Лея и близнецы.

10 марта 2014 - Татьяна Стафеева
article199402.jpg

 

 

Всеволод.

 

Далеко не всякому индивидууму повезло так, как мне, не у всякого есть брат-близнец!

Мне 18, но я ни разу не дружил с девушкой, в то время, как брат Андрюха культурно соблазнил и интеллигентно бросил не один десяток самых прекрасных представительниц женского пола.

И это притом, что нас будто в одной матрице отштамповали, практически одно лицо. Подумаешь, я ниже на два сантиметра, а волосы на полтона светлее! Дело не во внешних факторах и не в том, что Андрей на 22 минуты старше, а в принципиальной разнице.

 

 

Он - носитель доброжелательности самого высокого порядка. Мужественный, отзывчивый и обаятельный. Человек-фейерверк. У меня вся активная жизнь проходит внутри головы и грудной клетки, где постоянно бушуют бури, не имеющие никакого отношения к повседневности. Снаружи – холодный взор и мрачный вид.

 

 

Лед и пламень – называла нас мама, ныне она в мире ином… Папа тоже. Вот уже два года, как мы остались одни, то есть, вдвоем…

 

 

Жизнь Андрея бурлит, словно неистовый водоворот, у меня же, кроме брата, больше никого нет, и никогда не было. Ни друга, ни даже собаки. В школе я числился одиноким ботаном, посещавшим все возможные факультативы. Мальчишки инстинктивно сторонились меня – ну не любят у нас дюже умных! Сейчас учусь в вузе и работаю, просто нет сил еще и на дружбу вкупе с любовью… Наверное, пора завести хомяка. Не смертельно и даже не особенно грустно…

Андрюха в шутку и всерьез называет меня "вещью в себе" или "закрытой системой". А когда сердится, то "черным ящиком".

 

 

Однажды, в хмурое воскресенье, братишка явился домой с незнакомкой. Нарисовался, не сотрёшь, словно портрет гусара в раме дверного проема. За его спиной маячила тоненькая девичья фигура. Опаньки! Мертвая рука каменного гостя сдавила мое горло. Ничего, скоро смогу втянуть в себя воздух, вот-вот сейчас отпустит... От созерцания такой красоты еще никто не умирал! Я стоял, вылупив глаза, и наверняка выглядел довольно глупо.

 

 

– Привет, братишка! Знакомься, это Лея…

Скажите, пожалуйста, "Лея"! Имечко-то какое! В придачу слегка волнистые от уличной сырости волосы русалки, изумрудные глаза и нежные коралловые губы… Я ощущал себя почти не живым. Брат усмехнулся, он с ходу просек мое состояние – мы же близнецы.

–Этого оболтуса зовут Всеволод! Он тебе поможет…

-В смысле? – сглотнув слюну, выдавил я.

-Лея переходила дорогу в неположенном месте, поскользнулась на решетке стока, упала в свежевскопанный газон, испачкала грязью плащ. Естественно, я помог ей встать и предложил зайти к нам, привести одежду в порядок. Согласись, в таком виде ходить по городу не очень культурно! Она любезно приняла приглашение, постираться и отутюжиться. Увы, мне пора, а ты пособишь нашей гостье! Ферштейн?

 

 

-На кой черт ее вообще понесло в цветник? - во мне проснулся и поднял драконью башку дух противоречия.

-Не знаю, мы почти не разговаривали, - беспечно пожал плечами Андрей.

-Так вы не знакомы?! С ума сошел?

-Не дергайся ты! Просто помоги человеку отмыть плащ! Пока, Леечка, надеюсь, еще увидимся!

Брат улетучился с быстротой ветра. Вот раздолбай! Наверняка эдак ехидненько помыслил: "Боишься, коварная обольстительница нарушит твою драгоценную невинность? Так тебе давно пора развязаться!" И – внутренне хохотнул, непременно хохотнул! Ну, "старшенький", держись!

 

 

Лея сама дите дитем, вон как глазенки забегали! Неужели, меня боится? Дожил, Севыч, приличные девочки от тебя шарахаются!    

-Раздевайтесь… В смысле, снимайте плащ…

Во дебил, ей-Богу, несу всякую чушь, пора МРТ головы сделать - вдруг половина мозга рассосалась!

-Ванная рядом с кухней, там есть тазик и порошок! Утюг и доску я принесу…

-Спасибо, - робко пролепетала девушка и отлучилась в указанном направлении, зашумела вода.

 

 

 

Андрей.

 

Мы с братом Севкой оба учимся. Он – на историка, я - на инженера-механика. И оба подрабатываем. Брат - санитаром в хосписе, а я – слесарем в автосервисе. Сегодня у "младшенького" нет дежурства, он наверняка дома. Живет, словно рак-отшельник, только один панцирь на другой меняет.

Мы с друзьями собрались в спорт-бар, поболеть за хоккейную сборную, а у меня ноги от усталости подкашиваются. Ничего, попью чайку – и вперед! Не впервой зима медведю. Конечно, наши опять продуют, но удовольствие получим! К тому же, ставки сделали, прямая заинтересованность. 

 

 

Едва открыв дверь квартиры, услыхал душераздирающие звуки:

 

Слушай, ты вольным считал сам себя,

Только во всем походил на раба.

Ты боялся подумать не так,

Ты боялся ответить не так.

Ты раб страха.

Страшно в немилости быть у богов,

Сверху сильнее удар кулаком.

Страшно падать и страшно летать.

Страшно жить, а потом умирать.

Ты раб страха. [1]

 

 Вздрогнул: Севка опять страдает какой-нибудь хренью! Судя по репертуару, у "младшенького" жестокая хандра... Только этого не хватало для полного счастья! Вдруг братишку подкосили повседневные стрессы, и он соскочил с катушек? Я поспешил в его комнату.

 

Снова брошен в окна лунный свет,

Дом мой сонный в серебро одет.

Лунной кисти не достичь глубин,

Эту бездну знаю я один.

Все, все как вчера,

Но без тебя...

Ревность, жалость словно заодно.

Птицей скорби падаю на дно.

Все, все как вчера,

Но без тебя... [2] - с серьезным лицом выводил Севка.

 

 

Я недоуменно выпучил глаза на брата, интенсивно разевавшего рот:

-Полюбуйтесь на него! Понимаю, если б хоть надюдюрился! А то тверёзый, как барбос на цепи! Ну и чего мы стонем о вселенской тоске?

-Ты вообще слушал записи из папиной фонотеки? – возмутился новоявленный Орфей.

-Конечно, только давно!

-Вот и не выказывай свое невежество! Мы рано лишились родителей, и любая память о них священна! – воскликнул Севка. – У меня плохое предчувствие, будто жить осталось два дня…   

 

 

У меня заныло в груди. Да, мама и папа в мире ином, но мы-то живы, и не надо раньше времени умирать – грешно! Но этому рок-певцу ни черта не докажешь! Периодически он вступает в непреодолимый разлад с окружающим миром. Голливудская психологическая драма отдыхает!

-Может, хватит, а то голос сорвешь! – я осторожно дотронулся до плеча "младшенького".

-Отнюдь! Оцени, Андрюх, как выясняется, я могу не только изрекать с умным видом нудные глупости и выдавать на горА никому не интересные тирады!

-О чем ты? Мне всегда клёво с тобой разговаривать! – возразил я.

-Ты не в счет! – Севка вновь ощутимо скис и заныл.

 

 

На холодном ветру стоит город большой,

В нем горят фонари и машины гудят,

А над городом ночь, а над ночью – луна,

И сегодня луна каплей крови красна.

Дом стоит, свет горит, из окна видна даль,

Так откуда взялась печаль?

И вроде жив и здоров, и вроде жить – не тужить,

Так откуда взялась печаль? [3]

 

 

Обескураженный, я воздел очи к потолку.

-Никак, тут личная драма! Раньше моего братишку мало заботило чье-либо мнение о себе.

-Оставь меня, наконец, в покое! – не выдержав, заорал Севка. – Катись отсюда к своим девкам, упивайся временной любовью до полного обалдения, не мозоль глаза несчастному убогому придурку!

-Ба, да тут не драма, а целая трагедия! – заключил я и уселся рядом со страдальцем, притиснув его к подлокотнику дивана, молвил насмешливо: - Не уйду, пока не расколешься! Какого лешего ты тут стонешь раненой белугой? Не будь эгоистом, старик! Вместо того, чтобы упиваться временной любовью, я стану до утра вытирать твои виртуальные слезы!

 

 

-Счастливый нрав часто является следствием равнодушия, – мрачно изрек Севка.

-Заткнись! -  я схватил брата за грудки, - Если твое величество в меланхолии, значит, весь мир должен укутаться в траур?! Итак! Слушаю тебя, излагай!

-Дело в этой несносной девице, свалившейся неизвестно откуда! Если ты думаешь, будто я стану волочиться за первой встречной, то жестоко ошибаешься... – зачастил "младшенький".

-Ты говоришь о Лее? – уточнил я. – Вы встречались после того случая с испачканным плащом?

 

 

-Еще чего! Представляешь, она сама явилась! Принесла пирожные к чаю, мол, спасибо за помощь! Я ей: издеваешься, да? Ты без меня отмывала и отглаживала свою хламиду. Улыбается, глазками бездонными луп-луп. Говорит, зато ты принес утюг. Стали пить чай. Разговор не клеится, ну о чем беседовать с таким глупеньким ребенком? Я не мог найти общую тему, оттого испытывал дискомфорт, а ей по барабану! Щебечет без умолку о всякой ерунде: о коте своем, школе, подружках. Похвалилась, якобы старшая сестра ей завидует из-за цвета волос. Лея блондинка от рождения, хотя ее отец черный, как смоль, а папаша сеструхи темно-русый, в него и дочурка уродилась, никакой масти, серость сплошная! - строчил Всеволод, словно из пулемета "Максим".

 

 

-Трудновато тебе пришлось, брат! С твоим напыщенным интеллектом внимать милой девичьей болтовне! – усмехнулся я. - С девчонками и надо трепаться обо всяких пустяках!

-Неужели все время о пустяках? – изумился Севка. - Да я свихнусь!

-По крайней мере, пока не найдутся общие интересы и темы для бесед...

 

 

-Понимаю, не совсем же дурак! И стоически терпел все эти кошечки, рюшечки, бантики! А потом она попросила рассказать о себе. Ну, я вкратце пробежался по своей бедной событиями биографии. А Лея, вот ведь беспардонное создание, вдруг осведомляется, есть ли у меня девушка! Представляешь, какая бесцеремонность? Спрашиваю, а тебе зачем? Отвечает, может, хочу выдвинуть свою кандидатуру! Наглая, как танк! Извини, говорю, пока я не планировал появление подруги, да еще такой юной! Сначала пусть манная кашка на губах высохнет! А то дядя Сева выглядит рядом с тобой музейным чучелом динозавра!

-Ну не идиот ли? – изумился я. – Сцеловывать манную кашку с таких милых уст – сплошной кайф!

 

 

Всеволод окрысился:

-За растлителя малолетних меня держишь?

-Не-а, не потянешь! Скорее за редкостного болвана! – усмехнулся я. – Один невинный поцелуй - еще не есть совращение. Главное, вовремя остановиться! Но ты не удосужился даже сказать смелому человечку ласковое слово... Онегин хренов! Девочка наверняка обиделась, а тебя поедом лопает страдание!

-Она обозвала меня чёрствым придурком и убежала!

-А разве ты не жаждал от нее избавиться? Вот и добился своего! Малютка больше не придет и правильно сделает! Легче растопить толщу арктического льда, чем продраться сквозь твое раздутое самомнение! – подлил я масла  в огонь.

 

 

-Перестань! Без тебя тошно! Почему-то ее лицо так и стоит перед глазами! – горько вздохнул брат.

-Неужели, втюрился? Наконец-то! Не переживай! Лед тронулся! А девушка и другая найдется!

-Но я думаю о Лее!

-Тогда зачем обидел?

-Сам не знаю... Смелость ее задела, детская бесцеремонность! У нее и в помине нет моих комплексов, она не такая, как я. Мы вряд ли станем единым целым, а это причиняет боль!

 

 

-Как все сложно! Не обязательно подруга должна быть списана с тебя под копирку! Наоборот, интереснее, когда она непредсказуема! – вразумлял я неопытного влюбленного. - К сожалению, нечем тебя утешить! Кажется, ты прогнал из своей жизни едва ли не единственную девушку, способную оценить твою редкостную индивидуальность. Лея хотела наладить контакт, но получила отповедь! Крепись, старик, время лечит!

-О! – Севыч обхватил виски руками. – Спасибо за утешение!

 

 

Я промолчал. Видит Бог, гостья в испачканном плаще неспроста переступила порог нашей квартиры. Она уникальна, так как способна не только ПОЛЮБИТЬ, но и ЛЮБИТЬ моего нестандартного братишку. А это очень нелегко.

 

 

Хныкающий Севка – конечно, душераздирающее зрелище. Но, с другой стороны, прогресс налицо. Он хотя бы дал себе труд, поработать сердцем. Подспудно я всегда опасался, как бы "младшенький" не оказался пустым бамбуком, жестким и окостеневшим, ничем не заполненным, не умеющим просто подарить счастье. Как бы его тело не стало вместилищем скупости душевной. Лея обижена, подавлена холодными словами, но она вернется. С каждой минутой во мне крепнет уверенность: девушка еще придет. Но я не спешу обрадовать Севку. Пусть процесс развивается по законам жанра. Любовь должна отстрадать свое, или это не есть любовь.  Я позвонил другу и отказался от встречи в спортбаре.

Мы проговорили до утра, пока Севка чуть не оттаял и не улыбнулся пусть сардонической, но все же улыбкой.

 

 

Лея.

 

Мне 15, и, кажется, я влюбилась. Это не детсадовская любовь к мальчику, подарившему куклу Барби, и не школьная, к соседу по парте, позволившему списать контрольную. Нечто другое.

 

 

Его зовут Сева, и мы виделись всего два раза. Сперва случайно – он помог отмыть испачканный плащ, а потом я сама к нему пришла, хотела поблагодарить. Идиотка! Он держался неприступно, как скала! О такую твердь хорошо лоб расшибать… Я болтала, как дура, а под конец такое ляпнула! Предложила себя в качестве его девушки. И едва не чокнулась на месте. Сама не ожидала!

 

 

Набиваться в невесты – как глупо! Парень выглядел угрюмым одиноким затворником. Мне стало его жаль, только и всего. Пусть не думает, будто мне некуда деваться. У меня куча друзей и подруг! Хорошо. Куча. Но почему-то я думаю только о Севе… Он не похож на одноклассников и дворовых друзей, задумчив и отрешен, не косится в вырез блузки, не пытается рассмешить, не умеет вести беседу. Словом, по меркам подруг, законченный придурок. Но я-то другого мнения. Один его взгляд чего стоит: так смотрит узник через прутья решетки. Словно для него уже все кончено…  Но еще жива безумная безотчетная надежда обрести свободу. Не могу забыть этот взгляд. Пока не скажу, насколько все серьезно. Всеволод –  он странный. С такими тяжело.

 

 

Но разве мы ищем легких путей? Пойти к нему еще раз – Бог любит троицу? Как говорит моя сестра, "лучше попробовать и потерпеть неудачу, чем отступить и проклинать себя за бездействие".

Так я снова оказалась возле его подъезда. Стояла, не решаясь протянуть руку к панели домофона. Дверь открылась, появился Андрей, его брат-близнец. Вот кто легок в общении! Кажется, у нас взаимная симпатия!

  

 

-О, Леечка! Привет! Какими судьбами? Впрочем, не отвечай! Ты к брату, верно?

-Да… - я помялась. – Боюсь, Сева не очень хочет меня видеть…

-Как бы не так! Он мне все уши прожужжал! – Андрей улыбнулся. – Страдал как черт, пел песни нашей покойной мамы, рассуждал о вашей непохожести. Словом, вел себя как зачарованный.

 

 

-Правда? – воскликнула я, не зная, стоит ли серьезно относиться к сказанному.

-Сильно радоваться не советую! – Андрей серьезно покачал головой. – И ждать от него проявлений восторга – тоже!

-Как мне себя вести? – поинтересовалась я.

-Как всегда. Не вздумай жить его жизнью, будь личностью, иначе тебе его не покорить. Понимаешь, о чем речь?

-Да! Да! Да! – я невольно хлопнула в ладоши.

 

 

Телячья радость сама собой вырвалась наружу.  Андрей улыбнулся и решительно взял меня под руку:

-Идем, пора действовать!

-Спасибо, но, может, потом? – я вдруг оробела.

-Теперь или никогда!

-Ой!

-Не "ой"! А ой-ёй-ёй. Братишку пора спустить с облаков, где он вечно витает, на грешную землю.

 

 

Севка, увидев меня, повернулся, чтобы уйти, но Андрей цепко схватил его за рукав.

– Не чуди, старик, честное слово, это уже не смешно!

–Откуда она взялась? – Всеволод хмуро взглянул на меня из-под насупленных бровей.

-Ножками притопала!

-Она снова станет мучить меня?

-Её зовут Лея! ЛЕ-Я, запомни! И вообще, веди себя прилично! – возмутился Андрей.

 

 

Я подумала: вот дура-то, приперлась, будто одной плюхи мало!

-Хорошо, ЛЕ-Я, - передразнил брата Севка,– зачем пожаловала?

-Да так, шла мимо, не заметила, как ноги сами принесли…

-А ты своим конечностям не хозяйка? – насупился он.

-Иногда ногам лучше знать, куда идти!

-Не тот случай!

-Согласна, совсем не тот, извини…

 

 

До чего же он все-таки невозможный!

Вот и третью попытку исчерпала, больше сюда ни ногой!

 

 

-Стоп, голуби мои, вы сейчас черте до чего доболтаетесь! – встрял в наш бессмысленный разговор Андрей. – Давай, брат, проводи Лею до дома или ты не мужик?

-Мне некогда!

О-о-о, нет! Мое терпение иссякло!

-Не беспокойся, сама дойду! – я взялась за ручку двери.

-Постой! Поздно, вдруг хулиганы нападут! – притворно вздохнул Севка.

 

 

Во, как в нем дух противоречия взыгрывает! Борьба с собой никогда не оканчивается победой…Так говорит моя сестра.

"Может, пока не поздно, бежать отсюда ко всем чертям?" - мелькнула  мысль.

"Поздно", - решила я, наблюдая, как Севка наматывает вокруг шеи клетчатый шарф.

 

 

Всеволод и Лея.

 

Пустынная улица, подернутая ранним инеем, сменившим извечную влагу. И двое, шагающие на расстоянии вытянутой руки друг от друга. Они молчат и не стремятся сократить дистанцию. Но и не расходятся. Вот лужа. Девушка поскальзывается на тонкой корочке льда, парень неловко подхватывает ее под локоток и тут же отпускает.

 

 

Она: "Спасибо."

Он: "Ты вежлива."

Она: "Стараюсь."

Он: "Скажи еще что-нибудь."

Она: "Например?"

Он: "Безразлично."

Она: "На какую букву?"

Он: "Допустим на "эс".

 

 

Она: "Счастье, сопереживание, свобода, собака, свет, стойкость, совесть... Хватит?"

Он: "Достаточно. В твой ассоциативный ряд немного не вписывается песик..."

Она: "Не думаю. Обожаю животных. Ты меня изучаешь?"

Он: "Наверное. Какую длину платья предпочитаешь?"

Она: "Чуть выше колен."

Он: "Любимый цвет?"

Она: "Зеленый."

Он: "День рождения?"

Она: "23 мая"

Он: "Хорошо. Ты милое создание."

Она: "И все?"

 

 

Кажется, девочке пора насторожиться...

Он: "Такой моральный урод, как я, тебе не подходит!"

Так и есть! Вот поганец!

Она: "Ты не урод! Просто не такой, как все. Но мне это даже нравится…"

Он: "Напрасно! Хочешь услыхать мой ассоциативный ряд?"

Она: "Конечно! Только букву назову я!"

Он: "Валяй!"

Она: "Скажем, та же эс!"

 

 

Он: "Сомнение, страдание, серость, страх, сомнамбула, синдром... Собака!"

Она: "Песик не вписывается в твой ассоциативный ряд!"

Он: "Не думаю. Он злой и кусачий." (рычит как разозленная шавка).

Она (смеется): "Хочешь испугать меня и отвернуть от себя? Не выйдет!"

Он: "Еще не вечер!"

Она: "Дух противоречия все время следует подкармливать! А я чем не топливо?"

Он: "В твой ряд идеально вписалось бы самоотречение!"

Она: "А в твой – самовлюбленность!"

 

 

Он: "Со мной ты рискуешь потерять свое лицо!"

Внимание, малышка, опасность!

Она: "Интересно изучить себя и без лица, а ты чем не способ!"

Браво, девочка! Умница!

Он: "Один-один! Ты не так проста, как кажешься на первый взгляд!"

Она: "Спасибо."

Он: "Никогда больше не произноси слов благодарности в мой адрес! Ты раскрываешь меня, словно устрицу. Пожалуй, я готов впустить тебя в свою жизнь!"

Она (с легкой иронией): "Какая честь!"

Он: "Вовсе нет! Хочешь стать частью меня?"

 

 

Она: "Да, очень!"

Он: "Так стань!"

Она: "Почему не наоборот?"

Он: "Потому что только ради тебя мне не жаль пожертвовать ребро!"

Она: "Адам, изгнанный из Эдема."

Он: "Ты находчива."

Она: "А ты провокатор..."

 

Разговор льется ручейком, его можно слушать до бесконечности и не надоест… 

 

 

Всеволод.

 

Проводив Лею, я набрал номер брата.

-Андрюх, разбудил?

-Нет, черт возьми!

-Понимаю, ты не один...

-Блин, да говори, какого лешего надо? – взбеленился Андрей.

-Я ее проводил… Лею…

-Ну и как, все нормально? – голос "старшенького" смягчился.

-Более чем. Она... Лея уже не несет всякую чепуху...

-А говорит очень умные и важные вещи, не так ли?

-Откуда ты знаешь?

-Оттуда.

 

 

-Я потерял равновесие и, подобно маятнику, раскачиваюсь из стороны в сторону. И мир вокруг кружится, плывет... А вокруг бегают псы, добрые и злые… - я счастливо рассмеялся.

-Причем тут псы?

-Так, ни при чем! Брат, спасибо тебе!

-Всегда пожалуйста! Надеюсь, ты тотчас же отправишься домой?!

-Конечно! Просто хотел сказать тебе, как мне сейчас необыкновенно хорошо! Хо-ро-шо!

-Рад за тебя, честное слово!

Я отсоединился, снова захохотал, словно помешанный. Мне жутко повезло.

 

 

ЛЕЯ – луч света, глоток воздуха, порыв ветра, снежный вальс и знойное танго… Она одна заняла мое сердце – отныне и навсегда. Я себя знаю. Состояние влюбленности ни с чем не сравнишь и не спутаешь!  Кайф, сказал бы Андрюха.  Нынче воздух вокруг  искрится, но я не обольщаюсь. В любой момент может стать душно, словно в кованом сундуке, где нечем дышать. Крышка захлопнется. Сначала от неподвижности откажут ноги, а потом окаменелость медленно подберётся к сердцу, оно скукожится, застынет. Ум ясный, а все остальное – кусок гранита, напряженный до чудовищной крайности...

 

 

Трудно быть идиотом, которому весь мир причиняет боль одним фактом своего существования. Еще сложнее любить такого. И все же, я надеюсь, Лея сможет…  Потому что если не сможет она, не сможет никто…

  



[1] Композиция группы "Ария" "Раб страха".

[2] Композиция группы "Ария" "Без тебя".          

[3] Песня в исполнении Виктора Цоя.

 

 

 

© Copyright: Татьяна Стафеева, 2014

Регистрационный номер №0199402

от 10 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0199402 выдан для произведения:

Всеволод.

 

Далеко не всякому индивидууму повезло так, как мне, не у всякого есть брат-близнец!

Мне 18, но я ни разу не дружил с девушкой, в то время как брат Андрюха культурно соблазнил и интеллигентно бросил не один десяток самых прекрасных представительниц женского пола.

И это притом, что нас будто в одной матрице отштамповали, практически одно лицо. Подумаешь, я ниже на два сантиметра, а волосы на полтона светлее! Дело не во внешних факторах и не в том, что Андрей на 22 минуты старше, а в принципиальной разнице.

 

 

Он носитель доброжелательности самого высокого порядка. Мужественен, отзывчив и обаятелен. Человек-фейерверк. У меня вся активная жизнь проходит внутри головы и грудной клетки, где постоянно бушуют бури, не имеющие никакого отношения к повседневности. Снаружи – холодный взор и мрачный вид.

 

 

Лед и пламень – называла нас мама, ныне она в мире ином… Папа тоже. Вот уже два года, как мы остались одни, то есть, вдвоем…

 

 

Жизнь Андрея бурлит, словно неистовый водоворот, у меня же, кроме брата, больше никого нет, и никогда не было. Ни друга, ни даже собаки. В школе я держался одиноким ботаном, посещавшим все возможные факультативы. Мальчишки инстинктивно сторонились меня – ну не любят у нас дюже умных! Сейчас учусь в вузе и работаю, просто нет сил еще и на дружбу вкупе с любовью… Наверное, пора завести хомяка. Не смертельно и даже не особенно грустно…

Андрюха в шутку и всерьез называет меня "вещью в себе" или "закрытой системой". А когда сердится, то "черным ящиком".

 

 

Однажды, в хмурое воскресенье, братишка явился домой с незнакомкой. Нарисовался, не сотрёшь, словно портрет гусара в раме дверного проема. За его спиной маячила тоненькая девичья фигура. Опаньки! Мертвая рука каменного гостя сдавила мое горло. Ничего, скоро смогу втянуть в себя воздух, вот-вот сейчас отпустит... От созерцания такой красоты еще никто не умирал! Я стоял, вылупив глаза, и наверняка выглядел довольно глупо.

 

 

– Привет, братишка! Знакомься, это Лея…

Скажите, пожалуйста, "Лея"! Имечко-то какое! В придачу слегка волнистые от уличной сырости волосы русалки, изумрудные глаза и нежные коралловые губы… Я ощущал себя почти не живым. Брат усмехнулся, он с ходу просек мое состояние – мы же близнецы.

–Этого оболтуса зовут Всеволод! Он тебе поможет…

-В смысле? – сглотнув слюну, выдавил я.

-Лея переходила дорогу в неположенном месте, поскользнулась на решетке стока, упала в свежевскопанный газон, испачкала грязью плащ. Естественно, я помог ей встать и предложил зайти к нам привести одежду в порядок. Согласись, в таком виде ходить по городу не очень культурно! Она любезно приняла приглашение постираться и отутюжиться. Увы, мне пора, а ты пособишь нашей гостье! Ферштейн?

 

 

-На кой черт ее вообще понесло в цветник? - во мне проснулся и поднял драконью башку дух противоречия.

-Не знаю, мы почти не разговаривали, - беспечно пожал плечами Андрей.

-Так вы не знакомы?! С ума сошел?

-Не дергайся ты! Просто помоги человеку отмыть плащ! Пока, Леечка, надеюсь, еще увидимся!

Брат улетучился с быстротой ветра. Вот раздолбай! Наверняка эдак ехидненько помыслил: "Боишься, коварная обольстительница нарушит твою драгоценную невинность? Так тебе давно пора развязаться!" И – внутренне  хохотнул, непременно хохотнул! Ну, "старшенький", держись!

 

 

Лея сама дите дитем, вон как глазенки забегали! Неужели, меня боится? Дожил, Севыч, приличные девочки от тебя шарахаются!    

-Раздевайтесь… В смысле, снимайте плащ…

Во дебил, ей-Богу, несу всякую чушь, пора МРТ головы сделать - вдруг половина мозга рассосалась!

-Ванная рядом с кухней, там есть тазик и порошок! Утюг и доску я принесу…

-Спасибо, - робко пролепетала девушка и отлучилась в указанном направлении, зашумела вода.

 

 

 

Андрей.

 

Мы с братом Севкой оба учимся. Он – на историка, я - на инженера-механика. И оба подрабатываем. Брат - санитаром в хосписе, а я – слесарем в автосервисе. Сегодня у "младшенького" нет дежурства, он наверняка дома. Живет, словно рак-отшельник, только один панцирь на другой меняет.

Мы с друзьями собрались в спорт-бар поболеть за хоккейную сборную, а у меня ноги от усталости подкашиваются. Ничего, попью чайку – и вперед! Не впервой зима медведю. Конечно, наши опять продуют, но удовольствие получим! К тому же, ставки сделали, прямая заинтересованность. 

 

 

Едва открыв дверь квартиры, услыхал душераздирающие звуки:

 

Слушай, ты вольным считал сам себя,

Только во всем походил на раба.

Ты боялся подумать не так,

Ты боялся ответить не так.

Ты раб страха.

Страшно в немилости быть у богов,

Сверху сильнее удар кулаком.

Страшно падать и страшно летать.

Страшно жить, а потом умирать.

Ты раб страха. [1]

 

 Вздрогнул: Севка опять страдает какой-нибудь хренью! Судя по репертуару, у  "младшенького" жестокая хандра... Только этого не хватало для полного счастья! Вдруг братишку подкосили повседневные стрессы, и он соскочил с катушек? Я поспешил в его комнату.

 

Снова брошен в окна лунный свет,

Дом мой сонный в серебро одет.

Лунной кисти не достичь глубин,

Эту бездну знаю я один.

Все, все как вчера,

Но без тебя...

Ревность, жалость словно заодно.

Птицей скорби падаю на дно.

Все, все как вчера,

Но без тебя... [2] - с серьезным лицом выводил Севка.

 

 

Я недоуменно выпучил глаза на брата, интенсивно разевавшего рот:

-Полюбуйтесь на него! Понимаю, если б хоть надюдюрился! А то тверёзый, как барбос на цепи! Ну и чего мы стонем о вселенской тоске?

-Ты вообще слушал записи из папиной фонотеки? – возмутился новоявленный Орфей.

-Конечно, только давно!

-Вот и не выказывай свое невежество! Мы рано лишились родителей, и любая память о них священна! – воскликнул Севка. – У меня плохое предчувствие, будто жить осталось два дня…   

 

 

У меня заныло в груди. Да, мама и папа в мире ином, но мы-то живы, и не надо раньше времени умирать – грешно! Но этому рок-певцу ни черта не докажешь! Периодически он вступает в непреодолимый разлад с окружающим миром. Голливудская психологическая драма отдыхает!

-Может, хватит, а то голос сорвешь! – я осторожно дотронулся до плеча "младшенького".

-Отнюдь! Оцени, Андрюх, как выясняется, я могу не только изрекать с умным видом нудные глупости и выдавать на горА никому не интересные тирады!

-О чем ты? Мне всегда клёво с тобой разговаривать! – возразил я.

-Ты не в счет! – Севка вновь ощутимо скис и заныл.

 

 

На холодном ветру стоит город большой,

В нем горят фонари и машины гудят,

А над городом ночь, а над ночью – луна,

И сегодня луна каплей крови красна.

Дом стоит, свет горит, из окна видна даль,

Так откуда взялась печаль?

И вроде жив и здоров, и вроде жить – не тужить,

Так откуда взялась печаль? [3]

 

 

Обескураженный, я воздел очи к потолку.

-Никак, тут личная драма! Раньше моего братишку мало заботило чье-либо мнение о себе.

-Оставь меня, наконец, в покое! – не выдержав, заорал Севка. – Катись отсюда к своим девкам, упивайся временной любовью до полного обалдения, не мозоль глаза несчастному убогому придурку!

-Ба, да тут не драма, а целая трагедия! – заключил я и уселся рядом со страдальцем, притиснув его к подлокотнику дивана, молвил насмешливо: - Не уйду, пока не расколешься! Какого лешего ты тут стонешь раненой белугой? Не будь эгоистом, старик, вместо того, чтобы упиваться временной любовью, я стану до утра вытирать твои виртуальные слезы!

 

 

-Счастливый нрав часто является следствием равнодушия, – мрачно изрек Севка.

-Заткнись! -  я схватил брата за грудки, - Если твое величество в меланхолии, значит, весь мир должен укутаться в траур?! Итак! Слушаю тебя, излагай!

-Дело в этой несносной девице, свалившейся неизвестно откуда! Если ты думаешь, будто я стану волочиться за первой встречной, то жестоко ошибаешься... – зачастил "младшенький".

-Ты говоришь о Лее? – уточнил я. – Вы встречались после того случая с испачканным плащом?

 

 

-Еще чего! Представляешь, она сама явилась! Принесла пирожные к чаю, мол, спасибо за помощь! Я ей: издеваешься, да? Ты без меня отмывала и отглаживала свою хламиду. Улыбается, глазками бездонными луп-луп. Говорит, зато ты принес утюг. Стали пить чай. Разговор не клеится, ну о чем беседовать с таким глупеньким ребенком? Я не мог найти общую тему, оттого испытывал дискомфорт, а ей по барабану! Щебечет без умолку о всякой ерунде: о коте своем, школе, подружках. Похвалилась, якобы старшая сестра ей завидует из-за цвета волос. Лея блондинка от рождения, хотя ее отец черный, как смоль, а папаша сеструхи темно-русый, в него и дочурка уродилась, никакой масти, серость сплошная! - строчил Всеволод, словно из пулемета "Максим".

 

 

-Трудновато тебе пришлось, брат! С твоим напыщенным интеллектом внимать милой девичьей болтовне! – усмехнулся я. - С девчонками и надо трепаться обо всяких пустяках!

-Неужели все время о пустяках? – изумился Севка. - Да я свихнусь!

-По крайней мере, пока не найдутся общие интересы и темы для бесед...

 

 

-Понимаю, не совсем же дурак! И стоически терпел все эти кошечки, рюшечки, бантики! А потом она попросила рассказать о себе. Ну, я вкратце пробежался по своей бедной событиями биографии. А Лея, вот ведь беспардонное создание, вдруг осведомляется, есть ли у меня девушка! Представляешь, какая бесцеремонность? Спрашиваю, а тебе зачем? Отвечает, может, хочу выдвинуть свою кандидатуру! Наглая, как танк! Извини, говорю, пока я не планировал появление подруги, да еще такой юной! Сначала пусть манная кашка на губах высохнет! А то дядя Сева выглядит рядом с тобой музейным чучелом динозавра!

-Ну не идиот ли? – изумился я. – Сцеловывать манную кашку с таких милых уст – сплошной кайф!

 

 

Всеволод окрысился:

-За растлителя малолетних меня держишь?

-Не-а, не потянешь! Скорее за редкостного болвана! – усмехнулся я. – Один невинный поцелуй - еще не есть совращение. Главное, вовремя остановиться! Но ты не удосужился даже сказать смелому человечку ласковое слово... Онегин хренов! Девочка наверняка обиделась, а тебя поедом лопает страдание!

-Она обозвала меня чёрствым придурком и убежала!

-А разве ты не жаждал от нее избавиться? Вот и добился своего! Малютка больше не придет и правильно сделает! Легче растопить толщу арктического льда, чем продраться сквозь твое раздутое самомнение! – подлил я масла  в огонь.

 

 

-Перестань! Без тебя тошно! Почему-то ее лицо так и стоит перед глазами! – горько вздохнул брат.

-Неужели, втюрился? Наконец-то! Не переживай! Лед тронулся! А девушка и другая найдется!

-Но я думаю о Лее!

-Тогда зачем обидел?

-Сам не знаю... Смелость ее задела, детская бесцеремонность! У нее и в помине нет моих комплексов, она не такая, как я. Мы вряд ли станем единым целым, а это причиняет боль!

 

 

-Как все сложно! Не обязательно подруга должна быть списана с тебя под копирку! Наоборот, интереснее, когда она непредсказуема! – вразумлял я неопытного влюбленного. - К сожалению, нечем тебя утешить! Кажется, ты прогнал из своей жизни едва ли не единственную девушку, способную оценить твою редкостную индивидуальность. Лея хотела наладить контакт, но получила отповедь! Крепись, старик, время лечит!

-О! – Севыч обхватил виски руками. – Спасибо за утешение!

 

 

Я промолчал. Видит Бог, гостья в испачканном плаще неспроста переступила порог нашей квартиры. Она уникальна, так как способна не только ПОЛЮБИТЬ, но и ЛЮБИТЬ моего нестандартного братишку. А это очень нелегко.

 

 

Хныкающий Севка – конечно, душераздирающее зрелище. Но, с другой стороны, прогресс налицо. Он хотя бы дал себе труд поработать сердцем. Подспудно я всегда опасался, как бы "младшенький" не оказался пустым бамбуком, жестким и окостеневшим, ничем не заполненным, не умеющим просто подарить счастье. Как бы его тело не стало вместилищем скупости душевной. Лея обижена, подавлена холодными словами, но она вернется. С каждой минутой во мне крепнет уверенность: девушка еще придет. Но я не спешу обрадовать Севку. Пусть процесс развивается по законам жанра. Любовь должна отстрадать свое, или это не есть любовь.  Я позвонил другу и отказался от встречи в спортбаре.

Мы проговорили до утра, пока Севка чуть не оттаял и не улыбнулся пусть сардонической, но все же улыбкой.

 

 

Лея.

 

Мне 15, и, кажется, я влюбилась. Это не детсадовская любовь к мальчику, подарившему куклу Барби, и не школьная, к соседу по парте, позволившему списать контрольную. Нечто другое.

 

 

Его зовут Сева, и мы виделись всего два раза. Сперва случайно – он помог отмыть испачканный плащ, а потом я сама к нему пришла, хотела поблагодарить. Идиотка! Он держался неприступно, как скала! О такую твердь хорошо лоб расшибать… Я болтала, как дура, а под конец такое ляпнула! Предложила себя в качестве его девушки. И едва не чокнулась на месте. Сама не ожидала!

 

 

Набиваться в невесты – как глупо! Парень выглядел угрюмым одиноким затворником. Мне стало его жаль, только и всего. Пусть не думает, будто мне некуда деваться. У меня куча друзей и подруг! Хорошо. Куча. Но почему-то я думаю только о Севе… Он не похож на одноклассников и дворовых друзей, задумчив и отрешен, не косится в вырез блузки, не пытается рассмешить, не умеет вести беседу. Словом, по меркам подруг, законченный придурок. Но я-то другого мнения. Один его взгляд чего стоит: так смотрит узник через прутья решетки. Словно для него все уже кончено…  И все же, еще жива безумная безотчетная надежда обрести свободу. Не могу забыть этот взгляд. Пока не скажу, насколько все серьезно. Всеволод –  он странный. С такими тяжело.

 

 

Но разве мы ищем легких путей? Пойти к нему еще раз – Бог любит троицу? Как говорит моя сестра, "лучше попробовать и потерпеть неудачу, чем отступить и проклинать себя за бездействие".

Так я снова оказалась возле его подъезда. Стояла, не решаясь протянуть руку к панели домофона. Дверь открылась, появился Андрей, его брат-близнец. Вот кто легок в общении! Кажется, у нас взаимная симпатия!

  

 

-О, Леечка! Привет! Какими судьбами? Впрочем, не отвечай! Ты к брату, верно?

-Да… - я помялась. – Боюсь, Сева не очень хочет меня видеть…

-Как бы не так! Он мне все уши прожужжал! – Андрей улыбнулся. – Страдал как черт, пел песни нашей покойной мамы, рассуждал о вашей непохожести. Словом, вел себя как зачарованный.

 

 

-Правда? – воскликнула я, не зная, стоит ли серьезно относиться к сказанному.

-Сильно радоваться не советую! – Андрей серьезно покачал головой. – И ждать от него проявлений восторга – тоже!

-Как мне себя вести? – поинтересовалась я.

-Как всегда. Не вздумай жить его жизнью, будь личностью, иначе тебе его не покорить. Понимаешь, о чем речь?

-Да! Да! Да! – я невольно хлопнула в ладоши.

 

 

Телячья радость сама собой вырвалась наружу.  Андрей улыбнулся и решительно взял меня под руку:

-Идем, пора действовать!

-Спасибо, но, может, потом? – я вдруг оробела.

-Теперь или никогда!

-Ой!

-Не "ой"! А ой-ёй-ёй. Братишку пора спустить с облаков, где он вечно витает, на грешную землю.

 

 

Севка, увидев меня, повернулся, чтобы уйти, но Андрей цепко схватил его за рукав.

– Не чуди, старик, честное слово, это уже не смешно!

–Откуда она взялась? – Всеволод хмуро взглянул на меня из-под насупленных бровей.

-Ножками притопала!

-Она снова станет мучить меня?

-Её зовут Лея! ЛЕ-Я, запомни! И вообще, веди себя прилично! – возмутился Андрей.

 

 

Я подумала: вот дура-то, приперлась, будто одной плюхи мало!

-Хорошо, ЛЕ-Я, - передразнил брата Севка,– зачем пожаловала?

-Да так, шла мимо, не заметила, как ноги сами принесли…

-А ты своим конечностям не хозяйка? – насупился он.

-Иногда ногам лучше знать, куда идти!

-Не тот случай!

-Согласна, совсем не тот, извини…

 

 

До чего же он все-таки невозможный!

Вот и третью попытку исчерпала, больше сюда ни ногой!

 

 

-Стоп, голуби мои, вы сейчас черте до чего доболтаетесь! – встрял в наш бессмысленный разговор Андрей. – Давай, брат, проводи Лею до дома или ты не мужик?

-Мне некогда!

О-о-о, нет! Мое терпение иссякло!

-Не беспокойся, сама дойду! – я взялась за ручку двери.

-Постой! Поздно, вдруг хулиганы нападут! – притворно вздохнул Севка.

 

 

Во, как в нем дух противоречия взыгрывает! Борьба с собой никогда не оканчивается победой…Так говорит моя сестра.

"Может, пока не поздно, бежать отсюда ко всем чертям?" - мелькнула  мысль.

"Поздно", - решила я, наблюдая, как Севка наматывает вокруг шеи клетчатый шарф.

 

 

Всеволод и Лея.

 

Пустынная улица, подернутая ранним инеем, сменившим извечную влагу. И двое, шагающие на расстоянии вытянутой руки друг от друга. Они молчат и не стремятся сократить дистанцию. Но и не расходятся. Вот лужа. Девушка поскальзывается на тонкой корочке льда, парень неловко подхватывает ее под локоток и тут же отпускает.

 

 

Она: "Спасибо."

Он: "Ты вежлива."

Она: "Стараюсь."

Он: "Скажи еще что-нибудь."

Она: "Например?"

Он: "Безразлично."

Она: "На какую букву?"

Он: "Допустим на "эс".

 

 

Она: "Счастье, сопереживание, свобода, собака, свет, стойкость, совесть... Хватит?"

Он: "Достаточно. В твой ассоциативный ряд немного не вписывается песик..."

Она: "Не думаю. Обожаю животных. Ты меня изучаешь?"

Он: "Наверное. Какую длину платья предпочитаешь?"

Она: "Чуть выше колен."

Он: "Любимый цвет?"

Она: "Зеленый."

Он: "День рождения?"

Она: "23 мая"

Он: "Хорошо. Ты милое создание."

Она: "И все?"

 

 

Кажется, девочке пора насторожиться...

Он: "Такой моральный урод, как я, тебе не подходит!"

Так и есть! Вот поганец!

Она: "Ты не урод! Просто не такой, как все. Но мне это даже нравится…"

Он: "Напрасно! Хочешь услыхать мой ассоциативный ряд?"

Она: "Конечно! Только букву назову я!"

Он: "Валяй!"

Она: "Скажем, та же эс!"

 

 

Он: "Сомнение, страдание, серость, страх, сомнамбула, синдром... Собака!"

Она: "Песик не вписывается в твой ассоциативный ряд!"

Он: "Не думаю. Он злой и кусачий." (рычит как разозленная шавка).

Она (смеется): "Хочешь испугать меня и отвернуть от себя? Не выйдет!"

Он: "Еще не вечер!"

Она: "Дух противоречия все время следует подкармливать! А я чем не топливо?"

Он: "В твой ряд идеально вписалось бы самоотречение!"

Она: "А в твой – самовлюбленность!"

 

 

Он: "Со мной ты рискуешь потерять свое лицо!"

Внимание, малышка, опасность!

Она: "Интересно изучить себя и без лица, а ты чем не способ!"

Браво, девочка! Умница!

Он: "Один-один! Ты не так проста, как кажешься на первый взгляд!"

Она: "Спасибо."

Он: "Никогда больше не произноси слов благодарности в мой адрес! Ты

раскрываешь меня, словно устрицу. Пожалуй, я готов впустить тебя в свою жизнь!"

Она (с легкой иронией): "Какая честь!"

Он: "Вовсе нет! Хочешь стать частью меня?"

 

 

Она: "Да, очень!"

Он: "Так стань!"

Она: "Почему не наоборот?"

Он: "Потому что только ради тебя мне не жаль пожертвовать ребро!"

Она: "Адам, изгнанный из Эдема."

Он: "Ты находчива."

Она: "А ты провокатор..."

 

Разговор льется ручейком, его можно слушать до бесконечности и не надоест… 

 

 

Всеволод.

 

Проводив Лею, я набрал номер брата.

-Андрюх, разбудил?

-Нет, черт возьми!

-Понимаю, ты не один...

-Блин, да говори, какого лешего надо? – взбеленился Андрей.

-Я ее проводил… Лею…

-Ну и как, все нормально? – голос "старшенького" смягчился.

-Более чем. Она... Лея уже не несет всякую чепуху...

-А говорит очень умные и важные вещи, не так ли?

-Откуда ты знаешь?

-Оттуда.

 

 

-Я потерял равновесие и, подобно маятнику, раскачиваюсь из стороны в сторону. И мир вокруг кружится, плывет... А вокруг бегают псы, добрые и злые… - я счастливо рассмеялся.

-Причем тут псы?

-Так, ни при чем! Брат, спасибо тебе!

-Всегда пожалуйста! Надеюсь, ты тотчас же отправишься домой?!

-Конечно! Просто хотел сказать тебе, как мне сейчас необыкновенно хорошо! Хо-ро-шо!

-Рад за тебя, честное слово!

Я отсоединился, снова захохотал, словно помешанный. Мне жутко повезло.

 

 

ЛЕЯ – луч света, глоток воздуха, порыв ветра, снежный вальс и знойная пурга… Она одна заняла мое сердце – отныне и навсегда. Я себя знаю. Состояние влюбленности ни с чем не сравнишь и не спутаешь!  Кайф, сказал бы Андрюха.  Нынче воздух вокруг  искрится, но я не обольщаюсь. В любой момент может стать душно, словно в кованом сундуке, где нечем дышать. Крышка захлопнется. Сначала от неподвижности откажут ноги, а потом окаменелость медленно подберётся к сердцу, оно скукожится, застынет. Ум ясный, а все остальное – кусок гранита, напряженный до чудовищной крайности...

 

 

Трудно быть идиотом, которому весь мир причиняет боль одним фактом своего существования. Еще сложнее любить такого. И все же, я надеюсь, Лея сможет…  Потому что если не сможет она, не сможет никто…

 

 


[1] Композиция группы "Ария" "Раб страха".

[2] Композиция группы "Ария" "Без тебя".          

[3] Песня в исполнении Виктора Цоя.

Рейтинг: +13 327 просмотров
Комментарии (14)
Света Цветкова # 11 марта 2014 в 09:14 +5
Все мы разные... И у всех нас любовь начинаются и проходят тоже по-разному.
Потому всегда интересно самое начало этих ощущений. И автор сумел прикоснутся к прекрасному.
А ошибки есть у всех. Если кто-то может помочь, то замечательно, а если нет, то лучше пройти молча.
Потому как уже состоявшимся (со штатом редакторов и корректоров), здесь просто нечего делать...
Спасибо, автору, за новый рассказ! santa
Альфия Умарова # 12 марта 2014 в 19:31 +4
Замечательный рассказ!
Слог, манера изложения, язык - прелесть!
Очень нравится! buket1
Зинаида Кац # 13 марта 2014 в 08:00 +4
Супер! Всё просто отлично!
Людмила Комашко-Батурина # 19 марта 2014 в 21:17 +2
Сюжет заинтриговал.Рассказ хорошо изложен и легко читается.Удачи автору!
Ольга Постникова # 20 марта 2014 в 17:16 +3
Словно в своё вернулась - в золотое время. И так сердцу стало трепетно, и так светло на душе. Вот так воспроизвести "модель" начала любви! То что не тинейджер писал - понятно. А как трудно зрелому человеку войти " в ту реку", чтобы и читатель смог услышать её чистое "журчание" - тоже понятно. Потому, спасибо, Автор! 38
Татьяна Стафеева # 2 апреля 2014 в 20:21 0
Большое спасибо, Олечка, за теплые слова!
38
Андрей Мараков # 31 марта 2014 в 21:26 +1
Замечательно и легко читается!!! Победы автору!!!
Татьяна Стафеева # 2 апреля 2014 в 20:19 0
Спасибо, Андрюша! Успехов тебе во всем!
040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Борисова Елена # 2 апреля 2014 в 11:03 0
Да, читается очень легко. Хорошо, что не показано банальное , как дальше женились , потому что там , дальше, уже пойдет бытовуха. А тема конкурса " Я встретил Вас" предполагает о возвышенном, именно о встрече , о первом чувстве, еще молодом, нежном, которое еще только должно окрепнуть и во что-то превратиться. Я так понимаю... Мне очень понравилось!

зы: и про "вещь в себе" хорошо. Какнт бы порадовался, что его, старого холостяка, вспомнили)))
Татьяна Стафеева # 2 апреля 2014 в 20:20 0
Лена, спасибо, замечательный комментарий!
Успехов во всем!
040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9
Наталья Андриянова # 18 мая 2014 в 17:03 0
Татьяна Стафеева # 19 мая 2014 в 14:26 +1
Владимир Проскуров # 4 октября 2015 в 22:15 0
Я донесу свой выбор до могилы, Свою любовь в сиреневом дыму ... И дальше НЕ БЫТОВУХА если выбор правильный ...
Татьяна Стафеева # 6 октября 2015 в 20:20 +1
Влаимир, Вы правы - бытовуха приходит туда, где умирают чувства!
Спасибо за поддержку и внимание!!!
040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6