ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияПриключения → 50 - Оба-на! Ты кто? - Хулиганское сказание в картинках (не для ханжей)

50 - Оба-на! Ты кто? - Хулиганское сказание в картинках (не для ханжей)

27 сентября 2020 - Виктор Тарасов
article480693.jpg
1974 г.

          Рядом послышались кряхтение и стоны, то выползал на берег подплывший Джо. Очумевший от удара, и уставший от принятия спиртного, он еле-еле соображал:
- О-ба-на! - индеец уставился на Лёху, - Когда ты меня успел обогнать? - он тряхнул головой, и, заметив Пастора, отшатнулся от него, словно от привидения, - О-ба-на! - ещё сильнее удивился Джо, - Двоится, что ли?

- Скажи, спасибо, что не четверится, - хохотнул Хмырь, - Ныряешь ты, просто отлично. Если бы не кусты, всё, пиши пропало.
Ничего не понимающий индеец, помахал рукой перед своим лицом, как бы отгоняя видение, и на нетвёрдых ногах повернулся, оглядывая соседний берег, потом посмотрел на Лёху:

- Пастор, ты же на том берегу ошивался… И девка, какая-то, с тобой была, - он посмотрел на Свету, - Так вот же она! - обрадовался индеец.
- Слушай, Джо, - Владимир ткнул его пальцем в грудь, - Пастор - это я, а этого парня, зовут Алексей. Понял? Неужели ты не можешь отличить меня, от него?

- Плёвое дело… Конечно могу, - индеец пристально всматривался в одинаковые лица, - Но, не могу… А у тебя документ какой-нибудь есть? - спросил он у Лёхи.
- Есть, только он там, - Алексей показал в ту сторону, где остался его мотоцикл.

- А у тебя? - Джо посмотрел на Пастора.
- Гы-гы-гы, - засмеялся Хмырь, - У тебя от ныряния мимо воды, видать все мозги вылетели. Иди, поищи их в кустах.
Владимир сунул кулак индейцу под нос:
- Вот, мой документ! Понятно?
- Понятно, - быстро ответил Джо, - Теперь, я отчётливо вижу, что ты, и есть Пастор.

Неловкость за своё глупое положение не позволяла Жеке так просто успокоиться, и он решил выместить её на чужой девчонке:
- А ты, кто такая?

Света, ушедшая в себя, отрешённо смотрела в одну точку. Она, наконец, с большим трудом сообразила, что их поездка на речку обернулась в самую фантастическую ситуацию. Такое и в кошмарном сне не привидится. И в кино, и в книгах, авторы часто прибегают к перемещению человека во времени, но, чтобы вот так, наяву… Находясь в глубоком шоке, балансируя между обморочным и нормальным состоянием, девушка, как в тумане видела улыбающегося Алексея и задавала себе вопрос:

- Интересно, он догадывается, куда попал или нет? - неожиданно, на неё нашло прозрение, - А ведь, Лёха говорил же мне, что вместе с Ольгой побывал на войне. Я ещё, помнится, накричала на него за то, что он двигается, словно лунатик… И напрасно. Его состояние было таким же, как у меня сейчас.

Чуть-чуть успокоившись, Света стала постепенно понимать происходящие действия вокруг. До неё, словно через ватную стену, доходил едва слышный требовательный голос. Всё ещё не понимая, какого рожна надо этому голосу, она тряхнула головой и, окончательно справившись с собой, ясно услышала, что именно хочет узнать белобрысый парень, стоящий перед ней. Оглядев его повнимательней, девушка охнула, и, прикрыв рот рукой, прошептала:

- Мама родная… Так это же индеец!
А тот, не умолкая, продолжал долбить её одним и тем же вопросом, словно дятел:
- Так кто ты есть? Говори!

- Что ты орёшь, будто оглашенный? - прикрикнула на него Олеся, - Видишь, ей не по себе.
- Всё нормально, - успокоила Света.

Она окончательно взяла себя в руки и стала такой же, как и прежде – чертовски красивой и весёлой. Девушка, улыбаясь, осмотрела Евгения с ног до головы, и в своей обычной манере выдала длинную тираду:
- А, что ты так на меня смотришь, отец родной? На мне узоров нет, и цветы не растут.

Словами Леонида Куравлёва, из известного фильма Гайдая, она сразила индейца наповал. Эта картина в прокат ещё не вышла, и поэтому такое высказывание вызвало весёлый смех со стороны ребят. Туго соображающий Джо, тупо глядел на красивую девушку и, словно упрямый ишак, ждал ответа, как будто от этого зависела его жизнь.

- Ладно, - сдалась Света, - Хочешь знать моё имя? Пожалуйста! Меня зовут Светлана. Доволен?
- А фамилия?
Она, слегка подправив причёску, повернула голову в профиль, и продолжила шпарить знаменитыми словами:
- Фамилия моя, слишком известная, чтобы я тебе её назвала.
- Артистка, что ли? - проворчал Джо.

Молодёжь притихла, внимательно разглядывая Свету.
Лариса, тщательно сопоставив в уме какие-то свои факты, высказала удивившие всех слова:
- Уж и не знаю, актриса она или нет, но на нашу Олеську, эта девушка смахивает здорово.

Ребята принялись сравнивать обеих девчонок, находя в их лицах общие черты. И действительно, сравнений нашлось множество.
Джо, хмуро молчал, пьяно пошатываясь, и, не мигая, сверлил взглядом улыбающуюся красавицу. Света досадливо всплеснула руками:
- Вот, смотрит! Ты на мне дыру протрёшь!
Вокруг, снова вспыхнул заразительный смех.
- Во, корки мочит! - еле выдавил из себя Хмырь.

От моральной обиды, индеец насупился ещё больше, и чтобы, хоть как-то отомстить, решил отбрить Светку по полной программе. Но вместо приготовленных резких слов, в адрес обидчицы, он, уже в который раз, мрачным заунывным голосом пробубнил:

- А как твоя фамилия?
- Что ты к ней привязался? - сказал Пастор, - Ты прокурор, что ли? Какая тебе разница?
- Ребята, хватит ругаться, - примирительно сказала Света, - Если ему позарез нужна моя фамилия, так и быть, скажу. Сухорукова, я…

Наступила тишина. Мало того, что Алексей выглядел точной копией Пастора, так ещё и у девчонки оказалась фамилия Николая. Светланке очень понравилось замешательство ребят, и она, чтобы сразить всех наповал, отчётливо повторила:

- Сухорукова Светлана Николаевна. Все, довольны?
- Вот те на! - развеселился Эс-Эс, - Теперь, и у Француза сестрёнка объявилась.
- Да какая там сестрёнка, - смеялась Лариса, - Судя по отчеству – настоящая дочь.
- А, ведь, правда же, Франц, - сказал Пастор, - Сухорукова, да ещё Николавна… Такое редко бывает.

- Вот именно! - подхватила Лариса, - Так что не зря её, Олеська, дочкой назвала.
В разговор вклинился Олег Канарейкин. Он пригладил на своей голове несуществующую шевелюру и сделал предложение:

- Вы, вот, что, ребята, оставайтесь с нами. Если, конечно, никуда не спешите. У нас небольшой праздник, по поводу бракосочетания… Вообщем, я вас приглашаю. Вы, сами-то, здешние?

Света открыла рот, собираясь вставить слово, но Алексей, пристально глядя ей в глаза, собрал губы в трубочку, как будто хотел сказать «чу», и незаметно для окружающих покачал головой. Он рассудил мудро: если сказать, что они из этого города, то последуют неминуемые расспросы. Например, где живут, где учились, почему раньше не встречались? А городок маленький, хоть где-то, а всё равно их пути должны были пересечься. А по сему, самый лучший расклад в их положении – сказать неправду. Алексей так и сделал:
- Мы из другого города. Света, вот, приехала поступать в медицинский институт, а я, как любящий брат, вызвался её сопровождать.

- А ты, тоже Сухоруков? - спросил Француз.
- Нет, я двоюродный брат, - сказал Алексей, и приготовился произвести ещё больший фурор, - Моя фамилия Цветков.

Если бы рядом оказался Ленин, восставший из своего мавзолея, он и то произвёл бы не такое впечатление на присутствующих, как заявление Лёхи. Снова наступил полнейший штиль, ни разговоров, ни смеха.



 

© Copyright: Виктор Тарасов, 2020

Регистрационный номер №0480693

от 27 сентября 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0480693 выдан для произведения: 1974 г.

          Рядом послышались кряхтение и стоны, то выползал на берег подплывший Джо. Очумевший от удара, и уставший от принятия спиртного, он еле-еле соображал:
- О-ба-на! - индеец уставился на Лёху, - Когда ты меня успел обогнать? - он тряхнул головой, и, заметив Пастора, отшатнулся от него, словно от привидения, - О-ба-на! - ещё сильнее удивился Джо, - Двоится, что ли?

- Скажи, спасибо, что не четверится, - хохотнул Хмырь, - Ныряешь ты, просто отлично. Если бы не кусты, всё, пиши пропало.
Ничего не понимающий индеец, помахал рукой перед своим лицом, как бы отгоняя видение, и на нетвёрдых ногах повернулся, оглядывая соседний берег, потом посмотрел на Лёху:

- Пастор, ты же на том берегу ошивался… И девка, какая-то, с тобой была, - он посмотрел на Свету, - Так вот же она! - обрадовался индеец.
- Слушай, Джо, - Владимир ткнул его пальцем в грудь, - Пастор - это я, а этого парня, зовут Алексей. Понял? Неужели ты не можешь отличить меня, от него?

- Плёвое дело… Конечно могу, - индеец пристально всматривался в одинаковые лица, - Но, не могу… А у тебя документ какой-нибудь есть? - спросил он у Лёхи.
- Есть, только он там, - Алексей показал в ту сторону, где остался его мотоцикл.

- А у тебя? - Джо посмотрел на Пастора.
- Гы-гы-гы, - засмеялся Хмырь, - У тебя от ныряния мимо воды, видать все мозги вылетели. Иди, поищи их в кустах.
Владимир сунул кулак индейцу под нос:
- Вот, мой документ! Понятно?
- Понятно, - быстро ответил Джо, - Теперь, я отчётливо вижу, что ты, и есть Пастор.

Неловкость за своё глупое положение не позволяла Жеке так просто успокоиться, и он решил выместить её на чужой девчонке:
- А ты, кто такая?

Света, ушедшая в себя, отрешённо смотрела в одну точку. Она, наконец, с большим трудом сообразила, что их поездка на речку обернулась в самую фантастическую ситуацию. Такое и в кошмарном сне не привидится. И в кино, и в книгах, авторы часто прибегают к перемещению человека во времени, но, чтобы вот так, наяву… Находясь в глубоком шоке, балансируя между обморочным и нормальным состоянием, девушка, как в тумане видела улыбающегося Алексея и задавала себе вопрос:

- Интересно, он догадывается, куда попал или нет? - неожиданно, на неё нашло прозрение, - А ведь, Лёха говорил же мне, что вместе с Ольгой побывал на войне. Я ещё, помнится, накричала на него за то, что он двигается, словно лунатик… И напрасно. Его состояние было таким же, как у меня сейчас.

Чуть-чуть успокоившись, Света стала постепенно понимать происходящие действия вокруг. До неё, словно через ватную стену, доходил едва слышный требовательный голос. Всё ещё не понимая, какого рожна надо этому голосу, она тряхнула головой и, окончательно справившись с собой, ясно услышала, что именно хочет узнать белобрысый парень, стоящий перед ней. Оглядев его повнимательней, девушка охнула, и, прикрыв рот рукой, прошептала:

- Мама родная… Так это же индеец!
А тот, не умолкая, продолжал долбить её одним и тем же вопросом, словно дятел:
- Так кто ты есть? Говори!

- Что ты орёшь, будто оглашенный? - прикрикнула на него Олеся, - Видишь, ей не по себе.
- Всё нормально, - успокоила Света.

Она окончательно взяла себя в руки и стала такой же, как и прежде – чертовски красивой и весёлой. Девушка, улыбаясь, осмотрела Евгения с ног до головы, и в своей обычной манере выдала длинную тираду:
- А, что ты так на меня смотришь, отец родной? На мне узоров нет, и цветы не растут.

Словами Леонида Куравлёва, из известного фильма Гайдая, она сразила индейца наповал. Эта картина в прокат ещё не вышла, и поэтому такое высказывание вызвало весёлый смех со стороны ребят. Туго соображающий Джо, тупо глядел на красивую девушку и, словно упрямый ишак, ждал ответа, как будто от этого зависела его жизнь.

- Ладно, - сдалась Света, - Хочешь знать моё имя? Пожалуйста! Меня зовут Светлана. Доволен?
- А фамилия?
Она, слегка подправив причёску, повернула голову в профиль, и продолжила шпарить знаменитыми словами:
- Фамилия моя, слишком известная, чтобы я тебе её назвала.
- Артистка, что ли? - проворчал Джо.

Молодёжь притихла, внимательно разглядывая Свету.
Лариса, тщательно сопоставив в уме какие-то свои факты, высказала удивившие всех слова:
- Уж и не знаю, актриса она или нет, но на нашу Олеську, эта девушка смахивает здорово.

Ребята принялись сравнивать обеих девчонок, находя в их лицах общие черты. И действительно, сравнений нашлось множество.
Джо, хмуро молчал, пьяно пошатываясь, и, не мигая, сверлил взглядом улыбающуюся красавицу. Света досадливо всплеснула руками:
- Вот, смотрит! Ты на мне дыру протрёшь!
Вокруг, снова вспыхнул заразительный смех.
- Во, корки мочит! - еле выдавил из себя Хмырь.

От моральной обиды, индеец насупился ещё больше, и чтобы, хоть как-то отомстить, решил отбрить Светку по полной программе. Но вместо приготовленных резких слов, в адрес обидчицы, он, уже в который раз, мрачным заунывным голосом пробубнил:

- А как твоя фамилия?
- Что ты к ней привязался? - сказал Пастор, - Ты прокурор, что ли? Какая тебе разница?
- Ребята, хватит ругаться, - примирительно сказала Света, - Если ему позарез нужна моя фамилия, так и быть, скажу. Сухорукова, я…

Наступила тишина. Мало того, что Алексей выглядел точной копией Пастора, так ещё и у девчонки оказалась фамилия Николая. Светланке очень понравилось замешательство ребят, и она, чтобы сразить всех наповал, отчётливо повторила:

- Сухорукова Светлана Николаевна. Все, довольны?
- Вот те на! - развеселился Эс-Эс, - Теперь, и у Француза сестрёнка объявилась.
- Да какая там сестрёнка, - смеялась Лариса, - Судя по отчеству – настоящая дочь.
- А, ведь, правда же, Франц, - сказал Пастор, - Сухорукова, да ещё Николавна… Такое редко бывает.

- Вот именно! - подхватила Лариса, - Так что не зря её, Олеська, дочкой назвала.
В разговор вклинился Олег Канарейкин. Он пригладил на своей голове несуществующую шевелюру и сделал предложение:

- Вы, вот, что, ребята, оставайтесь с нами. Если, конечно, никуда не спешите. У нас небольшой праздник, по поводу бракосочетания… Вообщем, я вас приглашаю. Вы, сами-то, здешние?

Света открыла рот, собираясь вставить слово, но Алексей, пристально глядя ей в глаза, собрал губы в трубочку, как будто хотел сказать «чу», и незаметно для окружающих покачал головой. Он рассудил мудро: если сказать, что они из этого города, то последуют неминуемые расспросы. Например, где живут, где учились, почему раньше не встречались? А городок маленький, хоть где-то, а всё равно их пути должны были пересечься. А по сему, самый лучший расклад в их положении – сказать неправду. Алексей так и сделал:
- Мы из другого города. Света, вот, приехала поступать в медицинский институт, а я, как любящий брат, вызвался её сопровождать.

- А ты, тоже Сухоруков? - спросил Француз.
- Нет, я двоюродный брат, - сказал Алексей, и приготовился произвести ещё больший фурор, - Моя фамилия Цветков.

Если бы рядом оказался Ленин, восставший из своего мавзолея, он и то произвёл бы не такое впечатление на присутствующих, как заявление Лёхи. Снова наступил полнейший штиль, ни разговоров, ни смеха.



 
 
Рейтинг: 0 122 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!