Родин.Встреча

1 декабря 2021 - Галина Емельянова
article500919.jpg
Родин бывший унтер-офицер цасркой армии ушедший от  советской власти ,сбежавший от НКВД в леса Сибири.Топор- оружие взятое в Галиции в древнем замке.австрийских баронов.
Встреча
Фашисты, словно тля в огороде, просочились между стволов берез на рассвете. Действовали они  умело и бесшумно. Короткими обоюдоострыми ножами резали шеи раненым, и просто спящим бойцам. Кто-то, наверное более брезгливый, всаживал клинок прямо в сердце жертвам, как заправский мясник.
Григорий Иванович шёл от ручья, в котором с утра успел помыться, постирать портянки, помыть ноги. Привычно обернув новые сухие портянки ,и сунув ноги в сапоги, двинулся к месту привала. В  умиротворяющем шуме леса чуткое ухо уловило  чей-то предсмертный хрип.
Конечно так мог и раненый хрипеть. Но  опытного офицера воевавшего еще в первую империалистическую, обмануть было невозможно.
Там, в подлеске, где отдыхали от вчерашнего неимоверно трудного и затяжного боя бойцы его роты, шля резня.
И выхватив топор, он побежал короткой дорогой. Ярость закипала в нём по мере приближения к месту бойни, ибо боем это назвать было нельзя. Убийство беспомощных раненых ,спящих солдат
Первым кого он убил был упитанный с толстой неповоротливой шеей фриц, который вытирал кинжал полами солдатской шинели. Второму Григорий Иванович размозжил голову, а третий попытавшийся метнуть в него нож был убит проснувшимся лейтенантом Матвейчуком. Тот орудовал штыком. Штык от винтовки плавно вошел в тело врага со спины и вышел наружу,. Вдалеке яростно рубился прикладом ( патроны кончились накануне ,и новых еще не подвезли по осенней распутице) комсорг роты. Он сцепился с крупным десантников, который вогнал нож до упора в его молодое тело, но и младший политрук успел вложить в последний удар по голове врага все силы. Хруст,и оба  рухнули в опавшую листву.
Григорий Иванович побежал пригибаясь дальше, ловя широко открытым ртом морозный воздух .Топор он  перехватил левой рукой, правую все же задел кинжалом один из вражеских десантников.
Бывший унтер-офицер  и кавалер полного Георгия про себя успел удивится странной форме врага: песочного цвета, даже ботинки на толстой подошве светлые, будто по пустыне приспособленные ходить и защищать от змей.
Краем глаза Григорий Иванович увидел что-то странное. Он даже сразу не сообразил, что это. По жухлой траве елозили худенькие ноги в широких голенищах сапог, а выше белели  коленки в нитяных порванных чулках ,а еще выше перед задранным подолом юбки ,то ли рейтузы, то ли широкие трусы.
Высокий фриц сев верхом  душил женщину.Размышлять откуда в расположении части женщина, было некогда, Григорий Иванович просто перерубил лезвием топора позвоночный столб и носком сапога спихнул фрица с жертвы.
Немец упал в траву и видно было, как на его лице от щек, через всю шею ногти прочертили красные полосы.
Григорий Иванович с трудом вытащил топор и оглянулся на женщину.
Взгляд невольно остановился на крупных полукружьях грудей с розовыми сосками.
Солдат словно оцепенел.Нет, он не испытывал вожделения или желания мять эти бесстыдно оголенные груди.
Он отчего-то был уверен, что женщина мертва и надо набросить ватник на эти атрибуты женской гордости. Смерть конечно штука подлая, но если  можешь, то хоть немного приукрась её.
Он уже стал снимать ватник с себя, когда женщина натужно закашлялась и попыталась встать с земли. Снова засеменила ногами и  отползла к березе. От её движений юбка задралась совсем и стало видно темный треугольник волос просвечивающий сквозь бязь рейтуз.
Опершись о ствол, она все так же кашляя, стала запахивать черный бушлат на груди. Светлые волосы, испачканные землей с застрявшими в крупных кудряшках листьями,  закрывали её лицо.
Диверсантов было пятеро и всех они убили. Своих осталось в живых трое: Григорий Иванович, Матвейчук и младший сержант Синичкина, девушка из роты связи несшая телефонограмму с приказом отступать вслед за батальоном за речку Беглянку.
Связистка была молоденькой студенткой из Рязани, она всё еще не могла прийти в себя и даже когда помогала погрузить выживших раненых на телегу она села в их ногах, взгляд её красивых серых глаз был отрешенным.
Младший лейтенант грязно выругался погрузив немецкие автоматы на телегу он сел рядом с Григорием Ивановичем на передок телеги и зло закурил.
В госпитале к их появлению отнеслись спокойно, и не такое видали за два с лишним года войны.
Врач Калерия Яновна устало улыбнулась Григорию Ивановичу и приказала медсестре зашить рану на руке раненого.
Остатки батальона отступили выравнивая линию фронта.Все ждали наступления.
Девушка связистка куда-то исчезла, но еще не раз Григорию Ивановичу снились её белые груди: то покрытые инеем, словно девушка умерла ,то напротив розовые , с капельками влаги и пара, словно после бани.
Григорий Иванович по-прежнему был при кухне. Хотя отчаянно хотелось помочь этим мальчишкам , молодым командирам остаться в живых ,а врага бить и уничтожать.Но командир полка ,давний солдат его роты еще при царе, а теперь комдив Алёшин ,словно забыл о нём, как впрочем и карательные органы.
Родин колол дрова ,возил воду и чистил пистолет «Вальтер», его он позаимствовал у  одного из фрицев-десантников.
- Вот ведь какое занятно животное человек,- философствовал повар Кулькин,мешая уже пригоревшую кашу.- Его жгут, режут, взрывают, а покажи ему бабий срам тут же оживет, как от живой воды.
Девушка связистка нашла Родина сама. И вот как это случилось.
Григорий Иванович уехал с подводой за чистой водой для полевой кухни ,на обратной дороге нарвался  на налёт вражеских «Мессеров».
Два самолёта ушли поливать свинцом окопы, а один все кружил, издеваясь, над повозкой с бочкой . Григорий Иванович убежал в пожухлое поле никем не убранной ржи оттуда в бессильной ярости смотрел, как самолёт подстрелил лошадь. Та упала, жалобно заржав, взрывая сердце конника болью. Покружив еще немного самолет ушел к своим окопам.
Конь был убит наповал, Григорий Иванович сняв упряжь впрягся в оглобли и понял, что он не потянет.
Когда- то в молодости он даже подрабатывал на пристани грузчиком. Невысокий, кряжистый с крепкой спиной подросток ,зарабатывал для своих братьев и сестер на баранки.
Бочка была литров на шестьдесят. но вес телеги и колёса вязнущие в грязи, не давали сдвинуть её с места. Не помогало и даже то, что вода выливалась сквозь многочисленные пулевые дырки, которые он попытался заткнуть кусочками ветоши.
- Товарищ,Родин! – раздался вдруг из подлеска девичий голосок. Нет, это не была санитарка из госпиталя, глупая бабища, искавшая мужской ласки от кого придется. И часто прибегавшая на кухню якобы за пайком ,а на самом деле за блудом.У той голос был прокуренный и простуженно хриплый. А этот— был звонкий и в тоже время нежный.
К нему навстречу бежала, сверкая крупными золотыми кудрями, незнакомка. На ней был черный бушлат по которому он и смог только предположить, что это та самая связистка , что он спас.
-Мне с вами поговорить надо, - нисколько не запыхавшись сказала девушка остановившись, и с удивлением взгялнув, как напрягая жилы на небритой шее, солдат пытается сдвинуть с места телегу.
-Я помогу, – сказала девушка, и схватилась за одну из оглоблей.
- Иди отсюда, тебе рожать ещё ,- незлобно ,но строго сказал Григорий Иванович.
- Я у нас в классе самая первая нормы Осоавиахим сдала.-похвасталась девчонка.
Они тягали телегу раскачивая её, наконец колеса сдались, и меся грязь стали крутиться.
Девушка попыталась говорить на ходу, но водовоз цыкнул на неё и они молча доволокли бочку с водой до леска. Там дело пошло споро - земля здесь была сухая не размякшая.
Выслушав маты повара на задержку Григорий Иванович присел на один из пеньков. Руки и колени подрагивали. Паек бы другой, он бы эту телегу вместе с девчонкой бы доволок . Девушка встала рядом, и  достала из кармана пачку дорогих папирос и трофейную зажигалку.
Курить Григорий Иванович бросил лет тридцать назад, но любил нюхать дым и запах табака был ему приятен.
Но девушка неумело раскурив папиросу тут же бросила её в листву и затушила носком сапога.
- Григорий Иванович, я в госпитале про вас расспросила. Поблагодарить  хочу, тогда не успела, - начала она отчего-то срывающимся и дрожащим от волнения голосом.
-Пустое. Как звать-то тебя?
-Варя ,Варвара Николаевна Синичкина, младший сержант роты связи.
- Ну вот и поговорили, мне еще дрова колоть, милая барышня.
Да, вот именно барышня. Очень уж подходило к этой комсомолке забытое и преданное анафеме слово. Такая она была воздушная, летящая, несмотря на сапоги не по размеру и грубый бушлат.
- Я спросить , мне очень важно.
- Ну,- и Григорий Иванович встал с пенька,  и провел обветренной рукой по пепельным волосам.
  - Вы только правду скажите, успел он или нет.
Бывший георгиевский кавалер вдруг ясно вспомнил манящую белизну девичьих грудей и отгоняя от себя морок, посмотрел в серые глаза. В них уже закипали слёзы.
-Нет, даже рейтуз не снял, не успел, - совершенно честно признался он .
И она поверила. Милая провинциальная девочка, юная большевичка, миловало её время  теорий стакана воды, когда женщина была просто человеком и товарищем по партии, которую можно было и так ,и раз так и во все отверстия.
Варя улыбнулась и чмокнув солдата в небритую колючую щеку побежала прочь.
Нет, себе –то он  лгать не мог. Никаких отеческих чувств он к ней не испытывал. Нежность, удивление её девичьей чистоте и невинности, восхищение красотой. Она была женщина, а он мужчина.
А мужчине не только Родину защищать хочется, но и ласки и любви.
 картинка    https://art-apple.ru/displayimage.php?pos=-1369

 
   https://art-apple.ru/displayimage.php?pos=-1369

© Copyright: Галина Емельянова, 2021

Регистрационный номер №0500919

от 1 декабря 2021

[Скрыть] Регистрационный номер 0500919 выдан для произведения: Топор.фанфик
Встреча
Фашисты, словно тля в огороде, просочились между стволов берез на рассвете. Действовали они  умело и бесшумно. Короткими обоюдоострыми ножами резали шеи ранненым, и просто спящим бойцам. Кто-то, наверное более брезгливый, всаживал клинок прямо в сердце жертвам, как заправский мясник.
Григорий Иванович шёл от ручья, в котором с утра успел помыться, постирать портянки помыть ноги. Привычно обернув новые сухие ,и сунув ноги в сапоги он уловил в  умиротворяющем шуме ручья  чей-то предсмертный хрип.
Конечно так мог и раненый хрипеть. Но ухо опытного офицера воевавшего еще в первую империалистическую, обмануть было невозможно.
Там, в подлеске, где отдыхали от вчерашнего неимоверно трудного и затяжного боя бойцы его роты, шля резня.
И выхватив топор, он побежал короткой дорогой. Ярость закипала в нём по мере приближения к месту бойни,ибо боем это назвать было нельзя. Убийство беспомощных раненых ,спящих солдат
Первым кого он убил был упитанный с толстой неповоротливой шеей фриц, который вытирал кинжал полами солдатской шинели. Второму Григорий Иванович размозжил голову, а третий попытавшийся метнуть в него нож был убит пришедшим в себя  лейтенантом Матвейчуком. Тот орудовал штыком. Штык от винтовки плавно вошел в тело врага со спины и вышел наружу,. Вдалеке яростно рубился прикладом ( патроны кончились накануне ,и новых еще не повезли по осенней распутице) комсорг роты. Он сцепился с крупным десантников, который вогнал нож до упора в его молодое тело, но и младший политрук успел вложить в последний удар по голове врага все силы. Хруст,и оба  рухнули в опавшую листву.
Григорий Иванович побежал пригибаясь дальше. Ловя широко открытым ртом морозный воздух .Топор он  перехватил левой рукой, правую все же задел кинжалом один из вражеских десантников.
Бывший унтер-офицер  и кавалер полного Георгия про себя успел удивится странной форме врага: песчаного цвета, даже ботинки на толстой подошве светлые, будто по пустыне приспособленные ходить и защищать от змей.
Краем глаза Григорий Иванович увидел что-то странное. Он даже сразу не сообразил, что это. По жухлой траве елозили худенькие ноги в широких голенищах сапог, а выше белели  коленки в нитяных порванных чулках ,а еще выше перед задранным подолом юбки ,то ли рейтузы, то ли широкие трусы.
Высокий фриц видимо душил женщину перед тем как сделать свое мужское дело  над беззащитной жертвой.
Размышлять откуда в расположении части женщина, было некогда, Григорий Иванович просто перерубил лезвием  топора позвоночный столб и носком сапога спихнул фрица с жертвы.
Немец упал в траву и видно было, как на его лице от щек, через всю шею ногти прочертили красные полосы.
Григорий Иванович с трудом вытащил топор и оглянулся на женщину.
Взгляд невольно остановился на крупных полукружьях грудей с розовыми сосками.
Солдат словно оцепенел.Нет, он не испытывал вожделения или желания мять эти бесстыдно оголенные груди.
Он отчего-то был уверен, что женщина мертва и надо набросить ватник на эти атрибуты женской гордости. Смерть конечно штука подлая, но если  можешь, то хоть немного приукрась её.
Он уже стал снимать ватник с себя, когда женщина натужно закашлялась и попыталась встать с земли. Снова засеменила ногами и  отползла к березе. От её движений юбка задралась совсем и стало видно темный треугольник волос просвечивающий сквозь бязь рейтуз.
Опершись о ствол, она все так же кашляя, стала запахивать черный бушлат на груди. Светлые волосы, испачканные землей с застрявшими в крупных кудряшках листьями, напрочь закрывали её лицо.
Диверсантов было пятеро и всех они убили. Своих осталось в живых трое: Григорий Иванович, Матвейчук и младший сержант Синичкина, девушка из роты связи несшая телефонограмму с приказом отступать вслед за батальоном за речку Беглянку.
Связистка была молоденькой студенткой из Рязани, она всё еще не могла прийти в себя и даже когда помогала погрузить выживших раненых на телегу она села в их ногах, взгляд её красивых серых глаз был отрешенным.
Младший лейтенант грязно выругался погрузив немецкие автоматы на телегу он сел рядом С Григорием Ивановичем на передок телеги и зло закурил.
В госпитале к их появлению отнеслись спокойно, и не такое видали за два с лишним года войны.
Врач Калерия Яновна устало улыбнулась Григорию Ивановичу и приказала медсестре зашить рану на руке раненого.
Остатки батальона отступили выравнивая линию фронта.Все ждали наступления.
Девушка связистка куда-то исчезла, но еще долгие дни Григорий Ивановичу снились её белые груди: то покрытые инеем, словно девушка умерла ,то напротив розовые , с капельками влаги и пара, словно после бани.
Григорий Иванович по-прежнему был при кухне. Хотя отчаянно хотелось помочь этим мальчишкам , молодым командирам остаться в живых ,а врага бить и уничтожать.Но командир полка ,давний солдат его роты еще при царе, а теперь комдив Алёшин ,словно забыл о нём,как впрочем и карательные органы.
- Вот ведь какое занятно животное человек,- философствовал повар Кулькин.- Его жгут, режут, взрывают, а покажи ему бабий срам тут же оживет, как от живой воды.
Девушка связистка нашла его сама.
Григорий Иванович уехал с подводой за чистой водой для полевой кухни ,на обратной дороге нарвался  на налёт вражеских Мессеров.
Две машины ушли поливать свинцом окопы, а один все кружил, издеваясь, над повозкой с бочкой . Григорий Иванович убежал в пожухлое поле никем не убранной ржи оттуда в бессильной ярости смотрел, как самолёт подстрелил лошадь. Та упала ,жалобно заржав, взрывая сердце конника болью. Покружив еще немного самолет ушел к своим окопам.
Конь был убит наповал, Григорий Иванович сняв упряжь впрягся оглобли и понял что он не потянет.
Когда то в молодости он даже подрабатывал на пристани грузчиком. Невысокий, кряжистый с крепкой спиной подросток ,зарабатывал для своих братьев и сестер на баранки.
Бочка была литров на шестьдесят. но вес телеги и колёса вязнущие в грязи. Не помогало и даже то, что вода выливалась сквозь многочисленные пулевые дырки, которые он попытался заткнуть кусочками ветоши,но  вес для него был неподъёмный.
- Григорий Иванович! – раздался вдруг из подлеска девичий голосок. Нет это не была санитарка из госпиталя, глупая бабища, искавшая мужской ласки от кого придется. У той голос был прокуренный и простуженно хриплый. А этот,   был звонкий и в тоже время нежный.
К нему навстречу бежала, сверкая крупными золотыми кудрями, незнакомка. На ней был черный бушлат по которому он и смог только предположить, что это та самая связистка , что он спас.
-Мне с вами поговорить надо, - нисколько не запыхавшись сказала девушка и с удивлением посмотрела, как напрягая жилы на небритой шее, солдат пытается сдвинуть с места телегу.
-Я помогу, –сказала девушка, и схватилась за одну из оглоблей.
- Иди отсюда, тебе рожать ещё ,- незлобно ,но строго сказал Григорий Иванович.
- Я у нас в классе самая первая нормы Осоавиахим сдала.
Они тягали телегу раскачивая её,  наконец колеса сдались и меся грязь стали крутится.
Девушка попыталась говорить на ходу, но водовоз цикнул на неё и они мочла доволокли бочку с водой до леска. Там дело пошло споро - земля здесь была сухая не размякшая.
Выслушав маты повара  на задержку Григорий Иванович присел на один их пеньков. Руки и колен подрагивали.Паек бы другой он бы эту телегу вмсет с девчонкой бы доволок . Девушка встала рядом,и  достала из кармана пачку дорогих папирос и трофейную зажигалку.
Курить Григорий Иванович бросил лет тридцать назад, но любил нюхать дым и запах табака был ему приятен.
Но девушка неумело раскурив папиросу тут же бросила её в листву и затушила носком сапога.
- Григорий Иванович я вас поблагодарить тогда не успела, - начла она отчего-то срывающимся и дрожащим от волнения голосом.
-Пустое. Как звать-то тебя?
-Варя ,Варвара Николаевна Синичкина, младший сержант роты связи.
- Ну вот и поговорили, мне еще дрова колоть, милая барышня.
Да, вот именно барышня. Очень уж подходило к этой комсомолке забытое и преданное анафеме слово.
- Я спросить , мне очень важно.
- Ну,- и Григорий Иванович встал с пенька  и провел обветренной рукой по русым волосам.
  - Вы только правду скажите, успел он или нет.
Бывший георгиевский кавалер вдруг ясно вспомнил манящую белизну девичьих грудей и отгоняя от себя морок, посмотрел в серые глаза. В них уже закипали слёзы.
-Нет, даже рейтуз не снял, не успел-совершенно честно признался он .
И она поверила. Милая провинциальная девочка, юная большевичка, миловало её время  теорий стакана воды, когда женщина была просто человеком и товарищем по партии, которую можно было и так ,и раз так и во все отверстия.
Варя улыбнулась и чмокнув солдата в небритую колючую щеку побежала прочь.
Нет, себе –то он  лгать не мог. Никаких отеческих чувств он к ней не испытывал. Нежность, удивление её девичьей чистоте и невинности, восхищение красотой. Она была женщина, а он мужчина.
А мужчине не только Родину защищать хочется, но и ласки и любви.
 
 
 
 
   https://art-apple.ru/displayimage.php?pos=-1369
 
Рейтинг: +3 126 просмотров
Комментарии (6)
Влад Устимов # 2 декабря 2021 в 15:47 +2
Замечательно!
Галина Емельянова # 5 декабря 2021 в 13:07 +2
Спасибо,Влад,ваша поддержка бесценна!
Татьяна Белая # 4 декабря 2021 в 14:54 +1
Отлично написано. Задело за живое. Спасибо. spasibo=9
Галина Емельянова # 5 декабря 2021 в 13:08 +2
Благодарю,Татьяна spasibo-10
Валентин Воробьев # 7 декабря 2021 в 12:02 +1
Хорош рассказ!
Галина Емельянова # 8 декабря 2021 в 11:59 0
Спасибо,мне приятно.