ГлавнаяСтихиЛирикаЛюбовная лирика → НЕМО - 2ч. (сказочная поэма не для всех)*

НЕМО - 2ч. (сказочная поэма не для всех)*

23 июня 2018 - Евгения Кис
Аннотация:
«Немо» – сказочная, темная поэма, для взрослых девочек, верящих в настоящую любовь, в 2-х частях. История одного одиночества, аллегория и игра слов. Главную героиню зовут Одинокая и она заточена в своём одиночестве, прикована к маяку, свет которого зажигает каждую ночь. Она пленница маяка, когда-то спасшего её, упавшую с неба звезду и едва не погасшую. Но по сути, Одинокая, пленница самой себя. Она не позволяет себе быть свободной, оттого в ней постепенно нарастает бунт – протест. Медленно, но верно разгорается пожар. Одинокая, не так уж одинока, у неё есть друзья, шумные чайки, суетное крабовое семейство, важный пеликан Пили и мудрая тетушка Че – старая черепаха. Одинокая заботиться о друзьях, но очень скучает по звёздной семье и злится на маяк. Пока она не находит на берегу девушку, едва живую. Находка представляется Немо никем, говорит, что ничего не помнит. Немо – беглянка, полная тайн и страхов. Она тоже одна. Их одиночества встречаются, переплетаются и заполняют друг друга, отныне героини не одни. Одиночество, бывшее тюрьмой и надзирателем для обеих, становится домом родным, где тепло и уют, где родные глаза, где любовь зажигает сердца. Но нет доверия, героини не раскрывают друг другу своей сути. А суть в том, что они обе не свободны. Освободить себя, могут лишь они сами. Любовь – это ещё не всё, нужна смелость и сила, быть ей верной. Героини находят её в себе же! В поэме есть всё: пираты, убийство Одинокой, побег Немо, верность и любовь. Верность автора этому чувству всегда!
________________________________________________________________________________________________________________________________


«НЕМО – Находка» - 1ч.
(сказочная поэма не для всех)*
 
Одинокая бродила по берегу,
Собирая дары отлива.
Камушки, ракушки,
Запутавшиеся в водорослях.
 
Её теперешние игрушки,
Раньше она смотрела на них свысока.
Пока в море не упала
И погасла, если бы не фонарь маяка,
 
Он спас её пламя.
Любопытная бывшая звезда
Поселилась внутри фонаря,
Ночью всем светила.
 
Днем лепила из песка,
И по берегу бродила,
Выкладывая из разноцветных
Камней и ракушек
 
Мозаичные панно,
Картины, что когда-то видела.
В море плавала,
Ныряя на самое дно,
 
Кораллы, жемчужины доставала.
В друзьях у неё пеликан,
Неуклюжий и жутко важный,
Стая горластых чаек
 
И крабья суетливая семейка.
Еще есть тетушка Че –
Мудрая, древняя черепаха.
Она почти вросла
 
В прибрежный песок.
Прилив её прячет,
Отлив обнажает.
Огромная, будто скала
 
И столь же неподвижна,
Когда тетушку Че накрывает вода.
Она пасть свою разевает,
В неё вплывает морская мелочь.
 
Тетушка её съедает.
Водорослями, ракушками
Она поросла,
Часто о былом вздыхает.
 
Знает множество историй,
Одинокая приходит послушать её
И дары благодарно оставляет:
Рыбу, морскую капусту, или наколет рапанов.
 
Бывает, черепаха сильно иссыхает,
Если запаздывает прилив.
Тогда Одинокая её поливает
Из рожка огромной, пустой раковины.
 
Важный пеликан Пили
Любит с тетушкой поболтать.
Они спорят часами,
У них разные философские взгляды.
 
Но при том они отличные друзья.
Наглые, горластые чайки
В разговоре участия не принимают.
О, в заботах о еде,
 
Носятся над волнами.
Краб Клеше со своей
Многочисленной роднёй,
Смотрит, чтобы их чайки не сожрали.
 
Одинокая у них – Мировой судья,
Мирит крабье и птичье семейство.
Выдергивает из ненасытных,
Желтых клювов, крабов Клеше:
 
Дядей, тётей, детишек…
Чайки не обидчивые,
Одинокая им перышки чистит,
Или мидиями угощает.
 
Крабы Одинокую, за спасение благодарят,
Раковины – жемчужницы- со дна таскают.
И проходят их дни медленно,
Лениво, словно катят волны.
 
Одинокая, не так уж одинока,
На своем маяке.
Хотя по звездной семье скучает,
Они далеко, высоко,
 
А она на земле,
Упавшая звезда, для неба – пропавшая. 
Одинокая видит их каждую ночь,
И в ответ в фонаре маяка
 
Отчаянно сияет.
Но они не замечают её,
В своём звездном, горделивом величии.
Что ж, сбежавшая из дома – всегда изгой.
 
Нет ему прощения
За нарушение приличий.
Хотя, как можно усидеть,
Под родительской стопой,
 
Когда вокруг столько удивительного!
Вот и звезду любопытство сгубило,
А может открыло?
И в морскую звезду превратило.
 
Или в узницу маяка,
Ее спаситель стал тюрьмою.
Она не могла покинуть его,
Кто же тогда будет освещать море.
 
В этих грустных думах,
В утренней заре
Одинокая шлепала босиком
По мелководью.
 
Крики чаек, привлекли её внимание,
Они из-за чего-то дрались в воде.
Это что-то было человеком, но живым,
Одинокая замерла от восторга.
Она мало знала людей,
Сама лишь прикидывалась человеком.
 
Склонилась, разглядывая подарок морской,
Сокровище – хрупкую девчонку.
Бледную, побитую, мокрую, всю в песке,
Она еле дышала.
 
Одинокая осторожно потормошила её,
И утонула в бездне глаз чернильных,
Распахнувшихся резко,
Как неба космическая глубина.
 
Словно Одинокая опять дома,
Бескровные губы шептали: «Помоги.»
Звезда с трудом вынырнула
Из черноты глаз незнакомки
 
И отвела гостью на маяк,
Правда он не очень пригоден для жизни.
Неуютен, холоден металлом,
Продуваем вечным сквозняком.
 
Но Одинокой это не мешало,
Она почти всё время проводила наверху,
У фонаря в ветра объятьях,
Лежа на спине и глядя в вышину.
 
Или на самом краю перильцев,
Свесив ноги в темноту.
Слушая рокот моря и вторя ему
Звонким, открытым смехом.
 
Теперь она не боялась упасть,
Доверие к себе в ней зародилось
И с каждым днём росло.
Быть настоящей, свободной,
 
Покинуть маяк и взлететь,
Чтоб он не держал её больше.
А по сути она сама
Перестала запирать себя.
 
Одинокая впервые за годы
Прочистила отопительную систему маяка.
Возилась с ней долго,
Но справилась, смогла.
 
Пока незнакомка, укутанная,
С ног до головы в колючей плед,
Спала в необъятном кресле,
Свернувшись в неудобной позе.
 
«Теперь нам нужен диван», –
Хлопотала по хозяйству Одинокая.
Сварила душистую уху,
Друзьям раздала задания.
 
Из чего можно сделать кровать,
Чем кормить человека
И как лечить от ран,
Где раздобыть питьевую воду?
 
Чайки сказали: «В магазине,
В пластиковых баллонах, мы принесём.»
Пили ещё больше раздулся от важности,
Слетал на материк, наворовал
 
Конфет и фруктов, полный клюв.
А крабы, хоть и боком ходящие,
Но самые сведущие,
Заявили: «Интернет проведём,
 
В виртуальных сетях заблудимся.
Жемчуг продадим и закажем на дом всего.»
Даром не прошло их пребывание
У богатея на яхте в аквариуме.
 
Вот и вылезало оно…
Незнакомка крепко спала до вечера,
В тепле, уюте маяка.
Одинокая, как могла, его создавала.
 
А потом на работу ушла
Светить в фонаре негасимым светом.
Оставив записку: «Ешь – пей, вернусь поутру»,
Ей не хотелось пугать незнакомку
 
Своей нечеловечной человечностью,
Которой в ней было, пожалуй, больше,
Чем в других, что зовутся людьми.
Сегодня Одинокая рассеянно светила,
 
Думая о гостье, стараясь не шуметь,
Чтобы у той не возникало желание
Подняться наверх, посмотреть,
Она закрылась на ключ.
 
Еле дождалась рассвета,
Бесшумно спустилась по лестнице боковой.
Вошла через парадную дверь, улыбнулась,
Гостья уже проснулась.
 
«Как мне тебя называть?»
Гостья слегка напряглась:
«Зови меня Немо – никто,
Я мало что помню.
 
Пожалуй, я и есть никто.
Спасибо за помощь,
Станет легче – уйду.»
«Нет, ты мне не в тягость,
 
Оставайся сколько хочешь!
Я Одинокая – смотритель маяка.»
С тех пор, так и жили,
Разбавив друг другу одиночество.
 
Немо, не сильно разговорчивая,
Скрытная и недоверчивая.
Видно ей хорошенько досталось,
Одинокая, тоже о себе не распространялась.
 
Исчезая ночью, возвращаясь к утру,
Они словно сговорились,
Не спрашивать о былом
И тайны чужие не раскрывать.
 
Жили теперешнем днем,
Им счастливы были.
На остальное плевать!
Это дарило какую-то бесшабашность,
 
Как в детстве с друзьями во дворе.
Пока родители, ужинать не позвали,
А там уроки и прочая дребедень,
Та самая – ненужная.
 
А нужно лишь друга плечо,
Радость совместного существования
И понимания: вы друг у друга есть.
Это действительно важно!
 
Дети умеют в свой Мир
Взрослых не впускать,
С их рассудительным бредом,
Глупостью суетной и ложными ценностями.
 
Немо с Одинокой ценили свой покой,
Заботу, разговоры.
Неспешный ход времени у маяка,
Казалось, кроме них не существует Мира.
 
Маяк – надежное укрытие от всех,
Теперь, когда он для двоих.
Маяк превратился из тюрьмы в убежище
Для двух беглянок, полных тайн и горестей.
 
Ведь слово «дом», не означает –
Стены, пол, вовсе нет.
А означает – вместе быть,
С родным и самым дорогим на свете.
 
Рука в руке, по берегу бродить,
В пене морской ноги мочить.
Боко о бок на песке лежать,
И загорать до черноты.
 
Друг с другом говорить на «ты»:
«Ты – солнце яркое»,
«Ты – бледная луна».
«Обжечься я боюсь о твой взгляд страстный».
 
«А я боюсь узнать тебя, пустить поближе,
И разочароваться, не разбивай,
Ты сердца моего!
Нам хорошо здесь и сейчас,
 
Чего вполне довольно»…
Играя в воде, Одинокая,
Немо за собой увлекла.
У той исчезло из-под ног дно,
 
Она страшно закричала.
Отчаянно забилась в туче брызг,
И в подругу судорожно вцепилась.
Оказалось, она боится глубины
 
До головокружения, до тошноты,
Её сотрясает паника.
Немо любит воду, пляж,
А бездна глубины её пугает.
 
Поэтому и плавать не умеет,
Что для Морской звезды невероятно странно.
Как можно на море лишь смотреть?
И не нырять, разгадывая тайны.
 
Море живое, погружение в него
Похоже на прикосновение Вечности.
Это абсолютно другой Мир,
Полный солнечных бликов, искр, сияния,
 
Звуков и шевеления его обитателей,
Красок ярких, коралловых рыбок
Или секретов мрака глубины,
Что в ней происходит – загляни.
 
Медуз купола прозрачные
Или акулий плавник,
Щелкающий язык дельфинов,
А может свет пещерных рыб.
 
Чернильное облако каракатицы,
Извивающийся плащ ската,
Величавое, неспешное плаванье
Огромного кита.
 
Море полно историй,
Сокровищ затонувших кораблей,
Трагедий упавших самолетов,
Русалок, скрывающихся от людей на дне.
 
Одинокую заинтересовало,
Чего же Немо боялась больше воды?
Раз по ней от этого бежала,
Пересилив свой страх глубины.
 
И море ответило яхтой
С чёрным флагом на мачте,
С ракетницей на борту,
С пиратами, вооруженными автоматами.
 
Они приплыли к маяку,
Явно ища кого-то.
Немо, с лицом бледнее обычного
Прошептала: «Это за мной».
 
Она вцепилась в Одинокую,
До боли в пальцах: «Защити!»
Звезда не совсем понимала
Страха подруги.
 
Она же не знала людей.
«Если не хочешь идти с ними – ни ходи».
«Не могу! Я принадлежу их господину,
Я собственность его, на мне клеймо.
 
Эта татуировка, вовсе не украшение,
Я ослушалась его, он наказал.
Бросил в море, теперь желает меня вернуть,
О нём я знаю слишком много.
 
Я не свободна, я в тюрьме!
Он думает, что меня любит.»
«А ты?» - старалась Одинокая понять.
«О нет!» - Немо вздыхала.
 
«Тогда пойди ему скажи.»
Подруги прятались за скалами,
От пиратов, снующих туда – сюда.
«Ты думаешь, легко спорить
 
С вооружённым человеком,
Привыкшим всё силой брать?»
«Выходит – ты трусиха!»
«Да, а ты нет. Чем держит тебя маяк?
 
Ты не свободна, уходишь ночью
И приходишь поутру.
Ты одинока, но возвращаться
В большой Мир не хочешь.
 
Ты у маяка в плену!
От одиночества ты говоришь с зверями,
Это похоже на безумие.»
Немо на подругу шёпотом кричала.
 
Впервые они поссорились,
Обиделись и замолчали.
Одинокая решительно к пиратам ушла,
Ей ночью нужно было на маяк.
 
Он обязан, во что бы то ни стало, гореть,
И передала слова Немо главарю.
Тот лишь посмеялся и к виску
Одинокой пистолет приставил.
 
Немо сдалась: «Не трогай её!»
Главарь ликовал, желая отпраздновать
Их воссоединение, мешала лишь Одинокая.
Она между ними стояла.
 
Взяв за руку подругу: «Идём», –
Главарь, без сожаления,
Разрядил в неё пистолет.
Одинокая, удивлённо пошатнувшись,
 
Упала, алая кровь впиталась в песок.
Немо рыдала над ней: «Зачем?»
«Я хотела, освободить тебя от него,
Но это сделать в силах только ты сама.
 
Оставь его и возвращайся,
Я буду ждать тебя всегда!»
Всю в слезах Немо утащили на яхту,
Одинокая тихо умерла.
 ________________________________________________________________________________________________

 
«НЕМО – Возвращение» - 2ч.
(сказочная поэма не для всех)*
 
Оказывается, умирать не очень приятно,
В теле пустота, звон в голове.
В глазах двоится, у неё же Немо забрали!
Ограбили пираты, головорезы.
 
Теперь Одинокой ясно,
Кто они такие – вполне.
Возле неё суетился пеликан Пили,
Обмахивая крыльями лицо.
 
Чайки истошно кричали,
Ругая отчаливших,
Непрошенных гостей.
Крабы боком семенили беспокойно,
 
Тетушка Че, булькала в воде,
Вросшая в берег, она волновалась.
Вздымая волны и громогласно вопрошая,
О самочувствии звезды.
 
Одинокая всех друзей перепугала,
Но на то она звезда, её нельзя убить.
А вот обидеть, оскорбить, отнять,
Самое дорогое, родное –
 
Можно и сильно разозлить.
Не стоит звёзды гневить, их ярость
Страшнее ядерной войны.
В эту ночь Одинокая маяку сказала,
 
Что не будет сегодня светить.
Она желает гибели пиратской яхте,
Пускай потонет во тьме,
На рифы налетит и разобьётся.
 
Маяк вздохнул: «А как же твоя любовь,
Она не найдет дорогу обратно, без света.»
«И не нужно, прощай, я сама отыщу её.»
Маяк лукаво улыбнулся взлетевшей в небо звезде.
 
Он включил аварийное питание своего фонаря
И шепнул в след на прощание:
«Я буду ждать тебя, моя звезда,
Как дом, надежный и уютный,
 
В котором хорошо, тепло, светло,
Светло от собственного света,
Сияющей счастьем души,
Любовь в нас её зародила.
 
И ты изменила меня,
Холодным, негостеприимным,
Был ранее я.
Теперь стал радушным и ждущим.»
 
Но звезда не слышала слов маяка,
Сгорая яростной местью.
Горчащей обидой во рту,
Она полыхала кометой.
 
Так ярко еще не горела она,
От переизбытка чувств и эмоций.
Звезда стала сверхновой,
Рискуя уничтожить себя,
 
Взорвать изнутри
И тогда погибель
Неся всему вокруг,
Это она постигала
 
Человека разрушительную суть.
Нельзя звезде с её мощью
Испытывать сердца стук.
А оно в ней зарождалось и билось.
 
В гневе, тоске и сожалении
О потерянной любви.
Звезда настигла пиратскую яхту
Карающим мечом.
 
Тот что стрелял в неё,
Стоял у штурвала.
Хлестал из горлышка ром,
Проклятия изрыгая.
 
Он явно не в духе был,
Команда попряталась в трюме,
Не желая получить пулю в лоб,
«Ты?! – икнул он, разглядев Одинокую ,–
 
Я же тебя убил!
Или тебе мало?
Живучая, мерзкая тварь!
Что ты сделала с моей девкой?
 
Заразила болезнью своей,
Она перестала быть послушной.
Словно бес вселился в неё,
Эта сука стала кусачей…»
 
«Где она?» - перебила звезда нетерпеливо,
«Я утопил её! Ни тебе, ни мне,
Концы в воду! Сейчас и тебя спущу на дно.»
Пират пьяно усмехался.
 
Едва на ногах держался,
Размахивая пистолетом,
Перед лицом Одинокой:
«Твое оружие мне не помеха.
 
Разве ты не понял еще?
Море моя стихия,
А ты загрязняешь его!
Мелочный, глупый жестокий.
 
Так получи же своё!
Звезда вспыхнула яростным светом:
Ослепляя, взрывая, губя,
Шар белого, электрического света.
 
Поглотил людей и корабль,
А потом грохнул мощно – глухо.
Сотрясая водную гладь,
И разлетелся, будто лопнул.
 
Мыльный, гигантский пузырь,
Испепелив яхту в мгновение ока.
Ни оставив после себя ничего.
Лишь пустоту в безбрежном море.
 
Одинокая почерневшем, безразличным угольком
На дно плавно в воде опускалась.
Теперь ей было всё равно,
Она перегорела и смирилась.
 
Какая разница, где прозябать?
Стала она камнем,
Бессердечным и ледяным.
Жаль, не знала она об обмане…
 
Немо, так поверила в неё,
Что не дожидаясь
Хозяйской расправы,
Села в лодку и удрала.
 
Она та, что панически боялась
Глубины, утонуть.
Теперь без страха моторкой управляла,
Несясь обратно к маяку.
 
Свет его стал для Немо путеводным,
Ведь там осталась любовь,
Которая ждать обещала,
Хоть целую вечность её.
 
И Немо верила, нет – знала,
Не до конца понимая, почему.
Ведь видела, Одинокая умирала,
Когда Немо забрали от неё.
 
Увезли против воли пираты,
А Немо, наконец, нашла в себе силы
Стать свободной, буйной, упрямой,
Не игрушкой чужой, а собой!
 
Маяк встретил Немо
Мягким светом.
Заботливо в море сопровождал,
Но на берегу никого не было,
 
Как и в башне маяка.
Немо по песку блуждала,
До рассвета Одинокую звала.
Усталость её сморила, заснула на берегу.
 
«Бедное дитя человечье, –
Вздыхал над ней пеликан, –
«А она хоть живая?»
Влезли наглые чайки:
 
«Может того, умерла,
С людьми такое бывает
От горя и тоски.»
«Тише вы, трескухи,
 
Ещё разбудите её!» –
Щелкали на них Клеше клешнями.
«Эй, следи за словами – краб!»
«Что у вас там происходит?»
 
Гремела с берега тетушка Че.
Немо проснулась, потянулась,
Села недоуменно раскрывши глаза:
«Как, вы умеете говорить?» –
 
Поразилась она.
«Конечно, что здесь такого,
Все умеют говорить», –
Кричали наперебой чайки.
 
«Вот слушать» –
Попробовал их Пили успокоить.
Куда там, чайки носились,
От черепахи к девушке,
 
Поддерживая общий разговор,
А на деле галдели.
Бестолковый, птичий базар.
«Но раньше я вас не понимала,
 
Почему теперь? Думала Одинокая,
От тоски сама с собой болтает.
Выходит, я глупа. Где же делась она?
Не ждет, не встречает, хоть обещала».
 
«Потому что вслед за тобой
На поиски в море улетела.
Спорить было без толку со звездой,
Она же небесный камень.

Упряма, тверда, холодна,
Вернуться обещала, лишь вместе с тобой.
Немо даже не сильно удивилась,
Что её любовь с небес.
 
Ясно же, таких людей не бывает,
Как Одинокая звезда.
Не похожая ни на кого на свете,
Преданная до конца.
 
Странная, своим нездешним происхождением,
Открытая, милая, заботливая.
Наивная и безрассудно храбрая,
Поскольку бессмертная она.
 
Лишь своей преданностью и любовью
Немо может звезду отблагодарить.
Ждать на берегу её возвращения,
В маяке порядок наводить.
 
Следить за его светом,
Лампы в фонаре менять
И о друзьях Одинокой заботиться,
И ждать, ждать, ждать.
 
Год прошёл незаметно
Там, где тебе хорошо.
Время не имеет значения,
Немо остров преображала.
 
Уют, комфорт и блага цивилизации,
Оказалось, жемчуг – очень прибыльный ресурс.
А его в водах моря, на дне было навалом,
Немо купила остров – маяк.
 
Провела интернет, торговала,
Плавала на яхте не далеко,
Одинокую в волнах искала.
Всё многочисленное семейство Клеше
 
Теперь в собственном джакузи шиковало,
Чайки ели только суши.
А Пили мужественно потел на тренажёре,
Заявив, что он толстый и нужно худеть.
 
Тетушку Че вырыли из песка,
И пляж мелководный для нее соорудили.
Правда от этого, она не стала бодрей,
Древняя старушка все же.
 
Но с удовольствием, как карапуз,
Булькалась там, где воды по колено.
И удалялась под искусственный водопад,
Если пересыхала.
 
На завтрак, ей рыба, сама плыла в рот,
Путавшаяся под плавниками,
Рядом, в закрытом бассейне.
Тетушка Че, с непривычки,
 
Сперва переедала.
Пили, по-прежнему с ней,
Ударялся в философские споры.
А крабам с чайками, стало нечего делить,
 
Они сдружились, от ленивой, скучной жизни.
Маяк смазанный маслом, натертый до блеска,
Прошедший тех осмотр,
И напичканный электроникой под завязку.
 
Очень очень гордился собой,
Да только не в богатстве счастье.
Можно им увлечься, забыть,
Но душа о родном тоскует.
 
Всем им друзьям, не хватало ее,
Ради которой все затевалось.
Они боялись признаться себе,
Может она уже не вернется.
 
В такие минуты, Немо,
Одиноко брела по песку.
Злилась, камни пинала,
Ей попался камень, чернее угля.
 
Обкатанный в форме сердца.
Немо рухнула на колени
В воду, камень в руки взяла,
Что-то в нём казалось необычным.
 
А может, она чувствовала себя
Хуже прежнего.
Нужно было скинуть с души
Груз обиды, тоски.
 
И Немо выбрала камень
В безмолвные слушатели
Потому, что лишь безответный
Мог вынести поток её слов.
 
Очень жгучих, горьких и одиноких,
Предназначенных любви.
Теперь же ставших ядом,
Болью разбитого сердца.
 
Каменного, чёрного и холодного,
«Я ненавижу тебя!»
Попробовала Немо от него откусить кусочек
И зашвырнула обратно в море.
 
Но до неё донесся голос родной:
«Прости, я не хотела!»
«Что? – ахнула Немо, –  постой!» –
И нырнула на глубину следом.
 
Она, не научившаяся плавать до сих пор,
Даже не подумала об этом.
А камень – уголек, сгорая от стыда,
Мерцал неровным светом.
 
И Немо достала его со дна,
Крепко зажав в кулаке,
Пробкой вылетев на поверхность.
«Ты плаваешь!» - восхищённо пискнула Одинокая.
 
«Ох, зря ты напомнила!» –
Спохватилась Немо задним числом,
Отчаянно сбивая тучи брызг в воде.
«Не вздумай утонуть, мы только снова встретились!
 
Дыши, греби, вон берег впереди,
Зачем меня так далеко кинула?»
«Зачем? Ты правда хочешь знать?
Сейчас! Ты первая меня оставила…»
 
Так ругаясь, они добрались,
Немо блаженно растянулась на мелководье.
«Умница моя, ты смогла!
Не зря отвлекала тебя, чем могла.»
 
 «Какая же ты, всё-таки, стерва,
Хотя и за это люблю тебя.»
Немо поцеловала звезду
В самое каменное сердце.
 
Положила себе на грудь и заснула,
А проснувшись, не узнала.
Её прижимала к себе Одинокая
И улыбалась, как прежде, ставшая собой.
 
Возрожденная истиной любовью
Она накрыла подруг с головой.
Закружила в бурном море
Чувств, эмоций и неутолимого голода.
 
Ненасытного желания наполниться другим,
Раствориться до самого донца.
Вот такая глубина любви,
Которую не стоит никому бояться
 
Потому, что в ней не утонуть
И не захлебнуться.
В ней можно лишь плыть,
Бесконечно- бесконечно долго.
 

 
   

© Copyright: Евгения Кис, 2018

Регистрационный номер №0419188

от 23 июня 2018

[Скрыть] Регистрационный номер 0419188 выдан для произведения: Аннотация:
«Немо» – сказочная, темная поэма, для взрослых девочек, верящих в настоящую любовь, в 2-х частях. История одного одиночества, аллегория и игра слов. Главную героиню зовут Одинокая и она заточена в своём одиночестве, прикована к маяку, свет которого зажигает каждую ночь. Она пленница маяка, когда-то спасшего её, упавшую с неба звезду и едва не погасшую. Но по сути, Одинокая, пленница самой себя. Она не позволяет себе быть свободной, оттого в ней постепенно нарастает бунт – протест. Медленно, но верно разгорается пожар. Одинокая, не так уж одинока, у неё есть друзья, шумные чайки, суетное крабовое семейство, важный пеликан Пили и мудрая тетушка Че – старая черепаха. Одинокая заботиться о друзьях, но очень скучает по звёздной семье и злится на маяк. Пока она не находит на берегу девушку, едва живую. Находка представляется Немо никем, говорит, что ничего не помнит. Немо – беглянка, полная тайн и страхов. Она тоже одна. Их одиночества встречаются, переплетаются и заполняют друг друга, отныне героини не одни. Одиночество, бывшее тюрьмой и надзирателем для обеих, становится домом родным, где тепло и уют, где родные глаза, где любовь зажигает сердца. Но нет доверия, героини не раскрывают друг другу своей сути. А суть в том, что они обе не свободны. Освободить себя, могут лишь они сами. Любовь – это ещё не всё, нужна смелость и сила, быть ей верной. Героини находят её в себе же! В поэме есть всё: пираты, убийство Одинокой, побег Немо, верность и любовь. Верность автора этому чувству всегда!
________________________________________________________________________________________________________________________________


«НЕМО – Находка» - 1ч.
(сказочная поэма не для всех)*
 
Одинокая бродила по берегу,
Собирая дары отлива.
Камушки, ракушки,
Запутавшиеся в водорослях.
 
Её теперешние игрушки,
Раньше она смотрела на них свысока.
Пока в море не упала
И погасла, если бы не фонарь маяка,
 
Он спас её пламя.
Любопытная бывшая звезда
Поселилась внутри фонаря,
Ночью всем светила.
 
Днем лепила из песка,
И по берегу бродила,
Выкладывая из разноцветных
Камней и ракушек
 
Мозаичные панно,
Картины, что когда-то видела.
В море плавала,
Ныряя на самое дно,
 
Кораллы, жемчужины доставала.
В друзьях у неё пеликан,
Неуклюжий и жутко важный,
Стая горластых чаек
 
И крабья суетливая семейка.
Еще есть тетушка Че –
Мудрая, древняя черепаха.
Она почти вросла
 
В прибрежный песок.
Прилив её прячет,
Отлив обнажает.
Огромная, будто скала
 
И столь же неподвижна,
Когда тетушку Че накрывает вода.
Она пасть свою разевает,
В неё вплывает морская мелочь.
 
Тетушка её съедает.
Водорослями, ракушками
Она поросла,
Часто о былом вздыхает.
 
Знает множество историй,
Одинокая приходит послушать её
И дары благодарно оставляет:
Рыбу, морскую капусту, или наколет рапанов.
 
Бывает, черепаха сильно иссыхает,
Если запаздывает прилив.
Тогда Одинокая её поливает
Из рожка огромной, пустой раковины.
 
Важный пеликан Пили
Любит с тетушкой поболтать.
Они спорят часами,
У них разные философские взгляды.
 
Но при том они отличные друзья.
Наглые, горластые чайки
В разговоре участия не принимают.
О, в заботах о еде,
 
Носятся над волнами.
Краб Клеше со своей
Многочисленной роднёй,
Смотрит, чтобы их чайки не сожрали.
 
Одинокая у них – Мировой судья,
Мирит крабье и птичье семейство.
Выдергивает из ненасытных,
Желтых клювов, крабов Клеше:
 
Дядей, тётей, детишек…
Чайки не обидчивые,
Одинокая им перышки чистит,
Или мидиями угощает.
 
Крабы Одинокую, за спасение благодарят,
Раковины – жемчужницы- со дна таскают.
И проходят их дни медленно,
Лениво, словно катят волны.
 
Одинокая, не так уж одинока,
На своем маяке.
Хотя по звездной семье скучает,
Они далеко, высоко,
 
А она на земле,
Упавшая звезда, для неба – пропавшая. 
Одинокая видит их каждую ночь,
И в ответ в фонаре маяка
 
Отчаянно сияет.
Но они не замечают её,
В своём звездном, горделивом величии.
Что ж, сбежавшая из дома – всегда изгой.
 
Нет ему прощения
За нарушение приличий.
Хотя, как можно усидеть,
Под родительской стопой,
 
Когда вокруг столько удивительного!
Вот и звезду любопытство сгубило,
А может открыло?
И в морскую звезду превратило.
 
Или в узницу маяка,
Ее спаситель стал тюрьмою.
Она не могла покинуть его,
Кто же тогда будет освещать море.
 
В этих грустных думах,
В утренней заре
Одинокая шлепала босиком
По мелководью.
 
Крики чаек, привлекли её внимание,
Они из-за чего-то дрались в воде.
Это что-то было человеком, но живым,
Одинокая замерла от восторга.
Она мало знала людей,
Сама лишь прикидывалась человеком.
 
Склонилась, разглядывая подарок морской,
Сокровище – хрупкую девчонку.
Бледную, побитую, мокрую, всю в песке,
Она еле дышала.
 
Одинокая осторожно потормошила её,
И утонула в бездне глаз чернильных,
Распахнувшихся резко,
Как неба космическая глубина.
 
Словно Одинокая опять дома,
Бескровные губы шептали: «Помоги.»
Звезда с трудом вынырнула
Из черноты глаз незнакомки
 
И отвела гостью на маяк,
Правда он не очень пригоден для жизни.
Неуютен, холоден металлом,
Продуваем вечным сквозняком.
 
Но Одинокой это не мешало,
Она почти всё время проводила наверху,
У фонаря в ветра объятьях,
Лежа на спине и глядя в вышину.
 
Или на самом краю перильцев,
Свесив ноги в темноту.
Слушая рокот моря и вторя ему
Звонким, открытым смехом.
 
Теперь она не боялась упасть,
Доверие к себе в ней зародилось
И с каждым днём росло.
Быть настоящей, свободной,
 
Покинуть маяк и взлететь,
Чтоб он не держал её больше.
А по сути она сама
Перестала запирать себя.
 
Одинокая впервые за годы
Прочистила отопительную систему маяка.
Возилась с ней долго,
Но справилась, смогла.
 
Пока незнакомка, укутанная,
С ног до головы в колючей плед,
Спала в необъятном кресле,
Свернувшись в неудобной позе.
 
«Теперь нам нужен диван», –
Хлопотала по хозяйству Одинокая.
Сварила душистую уху,
Друзьям раздала задания.
 
Из чего можно сделать кровать,
Чем кормить человека
И как лечить от ран,
Где раздобыть питьевую воду?
 
Чайки сказали: «В магазине,
В пластиковых баллонах, мы принесём.»
Пили ещё больше раздулся от важности,
Слетал на материк, наворовал
 
Конфет и фруктов, полный клюв.
А крабы, хоть и боком ходящие,
Но самые сведущие,
Заявили: «Интернет проведём,
 
В виртуальных сетях заблудимся.
Жемчуг продадим и закажем на дом всего.»
Даром не прошло их пребывание
У богатея на яхте в аквариуме.
 
Вот и вылезало оно…
Незнакомка крепко спала до вечера,
В тепле, уюте маяка.
Одинокая, как могла, его создавала.
 
А потом на работу ушла
Светить в фонаре негасимым светом.
Оставив записку: «Ешь – пей, вернусь поутру»,
Ей не хотелось пугать незнакомку
 
Своей нечеловечной человечностью,
Которой в ней было, пожалуй, больше,
Чем в других, что зовутся людьми.
Сегодня Одинокая рассеянно светила,
 
Думая о гостье, стараясь не шуметь,
Чтобы у той не возникало желание
Подняться наверх, посмотреть,
Она закрылась на ключ.
 
Еле дождалась рассвета,
Бесшумно спустилась по лестнице боковой.
Вошла через парадную дверь, улыбнулась,
Гостья уже проснулась.
 
«Как мне тебя называть?»
Гостья слегка напряглась:
«Зови меня Немо – никто,
Я мало что помню.
 
Пожалуй, я и есть никто.
Спасибо за помощь,
Станет легче – уйду.»
«Нет, ты мне не в тягость,
 
Оставайся сколько хочешь!
Я Одинокая – смотритель маяка.»
С тех пор, так и жили,
Разбавив друг другу одиночество.
 
Немо, не сильно разговорчивая,
Скрытная и недоверчивая.
Видно ей хорошенько досталось,
Одинокая, тоже о себе не распространялась.
 
Исчезая ночью, возвращаясь к утру,
Они словно сговорились,
Не спрашивать о былом
И тайны чужие не раскрывать.
 
Жили теперешнем днем,
Им счастливы были.
На остальное плевать!
Это дарило какую-то бесшабашность,
 
Как в детстве с друзьями во дворе.
Пока родители, ужинать не позвали,
А там уроки и прочая дребедень,
Та самая – ненужная.
 
А нужно лишь друга плечо,
Радость совместного существования
И понимания: вы друг у друга есть.
Это действительно важно!
 
Дети умеют в свой Мир
Взрослых не впускать,
С их рассудительным бредом,
Глупостью суетной и ложными ценностями.
 
Немо с Одинокой ценили свой покой,
Заботу, разговоры.
Неспешный ход времени у маяка,
Казалось, кроме них не существует Мира.
 
Маяк – надежное укрытие от всех,
Теперь, когда он для двоих.
Маяк превратился из тюрьмы в убежище
Для двух беглянок, полных тайн и горестей.
 
Ведь слово «дом», не означает –
Стены, пол, вовсе нет.
А означает – вместе быть,
С родным и самым дорогим на свете.
 
Рука в руке, по берегу бродить,
В пене морской ноги мочить.
Боко о бок на песке лежать,
И загорать до черноты.
 
Друг с другом говорить на «ты»:
«Ты – солнце яркое»,
«Ты – бледная луна».
«Обжечься я боюсь о твой взгляд страстный».
 
«А я боюсь узнать тебя, пустить поближе,
И разочароваться, не разбивай,
Ты сердца моего!
Нам хорошо здесь и сейчас,
 
Чего вполне довольно»…
Играя в воде, Одинокая,
Немо за собой увлекла.
У той исчезло из-под ног дно,
 
Она страшно закричала.
Отчаянно забилась в туче брызг,
И в подругу судорожно вцепилась.
Оказалось, она боится глубины
 
До головокружения, до тошноты,
Её сотрясает паника.
Немо любит воду, пляж,
А бездна глубины её пугает.
 
Поэтому и плавать не умеет,
Что для Морской звезды невероятно странно.
Как можно на море лишь смотреть?
И не нырять, разгадывая тайны.
 
Море живое, погружение в него
Похоже на прикосновение Вечности.
Это абсолютно другой Мир,
Полный солнечных бликов, искр, сияния,
 
Звуков и шевеления его обитателей,
Красок ярких, коралловых рыбок
Или секретов мрака глубины,
Что в ней происходит – загляни.
 
Медуз купола прозрачные
Или акулий плавник,
Щелкающий язык дельфинов,
А может свет пещерных рыб.
 
Чернильное облако каракатицы,
Извивающийся плащ ската,
Величавое, неспешное плаванье
Огромного кита.
 
Море полно историй,
Сокровищ затонувших кораблей,
Трагедий упавших самолетов,
Русалок, скрывающихся от людей на дне.
 
Одинокую заинтересовало,
Чего же Немо боялась больше воды?
Раз по ней от этого бежала,
Пересилив свой страх глубины.
 
И море ответило яхтой
С чёрным флагом на мачте,
С ракетницей на борту,
С пиратами, вооруженными автоматами.
 
Они приплыли к маяку,
Явно ища кого-то.
Немо, с лицом бледнее обычного
Прошептала: «Это за мной».
 
Она вцепилась в Одинокую,
До боли в пальцах: «Защити!»
Звезда не совсем понимала
Страха подруги.
 
Она же не знала людей.
«Если не хочешь идти с ними – ни ходи».
«Не могу! Я принадлежу их господину,
Я собственность его, на мне клеймо.
 
Эта татуировка, вовсе не украшение,
Я ослушалась его, он наказал.
Бросил в море, теперь желает меня вернуть,
О нём я знаю слишком много.
 
Я не свободна, я в тюрьме!
Он думает, что меня любит.»
«А ты?» - старалась Одинокая понять.
«О нет!» - Немо вздыхала.
 
«Тогда пойди ему скажи.»
Подруги прятались за скалами,
От пиратов, снующих туда – сюда.
«Ты думаешь, легко спорить
 
С вооружённым человеком,
Привыкшим всё силой брать?»
«Выходит – ты трусиха!»
«Да, а ты нет. Чем держит тебя маяк?
 
Ты не свободна, уходишь ночью
И приходишь поутру.
Ты одинока, но возвращаться
В большой Мир не хочешь.
 
Ты у маяка в плену!
От одиночества ты говоришь с зверями,
Это похоже на безумие.»
Немо на подругу шёпотом кричала.
 
Впервые они поссорились,
Обиделись и замолчали.
Одинокая решительно к пиратам ушла,
Ей ночью нужно было на маяк.
 
Он обязан, во что бы то ни стало, гореть,
И передала слова Немо главарю.
Тот лишь посмеялся и к виску
Одинокой пистолет приставил.
 
Немо сдалась: «Не трогай её!»
Главарь ликовал, желая отпраздновать
Их воссоединение, мешала лишь Одинокая.
Она между ними стояла.
 
Взяв за руку подругу: «Идём», –
Главарь, без сожаления,
Разрядил в неё пистолет.
Одинокая, удивлённо пошатнувшись,
 
Упала, алая кровь впиталась в песок.
Немо рыдала над ней: «Зачем?»
«Я хотела, освободить тебя от него,
Но это сделать в силах только ты сама.
 
Оставь его и возвращайся,
Я буду ждать тебя всегда!»
Всю в слезах Немо утащили на яхту,
Одинокая тихо умерла.
 ________________________________________________________________________________________________

 
«НЕМО – Возвращение» - 2ч.
(сказочная поэма не для всех)*
 
Оказывается, умирать не очень приятно,
В теле пустота, звон в голове.
В глазах двоится, у неё же Немо забрали!
Ограбили пираты, головорезы.
 
Теперь Одинокой ясно,
Кто они такие – вполне.
Возле неё суетился пеликан Пили,
Обмахивая крыльями лицо.
 
Чайки истошно кричали,
Ругая отчаливших,
Непрошенных гостей.
Крабы боком семенили беспокойно,
 
Тетушка Че, булькала в воде,
Вросшая в берег, она волновалась.
Вздымая волны и громогласно вопрошая,
О самочувствии звезды.
 
Одинокая всех друзей перепугала,
Но на то она звезда, её нельзя убить.
А вот обидеть, оскорбить, отнять,
Самое дорогое, родное –
 
Можно и сильно разозлить.
Не стоит звёзды гневить, их ярость
Страшнее ядерной войны.
В эту ночь Одинокая маяку сказала,
 
Что не будет сегодня светить.
Она желает гибели пиратской яхте,
Пускай потонет во тьме,
На рифы налетит и разобьётся.
 
Маяк вздохнул: «А как же твоя любовь,
Она не найдет дорогу обратно, без света.»
«И не нужно, прощай, я сама отыщу её.»
Маяк лукаво улыбнулся взлетевшей в небо звезде.
 
Он включил аварийное питание своего фонаря
И шепнул в след на прощание:
«Я буду ждать тебя, моя звезда,
Как дом, надежный и уютный,
 
В котором хорошо, тепло, светло,
Светло от собственного света,
Сияющей счастьем души,
Любовь в нас её зародила.
 
И ты изменила меня,
Холодным, негостеприимным,
Был ранее я.
Теперь стал радушным и ждущим.»
 
Но звезда не слышала слов маяка,
Сгорая яростной местью.
Горчащей обидой во рту,
Она полыхала кометой.
 
Так ярко еще не горела она,
От переизбытка чувств и эмоций.
Звезда стала сверхновой,
Рискуя уничтожить себя,
 
Взорвать изнутри
И тогда погибель
Неся всему вокруг,
Это она постигала
 
Человека разрушительную суть.
Нельзя звезде с её мощью
Испытывать сердца стук.
А оно в ней зарождалось и билось.
 
В гневе, тоске и сожалении
О потерянной любви.
Звезда настигла пиратскую яхту
Карающим мечом.
 
Тот что стрелял в неё,
Стоял у штурвала.
Хлестал из горлышка ром,
Проклятия изрыгая.
 
Он явно не в духе был,
Команда попряталась в трюме,
Не желая получить пулю в лоб,
«Ты?! – икнул он, разглядев Одинокую ,–
 
Я же тебя убил!
Или тебе мало?
Живучая, мерзкая тварь!
Что ты сделала с моей девкой?
 
Заразила болезнью своей,
Она перестала быть послушной.
Словно бес вселился в неё,
Эта сука стала кусачей…»
 
«Где она?» - перебила звезда нетерпеливо,
«Я утопил её! Ни тебе, ни мне,
Концы в воду! Сейчас и тебя спущу на дно.»
Пират пьяно усмехался.
 
Едва на ногах держался,
Размахивая пистолетом,
Перед лицом Одинокой:
«Твое оружие мне не помеха.
 
Разве ты не понял еще?
Море моя стихия,
А ты загрязняешь его!
Мелочный, глупый жестокий.
 
Так получи же своё!
Звезда вспыхнула яростным светом:
Ослепляя, взрывая, губя,
Шар белого, электрического света.
 
Поглотил людей и корабль,
А потом грохнул мощно – глухо.
Сотрясая водную гладь,
И разлетелся, будто лопнул.
 
Мыльный, гигантский пузырь,
Испепелив яхту в мгновение ока.
Ни оставив после себя ничего.
Лишь пустоту в безбрежном море.
 
Одинокая почерневшем, безразличным угольком
На дно плавно в воде опускалась.
Теперь ей было всё равно,
Она перегорела и смирилась.
 
Какая разница, где прозябать?
Стала она камнем,
Бессердечным и ледяным.
Жаль, не знала она об обмане…
 
Немо, так поверила в неё,
Что не дожидаясь
Хозяйской расправы,
Села в лодку и удрала.
 
Она та, что панически боялась
Глубины, утонуть.
Теперь без страха моторкой управляла,
Несясь обратно к маяку.
 
Свет его стал для Немо путеводным,
Ведь там осталась любовь,
Которая ждать обещала,
Хоть целую вечность её.
 
И Немо верила, нет – знала,
Не до конца понимая, почему.
Ведь видела, Одинокая умирала,
Когда Немо забрали от неё.
 
Увезли против воли пираты,
А Немо, наконец, нашла в себе силы
Стать свободной, буйной, упрямой,
Не игрушкой чужой, а собой!
 
Маяк встретил Немо
Мягким светом.
Заботливо в море сопровождал,
Но на берегу никого не было,
 
Как и в башне маяка.
Немо по песку блуждала,
До рассвета Одинокую звала.
Усталость её сморила, заснула на берегу.
 
«Бедное дитя человечье, –
Вздыхал над ней пеликан, –
«А она хоть живая?»
Влезли наглые чайки:
 
«Может того, умерла,
С людьми такое бывает
От горя и тоски.»
«Тише вы, трескухи,
 
Ещё разбудите её!» –
Щелкали на них Клеше клешнями.
«Эй, следи за словами – краб!»
«Что у вас там происходит?»
 
Гремела с берега тетушка Че.
Немо проснулась, потянулась,
Села недоуменно раскрывши глаза:
«Как, вы умеете говорить?» –
 
Поразилась она.
«Конечно, что здесь такого,
Все умеют говорить», –
Кричали наперебой чайки.
 
«Вот слушать» –
Попробовал их Пили успокоить.
Куда там, чайки носились,
От черепахи к девушке,
 
Поддерживая общий разговор,
А на деле галдели.
Бестолковый, птичий базар.
«Но раньше я вас не понимала,
 
Почему теперь? Думала Одинокая,
От тоски сама с собой болтает.
Выходит, я глупа. Где же делась она?
Не ждет, не встречает, хоть обещала».
 
«Потому что вслед за тобой
На поиски в море улетела.
Спорить было без толку со звездой,
Она же небесный камень.

Упряма, тверда, холодна,
Вернуться обещала, лишь вместе с тобой.
Немо даже не сильно удивилась,
Что её любовь с небес.
 
Ясно же, таких людей не бывает,
Как Одинокая звезда.
Не похожая ни на кого на свете,
Преданная до конца.
 
Странная, своим нездешним происхождением,
Открытая, милая, заботливая.
Наивная и безрассудно храбрая,
Поскольку бессмертная она.
 
Лишь своей преданностью и любовью
Немо может звезду отблагодарить.
Ждать на берегу её возвращения,
В маяке порядок наводить.
 
Следить за его светом,
Лампы в фонаре менять
И о друзьях Одинокой заботиться,
И ждать, ждать, ждать.
 
Год прошёл незаметно
Там, где тебе хорошо.
Время не имеет значения,
Немо остров преображала.
 
Уют, комфорт и блага цивилизации,
Оказалось, жемчуг – очень прибыльный ресурс.
А его в водах моря, на дне было навалом,
Немо купила остров – маяк.
 
Провела интернет, торговала,
Плавала на яхте не далеко,
Одинокую в волнах искала.
Всё многочисленное семейство Клеше
 
Теперь в собственном джакузи шиковало,
Чайки ели только суши.
А Пили мужественно потел на тренажёре,
Заявив, что он толстый и нужно худеть.
 
Тетушку Че вырыли из песка,
И пляж мелководный для нее соорудили.
Правда от этого, она не стала бодрей,
Древняя старушка все же.
 
Но с удовольствием, как карапуз,
Булькалась там, где воды по колено.
И удалялась под искусственный водопад,
Если пересыхала.
 
На завтрак, ей рыба, сама плыла в рот,
Путавшаяся под плавниками,
Рядом, в закрытом бассейне.
Тетушка Че, с непривычки,
 
Сперва переедала.
Пили, по-прежнему с ней,
Ударялся в философские споры.
А крабам с чайками, стало нечего делить,
 
Они сдружились, от ленивой, скучной жизни.
Маяк смазанный маслом, натертый до блеска,
Прошедший тех осмотр,
И напичканный электроникой под завязку.
 
Очень очень гордился собой,
Да только не в богатстве счастье.
Можно им увлечься, забыть,
Но душа о родном тоскует.
 
Всем им друзьям, не хватало ее,
Ради которой все затевалось.
Они боялись признаться себе,
Может она уже не вернется.
 
В такие минуты, Немо,
Одиноко брела по песку.
Злилась, камни пинала,
Ей попался камень, чернее угля.
 
Обкатанный в форме сердца.
Немо рухнула на колени
В воду, камень в руки взяла,
Что-то в нём казалось необычным.
 
А может, она чувствовала себя
Хуже прежнего.
Нужно было скинуть с души
Груз обиды, тоски.
 
И Немо выбрала камень
В безмолвные слушатели
Потому, что лишь безответный
Мог вынести поток её слов.
 
Очень жгучих, горьких и одиноких,
Предназначенных любви.
Теперь же ставших ядом,
Болью разбитого сердца.
 
Каменного, чёрного и холодного,
«Я ненавижу тебя!»
Попробовала Немо от него откусить кусочек
И зашвырнула обратно в море.
 
Но до неё донесся голос родной:
«Прости, я не хотела!»
«Что? – ахнула Немо, –  постой!» –
И нырнула на глубину следом.
 
Она, не научившаяся плавать до сих пор,
Даже не подумала об этом.
А камень – уголек, сгорая от стыда,
Мерцал неровным светом.
 
И Немо достала его со дна,
Крепко зажав в кулаке,
Пробкой вылетев на поверхность.
«Ты плаваешь!» - восхищённо пискнула Одинокая.
 
«Ох, зря ты напомнила!» –
Спохватилась Немо задним числом,
Отчаянно сбивая тучи брызг в воде.
«Не вздумай утонуть, мы только снова встретились!
 
Дыши, греби, вон берег впереди,
Зачем меня так далеко кинула?»
«Зачем? Ты правда хочешь знать?
Сейчас! Ты первая меня оставила…»
 
Так ругаясь, они добрались,
Немо блаженно растянулась на мелководье.
«Умница моя, ты смогла!
Не зря отвлекала тебя, чем могла.»
 
 «Какая же ты, всё-таки, стерва,
Хотя и за это люблю тебя.»
Немо поцеловала звезду
В самое каменное сердце.
 
Положила себе на грудь и заснула,
А проснувшись, не узнала.
Её прижимала к себе Одинокая
И улыбалась, как прежде, ставшая собой.
 
Возрожденная истиной любовью
Она накрыла подруг с головой.
Закружила в бурном море
Чувств, эмоций и неутолимого голода.
 
Ненасытного желания наполниться другим,
Раствориться до самого донца.
Вот такая глубина любви,
Которую не стоит никому бояться
 
Потому, что в ней не утонуть
И не захлебнуться.
В ней можно лишь плыть,
Бесконечно- бесконечно долго.
 

 
 
Рейтинг: 0 68 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярные стихи за месяц
90
81
78
72
КРИНИЦА 18 сентября 2018 (Юрий Веригин)
66
64
ВДОВА 16 сентября 2018 (Юрий Веригин)
63
63
Почему? 28 августа 2018 (Эльвира Ищенко)
63
56
54
52
52
51
50
50
49
48
47
"Чёрная дама" 16 сентября 2018 (Сергей Гридин)
44
44
41
41
41
40
40
ПЕРЕДОЗ 18 сентября 2018 (Пронькина Татьяна)
40
38
37
28

 

Популярное за 90 дней
161
ЖАРА 4 июля 2018 (Елена Бурханова)
147
136
135
Сентябрина... 9 сентября 2018 (Анна Гирик)
132
123
122
117
113
112
112
111
107
ГРУСТЬ 8 сентября 2018 (Елена Бурханова)
105
105
СЧАСТЬЕ 11 августа 2018 (Пронькина Татьяна)
104
103
101
101
100
98
95
94
91
Популярное за неделю
135
Сентябрина... 9 сентября 2018 (Анна Гирик)
107
ГРУСТЬ 8 сентября 2018 (Елена Бурханова)
101
95
87
86
81
78
72
КРИНИЦА 18 сентября 2018 (Юрий Веригин)
72
70
67
64
64
63
63
56
54
44
41
Популярное за 24 часа
20
КТО ТЫ? Вчера в 21:19 (Рената Юрьева)
18
16
13
12
11
11
10
9
9
8
8
8
7
6
6
6
6
5
5
5
4
4
2
2