ДЕКАБРЬ

7 февраля 2012 - Владимир Безладнов

ДЕКАБРЬ
(Из цикла "Великая ярмарка")

 

Номер в гостинице.
Грязный пол.
Телевизор без штекера.
(Давно бы пора припаять).
Койка железная.
Кресло.
Стол.
На столе, почему-то, - пучеглазый паяц.

Паяцу – поётся.
Паяц – фаянсовый,
С соглашающейся головой китайского божка
И с сердцем – мягким глиняным многогранником,
Раскатанным между ладоней.
А я подарю тебе город!
Целый город, который тоже можно взять в ладони,
Но в котором можно и утонуть.

 

Добрым белым дождём
Укрою от времени глиняных лиц,
От сытых пальцев и ржавых языков дверей…
Здесь, в постоялом дворе,
Где тысячи судеб сплелись,
Уйдя в черепаший панцирь,
Каждый из нас ждёт.

 

Ночью окна домов –
Ячейки счётных машин-диспетчеров.
Врезаются в пустоту
Уходящих составов линии.
А ноги зовут домой –
В беспечную необеспеченность –
Где кажется каждый стук
Неосторожно длинным.

 

Жду, до боли вжимая ногти в ладонь.
Сквозь меня проступает год,
Или я проступаю сквозь год?

 

Снег рябит за окном в дребезжащем неоновом спектре.
Светофоры, стыдливо краснея, бегут по проспекту.
В напряжённых ушах застыл надоедливый гул.
Не могу!
Я – туда!
Я – за ними!
Я с ними!
Я тоже бегу!

 

Ну, как же так?
Ну что ты со мной сделала?
Бегу, бегу, бегу…
Даже ночь зимой белая-белая,
И я бел, как будто в снегу.
Полчаса.
Это время или не время?
Туда и обратно.
С окраины на окраину.
Полчаса!
Время в чьих-то часах
Дремлет.
Вот и люди навстречу –
Поздние или ранние?
Бегу к тебе.
Першит в горле.
Время мое - грохотом в голову.
Бегу к тебе
Жалобно-гордый,
Мысли мусоля стыдливо-голые.
Бегу бел, как будто в снегу.
Ведь даже ночь зимой белая-белая.
Бегу… Бегу!.. Бегу, бегу, бегу!..
Ну, что ты со мной сделала?

 

Москва, декабрь 1969 г.

 

©Владимир Безладнов, 2009 г. Саров.

© Copyright: Владимир Безладнов, 2012

Регистрационный номер №0023302

от 7 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0023302 выдан для произведения:

ДЕКАБРЬ
(Из цикла "Великая ярмарка")

 

Номер в гостинице.
Грязный пол.
Телевизор без штекера.
(Давно бы пора припаять).
Койка железная.
Кресло.
Стол.
На столе, почему-то, - пучеглазый паяц.

Паяцу – поётся.
Паяц – фаянсовый,
С соглашающейся головой китайского божка
И с сердцем – мягким глиняным многогранником,
Раскатанным между ладоней.
А я подарю тебе город!
Целый город, который тоже можно взять в ладони,
Но в котором можно и утонуть.

 

Добрым белым дождём
Укрою от времени глиняных лиц,
От сытых пальцев и ржавых языков дверей…
Здесь, в постоялом дворе,
Где тысячи судеб сплелись,
Уйдя в черепаший панцирь,
Каждый из нас ждёт.

 

Ночью окна домов –
Ячейки счётных машин-диспетчеров.
Врезаются в пустоту
Уходящих составов линии.
А ноги зовут домой –
В беспечную необеспеченность –
Где кажется каждый стук
Неосторожно длинным.

 

Жду, до боли вжимая ногти в ладонь.
Сквозь меня проступает год,
Или я проступаю сквозь год?

 

Снег рябит за окном в дребезжащем неоновом спектре.
Светофоры, стыдливо краснея, бегут по проспекту.
В напряжённых ушах застыл надоедливый гул.
Не могу!
Я – туда!
Я – за ними!
Я с ними!
Я тоже бегу!

 

Ну, как же так?
Ну что ты со мной сделала?
Бегу, бегу, бегу…
Даже ночь зимой белая-белая,
И я бел, как будто в снегу.
Полчаса.
Это время или не время?
Туда и обратно.
С окраины на окраину.
Полчаса!
Время в чьих-то часах
Дремлет.
Вот и люди навстречу –
Поздние или ранние?
Бегу к тебе.
Першит в горле.
Время мое - грохотом в голову.
Бегу к тебе
Жалобно-гордый,
Мысли мусоля стыдливо-голые.
Бегу бел, как будто в снегу.
Ведь даже ночь зимой белая-белая.
Бегу… Бегу!.. Бегу, бегу, бегу!..
Ну, что ты со мной сделала?

 

Москва, декабрь 1969 г.

 

©Владимир Безладнов, 2009 г. Саров.

Рейтинг: +1 172 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!