Чёрная Шамбала. Гл. 3

20 февраля 2019 - Алексей Суслов
article439812.jpg
10 мая 2012
Хабаровчане и приморцы наделены взаимной ревностью в отношении друг к другу, что в какой-то степени относится к американцам и канадцам. Генерал-губернатора Муравьёва-Амурского причисляет к своему территориальному основателю в равной доле как Хабаровск, более сибирский город нежели дальневосточный, так и Владивосток - "город сопок и туманов", самый автомобильный в РФ и, прости меня старое советское поколение, самый "любовнический", где не иметь любовницы (1-3) равносильно не имению потенции.
Я, как коренной хабаровчанен, испытал некоторый аллергический шок, услышав о месте запланированной встречи с несчастным Гузеевым, лишённого нескольких предметов для своей научной игры. Посёлок Ольга? Приморье? А почему не Аляска или остров Мадагаскар? И потягивая расслабляющий коктейль, щёлкая каналы и включая-выключая торшер, я чувствовал что ночью, ближе к зарождающемуся рассвету, между визгом патрульной машины и лаем стаи бобиков, у меня выскочит на одной из щёк, как чёрт из трёхцветной табакерки, обширный флюс, дабы явить гнев Божий.

Через одни сутки
Новенькая электричка, мелькающие изумрудные поля, в основном (если меня не вводила в заблуждение работающая ТВ-панель с видами южного Китая) кукурузные, разбавленные слабенькой, плешивой пшеницей и удалой, хлебосольной соей. Паслись разномастные бурёнки, под мостом, в болотных сапогах, утоляли рыбацкий зуд владельцы японских спинингов белоголовые пенсионеры (опора государственности и подрастающего поколения), для которых 24 часа равны вечности.
Разговорился с одной остроглазой дачницей, вёзшей саженцы ремонтантной малины, барбариса, боярышника и черёмухи. Последнюю она везла для соседей, приехавших в здешние приморские земли из Калининградской области. "Я им сразу сказала: зачем вам черёмуха, рассадник всякой гадости?", а они мне чуть-ли не в унисон: "Черёмуха нам дарит воспоминания о родине великого поэта Земли Россейской Сергея Есенина. Бывали там, любовались и всю жизнь мечтали провести оставшиеся годы среди этой метафизической красоты". Может, они черёмуху с берёзой спутали?
- У каждого свой метафизический идеал, - ответил я.
Женщина глазами Лилит уткнулась в моё межбровье, так, что я ощутил некоторый дискомфорт. На соседнем сидении мальчик-одуванчик пестовал свой пищащий гаджет. Я закрыл глаза и провёл в нирване беспамятные мгновения.
- А кем вы работали, если не секрет? - поинтересовался я у любительницы покопаться в земле.
- Я художница. Училась в Подмосковье, в Сергиевом Посаде, у иконописца Лаврентия Жукова. Всю свою жизнь отдала прекрасному.
- Куда-то выезжали заграницу?
- Увы и ах, была только в Финляндии. А как я мечтала о Флоренции, Падуи, Ренне, виноградниках в мареве корсиканского солнца, о ночных походах по Лувру; стать призраком, пропасть, затеряться в тех культурно-исторических роскошествах, что даются русскому один раз в жизни. Ай-ай, вру, Спиридонов предлагал участвовавать в выставке, запамятствовала где точно, кажется, в Цурихе.... 
- Спиридонов, говорите? Это который из них?
- Иннокентий Иосифович. Известный масон, коллекционер старинной посуды, мебели, оружия. Он и лингвистикой болен, знает почти все европейские языки. Как-то прочитала в журнале, что будто бы он египетскую мумию себе купил. Она у него в кабинете под стеклянным колпаком лежит.
- И почему вы отказались?
- У меня мама умерла, тяжёлые обстоятельства.
- Если он масон, значит человек обширных связей.
- Вас это интересует?
Мы приближались к станции Боневурово. Свинцовые тучи занавесили небо. 
- Я выполнял один заказ Иннокентия Иосифовича...
- Он худо с вами расплатился? - перебила меня собеседница.
- Этические трудности, а если быть точным - он с помощью моей команды завладел чужим имуществом.
- И вы не знали что это самое имущество - чужое? Вы не похожи на наивного пастушка. Кстати, я добралась до места, так что удачи вам и...мудрости. 
Дачница-художница махнула рукой и изчезла, словно её не было и вовсе.
...Самое несправедливое наказание для путешествующего - геморрой. Пфу, пфу, до сих пор эта беда обходила меня стороной, но ближе к финишу, когда своей прямой кишкой я ощущал все складки и прочие выпухлости своей демисезонной куртки, растеленной вдвое на зелёном вагонном сидении, я едва не пустился в отчаянную панику, как крыса из разорившегося церковного прихода. Паника - свойство одноглазое, а я давно отдал разум рациональной философии, главный постулат которой - первоначальное преимущество твоего собственного эго над декорациями и актерами окружающей иллюзии.

13 мая т.г., ночь
На землю "женского" посёлка я ступил сразу на обе ноги. Перрон был шероховатым, мощные фонари угнетали усталые глаза. Я закинул свою спортивную сумку на плечо и отправился искать такси.
На ухабистой площадке, по периферии которой расположились стенды и билборды нашей новейшей прогрессивной демократии, я наткнулся на одиночку-бомбилу, и мы поняли друг друга без слов и обсуждения цены вопроса.
- Какими судьбами в наше захолустье? - Водитель "Тойоты Марк 2" выглядел на железные 60+, хотя с азартом и талантом сверх убедительности урбанистического азербайджанца уверял меня, что его драгоценная мать осчастливила роддом номер 8 города Ширвана ровно 50 лет назад. Я выставил на фасаде своего безумно уставшего лица флаг-маску полной солидарности.
- Наука позвала, ибо у государства нашего наконец-то появились интересы к изучению земли, на котором оно зиждится, - с напускным пафосом объяснился я.
- Мой дядя был известным археологом, может слышали такое имя - Фаик Гулиев. Наш тюркоязычный род славится остротой ума, но на мне учёность сделала 
полный штиль. Вся надежда на сыновей.
Я вспомнил свои слова: "у каждого свой метафизический идеал“. А что вообще такое - идеал? 
- Счастье человечества - в его разнообразии. - Я вынудил из шкафов памяти чужую мудрость.
- Всевышний требует только постоянства.
- "Если кликнет рать святая: кинь ты Русь, живи в раю..."
Бомбила улыбнулся, уменьшил звук радио до полной неразборчивости слов и рифм.
- Один из любимых поэтов моего отца.
- Советское мессианство, - я попробовал изречь истину истин.
- Может быть.
В Ольге горел продуктовый магазин. Тьма-тьмущая ротозеев собралась на новеньком виадуке. Юный недоделанный блогер вёл трансляцию в прямой эфир, снабжая свои шизофренические наблюдения почти что китайским матом, вперемешку с жаргоном газоэлектросварщиков.
Я раскрыл свой отцовский "неломаемый" зонт с толстенными спицами, протёр очки тканью для этой необходимости и...провалился в пропасть небытия. Как будто я для этой экзекуции и прибыл сюда, с двухдневной порослью на щеках и подбородке, с усталостью раздражённых отсутствием элементарного чистого воздуха носовых полостей... А так хотелось сидет в душистой пельменной в компании двух элитных красоток, загадочно улыбаться и намекать, но не развивать тему своих накоплений денежной массы где-нибудь на Кипре, отвергать своё "просёлочное" родство с Максимом Горьким, но педалировать фантазией-мечтой о принадлежности к эксклюзивной памяти о лично-чувственной жизни Иосифа Бродского, да простят меня сыны и дочери Авраамовы...

© Copyright: Алексей Суслов, 2019

Регистрационный номер №0439812

от 20 февраля 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0439812 выдан для произведения: 10 мая 2012
Хабаровчане и приморцы наделены взаимной ревностью в отношении друг к другу, что в какой-то степени относится к американцам и канадцам. Генерал-губернатора Муравьёва-Амурского причисляет к своему территориальному основателю в равной доле как Хабаровск, более сибирский город нежели дальневосточный, так и Владивосток - "город сопок и туманов", самый автомобильный в РФ и, прости меня старое советское поколение, самый "любовнический", где не иметь любовницы (1-3) равносильно не имению потенции.
Я, как коренной хабаровчанен, испытал некоторый аллергический шок, услышав о месте запланированной встречи с несчастным Гузеевым, лишённого нескольких предметов для своей научной игры. Посёлок Ольга? Приморье? А почему не Аляска или остров Мадагаскар? И потягивая расслабляющий коктейль, щёлкая каналы и включая-выключая торшер, я чувствовал что ночью, ближе к зарождающемуся рассвету, между визгом патрульной машины и лаем стаи бобиков, у меня выскочит на одной из щёк, как чёрт из трёхцветной табакерки, обширный флюс, дабы явить гнев Божий.

Через одни сутки
Новенькая электричка, мелькающие изумрудные поля, в основном (если меня не вводила в заблуждение работающая ТВ-панель с видами южного Китая) кукурузные, разбавленные слабенькой, плешивой пшеницей и удалой, хлебосольной соей. Паслись разномастные бурёнки, под мостом, в болотных сапогах, утоляли рыбацкий зуд владельцы японских спинингов белоголовые пенсионеры (опора государственности и подрастающего поколения), для которых 24 часа равны вечности.
Разговорился с одной остроглазой дачницей, вёзшей саженцы ремонтантной малины, барбариса, боярышника и черёмухи. Последнюю она везла для соседей, приехавших в здешние приморские земли из Калининградской области. "Я им сразу сказала: зачем вам черёмуха, рассадник всякой гадости?", а они мне чуть-ли не в унисон: "Черёмуха нам дарит воспоминания о родине великого поэта Земли Россейской Сергея Есенина. Бывали там, любовались и всю жизнь мечтали провести оставшиеся годы среди этой метафизической красоты". Может, они черёмуху с берёзой спутали?
- У каждого свой метафизический идеал, - ответил я.
Женщина глазами Лилит уткнулась в моё межбровье, так, что я ощутил некоторый дискомфорт. На соседнем сидении мальчик-одуванчик пестовал свой пищащий гаджет. Я закрыл глаза и провёл в нирване беспамятные мгновения.
- А кем вы работали, если не секрет? - поинтересовался я у любительницы покопаться в земле.
- Я художница. Училась в Подмосковье, в Сергиевом Посаде, у иконописца Лаврентия Жукова. Всю свою жизнь отдала прекрасному.
- Куда-то выезжали заграницу?
- Увы и ах, была только в Финляндии. А как я мечтала о Флоренции, Падуи, Ренне, виноградниках в мареве корсиканского солнца, о ночных походах по Лувру; стать призраком, пропасть, затеряться в тех культурно-исторических роскошествах, что даются русскому один раз в жизни. Ай-ай, вру, Спиридонов предлагал участвовавать в выставке, запамятствовала где точно, кажется, в Цурихе.... 
- Спиридонов, говорите? Это который из них?
- Иннокентий Иосифович. Известный масон, коллекционер старинной посуды, мебели, оружия. Он и лингвистикой болен, знает почти все европейские языки. Как-то прочитала в журнале, что будто бы он египетскую мумию себе купил. Она у него в кабинете под стеклянным колпаком лежит.
- И почему вы отказались?
- У меня мама умерла, тяжёлые обстоятельства.
- Если он масон, значит человек обширных связей.
- Вас это интересует?
Мы приближались к станции Боневурово. Свинцовые тучи занавесили небо. 
- Я выполнял один заказ Иннокентия Иосифовича...
- Он худо с вами расплатился? - перебила меня собеседница.
- Этические трудности, а если быть точным - он с помощью моей команды завладел чужим имуществом.
- И вы не знали что это самое имущество - чужое? Вы не похожи на наивного пастушка. Кстати, я добралась до места, так что удачи вам и...мудрости. 
Дачница-художница махнула рукой и изчезла, словно её не было и вовсе.
...Самое несправедливое наказание для путешествующего - геморрой. Пфу, пфу, до сих пор эта беда обходила меня стороной, но ближе к финишу, когда своей прямой кишкой я ощущал все складки и прочие выпухлости своей демисезонной куртки, растеленной вдвое на зелёном вагонном сидении, я едва не пустился в отчаянную панику, как крыса из разорившегося церковного прихода. Паника - свойство одноглазое, а я давно отдал разум рациональной философии, главный постулат которой - первоначальное преимущество твоего собственного эго над декорациями и актерами окружающей иллюзии.

13 мая т.г., ночь
На землю "женского" посёлка я ступил сразу на обе ноги. Перрон был шероховатым, мощные фонари угнетали усталые глаза. Я закинул свою спортивную сумку на плечо и отправился искать такси.
На ухабистой площадке, по периферии которой расположились стенды и билборды нашей новейшей прогрессивной демократии, я наткнулся на одиночку-бомбилу, и мы поняли друг друга без слов и обсуждения цены вопроса.
- Какими судьбами в наше захолустье? - Водитель "Тойоты Марк 2" выглядел на железные 60+, хотя с азартом и талантом сверх убедительности урбанистического азербайджанца уверял меня, что его драгоценная мать осчастливила роддом номер 8 города Ширвана ровно 50 лет назад. Я выставил на фасаде своего безумно уставшего лица флаг-маску полной солидарности.
- Наука позвала, ибо у государства нашего наконец-то появились интересы к изучению земли, на котором оно зиждится, - с напускным пафосом объяснился я.
- Мой дядя был известным археологом, может слышали такое имя - Фаик Гулиев. Наш тюркоязычный род славится остротой ума, но на мне учёность сделала 
полный штиль. Вся надежда на сыновей.
Я вспомнил свои слова: "у каждого свой метафизический идеал“. А что вообще такое - идеал? 
- Счастье человечества - в его разнообразии. - Я вынудил из шкафов памяти чужую мудрость.
- Всевышний требует только постоянства.
- "Если кликнет рать святая: кинь ты Русь, живи в раю..."
Бомбила улыбнулся, уменьшил звук радио до полной неразборчивости слов и рифм.
- Один из любимых поэтов моего отца.
- Советское мессианство, - я попробовал изречь истину истин.
- Может быть.
В Ольге горел продуктовый магазин. Тьма-тьмущая ротозеев собралась на новеньком виадуке. Юный недоделанный блогер вёл трансляцию в прямой эфир, снабжая свои шизофренические наблюдения почти что китайским матом, вперемешку с жаргоном газоэлектросварщиков.
Я раскрыл свой отцовский "неломаемый" зонт с толстенными спицами, протёр очки тканью для этой необходимости и...провалился в пропасть небытия. Как будто я для этой экзекуции и прибыл сюда, с двухдневной порослью на щеках и подбородке, с усталостью раздражённых отсутствием элементарного чистого воздуха носовых полостей... А так хотелось сидет в душистой пельменной в компании двух элитных красоток, загадочно улыбаться и намекать, но не развивать тему своих накоплений денежной массы где-нибудь на Кипре, отвергать своё "просёлочное" родство с Максимом Горьким, но педалировать фантазией-мечтой о принадлежности к эксклюзивной памяти о лично-чувственной жизни Иосифа Бродского, да простят меня сыны и дочери Авраамовы...
 
Рейтинг: +1 62 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
110
98
92
90
Светка 26 мая 2019 (Тая Кузмина)
83
78
75
75
75
74
65
65
64
63
61
60
59
57
57
56
56
55
55
54
54
49
49
48
45
35