Отходы биологические
биологические отходы. Низкие цены. С нами удобно
megautil.ru

Я не буду тебе в тягость - (отрывок)

 

Андрей шел домой с ночного дежурства по давно знакомым улицам родного города. Шёл не спеша. Он любил эти утренние часы, когда было ещё свежо и даже прохладно, а раннюю тишину нарушали лишь чириканье воробьёв да заливистое пенье птиц. Изредка проезжающие машины, робко сигналили перебегавшим дорогу собакам, которые с серьёзным видом спешили по своим собачьим делам. В воздухе витали разнообразные запахи от цветов, растущих в скверах, сменяющие друг друга. Как правило, к этому времени они уже были политы заботливыми дворниками, а улицы чисто подметены.

Андрей наслаждался своим состоянием души. Он замечал каждую мелочь, каждую деталь того, что происходило вокруг него. Слышал отрывки фраз из диалога редких прохожих, видел, как воробьи купаются в пыли, как коты дерутся за свою избранницу. Одним словом, он обожал жизнь во всех её проявлениях и умел ценить каждую минуту этого бесценного дара, данного человеку. Возможно, что умению чувствовать жизнь научила его профессия, которую он выбрал. Андрей окончил четвёртый курс медицинского института по специализации «Травматология и ортопедия». И вот уже два года подрабатывал в одной из районных поликлиник.

Работа в отделении усложнялась тем, что дежурить приходилось только по ночам, с семи вечера до семи утра. Эти дежурства очень изматывали Андрея, потому что большинство пациентов в отделение попадали, как правило, в тяжёлом состоянии, с серьёзными травмами и за каждым из них был необходим тщательный уход. После смерти отца, хирурга по призванию, они с мамой и младшей сестрой оказались в тяжёлом материальном положении. Маминой зарплаты школьной учительницы и его стипендии, явно не хватало. Да и сестрёнка уже подросла, закончила десятый класс. И хотя Наташа была довольно скромной девочкой, жизнь диктовала свои условия. Вот и пришлось идти работать. Учёба, работа, спортзал — забирали много сил и времени. Но молодость компенсировала затраченные силы, и он всюду успевал.

Кроме того, у Андрея была любимая девушка, с которой он встречался уже три года. У них сложились прекрасные и очень тёплые отношения. Иванна тоже училась в медицинском, на его курсе по специальности «психология». Возможно, это способствовало тому, что они тонко и бережно чувствовали друг друга. Андрей был страстно влюблён в Иванку, так же, как и три года назад.

 

Уже с полгода, как их отношения стали близкими, и он был уверен, что они по-настоящему любят друг друга, даже сильнее, чем прежде.

Они были абсолютно разными по складу характера и внешне: высокий, атлетически сложенный Андрей, имел черные густые волосы, голубые глаза, строгой и чёткой формы нос, и поразительно яркие губы, прекрасно сочетающиеся с белой, слегка загоревшей, кожей лица.

Иванна же — полная противоположность ему. Среднего роста, очень тонкая талия и красивые стройные ноги. Она была натуральной блондинкой. Её волосы, слегка волнистые, спадали каскадом по спине до самого пояса. У неё карие глаза, маленький, слегка вздернутый носик и пухлые, красивой формы губы. Характер мягкий и покладистый, спокойный, уравновешенный. Она знала цену человеческим отношениям, и поэтому всегда умела направить дискуссию или какой-нибудь спор в нужное русло и придать всему положительный оттенок.

У Андрея, наоборот, был сильный волевой характер, с повышенным чувством справедливости и ответственности, с желанием отстаивать своё мнение и свою позицию. Но, несмотря на разность их мировосприятия, в глобальных вопросах они всегда находили общий язык и прекрасно дополняли друг друга.

Вот и вчера у них состоялся очень серьёзный разговор, который оставил в сознании Андрея противоречивые чувства.

Андрей и Иванка собирались в отпуск на море, но поездка была отложена по нескольким причинам. Напарник еще не вышел из отпуска, и подменить Андрея было некому. Да и мама тяжело перенесла смерть отца, её часто стало беспокоить сердце. А эта жара! Порой температура воздуха поднималась до 36-37 градусов. Тут и здоровому человеку трудно выдержать, а с больным сердцем и подавно. Время же поджимало, осталось всего четырнадцать дней до начала занятий. Они решили, что Ива (так чаще всего называл её Андрей) выедет уже сегодня ночью, а через три дня к ней присоединится Андрей. Это будет третий сезон, когда они отдыхают вместе. Их излюбленным местом отдыха был «Новый свет».

— Андрюша, а если через три дня не получится, как долго мне придётся ждать тебя? — спросила Иванка.

— Ива, не волнуйся, я постараюсь! Сергей обещал выйти из отпуска чуть раньше, и я сразу же приеду.

— Хорошо, если так. Чем раньше приедешь ко мне, тем раньше узнаешь новость.

— Какую новость?

— Сейчас не скажу. Может, так ты приедешь быстрее.

— Ты меня заинтриговала. Ну, хоть скажи, хорошая или плохая?

— А это будет зависеть от тебя, как ты её воспримешь.

— Ну, скажи!

— Нет!

На этом разговор с Иванкой был закончен, так как Андрей спешил на дежурство. Они договорились, что он, отпросившись у начальства на полчасика, приедет на вокзал проводить её.

По дороге в больницу Андрей думал о том, что не договорила Ива. При этом он испытывал одновременно и лёгкую тревогу и какое-то непонятное ощущение радости, которое до конца объяснить не мог. Но где-то там, в подсознании, на уровне инстинкта, ему что-то подсказывало, что недосказанность Иванки, могла означать только одно…

И сердце Андрея заколотилось так, что он невольно положил руку на грудь, как бы желая удержать его, чтобы оно не выскочило. По телу распространилось приятное тепло и ему захотелось вернуться к любимой и подтвердить свою догадку. Но, к сожалению, сейчас вернуться невозможно, его ждали больные. «Ничего, — подумал Андрей, — потерплю ещё три часа».

Придя в отделение, он тут же окунулся в свои профессиональные обязанности. А их было предостаточно, даже больше, чем вчера. Поступило ещё четверо больных, из них двое с тяжёлыми травмами. Да и прежним больным были сделаны новые назначения. И он начал обход, как это делал всегда, каждое дежурство, во время которого задушевно беседовал с больными, интересовался их жизнью, их семьёй и работой. Ему интересно было общение с людьми: разные характеры, разные взгляды на жизнь. А они, в свою очередь, охотно раскрывали ему свою душу, рассказывали о себе и своих близких, относились к нему с доверием и каким-то особенным уважением. Они понимали его неподдельное участие и ощущали его искреннее сочувствие в их нелёгкой судьбе.

 

·

 

Утром, сдав смену, Андрейшёл домой в прекрасном настроении и как всегда с мыслями о своей любимой Иванке. Он так увлёкся размышлениями о предстоящй поездке, которые рождались в его сознании, что чуть не прошёл мимо супермаркета. Выйдя из магазина, решил зайти в сквер, где располагалась площадка с детскими аттракционами и всевозможными приспособлениями для игр. Он присел на скамейку и достал мобилку, одновременно наблюдая за малышом, от которого ни на шаг не отходил его папа, предостерегая каждый шаг малыша.

 

Услышав из трубки любимый голос и поздоровавшись, он сразу начал рассказывать, какой забавный, какой хорошенький малыш бегает здесь вокруг него, а папа, играя с ним, делает вид, что догоняет своего сыночка…

Иванка слушала его молча, и он представлял, как она улыбается, там, далеко от него, на противоположном конце их разговора. На расстоянии, что не дотянуться рукой, а только сердцем и мыслью. Она слышала слова Андрея, и сердцем ощущала всё, что чувствовал он, её любимый, её самый дорогой на всей планете человек.

А он продолжал передавать ей свои чувства, наполненные восхищением и восторгом: «Ивуся, видела бы ты, какие у него маленькие ручки, какие пухленькие ножки, все в складочках, как будто перетянутые нитями, а как он смеётся… слышала бы ты…

Любимая моя, у нас будет такой же малыш. Я уже сейчас его люблю, очень люблю!»…

 

Три дня пролетели для Андрея, почти незаметно. И вот наконец-то он в поезде. Утром он будет уже в Симферополе, а оттуда маршруткой — в Судак, где сделает пересадку в курортное местечко «Новый Свет». Там, на автостанции, его будет встречать любимая, такая родная и желанная Иванка. При одном воспоминании о ней сердце забилось учащенно, и приятное тепло разлилось по всему телу. Очень скоро они будут вместе и оставшиеся десять дней до начала учебного года проведут на берегу Чёрного моря. Это прекрасное начало для их будущей совместной жизни.

«Как хорошо, когда тебя любят».

Так думал Андрей о жизни, о людях, встречающихся ему на его, ещё таком коротком, жизненном пути.

Под равномерное постукивание колёс Андрей незаметно для себя уснул. Проснулся только тогда, когда проводник объявил конечную остановку.

Симферополь. Сюда съезжаются люди со всей страны. Толпы народа. И все мечтают поскорее добраться до того места на побережье, которое они выбрали, которое им полюбилось или где их кто-то ждёт.

Андрея ждала его любимая, его единственная, его яркий, солнечный лучик, от прикосновения которого по всему телу разливалось приятное тепло, а сердце готово было выскочить из груди.

До отправления автобуса было достаточно времени, поэтому он решил скоротать его в тени ближайшего небольшого парка. Присев на одну из скамеек, Андрей продолжал думать об Иванке. Осталось совсем немного времени, и они встретятся. Каких-то три часа. Сначала он автобусом доедет до Судака, а оттуда уже маршруткой до «Нового Света».

Андрей открыл сумку и достал блокнот с ручкой. Сосредоточившись, он что-то записывал в блокнот. Время от времени поднимал голову и задумчиво смотрел в одну точку, в место виртуальных событий, известных только ему одному. Закончив писать, он вырвал исписанный лист из блокнота и положил его в нагрудный карман своей рубашки.

Посмотрев на часы, решил, что уже пора — до отправления автобуса оставалось всего несколько минут. «Успею съесть ещё пару пирожков», — подумал он и подошел к киоску, где они продавались. Нужная ему платформа была напротив. Всё складывалось удачно. Мужчины возле автобуса курили, о чём-то оживлённо беседуя, женщины жевали беляши. Андрей был некурящим и даже не переносил запах дыма, поэтому, купив два беляша, он отошёл в сторону. Пока ел, с интересом наблюдал за тем, что происходит вокруг него. Но вдруг Андрей почувствовал на себе чей-то взгляд. Оглянулся и увидел… всего-навсего небольшую собачонку. Она смотрела на него голодными глазами, жадно облизываясь. При этом жалобно поскуливала, поджав одну из передних лап. Андрей любил собак, а эту ему стало особенно жалко. «У неё, наверное, лапка перебита», — подумал он, и ему захотелось осмотреть её. «Так, бинт и йод у меня есть, а если понадобится наложить шину, то ручка и карандаш вполне подойдут», — думал он. И заманивая собаку беляшом, Андрей убедился, что скачет она на трёх лапах. Но, съев три кусочка, собака не стала дожидаться врачебного досмотра и, коротко гавкнув, как будто поблагодарила, побежала прочь на … всех четырёх лапах. Андрей был поражён. Он удивленно смотрел ей вслед с открытым ртом, в то время, как дверь его автобуса громко, с характерным звуком, неожиданно закрылась. Схватив сумку, Андрей ринулся к автобусу. Догнал, когда тот уже начал отъезжать.

 

Путь в Судак был нелёгким. Из-за жары в автобусе стояла невыносимая духота, постоянно плакал чей-то маленький ребёнок и скулил на коленях у соседки щенок. Но Андрей, казалось, ничего этого не замечал. Он был спокоен, а на его лице время от времени появлялась мечтательная улыбка. Мягкий взгляд устремлённый в даль мелькающего за окном пейзажа.

По прибытии в Судак, Андрей с огорчением узнал, что график отправления маршруток в сторону «Нового Света» нарушен ввиду ДТП, происшедшего рано утром на этом маршруте. Выведена из строя одна машина. На данный момент администрация уже решает проблему. За это время на платформе с табличкой «Новый Свет» собралась огромная очередь, хвост которой тянулся метров на восемь.

Люди оживленно переговаривались, громко возмущались и выражали своё неудовольствие создавшейся ситуацией. Андрей стал в конце очереди, думая о случившемся.

Серьёзных жертв нет, кроме водителя маршрутки. Он в тяжёлом состоянии доставлен в реанимационное отделение, остальные пассажиры отделались незначительными травмами. «Хорошо, что нет смертельного исхода», — подумал Андрей, испытывая чувство жалости о том, что он не рядом с ними и не может им помочь.

Мысли Андрея прервал подъехавший и остановившийся прямо перед ним старый автобус. Это был «Пазик» устаревшей модели, неизвестно в каком году выпущенный. Водитель вышел из автобуса и с недовольным видом стал копаться в моторе. При этом он скверно выругался и начал ругать всех подряд. Начальство, которое послало его в рейс на такой развалюхе; ремонтников, которые разучились работать и ничего не смыслят в этом деле. Даже отдыхающим туристам досталось, которым не сидится дома. Покончив с этим занятием, он вернулся на своё место и, открыв двери автобуса, пригласил пассажиров занимать места. Андрей был последним в этой длинной очереди, но у двери, открывшейся прямо перед ним, он оказался первым.

«Повезло», — подумал он. Но только он собрался войти, как дверь неожиданно захлопнулась. Он слегка отпрянул назад. Но дверь снова открылась. Так повторилось несколько раз, пока наконец-то она не открылась полностью.

Мама сказала бы, что автобус не впускает его по какой-то причине, что Господь таким образом останавливает, предостерегая от чего-то. Да и первый автобус пытался уехать без него, так что догонять пришлось. «Ах, мама, мамочка! Ты слишком суеверна, чтобы понять меня: никакие знаки, а, тем более, случайности не смогут остановить твоего влюблённого сына перед близкой и такой желанной встречей с любимой». Андрей занял место у окна, единственного во всём автобусе совершенно без стекла. «Опять повезло, — подумал он, — в такую жару душно не будет. Прокачусь, как говориться, с ветерком».

Среди людей в очереди начались споры и раздоры, слышалась мужская брань, визг женщин и плач детей. Те, кто стоял в конце, пытались войти первыми, а те, кто стоял впереди, с возгласами «Несправедливо!», расталкивали столпившихся у двери, пытаясь прорваться к цели.

«Скоро будем на месте, — думал Андрей — остался какой-то часик, и я увижу свою Иванку. Господи! Как же я люблю её! Никогда, ни одна девушка не вызывала во мне таких чувств, как она. Иванка, Ива, Ивушка, Ивуся! Как многогранно твоё имя, любимая, так же как и ты сама, как разноцветная радуга после летнего дождя, светлая как утренний рассвет, желанная, как свежий ветерок в день жаркий. Люблю тебя, люблю», - так думал Андрей, сидя у окна, обдуваемый мощным потоком ветра, врывающегося в свободное единственное пространство закупоренного автобуса.

 

Мотор как-то надрывно гудел, и казалось, что он вот-вот заглохнет от непосильного для него подъёма круто ведущей вверх серпантиновой дороги.

«Ползёт, как черепаха в скрипучих башмаках, — подумал Андрей, глядя на часы, и достав мобилку, хотел сообщить Иванке, что до их встречи осталось всего двадцать пять минут, хотя она об этом знала не хуже, чем он.

Андрей не успел поговорить с любимой.

Набрав её имя, он услышал тревожные возгласы пассажиров, с признаками ужаса и страха. Андрей поднял глаза и через лобовое стекло автобуса увидел, как из-за поворота на огромной скорости и прямо на них, по встречной полосе, несётся чёрный «Джип». Люди замерли. Водитель не растерялся, и чтобы избежать столкновения, пытался вырулить машину в сторону от надвигающейся беды. Но до конца не успел. Удар пришелся в заднюю часть автобуса, и он стал медленно скатываться к краю дороги, несмотря на то, что водитель давил на тормоза изо всех сил, включив также ручной тормоз.

В автобусе началась паника. Все, громко крича, в ужасе ринулись к выходу, отталкивая друг друга. Плакали маленькие дети и жалобно скулила предчувствовавшая беду собака. Водитель резко дёрнул рычаг открывания двери — не сработало. Он попытался ещё раз и ещё. Усилия были напрасными, двери заклинило. Автобус медленно, но неумолимо, скатывался к краю пропасти.

Андрей сориентировался. Он схватил свою большую сумку, стоявшую у его ног, и швырнул её в окно. Следом за ней выпрыгнул сам. Люди, увидев выход, единственный в этой ситуации, начали ломиться к спасительному окну. Но из этого ничего не получилось — они буквально обезумели, и каждый хотел быть первым, отталкивая соседа. Оказавшись на твёрдой земле, Андрей быстро огляделся вокруг, но ничего не увидел такого, что можно было бы подложить под колесо автобуса, и тем самым остановить его движение к пропасти.

Даже не было ограничительных столбиков. «Может, здесь была утренняя авария?» — мелькнула мысль. Выбора не было. Он бросил сумку под заднее колесо и, подняв глаза к небу, произнес последние в своей жизни слова: «Господи! Прости меня! Я не буду тебе в тягость…» Затем решительно шагнул вперёд и лёг под переднее колесо автобуса.

 

Он, наверное, успел почувствовать первый треск своих костей, и губы прошептали сквозь стон: «Мамочка! Пр…»

 

эпилог

 

В кармане его окровавленной рубашки нашли сложенный вчетверо лист бумаги, алый от крови, с расплывшимися строками. Это были стихи, написанные Андреем в Симферопольском парке на скамье. Его прочли вслух перед ошеломлённой толпой спасённых пассажиров, столпившихся вокруг безжизненного молодого тела.

 

Любимая моя, прости!

Что я так долго шёл к тебе,

Что задержался я в пути,

Как древний рыцарь на коне.

Все виды транспорта ничто,

В сравненье с мыслью, что летит,

С желаньем — встретиться скорей.

Любовь струной во мне звенит.

Ты лунный свет в моём окне.

Ты лучик солнца, что во тьме

Осветит путь, согреет взгляд.

Тебя безумно видеть рад.

Ты лань прекрасная моя!

О, как же я люблю тебя!

И знаю, что любим тобой.

Навек потерян мой покой.

Лишь закрываю я глаза —

Твой образ предо мною.

Хочу прижать к себе тебя,

Быть навсегда с тобою.

Вот я волос твоих душистых,

Касаюсь мысленно рукой —

Как пахнут локоны любистком!

Вдыхаю запах я родной.

Тобой пронизан каждый миг,

Я рядом чувствую тебя,

Нас времени не разлучить.

Спешу к тебе, спешу, любовь моя!

 

Р.S.

Стихотворение было доставлено той, кому предназначалось. И, несмотря на то, что перенесённое потрясение, боль потери любимого человека, на тот момент казались крахом её жизни, через семь месяцев после гибели Андрея Иванка родила сына.

По желанию бабушки, матери Андрея, и к огромному удовольствию самой Иванки, мальчика назвали Андреем.

© Copyright: Валентина Степанова, 2014

Регистрационный номер №0201192

от 15 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0201192 выдан для произведения:

 

Андрей шел домой с ночного дежурства по давно знакомым улицам родного города. Шёл не спеша. Он любил эти утренние часы, когда было ещё свежо и даже прохладно, а раннюю тишину нарушали лишь чириканье воробьёв да заливистое пенье птиц. Изредка проезжающие машины, робко сигналили перебегавшим дорогу собакам, которые с серьёзным видом спешили по своим собачьим делам. В воздухе витали разнообразные запахи от цветов, растущих в скверах, сменяющие друг друга. Как правило, к этому времени они уже были политы заботливыми дворниками, а улицы чисто подметены.

Андрей наслаждался своим состоянием души. Он замечал каждую мелочь, каждую деталь того, что происходило вокруг него. Слышал отрывки фраз из диалога редких прохожих, видел, как воробьи купаются в пыли, как коты дерутся за свою избранницу. Одним словом, он обожал жизнь во всех её проявлениях и умел ценить каждую минуту этого бесценного дара, данного человеку. Возможно, что умению чувствовать жизнь научила его профессия, которую он выбрал. Андрей окончил четвёртый курс медицинского института по специализации «Травматология и ортопедия». И вот уже два года подрабатывал в одной из районных поликлиник.

Работа в отделении усложнялась тем, что дежурить приходилось только по ночам, с семи вечера до семи утра. Эти дежурства очень изматывали Андрея, потому что большинство пациентов в отделение попадали, как правило, в тяжёлом состоянии, с серьёзными травмами и за каждым из них был необходим тщательный уход. После смерти отца, хирурга по призванию, они с мамой и младшей сестрой оказались в тяжёлом материальном положении. Маминой зарплаты школьной учительницы и его стипендии, явно не хватало. Да и сестрёнка уже подросла, закончила десятый класс. И хотя Наташа была довольно скромной девочкой, жизнь диктовала свои условия. Вот и пришлось идти работать. Учёба, работа, спортзал — забирали много сил и времени. Но молодость компенсировала затраченные силы, и он всюду успевал.

Кроме того, у Андрея была любимая девушка, с которой он встречался уже три года. У них сложились прекрасные и очень тёплые отношения. Иванна тоже училась в медицинском, на его курсе по специальности «психология». Возможно, это способствовало тому, что они тонко и бережно чувствовали друг друга. Андрей был страстно влюблён в Иванку, так же, как и три года назад.

 

Уже с полгода, как их отношения стали близкими, и он был уверен, что они по-настоящему любят друг друга, даже сильнее, чем прежде.

Они были абсолютно разными по складу характера и внешне: высокий, атлетически сложенный Андрей, имел черные густые волосы, голубые глаза, строгой и чёткой формы нос, и поразительно яркие губы, прекрасно сочетающиеся с белой, слегка загоревшей, кожей лица.

Иванна же — полная противоположность ему. Среднего роста, очень тонкая талия и красивые стройные ноги. Она была натуральной блондинкой. Её волосы, слегка волнистые, спадали каскадом по спине до самого пояса. У неё карие глаза, маленький, слегка вздернутый носик и пухлые, красивой формы губы. Характер мягкий и покладистый, спокойный, уравновешенный. Она знала цену человеческим отношениям, и поэтому всегда умела направить дискуссию или какой-нибудь спор в нужное русло и придать всему положительный оттенок.

У Андрея, наоборот, был сильный волевой характер, с повышенным чувством справедливости и ответственности, с желанием отстаивать своё мнение и свою позицию. Но, несмотря на разность их мировосприятия, в глобальных вопросах они всегда находили общий язык и прекрасно дополняли друг друга.

Вот и вчера у них состоялся очень серьёзный разговор, который оставил в сознании Андрея противоречивые чувства.

Андрей и Иванка собирались в отпуск на море, но поездка была отложена по нескольким причинам. Напарник еще не вышел из отпуска, и подменить Андрея было некому. Да и мама тяжело перенесла смерть отца, её часто стало беспокоить сердце. А эта жара! Порой температура воздуха поднималась до 36-37 градусов. Тут и здоровому человеку трудно выдержать, а с больным сердцем и подавно. Время же поджимало, осталось всего четырнадцать дней до начала занятий. Они решили, что Ива (так чаще всего называл её Андрей) выедет уже сегодня ночью, а через три дня к ней присоединится Андрей. Это будет третий сезон, когда они отдыхают вместе. Их излюбленным местом отдыха был «Новый свет».

— Андрюша, а если через три дня не получится, как долго мне придётся ждать тебя? — спросила Иванка.

— Ива, не волнуйся, я постараюсь! Сергей обещал выйти из отпуска чуть раньше, и я сразу же приеду.

— Хорошо, если так. Чем раньше приедешь ко мне, тем раньше узнаешь новость.

— Какую новость?

— Сейчас не скажу. Может, так ты приедешь быстрее.

— Ты меня заинтриговала. Ну, хоть скажи, хорошая или плохая?

— А это будет зависеть от тебя, как ты её воспримешь.

— Ну, скажи!

— Нет!

На этом разговор с Иванкой был закончен, так как Андрей спешил на дежурство. Они договорились, что он, отпросившись у начальства на полчасика, приедет на вокзал проводить её.

По дороге в больницу Андрей думал о том, что не договорила Ива. При этом он испытывал одновременно и лёгкую тревогу и какое-то непонятное ощущение радости, которое до конца объяснить не мог. Но где-то там, в подсознании, на уровне инстинкта, ему что-то подсказывало, что недосказанность Иванки, могла означать только одно…

И сердце Андрея заколотилось так, что он невольно положил руку на грудь, как бы желая удержать его, чтобы оно не выскочило. По телу распространилось приятное тепло и ему захотелось вернуться к любимой и подтвердить свою догадку. Но, к сожалению, сейчас вернуться невозможно, его ждали больные. «Ничего, — подумал Андрей, — потерплю ещё три часа».

Придя в отделение, он тут же окунулся в свои профессиональные обязанности. А их было предостаточно, даже больше, чем вчера. Поступило ещё четверо больных, из них двое с тяжёлыми травмами. Да и прежним больным были сделаны новые назначения. И он начал обход, как это делал всегда, каждое дежурство, во время которого задушевно беседовал с больными, интересовался их жизнью, их семьёй и работой. Ему интересно было общение с людьми: разные характеры, разные взгляды на жизнь. А они, в свою очередь, охотно раскрывали ему свою душу, рассказывали о себе и своих близких, относились к нему с доверием и каким-то особенным уважением. Они понимали его неподдельное участие и ощущали его искреннее сочувствие в их нелёгкой судьбе.

 

·

 

Утром, сдав смену, Андрейшёл домой в прекрасном настроении и как всегда с мыслями о своей любимой Иванке. Он так увлёкся размышлениями о предстоящй поездке, которые рождались в его сознании, что чуть не прошёл мимо супермаркета. Выйдя из магазина, решил зайти в сквер, где располагалась площадка с детскими аттракционами и всевозможными приспособлениями для игр. Он присел на скамейку и достал мобилку, одновременно наблюдая за малышом, от которого ни на шаг не отходил его папа, предостерегая каждый шаг малыша.

 

Услышав из трубки любимый голос и поздоровавшись, он сразу начал рассказывать, какой забавный, какой хорошенький малыш бегает здесь вокруг него, а папа, играя с ним, делает вид, что догоняет своего сыночка…

Иванка слушала его молча, и он представлял, как она улыбается, там, далеко от него, на противоположном конце их разговора. На расстоянии, что не дотянуться рукой, а только сердцем и мыслью. Она слышала слова Андрея, и сердцем ощущала всё, что чувствовал он, её любимый, её самый дорогой на всей планете человек.

А он продолжал передавать ей свои чувства, наполненные восхищением и восторгом: «Ивуся, видела бы ты, какие у него маленькие ручки, какие пухленькие ножки, все в складочках, как будто перетянутые нитями, а как он смеётся… слышала бы ты…

Любимая моя, у нас будет такой же малыш. Я уже сейчас его люблю, очень люблю!»…

 

Три дня пролетели для Андрея, почти незаметно. И вот наконец-то он в поезде. Утром он будет уже в Симферополе, а оттуда маршруткой — в Судак, где сделает пересадку в курортное местечко «Новый Свет». Там, на автостанции, его будет встречать любимая, такая родная и желанная Иванка. При одном воспоминании о ней сердце забилось учащенно, и приятное тепло разлилось по всему телу. Очень скоро они будут вместе и оставшиеся десять дней до начала учебного года проведут на берегу Чёрного моря. Это прекрасное начало для их будущей совместной жизни.

«Как хорошо, когда тебя любят».

Так думал Андрей о жизни, о людях, встречающихся ему на его, ещё таком коротком, жизненном пути.

Под равномерное постукивание колёс Андрей незаметно для себя уснул. Проснулся только тогда, когда проводник объявил конечную остановку.

Симферополь. Сюда съезжаются люди со всей страны. Толпы народа. И все мечтают поскорее добраться до того места на побережье, которое они выбрали, которое им полюбилось или где их кто-то ждёт.

Андрея ждала его любимая, его единственная, его яркий, солнечный лучик, от прикосновения которого по всему телу разливалось приятное тепло, а сердце готово было выскочить из груди.

До отправления автобуса было достаточно времени, поэтому он решил скоротать его в тени ближайшего небольшого парка. Присев на одну из скамеек, Андрей продолжал думать об Иванке. Осталось совсем немного времени, и они встретятся. Каких-то три часа. Сначала он автобусом доедет до Судака, а оттуда уже маршруткой до «Нового Света».

Андрей открыл сумку и достал блокнот с ручкой. Сосредоточившись, он что-то записывал в блокнот. Время от времени поднимал голову и задумчиво смотрел в одну точку, в место виртуальных событий, известных только ему одному. Закончив писать, он вырвал исписанный лист из блокнота и положил его в нагрудный карман своей рубашки.

Посмотрев на часы, решил, что уже пора — до отправления автобуса оставалось всего несколько минут. «Успею съесть ещё пару пирожков», — подумал он и подошел к киоску, где они продавались. Нужная ему платформа была напротив. Всё складывалось удачно. Мужчины возле автобуса курили, о чём-то оживлённо беседуя, женщины жевали беляши. Андрей был некурящим и даже не переносил запах дыма, поэтому, купив два беляша, он отошёл в сторону. Пока ел, с интересом наблюдал за тем, что происходит вокруг него. Но вдруг Андрей почувствовал на себе чей-то взгляд. Оглянулся и увидел… всего-навсего небольшую собачонку. Она смотрела на него голодными глазами, жадно облизываясь. При этом жалобно поскуливала, поджав одну из передних лап. Андрей любил собак, а эту ему стало особенно жалко. «У неё, наверное, лапка перебита», — подумал он, и ему захотелось осмотреть её. «Так, бинт и йод у меня есть, а если понадобится наложить шину, то ручка и карандаш вполне подойдут», — думал он. И заманивая собаку беляшом, Андрей убедился, что скачет она на трёх лапах. Но, съев три кусочка, собака не стала дожидаться врачебного досмотра и, коротко гавкнув, как будто поблагодарила, побежала прочь на … всех четырёх лапах. Андрей был поражён. Он удивленно смотрел ей вслед с открытым ртом, в то время, как дверь его автобуса громко, с характерным звуком, неожиданно закрылась. Схватив сумку, Андрей ринулся к автобусу. Догнал, когда тот уже начал отъезжать.

 

Путь в Судак был нелёгким. Из-за жары в автобусе стояла невыносимая духота, постоянно плакал чей-то маленький ребёнок и скулил на коленях у соседки щенок. Но Андрей, казалось, ничего этого не замечал. Он был спокоен, а на его лице время от времени появлялась мечтательная улыбка. Мягкий взгляд устремлённый в даль мелькающего за окном пейзажа.

По прибытии в Судак, Андрей с огорчением узнал, что график отправления маршруток в сторону «Нового Света» нарушен ввиду ДТП, происшедшего рано утром на этом маршруте. Выведена из строя одна машина. На данный момент администрация уже решает проблему. За это время на платформе с табличкой «Новый Свет» собралась огромная очередь, хвост которой тянулся метров на восемь.

Люди оживленно переговаривались, громко возмущались и выражали своё неудовольствие создавшейся ситуацией. Андрей стал в конце очереди, думая о случившемся.

Серьёзных жертв нет, кроме водителя маршрутки. Он в тяжёлом состоянии доставлен в реанимационное отделение, остальные пассажиры отделались незначительными травмами. «Хорошо, что нет смертельного исхода», — подумал Андрей, испытывая чувство жалости о том, что он не рядом с ними и не может им помочь.

Мысли Андрея прервал подъехавший и остановившийся прямо перед ним старый автобус. Это был «Пазик» устаревшей модели, неизвестно в каком году выпущенный. Водитель вышел из автобуса и с недовольным видом стал копаться в моторе. При этом он скверно выругался и начал ругать всех подряд. Начальство, которое послало его в рейс на такой развалюхе; ремонтников, которые разучились работать и ничего не смыслят в этом деле. Даже отдыхающим туристам досталось, которым не сидится дома. Покончив с этим занятием, он вернулся на своё место и, открыв двери автобуса, пригласил пассажиров занимать места. Андрей был последним в этой длинной очереди, но у двери, открывшейся прямо перед ним, он оказался первым.

«Повезло», — подумал он. Но только он собрался войти, как дверь неожиданно захлопнулась. Он слегка отпрянул назад. Но дверь снова открылась. Так повторилось несколько раз, пока наконец-то она не открылась полностью.

Мама сказала бы, что автобус не впускает его по какой-то причине, что Господь таким образом останавливает, предостерегая от чего-то. Да и первый автобус пытался уехать без него, так что догонять пришлось. «Ах, мама, мамочка! Ты слишком суеверна, чтобы понять меня: никакие знаки, а, тем более, случайности не смогут остановить твоего влюблённого сына перед близкой и такой желанной встречей с любимой». Андрей занял место у окна, единственного во всём автобусе совершенно без стекла. «Опять повезло, — подумал он, — в такую жару душно не будет. Прокачусь, как говориться, с ветерком».

Среди людей в очереди начались споры и раздоры, слышалась мужская брань, визг женщин и плач детей. Те, кто стоял в конце, пытались войти первыми, а те, кто стоял впереди, с возгласами «Несправедливо!», расталкивали столпившихся у двери, пытаясь прорваться к цели.

«Скоро будем на месте, — думал Андрей — остался какой-то часик, и я увижу свою Иванку. Господи! Как же я люблю её! Никогда, ни одна девушка не вызывала во мне таких чувств, как она. Иванка, Ива, Ивушка, Ивуся! Как многогранно твоё имя, любимая, так же как и ты сама, как разноцветная радуга после летнего дождя, светлая как утренний рассвет, желанная, как свежий ветерок в день жаркий. Люблю тебя, люблю», - так думал Андрей, сидя у окна, обдуваемый мощным потоком ветра, врывающегося в свободное единственное пространство закупоренного автобуса.

 

Мотор как-то надрывно гудел, и казалось, что он вот-вот заглохнет от непосильного для него подъёма круто ведущей вверх серпантиновой дороги.

«Ползёт, как черепаха в скрипучих башмаках, — подумал Андрей, глядя на часы, и достав мобилку, хотел сообщить Иванке, что до их встречи осталось всего двадцать пять минут, хотя она об этом знала не хуже, чем он.

Андрей не успел поговорить с любимой.

Набрав её имя, он услышал тревожные возгласы пассажиров, с признаками ужаса и страха. Андрей поднял глаза и через лобовое стекло автобуса увидел, как из-за поворота на огромной скорости и прямо на них, по встречной полосе, несётся чёрный «Джип». Люди замерли. Водитель не растерялся, и чтобы избежать столкновения, пытался вырулить машину в сторону от надвигающейся беды. Но до конца не успел. Удар пришелся в заднюю часть автобуса, и он стал медленно скатываться к краю дороги, несмотря на то, что водитель давил на тормоза изо всех сил, включив также ручной тормоз.

В автобусе началась паника. Все, громко крича, в ужасе ринулись к выходу, отталкивая друг друга. Плакали маленькие дети и жалобно скулила предчувствовавшая беду собака. Водитель резко дёрнул рычаг открывания двери — не сработало. Он попытался ещё раз и ещё. Усилия были напрасными, двери заклинило. Автобус медленно, но неумолимо, скатывался к краю пропасти.

Андрей сориентировался. Он схватил свою большую сумку, стоявшую у его ног, и швырнул её в окно. Следом за ней выпрыгнул сам. Люди, увидев выход, единственный в этой ситуации, начали ломиться к спасительному окну. Но из этого ничего не получилось — они буквально обезумели, и каждый хотел быть первым, отталкивая соседа. Оказавшись на твёрдой земле, Андрей быстро огляделся вокруг, но ничего не увидел такого, что можно было бы подложить под колесо автобуса, и тем самым остановить его движение к пропасти.

Даже не было ограничительных столбиков. «Может, здесь была утренняя авария?» — мелькнула мысль. Выбора не было. Он бросил сумку под заднее колесо и, подняв глаза к небу, произнес последние в своей жизни слова: «Господи! Прости меня! Я не буду тебе в тягость…» Затем решительно шагнул вперёд и лёг под переднее колесо автобуса.

 

Он, наверное, успел почувствовать первый треск своих костей, и губы прошептали сквозь стон: «Мамочка! Пр…»

 

эпилог

 

В кармане его окровавленной рубашки нашли сложенный вчетверо лист бумаги, алый от крови, с расплывшимися строками. Это были стихи, написанные Андреем в Симферопольском парке на скамье. Его прочли вслух перед ошеломлённой толпой спасённых пассажиров, столпившихся вокруг безжизненного молодого тела.

 

Любимая моя, прости!

Что я так долго шёл к тебе,

Что задержался я в пути,

Как древний рыцарь на коне.

Все виды транспорта ничто,

В сравненье с мыслью, что летит,

С желаньем — встретиться скорей.

Любовь струной во мне звенит.

Ты лунный свет в моём окне.

Ты лучик солнца, что во тьме

Осветит путь, согреет взгляд.

Тебя безумно видеть рад.

Ты лань прекрасная моя!

О, как же я люблю тебя!

И знаю, что любим тобой.

Навек потерян мой покой.

Лишь закрываю я глаза —

Твой образ предо мною.

Хочу прижать к себе тебя,

Быть навсегда с тобою.

Вот я волос твоих душистых,

Касаюсь мысленно рукой —

Как пахнут локоны любистком!

Вдыхаю запах я родной.

Тобой пронизан каждый миг,

Я рядом чувствую тебя,

Нас времени не разлучить.

Спешу к тебе, спешу, любовь моя!

 

Р.S.

Стихотворение было доставлено той, кому предназначалось. И, несмотря на то, что перенесённое потрясение, боль потери любимого человека, на тот момент казались крахом её жизни, через семь месяцев после гибели Андрея Иванка родила сына.

По желанию бабушки, матери Андрея, и к огромному удовольствию самой Иванки, мальчика назвали Андреем.

Рейтинг: +7 737 просмотров
Комментарии (2)
Ирина Перепелица # 24 марта 2014 в 21:15 +1
Красивая история любви с трагическим финалом.
Я ничего не понимаю в технике, но мне кажется, если автобус катится к пропасти, то он запросто переедет человека и всё-равно сорвётся вниз.
Но это лишь мои предположения.
Наталья Андриянова # 24 марта 2014 в 23:00 0
Понравилось .Трогательно .