, даже зная наизусть каждую щербину на дорожном полотне. Кая сменил Влад Сташевский, хорошая кассета у братанов, надо бы взять переписать. У них ещё пара плёнок с «техно» хитами заграничными есть, но надоели они, приелись.

 

    Сидел, прихлёбывал пивко из бутылки, закуривая сигареткой, слушая трёп пацанов. Базарили о какой-то Любке с Лесного, недавно, по ходу с ней и её подружками парни познакомились, пока я давал стране угля на своём зелёном комбайне, совсем отстал от жизни. Оказывается Саня тоже завёл себе зазнобу, ну по крайней мере пытается установить отношения, даже целовался с ней на днях. И молчит, балбес… Сердито взглянул на него, а тот лишь пожал плечами, мол, забыл совсем. Ну и ладно, пускай, а то он всё один и один, без подружки.

Наконец, въехали в город. Лазурск городом можно назвать с натяжкой, так, захолустье, обветшавшие дома да кривые заборы. Зато тут есть большой двухэтажный гастроном, кинотеатр и Дворец культуры, где по выходным проводили танцевальные вечера. А так же в центре города находился местный «Диснейленд», состоявший из трёх кривых и ржавых каруселей, работавших исключительно по большим праздникам.

 Ветал подрулил почти к самому входу к «дискачу», и мы важно вышли из машины, кося под бандитов с их «шестисотыми» мерседесами. Степенно поздоровались с местными парнями, курившими у входа. С ними был нейтралитет, как –то «старшаки» с нашего колхоза устроили здесь настоящее побоище, и теперь «зародинских» побаивались, предпочитая не связываться.

- Как обстановка? – спросил их Вовка. – Бабы есть?

- Да, с Лесного только подъехали три машины! – ответил рыжий парень в красном спортивном костюме.

- Да ладно! – поменялся в лице мой друг. – Точно с Лесного?

- Я на секунду глянуть! – сказал он суровой бабке билитёрше, та кивнула, и Вован сунул голдову за дверь. – Точно! Там наши тёлки, и Санина даже приехала!

- Во! – повеселел Санька. – Четыре билета!

Он протянул деньги билитёрше, и через пять секунд мы вошли в просторный зал. Вовсю гремел один из хитов «Эс оф Байс», народ зажигал в танце, мерцала светомузыка. Сразу подошли к группе из четырёх девушек, те увидели нас и заулыбались, плотная сисястая блондинка сразу повисла, визжа, на шее у Саньки.

- А что вы не сказали вчера, что сюда поедите? – пытаясь переорать музыку спросила не менее объёмистая рыжеволосая девчонка у Вовки.

- Да как-то спонтанно, - крикнул в ответ тот. – Мимо проезжали по делам, вот, зашли.

Парни уже вовсю танцевали со своими подругами, я же остался напротив симпатичной девушки, она явно стеснялась, видно, что та ещё скромняга. И совсем кстати заиграл «медляк», часть народа пошла во двор перекурить, ну а я, чувствуя себя как-то неловко, подошёл к девчонке.

- Потанцуем? – спросил я её, протягивая ладонь.

- Давай! – согласилась она, и мы, держась на «пионерском» расстоянии, во все добрые двадцать сантиметров, закружились в танце.

- Я Лёха! – представился я.

- А я Оля! – улыбнулась девушка.

Обычно в таких ситуациях я не терялся, шпарил по девчачьим ушам без умолку, а тут как язык проглотил, больно уж милая эта Оля, мордашка красивая, а глаза… У Викули глаза бесстыжие, улыбочка постоянная наглая, на язык острая, а эта девчонка совсем другая.

- Ты тоже с Лесного? – спросил я, не зная, что ещё сказать.

- Да, недавно переехала с Центра! – Оля посмотрела мне прямо в глаза и я совсем потерялся, аж коленки задрожали. Да что ж это такое? – А ты откуда?

- Мы с парнями из колхоза «За Родину!» - ответил ей. – И как тебе в Лесном?

- Хорошо, суеты нет, спокойно! – улыбнулась она. – У меня папа военный, вот мы с ним по стране и мотаемся. Тут мне нравится.

- Здесь красивые места! – брякнул я, и остаток песни танцевали молча.

Когда вновь заиграло зажигательное «техно», вышел во двор, и залез в «Жигулёнок», приложился к банке с водкой. Что-то я совсем как размазня, надо бы для тонуса и блеску в глазах жахнуть грамм сто. Закусив огурцом, вылез из машины и поднялся на крыльцо Дворца культуры. А там вовсю дымили мои кореша, девчата стояли рядом, и грызли семечки, Оля тоже вместе со всеми, о чём то тихо щебечут с подругами и смеются.

- Ну чё, Лёха, познакомился с Олей? – спросил меня Вовка, таинственно улыбаясь. – А чё, богатырь, комбайнёр!

- Познакомились, - кивнул я и посмотрел на Ольгу, та тоже искоса косилась на меня, с какой-то лёгкой и безобидной ухмылочкой.

- Вон, твой отец! – сказала ей Любка. – Что-то он быстро!

Все посмотрели на новую чёрную «Волгу», остановившуюся возле нас. Из неё важно вылез здоровенный дядька в новенькой камуфляже и с погонами полковника на плечах. Было видно, что этот мужик жизни повидал за троих, пристальный взгляд, полный уверенности в себе, таким людям сложно прямо смотреть в глаза, они давят какой-то внутренней силой. Но тем не менее я глаз не отвёл, когда военный на пару секунд посмотрел на меня.

- Оля, пора домой! – произнёс полковник. - Мама уже волнуется.

- Всем пока! – сказала Ольга, и усевшись в машину, посмотрела на нас из окна.

- Пока, Оль! – ответила толпа.

 Тут наши глаза встретились, и она улыбнулась, а я вымученно ощерился в ответ, нет, со мной явно что –то происходит. Стоял, и смотрел на неё, не отводя глаз, поймал заинтересованный взгляд её отца, похоже он ухмыльнулся в густые усы.

«Волга» взревела мотором, и вскоре исчезла в темноте, а мы молча проводили взглядами её горящие во мраке задние фонари.

- Вот тесть кому попадётся! – нарушил молчание Вовка, и его сигарета как трассер с щелчком прочертила след в темноте. – Дембеля не будет пожизненно, до самой смерти в «душарах» проходишь, без права голоса на семейном совете!

Все заржали, и почему-то посмотрели на меня.

- Дураки вы! – обиженно протянула Любка. – Очень хороший дядечка, видный и статный!  Очень вежливый, не то, что мой папаша, как напьётся, орёт на всех…

- Пошли танцевать! – предложил Саня. – Хорош языками чесать!

Я же остался докуривать сигарету, Вовка тоже задержался, посмотрел на меня.

- Пошли по стопарику хлопнем! – подмигнул он мне. – А то скучно что-то…

Сели в машину, Вован достал из «бардачка» пыльные гранёные стаканы, и разлил водку из банки.

- Будем! – он выдохнул воздух, и залпом выпил содержимое своей посудины, достал откуда-то длинный огурец и разломив пополам, протянул одну часть мне, а в свою впился зубами, сморщившись, как шарпей.

Я посмотрел на Вовку, на водку в стакане, взболтнул её, и выпил. Редкостное пойло, не отравиться бы, занюхал огурцом, вроде полегчало.

- Нравится Оля? – спросил мой кореш, ехидно прищуриваясь.

- Нравится! – прямо ответил я. – Кажется я влюбился.

- Хорошая девчонка, - кивнул Вовка. – Давай я своей намекну, чтобы она е на нужную волну настроила, и вместе все гулять будем. Что скажешь?

- Давай! – согласился я. Водка как-то быстро подействовала на меня, итак уставший с работы, что-то больно шустро «вшторило».

- Ты главное перед её батей не лебези! – раздался снаружи голос Виталика, оказывается он всё это время стоял рядом. – Он старый лис, всех насквозь видит, так что не гнись под него, пусть тебя уважает, иначе в покое не оставит.

- Разберусь! – махнул я рукой, мол, не учи учёного. – наливай давай…

Из машины я вылез в стельку пьяный, видимо тяжёлая работа и впрямь подточила меня, дав спиртному карт-бланш. Пошатался по танцевальному залу, пытаясь танцевать, но ноги плохо слушались меня, в итоге меня отвели спать в машину, а перед эти я облевал весь забор у дискотеки, в общем славно провёл время.

 

  Проснулся от дикой головной боли и тряски. Я сидел, привалившись в задней правой двери, в рядом со мной на Сашкиных коленях восседала его блондинистая пассия. Саня яростно тискал её могучую грудь, а та что-то мурлыкала ему в ответ, громкая музыка заглушала её слова.

Нащупал под ногой бутылку пива и открыв пробку, припал к живительной влаге.

- Куда едем? – спросил я у Виталика.

-  Тебя завезём домой! – ответил тот, и погладил по голой коленке сидевшую рядом с ним деваху.

Окинул взглядом салон в поисках Вована, тот сидел у другой двери с Любкой на коленках, и тоже не терял время, тиская свою подружку.  Ни хрена себе, сколько народу набилось в машину!

 

      Вскоре сон снова сморил меня, и лишь только у моего дома меня разбудили и высадили из машины.

- Иди отсыпайся, передовик! – напутственно произнёс Вован, и «копейка», натужно ревя мотором, сорвалась с места, задрожав и чуть не заглохнув. Посмотрел им вслед, и двинул к своей калитке.

- Лёша, постой! – услышал я голос Вики.

Обернулся, и увидел пошатывающуюся фигуру, она нечётким шагом приближалась ко мне.

- Лёша, ты что, обиделся? – икнув, спросила экс-подружка. – Да я просто посидела с ребятами, поболтали, да я пошла…

- Ну и иди дальше! – ответил я ей. – Свой выбор ты сделала, так что давай, вали болтай с ними дальше!

Вичка подошла поближе и я проглотил неприятный комок в горле – её блузка была одета наизнанку.

- Ты мой выбор! – капризно продолжала эта сучка. – Лёша, ну что ты как маленький?

- Да иди ты на хрен! – меня аж распирало о обиды и злости. – Дура конченая, ты себя в зеркало видела?

И отшатнув её от себя, вошёл во двор. Из будки, гремя цепью сонно вылез наш пёс Шарик, чистопородный «дворянин» средних размеров, лениво зевнул виляя хвостом, затем растянулся прямо на земле и тяжело вздохнул.

- А ты чё вздыхаешь, как больная лошадь? – спросил я его. – Тоже весь в проблемах?

- Да и пошёл ты! – крикнула во всё горло Вичка. – Тоже мне, привереда!

Открыл дверь дома, и шагнул в коридор, разулся и прошёл на кухню, там почему-то горел свет.

- Нагулялся? – спросил меня отец, он в одних трусах курил за кухонным столом. – Ты б подругу успокоил свою, полночи орёт под окном, всё не верила, что ты не дома.

- Успокоил уже! – ответил я и налив в большой стальной ковшик кваса, выпил его а один присест. – Послал подальше!

Как ни странно, но я себя уже вполне нормально чувствовал, лишь «сушняк» с лёгкой тошнотой немного портили жизнь.

- Давай ложись, гуляка! – отец затушил окурок в пепельнице и поднялся. – Днём дел много, надо курятник подлатать, а то крыша там протекла.

- Сделаем курятник! – и я отправился в свою комнату, где по-быстрому разделся и завалился на боковую. Затем подорвался с койки, и подошёл к окну, проверить, ушла ли Викуля, вроде как свалила, не видать. Зато заметил в конце улицы незнакомую чёрную машину, какая-то иномарка, и в ней сидят и курят двое. Достал из шкафа дедовский бинокль, и посмотрел на них через окуляры, непонятно кто это, больно темно, но странно, может воры какие. Достал карандаш с блокнотом, и на всякий случай записал номер машины. И после этого, с чувством выполненного долга завалился спать.

 

 

 

 

                                                               

                                          

 

 

 

 

© Copyright: Александр Короленко, 2013

Регистрационный номер №0141413

от 11 июня 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0141413 выдан для произведения:

                                                Глава вторая.

 

 

- Ну наконец-то! – хором сказали друзья, как только я появился на точке сбора. -  Ну ты собираться…

- Какие планы? – спросил я братву.

- Как какие? – хмыкнул Вовка Лаптев. – На дискач поедем, на деревне ловить нечего, так что по коням!

   Вовка тоже друг с детства, мой ровесник, чернявый и коротконогий, как говорит моя мамка, низкосракий. Но заводила и баламут ещё тот, душа компании. Рядом стоит его брат, Виталька, тот весной дембельнулся, говорит, служил где-то на корабле, или, по-морскому – «коробке», даже в море раз выходили, стреляли немного. Хороший парень, только в отличие от своего раздолбая – брателлы молчун, которых свет не видывал, постоянно серьёзный, ну а в драке вообще зверь, любого на тряпки порвёт. Несмотря на мелкий рост, широк в плечах, как квадрат ходячий.

Тут же стоит Саня, тоже в спортивном костюме, но не в таком блатном, как у меня, попроще. Братья Лаптевы в модных джинсовых костюмах – «варёнках», все без исключения в кроссовках на «липучках».

- Давайте в машину! – сказал Виталик, усаживаясь за руль.

    Старая «Жига-копейка» предмет его гордости, родаки подарили на дембель, мол, нормальному чуваку без машины никак. Синего цвета, мы сами её в мастерских с пультивизатора красили, залепив окна и фары старыми газетами. Неплохо получилось для первого раза, Веталю понравилось, несмотря на потёки краски по бортам, ещё бы – перед этим мы проклепали ржавое дырявое днище жестью, переварили пороги. Сами, как могли, не без подсказок моего бати перебрали движок, ну и поставили импортную автомагнитолу «Осака» с колонками от старого проигрывателя грампластинок. Всё, бабцеловка была готова, девки с соседних деревень велись на неё, как на дорогую иномарку, типа «Ауди 100», а то и круче. Но иномарки среди окрестных мужиков не жаловали по причине полного отсутствия запчастей к ним и опыта ремонта их хитрых начинок, в наших местах царил отечественный автопром.

 Уселись в машину, братаны вперёд, мы с Санькой сзади, Ветал дал побольше газа, и машина покатилась по улице. Вовка врубил магнитолу и в салоне зазвучал новый хит хриплоголосого Кая Метова.

- Позишен намбор ван! – подпел Вовка, опуская стекло в своей двери, правильно, пусть все слышат, что крутые перцы едут. – Говоришь не дам!

- Как с Викулей поступишь и теми хренами с бугра? – внезапно спросил Ветал, посмотрев на меня через зеркало заднего вида.

- Тёмную им хочу устроить! – ответил я ему. – Дня через три, чтобы участковый нас не выпас. Поможешь?

- В лёгкую! – ответил за него Вован, а Виталик кивнул, мол без проблем.

- А с Вичкой что потом? – поинтересовался Вовка. – Прибежит же!

- Да пошла она на хрен! – я достал сигарету и закурил. – Я ещё с шаболдами не мазался!

- Это правильно! – согласился тот. – Пива хочешь?

- Давай!

Вован протянул нам с Саней по чёрной банки с гордой надписью «BLACK DEAD». Открыл и хлебнул содержимое, резко закашлялся под смех братвы – это была водка.

- Какого хрена? – спросил я у ребят. – Это ж водяра!

- Да неужели? – ощерился Вован. – Новая мода пришла, с бутылок водку теперь пьют только лохи.

- А пиво есть?

- На! – тот протянул мне бутылку «Жигулёвского», во, это другое дело.

  Между тем выехали из деревни, и попёрли по старой асфальтированной дороги, одни ямы и трещины, больше шестидесяти не разогнаться, даже зная наизусть каждую щербину на дорожном полотне. Кая сменил Влад Сташевский, хорошая кассета у братанов, надо бы взять переписать. У них ещё пара плёнок с «техно» хитами заграничными есть, но надоели они, приелись.

 

    Сидел, прихлёбывал пивко из бутылки, закуривая сигареткой, слушая трёп пацанов. Базарили о какой-то Любке с Лесного, недавно, по ходу с ней и её подружками парни познакомились, пока я давал стране угля на своём зелёном комбайне, совсем отстал от жизни. Оказывается Саня тоже завёл себе зазнобу, ну по крайней мере пытается установить отношения, даже целовался с ней на днях. И молчит, балбес… Сердито взглянул на него, а тот лишь пожал плечами, мол, забыл совсем. Ну и ладно, пускай, а то он всё один и один, без подружки.

Наконец, въехали в город. Лазурск городом можно назвать с натяжкой, так, захолустье, обветшавшие дома да кривые заборы. Зато тут есть большой двухэтажный гастроном, кинотеатр и Дворец культуры, где по выходным проводили танцевальные вечера. А так же в центре города находился местный «Диснейленд», состоявший из трёх кривых и ржавых каруселей, работавших исключительно по большим праздникам.

 Ветал подрулил почти к самому входу к «дискачу», и мы важно вышли из машины, кося под бандитов с их «шестисотыми» мерседесами. Степенно поздоровались с местными парнями, курившими у входа. С ними был нейтралитет, как –то «старшаки» с нашего колхоза устроили здесь настоящее побоище, и теперь «зародинских» побаивались, предпочитая не связываться.

- Как обстановка? – спросил их Вовка. – Бабы есть?

- Да, с Лесного только подъехали три машины! – ответил рыжий парень в красном спортивном костюме.

- Да ладно! – поменялся в лице мой друг. – Точно с Лесного?

- Я на секунду глянуть! – сказал он суровой бабке билитёрше, та кивнула, и Вован сунул голдову за дверь. – Точно! Там наши тёлки, и Санина даже приехала!

- Во! – повеселел Санька. – Четыре билета!

Он протянул деньги билитёрше, и через пять секунд мы вошли в просторный зал. Вовсю гремел один из хитов «Эс оф Байс», народ зажигал в танце, мерцала светомузыка. Сразу подошли к группе из четырёх девушек, те увидели нас и заулыбались, плотная сисястая блондинка сразу повисла, визжа, на шее у Саньки.

- А что вы не сказали вчера, что сюда поедите? – пытаясь переорать музыку спросила не менее объёмистая рыжеволосая девчонка у Вовки.

- Да как-то спонтанно, - крикнул в ответ тот. – Мимо проезжали по делам, вот, зашли.

Парни уже вовсю танцевали со своими подругами, я же остался напротив симпатичной девушки, она явно стеснялась, видно, что та ещё скромняга. И совсем кстати заиграл «медляк», часть народа пошла во двор перекурить, ну а я, чувствуя себя как-то неловко, подошёл к девчонке.

- Потанцуем? – спросил я её, протягивая ладонь.

- Давай! – согласилась она, и мы, держась на «пионерском» расстоянии, во все добрые двадцать сантиметров, закружились в танце.

- Я Лёха! – представился я.

- А я Оля! – улыбнулась девушка.

Обычно в таких ситуациях я не терялся, шпарил по девчачьим ушам без умолку, а тут как язык проглотил, больно уж милая эта Оля, мордашка красивая, а глаза… У Викули глаза бесстыжие, улыбочка постоянная наглая, на язык острая, а эта девчонка совсем другая.

- Ты тоже с Лесного? – спросил я, не зная, что ещё сказать.

- Да, недавно переехала с Центра! – Оля посмотрела мне прямо в глаза и я совсем потерялся, аж коленки задрожали. Да что ж это такое? – А ты откуда?

- Мы с парнями из колхоза «За Родину!» - ответил ей. – И как тебе в Лесном?

- Хорошо, суеты нет, спокойно! – улыбнулась она. – У меня папа военный, вот мы с ним по стране и мотаемся. Тут мне нравится.

- Здесь красивые места! – брякнул я, и остаток песни танцевали молча.

Когда вновь заиграло зажигательное «техно», вышел во двор, и залез в «Жигулёнок», приложился к банке с водкой. Что-то я совсем как размазня, надо бы для тонуса и блеску в глазах жахнуть грамм сто. Закусив огурцом, вылез из машины и поднялся на крыльцо Дворца культуры. А там вовсю дымили мои кореша, девчата стояли рядом, и грызли семечки, Оля тоже вместе со всеми, о чём то тихо щебечут с подругами и смеются.

- Ну чё, Лёха, познакомился с Олей? – спросил меня Вовка, таинственно улыбаясь. – А чё, богатырь, комбайнёр!

- Познакомились, - кивнул я и посмотрел на Ольгу, та тоже искоса косилась на меня, с какой-то лёгкой и безобидной ухмылочкой.

- Вон, твой отец! – сказала ей Любка. – Что-то он быстро!

Все посмотрели на новую чёрную «Волгу», остановившуюся возле нас. Из неё важно вылез здоровенный дядька в новенькой камуфляже и с погонами полковника на плечах. Было видно, что этот мужик жизни повидал за троих, пристальный взгляд, полный уверенности в себе, таким людям сложно прямо смотреть в глаза, они давят какой-то внутренней силой. Но тем не менее я глаз не отвёл, когда военный на пару секунд посмотрел на меня.

- Оля, пора домой! – произнёс полковник. - Мама уже волнуется.

- Всем пока! – сказала Ольга, и усевшись в машину, посмотрела на нас из окна.

- Пока, Оль! – ответила толпа.

 Тут наши глаза встретились, и она улыбнулась, а я вымученно ощерился в ответ, нет, со мной явно что –то происходит. Стоял, и смотрел на неё, не отводя глаз, поймал заинтересованный взгляд её отца, похоже он ухмыльнулся в густые усы.

«Волга» взревела мотором, и вскоре исчезла в темноте, а мы молча проводили взглядами её горящие во мраке задние фонари.

- Вот тесть кому попадётся! – нарушил молчание Вовка, и его сигарета как трассер с щелчком прочертила след в темноте. – Дембеля не будет пожизненно, до самой смерти в «душарах» проходишь, без права голоса на семейном совете!

Все заржали, и почему-то посмотрели на меня.

- Дураки вы! – обиженно протянула Любка. – Очень хороший дядечка, видный и статный!  Очень вежливый, не то, что мой папаша, как напьётся, орёт на всех…

- Пошли танцевать! – предложил Саня. – Хорош языками чесать!

Я же остался докуривать сигарету, Вовка тоже задержался, посмотрел на меня.

- Пошли по стопарику хлопнем! – подмигнул он мне. – А то скучно что-то…

Сели в машину, Вован достал из «бардачка» пыльные гранёные стаканы, и разлил водку из банки.

- Будем! – он выдохнул воздух, и залпом выпил содержимое своей посудины, достал откуда-то длинный огурец и разломив пополам, протянул одну часть мне, а в свою впился зубами, сморщившись, как шарпей.

Я посмотрел на Вовку, на водку в стакане, взболтнул её, и выпил. Редкостное пойло, не отравиться бы, занюхал огурцом, вроде полегчало.

- Нравится Оля? – спросил мой кореш, ехидно прищуриваясь.

- Нравится! – прямо ответил я. – Кажется я влюбился.

- Хорошая девчонка, - кивнул Вовка. – Давай я своей намекну, чтобы она е на нужную волну настроила, и вместе все гулять будем. Что скажешь?

- Давай! – согласился я. Водка как-то быстро подействовала на меня, итак уставший с работы, что-то больно шустро «вшторило».

- Ты главное перед её батей не лебези! – раздался снаружи голос Виталика, оказывается он всё это время стоял рядом. – Он старый лис, всех насквозь видит, так что не гнись под него, пусть тебя уважает, иначе в покое не оставит.

- Разберусь! – махнул я рукой, мол, не учи учёного. – наливай давай…

Из машины я вылез в стельку пьяный, видимо тяжёлая работа и впрямь подточила меня, дав спиртному карт-бланш. Пошатался по танцевальному залу, пытаясь танцевать, но ноги плохо слушались меня, в итоге меня отвели спать в машину, а перед эти я облевал весь забор у дискотеки, в общем славно провёл время.

 

  Проснулся от дикой головной боли и тряски. Я сидел, привалившись в задней правой двери, в рядом со мной на Сашкиных коленях восседала его блондинистая пассия. Саня яростно тискал её могучую грудь, а та что-то мурлыкала ему в ответ, громкая музыка заглушала её слова.

Нащупал под ногой бутылку пива и открыв пробку, припал к живительной влаге.

- Куда едем? – спросил я у Виталика.

-  Тебя завезём домой! – ответил тот, и погладил по голой коленке сидевшую рядом с ним деваху.

Окинул взглядом салон в поисках Вована, тот сидел у другой двери с Любкой на коленках, и тоже не терял время, тиская свою подружку.  Ни хрена себе, сколько народу набилось в машину!

 

      Вскоре сон снова сморил меня, и лишь только у моего дома меня разбудили и высадили из машины.

- Иди отсыпайся, передовик! – напутственно произнёс Вован, и «копейка», натужно ревя мотором, сорвалась с места, задрожав и чуть не заглохнув. Посмотрел им вслед, и двинул к своей калитке.

- Лёша, постой! – услышал я голос Вики.

Обернулся, и увидел пошатывающуюся фигуру, она нечётким шагом приближалась ко мне.

- Лёша, ты что, обиделся? – икнув, спросила экс-подружка. – Да я просто посидела с ребятами, поболтали, да я пошла…

- Ну и иди дальше! – ответил я ей. – Свой выбор ты сделала, так что давай, вали болтай с ними дальше!

Вичка подошла поближе и я проглотил неприятный комок в горле – её блузка была одета наизнанку.

- Ты мой выбор! – капризно продолжала эта сучка. – Лёша, ну что ты как маленький?

- Да иди ты на хрен! – меня аж распирало о обиды и злости. – Дура конченая, ты себя в зеркало видела?

И отшатнув её от себя, вошёл во двор. Из будки, гремя цепью сонно вылез наш пёс Шарик, чистопородный «дворянин» средних размеров, лениво зевнул виляя хвостом, затем растянулся прямо на земле и тяжело вздохнул.

- А ты чё вздыхаешь, как больная лошадь? – спросил я его. – Тоже весь в проблемах?

- Да и пошёл ты! – крикнула во всё горло Вичка. – Тоже мне, привереда!

Открыл дверь дома, и шагнул в коридор, разулся и прошёл на кухню, там почему-то горел свет.

- Нагулялся? – спросил меня отец, он в одних трусах курил за кухонным столом. – Ты б подругу успокоил свою, полночи орёт под окном, всё не верила, что ты не дома.

- Успокоил уже! – ответил я и налив в большой стальной ковшик кваса, выпил его а один присест. – Послал подальше!

Как ни странно, но я себя уже вполне нормально чувствовал, лишь «сушняк» с лёгкой тошнотой немного портили жизнь.

- Давай ложись, гуляка! – отец затушил окурок в пепельнице и поднялся. – Днём дел много, надо курятник подлатать, а то крыша там протекла.

- Сделаем курятник! – и я отправился в свою комнату, где по-быстрому разделся и завалился на боковую. Затем подорвался с койки, и подошёл к окну, проверить, ушла ли Викуля, вроде как свалила, не видать. Зато заметил в конце улицы незнакомую чёрную машину, какая-то иномарка, и в ней сидят и курят двое. Достал из шкафа дедовский бинокль, и посмотрел на них через окуляры, непонятно кто это, больно темно, но странно, может воры какие. Достал карандаш с блокнотом, и на всякий случай записал номер машины. И после этого, с чувством выполненного долга завалился спать.

 

 

 

 

                                                               

                                          

 

 

 

 

Рейтинг: +1 442 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!