Галинка

7 марта 2014 - Игорь Фомин
(Отрывок из маленькой повести. Действия происходят в СССР в 1973 году). 

    Вечером Санька задержался на заводе. Они с Галинкой рисовали новогоднюю газету. Дела на работе удивительным образом сказываются на всём остальном.  Так и сегодня, Санька готов горы ворочать, а не то,  что газету оформить.   А у Галинки, вообще, кажется, перемен в настроении не случается, вечно задорная, озорная у ней любая работа спорится. 
-  Сань, а ты классный художник,- восхищалась девчонка,- какой чудо Дед Мороз получился! А снегурочка, снегурочка - загляденье! 
- С тебя рисовал. 
- Да брось ты. 
- Точно,  Глинка.  Смотри.  Брови твои.  Косички твои.  Носик... Носик правда не твой -  у тебя лучше. У тебя его совсем не видно! 
- Издеваешься, Сань, сейчас получишь. 
- А вот глаза, глаза - копия. Видишь - чертёнок выглядывает. 
- Болтай Емеля, твоя неделя. Снегиря заканчивай. Писать же надо. 
- Галинка, ты готовься, скоро и молнию про меня выпустишь. 
- Молнию?! Про тебя?  Ха, ха, ха! 
- Не ха, ха, ха. А так точно. 
- Не в армии ещё. 
- А вот увидим. 
- И что же я  там буду писать? 
- Что писать? Примерно так.- Сашка, важно выпятив грудь, торжественно произнёс. - Поздравляем! Слесаря резьбонарезчика механо штамповочного участка, мало кому известного, Саньку, с его модернизацией станка, разработкой и внедрением идеи автоматизации процесса нарезания резьб  у бонок, номер 24 и 61!  Подписи: администрация, завком, комитет ВЛКСМ! 
- А что, правда, Сань, ты что-то придумал,— восторженно воскликнула девчонка. 
- Да пошутил я, Галинка. 
- А я то думала, - разочаровалась девушка. 
- Ну, не то, что б пошутил,- смутился парень,- понимаешь, у меня есть одна идея.  Я почти уже всё придумал, но посоветоваться надо. Ребята к какому-то ИА предложили обратиться, но я не был. 
- Санька, да ты просто молоток, У нас только мечтают об этом, а  никто конкретно браться не хочет.  Я вот тоже иногда думаю,- Ну неужели мою работу нельзя облегчить, - думаю, думаю, а ничего в голову не приходит. 
- Ну, как, Галинка, красивый снегирь? 
- Как живой, Санька как живой,- восхитилась помощница,- Саня, а ты в субботу, что делаешь? 
- Не знаю, может с отцом, на рыбалку поедем. А что? 
- Сань, пошли в кино. Я билеты куплю. 
Саньку аж в жар бросило: - Галинка.-  только и сумел выдохнуть он. 
- Сань, Сань, а ты шишку нарисуй здесь ещё.  Красивее будет. 

Только в десятом часу они вышли из проходной завода. Улица, залитая неоновым светом, казалась таинственной, как из сказки. 
- Хорошо! - глубоко вздохнула девчонка и взяла под руку Александра. 
Саньку, как огонь, ожгло её прикосновение. Непонятное, трепетное волнение охватило его нутро. Парень первый раз в жизни вдруг почувствовал по-настоящему себя мужчиной, опорой и защитником  женщины. Он невольно расправил плечи, поднял голову. И мороз ему - не мороз, и ветер - не ветер. Он - мужчина. А рядом такая хрупкая, такая, вдруг ставшая необычайно близким и дорогим человеком, девчонка.                                             - Галинка, почему ты на завод пошла работать? 
- Из упрямства, Сань.  Мои родители -  врачи, и мама, и папка, и дед – все врачами были.  Они меня с детства с определённым уклоном воспитывали.     - Ты,- говорят,- дочка, нашу династию должна продолжить. Дед в третьем классе стал меня с анатомией человека знакомить.  А я как  упёрлась, не хочу быть врачом - и всё! Они мне такие дискуссии устраивали, страшно вспомнить. Одна бабушка меня и защищала. Ох, и доставалось же нам. А потом, когда я в ПТУ поступила, отстали. Сердились, но отстали. Один раз, правда, мама сказала мне:- Дочка, если ты решила жить по-своему, то потом, никогда не жалей об этом. Живи так, что б ни нам, ни тебе стыдно не было.- Наверно я до смерти не забуду её слова.  Знаешь, Сань, они мне своей династией все уши прожужжали. Я им тогда как-то и сказала: "У вас династия врачей, а я организую свою, рабочую династию.”  Сань, может я глупая, но я тогда решила, что выйду замуж только за рабочего парня. Полюблю и выйду. -  Она замолчала, как бы испугавшись своего признания. Украдкой, взглянув на спутника, тихо добавила,- Сань, правда, я дура. 
-  Галинка, ты мировая девчонка, ты, - у Сашки не хватало слов,- ты..., ты... Знаешь что, я сам билеты куплю. Хорошо! 
И они, молча, продолжили свой путь по улице вечернего города, по дороге, усыпанной мягким  снегом. 

© Copyright: Игорь Фомин, 2014

Регистрационный номер №0198309

от 7 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0198309 выдан для произведения: (Отрывок из маленькой повести. Действия происходят в СССР в 1973 году). 

    Вечером Санька задержался на заводе. Они с Галинкой рисовали новогоднюю газету. Дела на работе удивительным образом сказываются на всём остальном.  Так и сегодня, Санька готов горы ворочать, а не то,  что газету оформить.   А у Галинки, вообще, кажется, перемен в настроении не случается, вечно задорная, озорная у ней любая работа спорится. 
-  Сань, а ты классный художник,- восхищалась девчонка,- какой чудо Дед Мороз получился! А снегурочка, снегурочка - загляденье! 
- С тебя рисовал. 
- Да брось ты. 
- Точно,  Глинка.  Смотри.  Брови твои.  Косички твои.  Носик... Носик правда не твой -  у тебя лучше. У тебя его совсем не видно! 
- Издеваешься, Сань, сейчас получишь. 
- А вот глаза, глаза - копия. Видишь - чертёнок выглядывает. 
- Болтай Емеля, твоя неделя. Снегиря заканчивай. Писать же надо. 
- Галинка, ты готовься, скоро и молнию про меня выпустишь. 
- Молнию?! Про тебя?  Ха, ха, ха! 
- Не ха, ха, ха. А так точно. 
- Не в армии ещё. 
- А вот увидим. 
- И что же я  там буду писать? 
- Что писать? Примерно так.- Сашка, важно выпятив грудь, торжественно произнёс. - Поздравляем! Слесаря резьбонарезчика механо штамповочного участка, мало кому известного, Саньку, с его модернизацией станка, разработкой и внедрением идеи автоматизации процесса нарезания резьб  у бонок, номер 24 и 61!  Подписи: администрация, завком, комитет ВЛКСМ! 
- А что, правда, Сань, ты что-то придумал,— восторженно воскликнула девчонка. 
- Да пошутил я, Галинка. 
- А я то думала, - разочаровалась девушка. 
- Ну, не то, что б пошутил,- смутился парень,- понимаешь, у меня есть одна идея.  Я почти уже всё придумал, но посоветоваться надо. Ребята к какому-то ИА предложили обратиться, но я не был. 
- Санька, да ты просто молоток, У нас только мечтают об этом, а  никто конкретно браться не хочет.  Я вот тоже иногда думаю,- Ну неужели мою работу нельзя облегчить, - думаю, думаю, а ничего в голову не приходит. 
- Ну, как, Галинка, красивый снегирь? 
- Как живой, Санька как живой,- восхитилась помощница,- Саня, а ты в субботу, что делаешь? 
- Не знаю, может с отцом, на рыбалку поедем. А что? 
- Сань, пошли в кино. Я билеты куплю. 
Саньку аж в жар бросило: - Галинка.-  только и сумел выдохнуть он. 
- Сань, Сань, а ты шишку нарисуй здесь ещё.  Красивее будет. 

Только в десятом часу они вышли из проходной завода. Улица, залитая неоновым светом, казалась таинственной, как из сказки. 
- Хорошо! - глубоко вздохнула девчонка и взяла под руку Александра. 
Саньку, как огонь, ожгло её прикосновение. Непонятное, трепетное волнение охватило его нутро. Парень первый раз в жизни вдруг почувствовал по-настоящему себя мужчиной, опорой и защитником  женщины. Он невольно расправил плечи, поднял голову. И мороз ему - не мороз, и ветер - не ветер. Он - мужчина. А рядом такая хрупкая, такая, вдруг ставшая необычайно близким и дорогим человеком, девчонка.                                             - Галинка, почему ты на завод пошла работать? 
- Из упрямства, Сань.  Мои родители -  врачи, и мама, и папка, и дед – все врачами были.  Они меня с детства с определённым уклоном воспитывали.     - Ты,- говорят,- дочка, нашу династию должна продолжить. Дед в третьем классе стал меня с анатомией человека знакомить.  А я как  упёрлась, не хочу быть врачом - и всё! Они мне такие дискуссии устраивали, страшно вспомнить. Одна бабушка меня и защищала. Ох, и доставалось же нам. А потом, когда я в ПТУ поступила, отстали. Сердились, но отстали. Один раз, правда, мама сказала мне:- Дочка, если ты решила жить по-своему, то потом, никогда не жалей об этом. Живи так, что б ни нам, ни тебе стыдно не было.- Наверно я до смерти не забуду её слова.  Знаешь, Сань, они мне своей династией все уши прожужжали. Я им тогда как-то и сказала: "У вас династия врачей, а я организую свою, рабочую династию.”  Сань, может я глупая, но я тогда решила, что выйду замуж только за рабочего парня. Полюблю и выйду. -  Она замолчала, как бы испугавшись своего признания. Украдкой, взглянув на спутника, тихо добавила,- Сань, правда, я дура. 
-  Галинка, ты мировая девчонка, ты, - у Сашки не хватало слов,- ты..., ты... Знаешь что, я сам билеты куплю. Хорошо! 
И они, молча, продолжили свой путь по улице вечернего города, по дороге, усыпанной мягким  снегом. 

Рейтинг: +4 239 просмотров
Комментарии (3)
Серов Владимир # 7 марта 2014 в 07:04 +2
Вполне в духе социалистического реализма! Но отдаёт антисоветчиной! Как же такое могла случиться, что "молнию" про Сашку партком не подписал?! Это принижение роли КПСС в процессе построения светлого будущего всего Человечества!
А партия наш рулевой! В общем - "пятёрка" по ст.58 УК РСФСР и пять лет по рогам!
Константин Галь # 7 марта 2014 в 12:17 +2
То то и оно, что отрывок. Хорошо написано, а вот тема любви- так, брезжит только, не раскрыта. Думаю, с удовольствием почитал бы продолжение.
Людмила Комашко-Батурина # 19 марта 2014 в 21:50 0
Чувствуется какая-то незавершённость, видимо из-за того, что это отрывок из большого произведения, написанного давно. Чувствуется советская эпоха...- в отношении героев, в описаниях событий. Неплохо получилось.