ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Душа контролёра. Глава 1.

 

Душа контролёра. Глава 1.

25 января 2014 - Александр Короленко
article183783.jpg
Душа контролёра.
Назад в СССР.


Глава первая.


Краснозатонск произвёл на меня двоякое впечатление. Город, в который меня привёз полковник Конь вроде бы особо и не отличался от обычных областных центров моего, родного мира. Те же ряды одноликих панельных пятиэтажек, с промазанными чем –то жёлтым швами на стыках плит, много людей в военной форме, патрули с суровыми лицами и красными повязками на рукавах камуфляжа. Те же кусты крапивы у старых облезлых заборов и непрестанно вопящие дети, играющие на улице. Тётки с сумками –авоськами, спешащие по своим делам, липы вдоль центрального проспекта, шелестящие листвой на лёгком ветерке.
Но ощущение сна и нереальности создавали те моменты из моего детства, давно похороненные в глубинах памяти, и восставшие из небытия в этом странном мире. Я заворожённо рассматривал из окна автомобиля массивные лозунги «Слава КПСС» и «Смерть американскому империализму», повсеместно развивающиеся советские красные знамёна с серпом и молотом и красной звездой… Казалось бы, что теперь всё, сложно меня уже будет чем пронять, ан нет, нашлось, чувство постоянного дежа вю держало и не отпускало ни на минуту. Как будто вернулся в детство, в те времена, когда меня отправляли на летних каникулах к бабушке, в городишко типа этого. И теперь я вернулся туда снова.
Хотя отличия всё же были. Вокруг сплошные стройки, особенно на окраинах Краснозатонска, воздвигались вполне современные многоэтажные дома, некоторые из них назвали бы элитными и в нынешней Москве, ряды производственных сооружений, наверняка военные заводы, так как перед проходной одного их них, на высоком постаменте возвышался широкий, но приземистый танк. Неизвестные мне модели автомобилей, один такой ехал перед нашим внедорожником. Вполне неплохая машина, весьма современная на вид. На одном из перекрёстков мы подъехали к ней поближе, и я наконец -таки с удивлением прочитал на её крышке багажнике «ВАЗ 5433 Победа».
Пробежался глазами по салону нашего автомобиля. Тоже довольно неплохо выглядит, электронная панель приборов, мерцающая разноцветными огнями и приборами, на центральной консоли большой жидкокристаллический экран с бортовой информацией и навигатором. На пухлом руле гордая надпись «УАЗ», водитель, массивный крепыш лет тридцати пяти, в строгом деловом костюме повернулся к Коню и вопросительно спросил:
- Может радио, Олег Николаевич?
- Давай, Вова, не стесняйся, - кивнул тот.
Вова нажал одну и кнопок на «баранке» и салон наполнился звуками гитарной мелодии, время от времени дополняемой проигрышами синтезатора. И ту же довольно знакомы голос запел:
- «Наши души парят над Москвою,
Над страною неся красный стяг…»
Да это же Расторгуев, его голос. А певец пел про то, как деды и прадеды остановили фашистов, а мы не тоже не посрамили их память и тоже сломали хребет натовской вражине. Хоть и не все вышли из боя.
Сглотнул горькую слюну, ощущая, что жизнь всё-таки на самом деле прошла мимо моего поколения. Тут люди горой стояли за своё будущее без олигархов и продажных чиновников и генералов, здесь никто бы не стал «сливать» врагу информацию о действиях наших войск и не уговаривал своих же солдат сдаться без боя. Как было у нас.
Так что есть чему учиться и завидовать. И если уж я об этом сейчас задумался и ощутил боль в душе, о чём тогда говорить? Я, который окромя своей задницы в тепле не ничего держал, расталкивал остальных локтями в борьбе за место под солнцем, мечтающий о покое и никогда не поддававшийся стадным чувствам? Они вот смогли, а мы нет…

Между тем, автомобиль свернул на второстепенную дорогу и мы вскоре оказались среди каких-то жуткого вида руин, они шли до горизонта, натуральное царство смерти. Хоть фильмы снимай про Сталинград, декораций лучше я не встречал.
- Старый город, - пояснил Олег Николаевич. – Тут танковый завод стоял, не уберегли от ударов. Ну и часть города тоже.
- Ядерный удар? – поинтересовался я. – Уж больно жутко всё выглядит.
- Не, - поморщился полковник. – Американцы не смогли воспользоваться своим ядерным оружием, хотели, но не смогли. Тут всё разворотили крылатыми ракетами в первый день войны, часть перехватили, а часть, как видишь, нет… Диверсионные группы врага много бед тогда натворили, никто ж не думал, что так повернётся. Как только органы контрразведки арестовали тогдашнего Генерального Секретаря, через два дня по стране и ударили без объяснения причин.
- Знал что-то тот?
- Ну, это не нашего ведомства дела, - уклончиво ответил Конь. – У нас совершенно другие задачи.
- Какие?
- Скоро узнаешь, Алексей Петрович…

Через полчаса автомобиль въехал в ворота какой-то воинской части, и остановился возле небольшого двухэтажного коттеджа. Часть с первого взгляда обычная стрелковая, за расположенным неподалёку забором из колючей проволоки находились боксы с техникой. На площадке перед ними рычал двигателем танк т 80, а чуть дальше пара перемазанных мазутом бойцов ковырялись в моторном отсеке БМП2. В принципе, вполне всё обычно – различные спецслужбы страсть как любят маскироваться под обычных вояк, сливаться с толпой. Поди догадайся, что в этом домике происходит, наверняка как какие-нибудь связисты или геодезисты по штату числятся.
- Поживёшь здесь, - кивнул на дом Олег Николаевич, когда мы вышли из салона автомобиля, затем сделал приглашающий жест рукой. – Прошу!
У входа вооружённый автоматом, чем-то отдалённо напоминающим АК, солдат в обычной «песочке» и кирзовых сапогах, косится на нас из под козырька кепки, жарко ему, пот покрыл всё лицо. Да, день и впрямь солнечный, хоть и осень на носу, а пока пекло на улице. Зашли вовнутрь и оказались в просторном холле, в углу за столом с монитором компьютера сидит офицер с «дежурным» значком на груди, при нашем появлении подскочил с места и поспешил к Коню с докладом:
- Товарищ полковник, дежурная смена несёт службу в штатном режиме.
- Вольно, Афанасьев, - кивнул Олег Николаевич. – Кто на месте?
- Баринцев и Москвин, товарищ полковник.
Подошли к одной из дверей, Вова-водитель распахнул её, и мы оказались в … лифте.
- Интересный домик, - хмыкнул я, глядя, как Вова нажимает на пульте кнопку «3». – И планировочка любопытная.
- Ну так и мы, господин Воропаев, тоже непросты, - покосился на меня Конь. – Как посмотрю, вас ещё можно чем-то удивить. Не думал, что такое возможно.
- Возможно, - буркнул ему в ответ.
Кабинка лифта остановилась, и мы попали в просторное помещение, обставленное дорогой мебелью, совсем как гостиная в доме какого ни будь олигарха, и не скажешь, что это подземелья некой спец конторы. Посреди роскошный диван, стеклянный стол и напротив этого всего просто громадных размеров телевизор. Причём не экран не квадратный, по стандартам Саймоновской империи, а как положено, обычной прямоугольной формы.
- Располагайтесь, господин Воропаев! – с радушием заправского гостеприимца воскликнул полковник. – Здесь к вашим услугам спальня, кухня и совмещённый санузел, кормить будем вас по вашим пожеланиям, к вам приставим Володю, будет исполнять прихоти и пожелания.
Володя в ответ лишь шмыгнул носом и чуть поиграл могучими плечами.
- Одежда, обувь, - продолжал Конь. – В шкафах подберёте по вкусу, всё вашего размера. Не стесняйтесь, будьте как дома.
- Я и не стесняюсь, - ответил я, чувствуя, как начинаю внутренне напрягаться. – И долго мне в этом подвале сидеть?
- Не переживайте, Алексей Петрович, - успокаивающе сказал полковник. – У нас совершенно нет на это время, лишь утрясём некоторые вещи и формальности. – Он миролюбиво взглянул мне в глаза. – Что ж, располагайтесь, ну а мне пора, так что, арривидерчи.
Конь шагнул в кабинку лифта и через пару мгновений унёсся по своим делам.
Переглянулся со своим охранником, тот сразу же изобразил на лице довольно наглую мину. Типа, давай, попробуй, покапризничай!
- Слышь, Вова, - почесал я свой затылок. – Давай пожрём чего ни будь.
- Чего именно? – важно поинтересовался тот.
- Давай на свой вкус, а я пойду сполоснусь, где тут ванная?
- Вон, там коридор, вторая дверь налево. Бельё в спальне, она за первой дверью.
- Понял, - и я направился в спальню. Зашёл в неё и остолбенел. Вот это роскошь! Да здесь любой король рад почивать будет. Огромная кровать, обои с золотым тиснением, на потолке многоуровневая лепнина… Вот только нормального окна не хватает, вместо него за шторами встроен экран, на котором виднеется вид на горное озеро, вода плескается о берег как настоящая. Эх, посидеть бы на самом деле у этого озера, да…
В шкафу обнаружил стопки с бельём и несколько белоснежных халатов, взял один из них и побрёл в ванную. По быстрому скинул свою тюремную робу, начинающую уже пованивать, ведь с тех пор, как её одел, прошло три дня, а за это время много где побывал. Например, в перестрелке по пути в здание Суда. Следы крови и мозгов водителя нашего броневика до сих намертво присохли к ткани. А потом мыкались с группой Коня по разным вонючим квартирам, прячась от Саймоновской безопасности, в ожидании Выброса по притонам сипулинщиков.
Встал в просторную душевую кабинку, смывая с себя пыль дорог Зелёного мира. Взгляд упал на шикаршейшую ванну-джакузи, вот бы в ней полежать, но да ладно, потом, сейчас не до изысков. Сейчас, не смотря на усталость, душа мечется как птица в клетке. Как же там Пётр и Саня, не казнили их случаем? Реально переживал за мужиков, за это время крепко прирос к ним душой, стали как семья.
Плюс ещё Машка у царя, что на уме моего несостоявшегося тестя? Не станет ли он её использовать в своих политических играх? Одна надежда на Дашку, что не даст в обиду… Конь обещал помочь, буду надеяться, меня ж ведь буквально вытащил из аномалии, вот Саймон сейчас, небось, рвёт и мечет! Место для «огня» приготовил, сволочь, а вот хрен ему…

Вышел из ванны, закутавшись в халат. На столе уже целая «поляна» - бутылка водки и разнообразная закусь, в основном морепродукты. Красная рыба, икра, какие-то котлеты с картошкой, креветки…
- Во, это по нашему! – кивнул я на бутылку, присаживаясь за стол. – Давай, Вова, не стесняйся, налетай.
Наложили себе полные тарелки, охранник налил мне рюмку водки.
- А себе?
- Не, я на службе, - поморщился Вова, было видно, что он тоже хочет опрокинуть стаканчик.
- Давай, одну-то можно, - насел на него я, наливая в его рюмку «огненную воду». – Не стесняйся.
- Если только одну, - решился здоровяк. – Для аппетита…
Выпили, водка у них оказалось совсем недурственной, как вода, без особых резких привкусов.
- Ох, хороша! – зарычал я и занюхал её куском рыбы. В тюрьме неплохо кормили, но сейчас просто пир какой. Аж глаза разбегаются, не знаешь за что схватиться.
- Чё, Володь, служба нравится? – поинтересовался я. Охранник в группу Коня на ТОЙ стороне не входил, присоединился к ним уже на здешней стороне портала.
- Нравится, - кивнул тот и перевернул свою рюмку вверх дном. – Извини, но о службе не положено разглагольствовать.
- Воевал?
- Было дело, но под конец уже застал, призвали в последний месяц войны, - ответил Вова, задумчиво рассматривая свою вилку. – Но в штурме Чикаго участвовал.
- Страшно небось было?
- Страшно, - кивнул тот. – Особо сравнивать не с чем, но там такая жопа была… Город в щепки в разнесли.
- А сейчас там что? – с интересом уставился я на него.
- Наши восстанавливают всё, теперь это территория СССР, североамериканская республика. Решили не повторять ошибок, допущенных после Второй Мировой, когда не присоединили часть Германии к Союзу. Много народа уехало на работы туда, платят нормально. Ну и с местными работы проводят, все там в обязательном порядке учат русский язык. Как второй государственный.
- Ну вы даёте, - восхищённо покачал головой я. – Порвали пасть такому дракону! Местные не партизанят?
- Пытались по началу, - пожал могучими плечами Вова. – Но наши быстро пресекли. Народа на восстановление не хватает, так что если уличили в подпольной деятельности, всё, поехал всей семьёй на пожизненную каторгу. Но так, без дела никто их не прижимает, партия им школ понастроила, больниц. Предоставила рабочие места. Так что живут спокойно, но не так шикарно, как раньше. А самое главное – союзнички их бывшие сразу хвост поджали, как только натовские ядерные боеголовки отказали. Сейчас пискнуть боятся.
- Молодцы! – честно сказал я. – Нравится мне у вас.
Охранник что-то промычал в ответ, налил мне рюмку и принялся за картошку с котлетами. Выпил, и почувствовал, как усталость сковала моё тело, а веки налились свинцовой тяжестью.
- Я вздремну пойду, - сказал Володе и направился в спальню. Там улёгся на кровать под покрывало и тут же заснул.
Снился Дубяра. Стоим с ним на вышке, той, что на задворках Болот и молчим.
- Чё там Махоркин? – наконец спрашиваю я.
- В Баре он если что, - не сразу отвечает Игорь, лица его не вижу и даже не хочу видеть. Отвык я от родной Зоны, если честно. Грязи не в счёт. Они чуть иные, не такие мрачные, там хоть природа красивее и не так жутко на душе. – Собирается к Мощи в гости, но пока задержится на Кордоне.
Дубяра куда-то исчезает, теперь я в полном одиночестве.
За горизонтом кто-то протяжно воет, постепенно к этому хору добавляются новые участники и тоскливые нотки. Холодный ветер освежает лицо, смотрю на шуршащий камыш под вышкой, на душе мрак и безысходность. Зона ты Зона… Как же надоела ты мне, знаешь ведь сама. Что ж не отпустишь меня, сколько ещё томиться в твоём плену? Захотелось присоединиться к хору диких глоток, завыть протяжно и от души. Набрал полные лёгкие воздуха и заголосил что есть мочи…

… -Эй! – услышал я издалека голос Вовы охранника и проснулся.
- Чего тебе? – недовольно спросил я его, всматриваясь в явно испуганные глаза.
- Как чего? – буркнул тот. – Воешь во сне, как волк. У меня мороз по коже до сих пор… Ни разу не видел такого. Тут, кстати, пришли к тебе, вставай.
- Здравствуйте, Алексей Петрович, - донеслось со входа в спальню. Повернул голову и увидел невысокого худого мужика средних лет в сером костюме, над верхней губой реденькие усы. На первый взгляд вылитый сельский учитель или бухгалтер. Но здесь таких точно не держат, так что это очередной волк в овечьей шкуре. Смотрит на меня с некоторым изумлением.
- Позвольте представиться, - скромно добавил мужик. – Майор Москвин, Юрий Кненофонтович. Пришёл пообщаться к вам, задать, так сказать, пару вопросов. Если не трудно, пройдём в гостиную?
- Легко! – я встал со своей шикарной кровати и одев халат, вышел из спальни.
- Присядем, - вежливо предложил Москвин, затем посмотрел на Вову. – Володь, сходи, подыши свежим воздухом!
- Есть, - и мой охранник тут же вошёл в лифт и помчался наверх, к траве и голубому небу.
Уселись с майором по краям углового дивана и Юрий, достав из кармана очки, покашливая одел их себе на нос.
- Итак, приступим, - мягко произнёс он, доставая из кармана диктофон. – Знаком ли вам некто Сергей Иванович Подольский.
- Знаком, - кивнул я.
- Где и при каких обстоятельствах познакомились с Подольским?
- Он появился на Кордоне, знаете, где это?
Москвин согласно кивнул, а я продолжил:
- Он пришёл к моему тогдашнему хозяину Сидоровичу и попросил снабдить его людьми для рейда по освобождению высокопоставленных заложников от болотного контролёра. Сидорович отправил нас с Дубярой, и Подольский представился нам сотрудником СБУ, выдал нам удостоверения на чужие имена. С ним была ещё одна девушка, Маша, тоже из СБУ, они оба оказались прошитыми до ликвидаторов. По пути наткнулись на портал, в результате оказались в другом мире, без Зоны. Иваныч предложил слить операцию.
- Каким образом? – монотонно спросил майор.
- Сказать, что контролёр запросил большую сумму денег за заложников и присвоить их себе. Тем более, мы нашли контакт с этим мутантом, за символическую плату он освободил своих жертв. Так что, формально операция прошла успешно. СБУ занервничало, но на требование согласилось, в результате мы покинули Зону и решили осесть в том мире. Начать заняться торговлей артефактами и вооружением. Попытались выйти на местного олигарха, предложить ему сотрудничество, но не учли, что тот сам мутит с Зоной, набрал армию из сталкеров и хотел захватить мир при помощи артефактов, превращающих людей в зомби. Он это и осуществил, но мы помешали его планам, олигарх исчез, вероятно мёртв. А Подольский начал свою игру, ликвидировал Дубяру, хотел и нас с Машей. Но не успел, нас спас тот контролёр с Болот, в последствии он уничтожил Подольского и его людей на переговорах в Зоне.
- Не считаете ли, что Подольский специально подстроил ваше перемещение в тот мир?
- Да, это так, контролёр упоминал об этом, – уверенно ответил я.
- И с какой целью?
- Вот этого я точно не знаю, - развёл руками я в ответ. – Сам себе голову сломал, поверьте. Вопрос можно?
- Извольте, - поджал губы Москвин.
- Какого хрена вы пытались протащить в тот мир ядерное оружие? – я вперился взглядом в его глаза за линзами очков.
Тот выдержал взгляд и спокойно ответил:
- Не в тот мир, а другой, из которого вы прибыли только что, – майор сделал долгую паузу и нехотя продолжил. – Установка пустила корни и в наш мир, два года назад. Угадайте где?
- Чернобыль?
- Он самый, причём АЭС не вводили в эксплуатацию после аварии в 1986 году. В результате образовалась Зона, подобная вашей, и она растёт, стремительно растёт. Правительство поставило нам задачу любой ценой уничтожить Установку, пока в мире не началась паника. Новая мировая война нам сейчас не нужна, тем более арабский мир очень силён в данный момент и что-то начал подозревать.
- Ну так ядерный удар только усугубит ситуацию, - воскликнул я. – Точная инфа.
- Это не для установки, - загадочно ответил Москвин, затем поправил очки. – Итак, вернёмся к нашим баранам…




© Copyright: Александр Короленко, 2014

Регистрационный номер №0183783

от 25 января 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0183783 выдан для произведения: Душа контролёра.
Назад в СССР.


Глава первая.


Краснозатонск произвёл на меня двоякое впечатление. Город, в который меня привёз полковник Конь вроде бы особо и не отличался от обычных областных центров моего, родного мира. Те же ряды одноликих панельных пятиэтажек, с промазанными чем –то жёлтым швами на стыках плит, много людей в военной форме, патрули с суровыми лицами и красными повязками на рукавах камуфляжа. Те же кусты крапивы у старых облезлых заборов и непрестанно вопящие дети, играющие на улице. Тётки с сумками –авоськами, спешащие по своим делам, липы вдоль центрального проспекта, шелестящие листвой на лёгком ветерке.
Но ощущение сна и нереальности создавали те моменты из моего детства, давно похороненные в глубинах памяти, и восставшие из небытия в этом странном мире. Я заворожённо рассматривал из окна автомобиля массивные лозунги «Слава КПСС» и «Смерть американскому империализму», повсеместно развивающиеся советские красные знамёна с серпом и молотом и красной звездой… Казалось бы, что теперь всё, сложно меня уже будет чем пронять, ан нет, нашлось, чувство постоянного дежа вю держало и не отпускало ни на минуту. Как будто вернулся в детство, в те времена, когда меня отправляли на летних каникулах к бабушке, в городишко типа этого. И теперь я вернулся туда снова.
Хотя отличия всё же были. Вокруг сплошные стройки, особенно на окраинах Краснозатонска, воздвигались вполне современные многоэтажные дома, некоторые из них назвали бы элитными и в нынешней Москве, ряды производственных сооружений, наверняка военные заводы, так как перед проходной одного их них, на высоком постаменте возвышался широкий, но приземистый танк. Неизвестные мне модели автомобилей, один такой ехал перед нашим внедорожником. Вполне неплохая машина, весьма современная на вид. На одном из перекрёстков мы подъехали к ней поближе, и я наконец -таки с удивлением прочитал на её крышке багажнике «ВАЗ 5433 Победа».
Пробежался глазами по салону нашего автомобиля. Тоже довольно неплохо выглядит, электронная панель приборов, мерцающая разноцветными огнями и приборами, на центральной консоли большой жидкокристаллический экран с бортовой информацией и навигатором. На пухлом руле гордая надпись «УАЗ», водитель, массивный крепыш лет тридцати пяти, в строгом деловом костюме повернулся к Коню и вопросительно спросил:
- Может радио, Олег Николаевич?
- Давай, Вова, не стесняйся, - кивнул тот.
Вова нажал одну и кнопок на «баранке» и салон наполнился звуками гитарной мелодии, время от времени дополняемой проигрышами синтезатора. И ту же довольно знакомы голос запел:
- «Наши души парят над Москвою,
Над страною неся красный стяг…»
Да это же Расторгуев, его голос. А певец пел про то, как деды и прадеды остановили фашистов, а мы не тоже не посрамили их память и тоже сломали хребет натовской вражине. Хоть и не все вышли из боя.
Сглотнул горькую слюну, ощущая, что жизнь всё-таки на самом деле прошла мимо моего поколения. Тут люди горой стояли за своё будущее без олигархов и продажных чиновников и генералов, здесь никто бы не стал «сливать» врагу информацию о действиях наших войск и не уговаривал своих же солдат сдаться без боя. Как было у нас.
Так что есть чему учиться и завидовать. И если уж я об этом сейчас задумался и ощутил боль в душе, о чём тогда говорить? Я, который окромя своей задницы в тепле не ничего держал, расталкивал остальных локтями в борьбе за место под солнцем, мечтающий о покое и никогда не поддававшийся стадным чувствам? Они вот смогли, а мы нет…

Между тем, автомобиль свернул на второстепенную дорогу и мы вскоре оказались среди каких-то жуткого вида руин, они шли до горизонта, натуральное царство смерти. Хоть фильмы снимай про Сталинград, декораций лучше я не встречал.
- Старый город, - пояснил Олег Николаевич. – Тут танковый завод стоял, не уберегли от ударов. Ну и часть города тоже.
- Ядерный удар? – поинтересовался я. – Уж больно жутко всё выглядит.
- Не, - поморщился полковник. – Американцы не смогли воспользоваться своим ядерным оружием, хотели, но не смогли. Тут всё разворотили крылатыми ракетами в первый день войны, часть перехватили, а часть, как видишь, нет… Диверсионные группы врага много бед тогда натворили, никто ж не думал, что так повернётся. Как только органы контрразведки арестовали тогдашнего Генерального Секретаря, через два дня по стране и ударили без объяснения причин.
- Знал что-то тот?
- Ну, это не нашего ведомства дела, - уклончиво ответил Конь. – У нас совершенно другие задачи.
- Какие?
- Скоро узнаешь, Алексей Петрович…

Через полчаса автомобиль въехал в ворота какой-то воинской части, и остановился возле небольшого двухэтажного коттеджа. Часть с первого взгляда обычная стрелковая, за расположенным неподалёку забором из колючей проволоки находились боксы с техникой. На площадке перед ними рычал двигателем танк т 80, а чуть дальше пара перемазанных мазутом бойцов ковырялись в моторном отсеке БМП2. В принципе, вполне всё обычно – различные спецслужбы страсть как любят маскироваться под обычных вояк, сливаться с толпой. Поди догадайся, что в этом домике происходит, наверняка как какие-нибудь связисты или геодезисты по штату числятся.
- Поживёшь здесь, - кивнул на дом Олег Николаевич, когда мы вышли из салона автомобиля, затем сделал приглашающий жест рукой. – Прошу!
У входа вооружённый автоматом, чем-то отдалённо напоминающим АК, солдат в обычной «песочке» и кирзовых сапогах, косится на нас из под козырька кепки, жарко ему, пот покрыл всё лицо. Да, день и впрямь солнечный, хоть и осень на носу, а пока пекло на улице. Зашли вовнутрь и оказались в просторном холле, в углу за столом с монитором компьютера сидит офицер с «дежурным» значком на груди, при нашем появлении подскочил с места и поспешил к Коню с докладом:
- Товарищ полковник, дежурная смена несёт службу в штатном режиме.
- Вольно, Афанасьев, - кивнул Олег Николаевич. – Кто на месте?
- Баринцев и Москвин, товарищ полковник.
Подошли к одной из дверей, Вова-водитель распахнул её, и мы оказались в … лифте.
- Интересный домик, - хмыкнул я, глядя, как Вова нажимает на пульте кнопку «3». – И планировочка любопытная.
- Ну так и мы, господин Воропаев, тоже непросты, - покосился на меня Конь. – Как посмотрю, вас ещё можно чем-то удивить. Не думал, что такое возможно.
- Возможно, - буркнул ему в ответ.
Кабинка лифта остановилась, и мы попали в просторное помещение, обставленное дорогой мебелью, совсем как гостиная в доме какого ни будь олигарха, и не скажешь, что это подземелья некой спец конторы. Посреди роскошный диван, стеклянный стол и напротив этого всего просто громадных размеров телевизор. Причём не экран не квадратный, по стандартам Саймоновской империи, а как положено, обычной прямоугольной формы.
- Располагайтесь, господин Воропаев! – с радушием заправского гостеприимца воскликнул полковник. – Здесь к вашим услугам спальня, кухня и совмещённый санузел, кормить будем вас по вашим пожеланиям, к вам приставим Володю, будет исполнять прихоти и пожелания.
Володя в ответ лишь шмыгнул носом и чуть поиграл могучими плечами.
- Одежда, обувь, - продолжал Конь. – В шкафах подберёте по вкусу, всё вашего размера. Не стесняйтесь, будьте как дома.
- Я и не стесняюсь, - ответил я, чувствуя, как начинаю внутренне напрягаться. – И долго мне в этом подвале сидеть?
- Не переживайте, Алексей Петрович, - успокаивающе сказал полковник. – У нас совершенно нет на это время, лишь утрясём некоторые вещи и формальности. – Он миролюбиво взглянул мне в глаза. – Что ж, располагайтесь, ну а мне пора, так что, арривидерчи.
Конь шагнул в кабинку лифта и через пару мгновений унёсся по своим делам.
Переглянулся со своим охранником, тот сразу же изобразил на лице довольно наглую мину. Типа, давай, попробуй, покапризничай!
- Слышь, Вова, - почесал я свой затылок. – Давай пожрём чего ни будь.
- Чего именно? – важно поинтересовался тот.
- Давай на свой вкус, а я пойду сполоснусь, где тут ванная?
- Вон, там коридор, вторая дверь налево. Бельё в спальне, она за первой дверью.
- Понял, - и я направился в спальню. Зашёл в неё и остолбенел. Вот это роскошь! Да здесь любой король рад почивать будет. Огромная кровать, обои с золотым тиснением, на потолке многоуровневая лепнина… Вот только нормального окна не хватает, вместо него за шторами встроен экран, на котором виднеется вид на горное озеро, вода плескается о берег как настоящая. Эх, посидеть бы на самом деле у этого озера, да…
В шкафу обнаружил стопки с бельём и несколько белоснежных халатов, взял один из них и побрёл в ванную. По быстрому скинул свою тюремную робу, начинающую уже пованивать, ведь с тех пор, как её одел, прошло три дня, а за это время много где побывал. Например, в перестрелке по пути в здание Суда. Следы крови и мозгов водителя нашего броневика до сих намертво присохли к ткани. А потом мыкались с группой Коня по разным вонючим квартирам, прячась от Саймоновской безопасности, в ожидании Выброса по притонам сипулинщиков.
Встал в просторную душевую кабинку, смывая с себя пыль дорог Зелёного мира. Взгляд упал на шикаршейшую ванну-джакузи, вот бы в ней полежать, но да ладно, потом, сейчас не до изысков. Сейчас, не смотря на усталость, душа мечется как птица в клетке. Как же там Пётр и Саня, не казнили их случаем? Реально переживал за мужиков, за это время крепко прирос к ним душой, стали как семья.
Плюс ещё Машка у царя, что на уме моего несостоявшегося тестя? Не станет ли он её использовать в своих политических играх? Одна надежда на Дашку, что не даст в обиду… Конь обещал помочь, буду надеяться, меня ж ведь буквально вытащил из аномалии, вот Саймон сейчас, небось, рвёт и мечет! Место для «огня» приготовил, сволочь, а вот хрен ему…

Вышел из ванны, закутавшись в халат. На столе уже целая «поляна» - бутылка водки и разнообразная закусь, в основном морепродукты. Красная рыба, икра, какие-то котлеты с картошкой, креветки…
- Во, это по нашему! – кивнул я на бутылку, присаживаясь за стол. – Давай, Вова, не стесняйся, налетай.
Наложили себе полные тарелки, охранник налил мне рюмку водки.
- А себе?
- Не, я на службе, - поморщился Вова, было видно, что он тоже хочет опрокинуть стаканчик.
- Давай, одну-то можно, - насел на него я, наливая в его рюмку «огненную воду». – Не стесняйся.
- Если только одну, - решился здоровяк. – Для аппетита…
Выпили, водка у них оказалось совсем недурственной, как вода, без особых резких привкусов.
- Ох, хороша! – зарычал я и занюхал её куском рыбы. В тюрьме неплохо кормили, но сейчас просто пир какой. Аж глаза разбегаются, не знаешь за что схватиться.
- Чё, Володь, служба нравится? – поинтересовался я. Охранник в группу Коня на ТОЙ стороне не входил, присоединился к ним уже на здешней стороне портала.
- Нравится, - кивнул тот и перевернул свою рюмку вверх дном. – Извини, но о службе не положено разглагольствовать.
- Воевал?
- Было дело, но под конец уже застал, призвали в последний месяц войны, - ответил Вова, задумчиво рассматривая свою вилку. – Но в штурме Чикаго участвовал.
- Страшно небось было?
- Страшно, - кивнул тот. – Особо сравнивать не с чем, но там такая жопа была… Город в щепки в разнесли.
- А сейчас там что? – с интересом уставился я на него.
- Наши восстанавливают всё, теперь это территория СССР, североамериканская республика. Решили не повторять ошибок, допущенных после Второй Мировой, когда не присоединили часть Германии к Союзу. Много народа уехало на работы туда, платят нормально. Ну и с местными работы проводят, все там в обязательном порядке учат русский язык. Как второй государственный.
- Ну вы даёте, - восхищённо покачал головой я. – Порвали пасть такому дракону! Местные не партизанят?
- Пытались по началу, - пожал могучими плечами Вова. – Но наши быстро пресекли. Народа на восстановление не хватает, так что если уличили в подпольной деятельности, всё, поехал всей семьёй на пожизненную каторгу. Но так, без дела никто их не прижимает, партия им школ понастроила, больниц. Предоставила рабочие места. Так что живут спокойно, но не так шикарно, как раньше. А самое главное – союзнички их бывшие сразу хвост поджали, как только натовские ядерные боеголовки отказали. Сейчас пискнуть боятся.
- Молодцы! – честно сказал я. – Нравится мне у вас.
Охранник что-то промычал в ответ, налил мне рюмку и принялся за картошку с котлетами. Выпил, и почувствовал, как усталость сковала моё тело, а веки налились свинцовой тяжестью.
- Я вздремну пойду, - сказал Володе и направился в спальню. Там улёгся на кровать под покрывало и тут же заснул.
Снился Дубяра. Стоим с ним на вышке, той, что на задворках Болот и молчим.
- Чё там Махоркин? – наконец спрашиваю я.
- В Баре он если что, - не сразу отвечает Игорь, лица его не вижу и даже не хочу видеть. Отвык я от родной Зоны, если честно. Грязи не в счёт. Они чуть иные, не такие мрачные, там хоть природа красивее и не так жутко на душе. – Собирается к Мощи в гости, но пока задержится на Кордоне.
Дубяра куда-то исчезает, теперь я в полном одиночестве.
За горизонтом кто-то протяжно воет, постепенно к этому хору добавляются новые участники и тоскливые нотки. Холодный ветер освежает лицо, смотрю на шуршащий камыш под вышкой, на душе мрак и безысходность. Зона ты Зона… Как же надоела ты мне, знаешь ведь сама. Что ж не отпустишь меня, сколько ещё томиться в твоём плену? Захотелось присоединиться к хору диких глоток, завыть протяжно и от души. Набрал полные лёгкие воздуха и заголосил что есть мочи…

… -Эй! – услышал я издалека голос Вовы охранника и проснулся.
- Чего тебе? – недовольно спросил я его, всматриваясь в явно испуганные глаза.
- Как чего? – буркнул тот. – Воешь во сне, как волк. У меня мороз по коже до сих пор… Ни разу не видел такого. Тут, кстати, пришли к тебе, вставай.
- Здравствуйте, Алексей Петрович, - донеслось со входа в спальню. Повернул голову и увидел невысокого худого мужика средних лет в сером костюме, над верхней губой реденькие усы. На первый взгляд вылитый сельский учитель или бухгалтер. Но здесь таких точно не держат, так что это очередной волк в овечьей шкуре. Смотрит на меня с некоторым изумлением.
- Позвольте представиться, - скромно добавил мужик. – Майор Москвин, Юрий Кненофонтович. Пришёл пообщаться к вам, задать, так сказать, пару вопросов. Если не трудно, пройдём в гостиную?
- Легко! – я встал со своей шикарной кровати и одев халат, вышел из спальни.
- Присядем, - вежливо предложил Москвин, затем посмотрел на Вову. – Володь, сходи, подыши свежим воздухом!
- Есть, - и мой охранник тут же вошёл в лифт и помчался наверх, к траве и голубому небу.
Уселись с майором по краям углового дивана и Юрий, достав из кармана очки, покашливая одел их себе на нос.
- Итак, приступим, - мягко произнёс он, доставая из кармана диктофон. – Знаком ли вам некто Сергей Иванович Подольский.
- Знаком, - кивнул я.
- Где и при каких обстоятельствах познакомились с Подольским?
- Он появился на Кордоне, знаете, где это?
Москвин согласно кивнул, а я продолжил:
- Он пришёл к моему тогдашнему хозяину Сидоровичу и попросил снабдить его людьми для рейда по освобождению высокопоставленных заложников от болотного контролёра. Сидорович отправил нас с Дубярой, и Подольский представился нам сотрудником СБУ, выдал нам удостоверения на чужие имена. С ним была ещё одна девушка, Маша, тоже из СБУ, они оба оказались прошитыми до ликвидаторов. По пути наткнулись на портал, в результате оказались в другом мире, без Зоны. Иваныч предложил слить операцию.
- Каким образом? – монотонно спросил майор.
- Сказать, что контролёр запросил большую сумму денег за заложников и присвоить их себе. Тем более, мы нашли контакт с этим мутантом, за символическую плату он освободил своих жертв. Так что, формально операция прошла успешно. СБУ занервничало, но на требование согласилось, в результате мы покинули Зону и решили осесть в том мире. Начать заняться торговлей артефактами и вооружением. Попытались выйти на местного олигарха, предложить ему сотрудничество, но не учли, что тот сам мутит с Зоной, набрал армию из сталкеров и хотел захватить мир при помощи артефактов, превращающих людей в зомби. Он это и осуществил, но мы помешали его планам, олигарх исчез, вероятно мёртв. А Подольский начал свою игру, ликвидировал Дубяру, хотел и нас с Машей. Но не успел, нас спас тот контролёр с Болот, в последствии он уничтожил Подольского и его людей на переговорах в Зоне.
- Не считаете ли, что Подольский специально подстроил ваше перемещение в тот мир?
- Да, это так, контролёр упоминал об этом, – уверенно ответил я.
- И с какой целью?
- Вот этого я точно не знаю, - развёл руками я в ответ. – Сам себе голову сломал, поверьте. Вопрос можно?
- Извольте, - поджал губы Москвин.
- Какого хрена вы пытались протащить в тот мир ядерное оружие? – я вперился взглядом в его глаза за линзами очков.
Тот выдержал взгляд и спокойно ответил:
- Не в тот мир, а другой, из которого вы прибыли только что, – майор сделал долгую паузу и нехотя продолжил. – Установка пустила корни и в наш мир, два года назад. Угадайте где?
- Чернобыль?
- Он самый, причём АЭС не вводили в эксплуатацию после аварии в 1986 году. В результате образовалась Зона, подобная вашей, и она растёт, стремительно растёт. Правительство поставило нам задачу любой ценой уничтожить Установку, пока в мире не началась паника. Новая мировая война нам сейчас не нужна, тем более арабский мир очень силён в данный момент и что-то начал подозревать.
- Ну так ядерный удар только усугубит ситуацию, - воскликнул я. – Точная инфа.
- Это не для установки, - загадочно ответил Москвин, затем поправил очки. – Итак, вернёмся к нашим баранам…




Рейтинг: +1 148 просмотров
Комментарии (1)
Лидия Копасова # 20 ноября 2015 в 17:59 0