Фламандский вояж

14 декабря 2011 - Эдуард Бернгард

Эдуард Бернгард

ФЛАМАНДСКИЙ  ВОЯЖ

 

                                                                                                « - Города! Города! – прокричала Маргарита.»

                                                                                                .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .

                                                                                                «...и где-то вдали, почему-то очень волнуя

сердце, шумел поезд.»

                                                           М. Булгаков

 

            С вами так бывает? Всякий раз, когда входите в вагон, даже если вы заправский «рутинье» по части поездок, испытываете некоторое волнение... Испытываете? Вот я – до сих пор. В каждую свою поездку не могу отделаться от ощущения чего-то необычного. Любое путешествие, даже небольшое, вновь и вновь убеждает тебя в непостижимой многомерности и странности мира. Впрочем, сейчас не об этом...

 

            ...От Мёнхенгладбаха до Кальденкирхена – около тридцати километров. Маленькие тихие станции. Поезд не пропускает ни одну. На последнем немецком пункте долго не задерживаемся. Две минуты. За Кальденкирхеном – голландская граница. Немного проехали – впереди город. Уже зарубежный. Ну, надо же! Попробуй привыкнуть к этому! Другие силуэты; не такой перрон. Иной, хотя и близкородственный немецкому, фламандский дух...

           

ВЕНЛО. Привет, Голландия! Вывески уже незнакомые. Надписи «по-ихнему». Люди напоминают «тех», но болтают между собой не так. Какое-то резкое «х» у них, будто всё время прокашливаются, точнее – отхаркиваются. Фасады ТОЖЕ симпатичные, и витрины здесь ТОЖЕ нарядные. Высокий «ствол» новой модерновой церкви, тут же рядом – старая благородная ратуша с башенками. Солидные здания фирм. Променада. Маас широк, к тому же разветвляется рукавами. Маленькие катера чуть слышно курсируют, производя лёгкие волнения волн. На причале едва колышутся отдыхающие в тесном соседстве яхты и кораблики. Появляется большая черепаха – длинная широкая тупоносая баржа. Достигает моста, с шумом (стены резонируют) проползает под ним...

Да, Нидерланды... Но поехали дальше – нечего рассусоливать. Скорый поезд – на первом пути.

           

УТРЕХТ. Знаменитый, славный город! Вокзал – огромный. Идёшь, идёшь... что такое?! За стеклянными стенами давно уж город тянется, а выхода всё нет, ни впереди, ни по бокам. Зато магазинов – тьма! Какие хошь! Да и не хошь – купишь что-нибудь, прежде чем выберешься из этого заколдованного вокзала... Ишь, хитрые голландцы! Навязчивый западный сервис (позже обнаружилось, что магазинов в Нидерландах хотя и много, но найти среди них продовольственный – великая проблема! То есть «промтоварных» - уйма; сколько угодно «предметов быта». В кафе или ресторан – пожалуйста! В забегаловке или у ларька чего-нибудь скушать – милости просим! Но «пищевой» супермаркет отыскать – уверяю, намаетесь! Где от нас прячут голландцы дешёвую еду в виде «изначальных» продуктов – остаётся только гадать. И не столько ведь денег жалко – хотя это тоже – сколько сомнительных пирожков и колбасок избежать хочется... Так что я вас предупредил: едете в Голландию – сушите сухари, малосольте огурчики, маринуйте помидорчики... да, и тушёнку, тушёнку не забудьте! Паштеты, шпроты...) Ага! Вокзал кончился! Сроду такого вокзала, как в Утрехте, не видал! А город – и вправду хорош! Старинные, или стилизованные под старину, многогранные фламандские фасады – геометрически выверенные, аккуратные. «Жанрово» выдержанные, очень характерные фронтоны и крыши. Узкие петляющие улочки. Цветы продают на каждом углу. Манит высоченная готическая башня. Там наверняка собор. В самом деле. Но башня, оказывается, стоит отдельно, над дорогой, и сквозь её арку можно подойти к впечатляющему, весьма древнему на вид, собору – ощетинившейся каменными иглами суровой громаде...

 

АМСТЕРДАМ. В поезде проводник, проверяя билеты, всем говорит «Данке!». Вот, прямо как немцы, а прикидываются голландцами! У них и в гимне национальном слова «Аус дойчем Блют!» (т.е. германских кровей), но восточных собратьев своих недолюбливают. Следствие Второй мировой... Это почувствовалось при устройстве в гостиницу. Миловидная молодая улыбчивая дама сразу похолодела при виде моего «орластого» германского аусвайса, и на немецкие вопросы не реагировала, хотя, с... ты этакая, по глазам твоим голландским вижу, что понимаешь ты немецкий! Хотел было сказануть ей что-нибудь крепкое на великом и могучем, да ладно уж – наскреблись в арсенале кой-какие аглицкие словеса и обороты, и худо-бедно – определились. Хотя гостиница – одно название: небольшой потрёпанный корабль, отслуживший своё и приткнутый к берегу... Я бы сюда сроду не сунулся, но отель был согласован заранее с германским турбюро, и уже оплачен – не поменяешь.

            Амстердам весь в воде, то есть вода – кругом. Каналы, каналы... Ужас! Думал – это романтично: Питер вспоминал, Венецию... Но Амстердам! Ох! Каналы, каналы... Сырость... Брр!.. Странное дело – каналы, за редким исключением, не огорожены! Что же это такое... Так и свалиться не мудрено. Особливо в темноте. Особливо задумавшись. Особливо спьяну. Идёшь вдоль канала, и тебя аж передёргивает – наверняка многие туда угодили... Хм.

Дома что-то не воодушевляют – сплошь в одном стиле, всё те же формы, прилепленные друг к другу. Почти нет доминант, лишь изредка вынырнет нечто любопытное. Теснота, узкие дорожки, везде вода, вода, каналы, каналы, горбатые мостики (хоть эти огорожены!). Грязновато. Моросит дождик – нудный, затяжной. Серое мокрое небо. Мокро и под ногами. Кучкуются наркоманы и какие-то вообще непонятные экзотические существа, у коих невозможно определить ни расу, ни возраст, ни пол. Настроение скверное – гостиничная вахтёрша-мэтрдотельша поднапакостила, заморозила меня своей ледяной чопорностью, хотя с некоторых пор стараюсь не обращать внимания на то, как ко мне относятся другие, тем более незнакомые. Ведь, в сущности, наплевать!.. Да, но иногда почему-то не плюётся. И ещё эта мерзкая мокрая погода, эти нескончаемые серые каналы с их мрачной мутной омутной водицей. Царство уныния, имя тебе – Амстердам!

Вечером в отеле: комната, то есть каюта – тесная дальше некуда (теснота – лейтмотив Нидерландов). Спать не получается ни в какую – слышно в этом металлическом муравейнике всё, что происходит и над, и под, и сбоку через три каюты. Грохот, шарканье, топот, бум, трах. Гогот, громкий говор на трамзаламбейском языке. Наверное, я не очень толерантный – не могу смириться, когда мне мешают спать, не могу терпеть, когда меня обкуривают, не могу выносить, когда мне портят нервы... Ну, нетолерантный такой, что ж поделаешь.

            Утром к вокзалу – почти с радостью, хоть и разбит дурацкой ночью. Поехали. Ура! Амстердам, я так рад! Так рад, что больше тебя не увижу! (Хотя – как знать) Едем. Уже хорошо. Окраины Амстердама имеют более жизненный вид – наверное, настроение моё улучшилось. Едем...

           

ГААГА. Так, так! Вот, друзья мои, поистине прекрасный город! Ах, голландская королева, убежавшая из Амстердама в Гаагу, как хорошо я Вас понимаю, Ваше величество!

            Это большой, но вместе с тем спокойный, уютный и разнообразно красивый город. Здесь как-то легче дышится, особливо после Амс... Не стоит упоминать! Гаага чистенькая, ухоженная, в ней ярко представлено и старинное, и ультрасовременное. Вот и нарядный дворец королевы, барочно-классический, а может, и ещё какой – неважно. Но красивый. Рад за Вас, Ваше величество! Небось, натерпелись Вы в этом жутком Амстер... Нет, лучше его не поминать. В Гааге как-то настраиваешься дружелюбно в отношении голландцев. Да и погода лучше стала! Солнышко, вон, эти самые Нидерланды освещает. И настроение никто не портит.

 

ДЕЛФТ. Городок весьма примечательный. Здесь есть внушительная и необычная церковь, высокая башня которой накренилась, и так теперь и стоит – на «пизанский» манер! Имеются в Делфте и очень древние постройки, из самой глубины средневековья. Ближе к центру – здания поновее, улочки поуютнее, и хотя и встретились пару раз каналы, но они не столь навязчивы, как в этом Амс... Тьфу!.. На главной площади Делфта – приличная ратуша, готическая церковь (на сей раз с вертикально безупречной, то бишь с безупречно вертикальной, стройной башней), а вот и находка – чуть свернул с площади, а там, возле ещё одной церкви – оригинальные синие полупрозрачные «шишки» на постаменте. Две большие, в человеческий рост, конструкции из синего стекла, напоминающие громадные еловые шишки...

 

РОТТЕРДАМ. Супермодерновая сия метрополия встречает переливающимися зеркальной отделкой высотными зданиями, сразу у вокзала. Что для Германии – Франкфурт-на-Майне, то для Нидерландов – Роттердам. Здесь сосредоточены банки, фирмы, корпорации, что угодно... Правда, Франкфурт ещё мощнее и высотнее, но ведь и масштабы у Германии посолиднее.

            Совсем недалеко от вокзала – бурлящая сердцевина Роттердама: впечатляющий комплекс разноликих сооружений (помимо высотных доминант). Элегантные и гармонирующие друг с другом здания, главным образом – торгового назначения, являют, на мой взгляд, один из лучших в Европе ансамблей современной архитектуры. Кстати, в Роттердаме находишь не так много старины. Основная причина этого недостатка вызывает грусть – город сей был изрядно разбомблен немцами во 2-ю мировую... (сама же Германия оказалась сплошь в руинах).

Помимо всего остального, Роттердам – крупнейший порт мира, и не мешало бы, пожалуй, нанести визит здешнему причалу, но мне показалось, что порт слишком далеко – краны я видел где-то на туманном горизонте.

            Между прочим, здесь опять пришлось столкнуться с той загадкой, о которой уже сообщалось – во всём насыщенном всякой всячиной «торговом городе» не нашлось ни одного (ни одного!) обыкновенного продовольственного магазина, где можно было бы купить что-нибудь съестное, кроме хлеба (булочную я обнаружил). Следовало, конечно, углубиться в «коренную», «провинциальную» часть города, на периферию, где всё есть для своих, но искать не хотелось ввиду убытка сил, да и время поджимало. Пора было покинуть Голландию.

 

                                                                                    «...уже белелась и мчалась мимо мутная Бельгия.»

В. Набоков  «Другие берега»

 

АНТВЕРПЕН. Нет, не мутная, и не белелась, а темнелась, встречая вечерними огнями. Грандиозное сосветие окружало поезд; повсюду, до горизонтов по обе стороны, дрожали и разливались огни, портовые, в том числе. Гигантский вокзал. Просторная площадь. Капитальные здания, мигающие многоцветными рекламами. Всепронизывающий шум транспорта, образующий неизбывный гул цивилизации. Широкие улицы-проспекты. Никак не ожидал, что Антверпен такой огромный!

            Для начала – поиск зарезервированного (ну и слово!) отеля. Сбросить вещи. И на вылазку. На ночной город слишком не поглазеешь, да и сил нет. А вот на другое – есть. Искал, искал... Подсказали. Ага! Вот здесь. Взял. Теперь в отель. Приложился... Кхы!.. Сорок градусов. Для снятия стресса дорожного. Пайковый ужин (продукты здесь нашлись). Кипятильник. Чай. Телевизор. Сводка погоды с картой Бельгии. Диктор чего-то лопочет на странном, дивном, смешном языке (спиритуозный туман в моей голове). Ну и язык!.. Фламандский, то есть голландский опять же. Интересно. Спать-спать...

            ...Какой, однако, город! Вот это да! Ах, тако-ой го-о-ород! Утром слегка моросило поначалу, но затем прояснилось. Что за великолепные дома! Щедрый декор, лепная филигранность импозантных фасадов. И модерн здесь тоже репрезентабелен. Застеклённые «высотки». Длиннющая центральная магистраль, тянущаяся от вокзала неизвестно куда.

            О-о! Поразительной красоты собор, особенно его высокая белая башня с затейливыми причиндалами. Сворачиваю к нему, огибаю и – пожалуйста: чудесный старый город! Ансамбль-музей фламандского зодчества. Ещё немного дальше – и потянуло влажной свежестью. Набережная. Величавая, широченная река, в преддверии рукава моря, заходящего далеко вглубь континента. Антверпен – главный порт Бельгии. «Возвышенная» – для обзора – площадка, вдающаяся в водный простор. Чарующий вид на город... точнее – на 360... Неподалёку, на берегу – «ненастоящая», «игрушечная», очень симпатичная крепость с миниатюрными башенками. Замечательно...

           

БРЮГГЕ. Как Антверпен потряс величием многообразия, так Брюгге покорил заспанной красой и идиллическим уютом. Тихий осовремененный заповедник средневековья.

            Вас не позабыть, восхитительные улочки Брюгге, ювелирные фасады, гордые фландрийские шпили... Зелени на улицах, правда, маловато, но на окраине есть большой парк. А для меня, сластёны (в меру, в меру!), особый нюанс: Брюгге – одна из шоколадных столиц Европы. Если гулять впервые по городку и ничего не знать о нём заранее, то придётся много удивляться и даже спрашивать себя: «Не сплю ли я?» Посудите сами: выходишь на улочку: витрина шоколадного магазина. Напротив – то же самое. Несколько шагов – шоколадный магазин. Через дорогу – ясно, он же. И так далее. Вернее: далее – везде. Сплошь. Шоколадно-кондитерский парадиз. В Брюгге нет ни одной улицы, на которой не продавали бы шоколадные конфеты в самых разных вариациях, со всевозможными и невозможными начинками. Этот город – шоколадный манифест, фестиваль шоколадный, причём круглый год. Если вы враг шоколада, то приехать в Брюгге – лучший способ свести счёты с жизнью.

            Что касается меня, то уезжал я из Брюгге с сожалением, но и с потяжелевшей сумкой...

           

ГЕНТ. Сначала резко не понравился. От вокзала – томительно длинный путь по некрасивой захламлённой улице. Неказистые обшарпанные дома. Изрядно замусорено. Заборы – там и сям. Ремонтируют разбитую проезжую часть и тротуары. Бьют по барабанным перепонкам отбойные молотки. Захотелось уже плюнуть и поворачивать обратно к вокзалу, как вдруг... Среди неприятного мрачноватого города – невероятный, невообразимый оазис! Островок бесподобной красы зодчества! Материализовавшийся мираж! Старое ядро Гента – фантастический ансамбль церковных и цивильных башен, дивных, почти сказочных, зданий, тянущихся вдоль берега неширокой реки. За изогнутым мостом виднеется почерневшая суровая крепость. Но если пройти ещё немного – спектакль кончился. Гент оригинален именно этим завораживающим оазисом, в окружении ничем не выразительной серости.

           

БРЮССЕЛЬ. Здравствуй, столица бельгийская!.. Хм. Что-то ты какая-то беспорядочная, сумбурная, ошалелая. Минуем-ка твои некрасивые и без толку нагромождённые современные постройки, и выйдем... вот сюда. Ах! Какая жемчужина – ратушная площадь Брюсселя! Обставлена зданиями, словно мебелью, изысканнее и изощрённее которой трудно придумать. И эпитетов тоже не найти, кои хотя бы приблизительно нарисовали представление об этой феноменальной площади. Её нужно увидеть. Ансамбль сей – редкостный шедевр. Сама же площадь служит периодически «цветочным ковром» – её украшают по каким-то там датам богатыми, затейливыми узорами из роз, тюльпанов, георгин... Бельгия – монархия, и в Брюсселе живёт король. Во дворце, разумеется. Есть даже большая королевская церковь, то есть собор, в котором королевская семья ритуальничает по тем или иным поводам. И ещё, как известно, Брюссель – главный город Европейского Союза, то есть обладает формальным статусом столицы Европы. Нашей с вами столицы, дамы и господа эмигранты...

            Вообще-то, кроме очаровательной ратушной площади, Брюссель не очень-то красив, довольно беспорядочно спланирован, загазован и «зашумлён». К примечательным данностям можно ещё отнести наличие в Брюсселе самого большого по занимаемой им площади сооружения в Европе – Дворца юстиции. Ну, и причудливый «Атомиум» – постмодернистская (иль авангардистская-структуралистская-футуристская) конструкция. Но почему-то весь город вызывает впечатление чего-то неустоявшегося, незрелого, хаотичного. Пожалуй, в этом даже есть своя символика – отражение пока ещё неустоявшегося, незрелого Европейского Союза. Столица – подстать ему.

 

            ...Взирая на проплывающие за окном вагона ландшафты Бельгии, отмечаешь более скромные, чем в Германии, постройки – деревенские дома и фермерские хозяйства. А когда минуешь фламандские области Бельгии и въезжаешь в Валлонию (франкоязычную часть страны), то разница становится ещё более заметной. Здесь много запущенного, невзрачного. А крупный город Льеж просто удручает...

            Дальше к востоку появляются высокие холмы, окутанные лесами. Скоро мы уже едем по немецкому автономному району, входящему в состав Валлонии (до Первой мировой войны – часть Германии, аннексированная и переданная Бельгии по Версальскому договору). Проживают здесь в основном этнические немцы – граждане Бельгии. Дорожные указатели, вывески учреждений и магазинов в этом регионе – на немецком языке, признанном в Бельгии третьим (после фламандского и французского) официальным языком.

            ...Впереди большой город. Разбегаются рельсы. Вырастают дома. Наяву уже ФРГ-вский стиль. Вот она – древняя столица, место коронации тридцати двух германских кайзеров и королей. И очень современно, свежо и динамично выглядит сегодня. Привет, прекрасный Аахен!

Завершилось наше фламандское странствие.

 

2000 г.

 

© Copyright: Эдуард Бернгард, 2011

Регистрационный номер №0004292

от 14 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0004292 выдан для произведения:

Эдуард Бернгард

ФЛАМАНДСКИЙ  ВОЯЖ

 

                                                                                                « - Города! Города! – прокричала Маргарита.»

                                                                                                .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .

                                                                                                «...и где-то вдали, почему-то очень волнуя

сердце, шумел поезд.»

                                                           М. Булгаков

 

            С вами так бывает? Всякий раз, когда входите в вагон, даже если вы заправский «рутинье» по части поездок, испытываете некоторое волнение... Испытываете? Вот я – до сих пор. В каждую свою поездку не могу отделаться от ощущения чего-то необычного. Любое путешествие, даже небольшое, вновь и вновь убеждает тебя в непостижимой многомерности и странности мира. Впрочем, сейчас не об этом...

 

            ...От Мёнхенгладбаха до Кальденкирхена – около тридцати километров. Маленькие тихие станции. Поезд не пропускает ни одну. На последнем немецком пункте долго не задерживаемся. Две минуты. За Кальденкирхеном – голландская граница. Немного проехали – впереди город. Уже зарубежный. Ну, надо же! Попробуй привыкнуть к этому! Другие силуэты; не такой перрон. Иной, хотя и близкородственный немецкому, фламандский дух...

           

ВЕНЛО. Привет, Голландия! Вывески уже незнакомые. Надписи «по-ихнему». Люди напоминают «тех», но болтают между собой не так. Какое-то резкое «х» у них, будто всё время прокашливаются, точнее – отхаркиваются. Фасады ТОЖЕ симпатичные, и витрины здесь ТОЖЕ нарядные. Высокий «ствол» новой модерновой церкви, тут же рядом – старая благородная ратуша с башенками. Солидные здания фирм. Променада. Маас широк, к тому же разветвляется рукавами. Маленькие катера чуть слышно курсируют, производя лёгкие волнения волн. На причале едва колышутся отдыхающие в тесном соседстве яхты и кораблики. Появляется большая черепаха – длинная широкая тупоносая баржа. Достигает моста, с шумом (стены резонируют) проползает под ним...

Да, Нидерланды... Но поехали дальше – нечего рассусоливать. Скорый поезд – на первом пути.

           

УТРЕХТ. Знаменитый, славный город! Вокзал – огромный. Идёшь, идёшь... что такое?! За стеклянными стенами давно уж город тянется, а выхода всё нет, ни впереди, ни по бокам. Зато магазинов – тьма! Какие хошь! Да и не хошь – купишь что-нибудь, прежде чем выберешься из этого заколдованного вокзала... Ишь, хитрые голландцы! Навязчивый западный сервис (позже обнаружилось, что магазинов в Нидерландах хотя и много, но найти среди них продовольственный – великая проблема! То есть «промтоварных» - уйма; сколько угодно «предметов быта». В кафе или ресторан – пожалуйста! В забегаловке или у ларька чего-нибудь скушать – милости просим! Но «пищевой» супермаркет отыскать – уверяю, намаетесь! Где от нас прячут голландцы дешёвую еду в виде «изначальных» продуктов – остаётся только гадать. И не столько ведь денег жалко – хотя это тоже – сколько сомнительных пирожков и колбасок избежать хочется... Так что я вас предупредил: едете в Голландию – сушите сухари, малосольте огурчики, маринуйте помидорчики... да, и тушёнку, тушёнку не забудьте! Паштеты, шпроты...) Ага! Вокзал кончился! Сроду такого вокзала, как в Утрехте, не видал! А город – и вправду хорош! Старинные, или стилизованные под старину, многогранные фламандские фасады – геометрически выверенные, аккуратные. «Жанрово» выдержанные, очень характерные фронтоны и крыши. Узкие петляющие улочки. Цветы продают на каждом углу. Манит высоченная готическая башня. Там наверняка собор. В самом деле. Но башня, оказывается, стоит отдельно, над дорогой, и сквозь её арку можно подойти к впечатляющему, весьма древнему на вид, собору – ощетинившейся каменными иглами суровой громаде...

 

АМСТЕРДАМ. В поезде проводник, проверяя билеты, всем говорит «Данке!». Вот, прямо как немцы, а прикидываются голландцами! У них и в гимне национальном слова «Аус дойчем Блют!» (т.е. германских кровей), но восточных собратьев своих недолюбливают. Следствие Второй мировой... Это почувствовалось при устройстве в гостиницу. Миловидная молодая улыбчивая дама сразу похолодела при виде моего «орластого» германского аусвайса, и на немецкие вопросы не реагировала, хотя, с... ты этакая, по глазам твоим голландским вижу, что понимаешь ты немецкий! Хотел было сказануть ей что-нибудь крепкое на великом и могучем, да ладно уж – наскреблись в арсенале кой-какие аглицкие словеса и обороты, и худо-бедно – определились. Хотя гостиница – одно название: небольшой потрёпанный корабль, отслуживший своё и приткнутый к берегу... Я бы сюда сроду не сунулся, но отель был согласован заранее с германским турбюро, и уже оплачен – не поменяешь.

            Амстердам весь в воде, то есть вода – кругом. Каналы, каналы... Ужас! Думал – это романтично: Питер вспоминал, Венецию... Но Амстердам! Ох! Каналы, каналы... Сырость... Брр!.. Странное дело – каналы, за редким исключением, не огорожены! Что же это такое... Так и свалиться не мудрено. Особливо в темноте. Особливо задумавшись. Особливо спьяну. Идёшь вдоль канала, и тебя аж передёргивает – наверняка многие туда угодили... Хм.

Дома что-то не воодушевляют – сплошь в одном стиле, всё те же формы, прилепленные друг к другу. Почти нет доминант, лишь изредка вынырнет нечто любопытное. Теснота, узкие дорожки, везде вода, вода, каналы, каналы, горбатые мостики (хоть эти огорожены!). Грязновато. Моросит дождик – нудный, затяжной. Серое мокрое небо. Мокро и под ногами. Кучкуются наркоманы и какие-то вообще непонятные экзотические существа, у коих невозможно определить ни расу, ни возраст, ни пол. Настроение скверное – гостиничная вахтёрша-мэтрдотельша поднапакостила, заморозила меня своей ледяной чопорностью, хотя с некоторых пор стараюсь не обращать внимания на то, как ко мне относятся другие, тем более незнакомые. Ведь, в сущности, наплевать!.. Да, но иногда почему-то не плюётся. И ещё эта мерзкая мокрая погода, эти нескончаемые серые каналы с их мрачной мутной омутной водицей. Царство уныния, имя тебе – Амстердам!

Вечером в отеле: комната, то есть каюта – тесная дальше некуда (теснота – лейтмотив Нидерландов). Спать не получается ни в какую – слышно в этом металлическом муравейнике всё, что происходит и над, и под, и сбоку через три каюты. Грохот, шарканье, топот, бум, трах. Гогот, громкий говор на трамзаламбейском языке. Наверное, я не очень толерантный – не могу смириться, когда мне мешают спать, не могу терпеть, когда меня обкуривают, не могу выносить, когда мне портят нервы... Ну, нетолерантный такой, что ж поделаешь.

            Утром к вокзалу – почти с радостью, хоть и разбит дурацкой ночью. Поехали. Ура! Амстердам, я так рад! Так рад, что больше тебя не увижу! (Хотя – как знать) Едем. Уже хорошо. Окраины Амстердама имеют более жизненный вид – наверное, настроение моё улучшилось. Едем...

           

ГААГА. Так, так! Вот, друзья мои, поистине прекрасный город! Ах, голландская королева, убежавшая из Амстердама в Гаагу, как хорошо я Вас понимаю, Ваше величество!

            Это большой, но вместе с тем спокойный, уютный и разнообразно красивый город. Здесь как-то легче дышится, особливо после Амс... Не стоит упоминать! Гаага чистенькая, ухоженная, в ней ярко представлено и старинное, и ультрасовременное. Вот и нарядный дворец королевы, барочно-классический, а может, и ещё какой – неважно. Но красивый. Рад за Вас, Ваше величество! Небось, натерпелись Вы в этом жутком Амстер... Нет, лучше его не поминать. В Гааге как-то настраиваешься дружелюбно в отношении голландцев. Да и погода лучше стала! Солнышко, вон, эти самые Нидерланды освещает. И настроение никто не портит.

 

ДЕЛФТ. Городок весьма примечательный. Здесь есть внушительная и необычная церковь, высокая башня которой накренилась, и так теперь и стоит – на «пизанский» манер! Имеются в Делфте и очень древние постройки, из самой глубины средневековья. Ближе к центру – здания поновее, улочки поуютнее, и хотя и встретились пару раз каналы, но они не столь навязчивы, как в этом Амс... Тьфу!.. На главной площади Делфта – приличная ратуша, готическая церковь (на сей раз с вертикально безупречной, то бишь с безупречно вертикальной, стройной башней), а вот и находка – чуть свернул с площади, а там, возле ещё одной церкви – оригинальные синие полупрозрачные «шишки» на постаменте. Две большие, в человеческий рост, конструкции из синего стекла, напоминающие громадные еловые шишки...

 

РОТТЕРДАМ. Супермодерновая сия метрополия встречает переливающимися зеркальной отделкой высотными зданиями, сразу у вокзала. Что для Германии – Франкфурт-на-Майне, то для Нидерландов – Роттердам. Здесь сосредоточены банки, фирмы, корпорации, что угодно... Правда, Франкфурт ещё мощнее и высотнее, но ведь и масштабы у Германии посолиднее.

            Совсем недалеко от вокзала – бурлящая сердцевина Роттердама: впечатляющий комплекс разноликих сооружений (помимо высотных доминант). Элегантные и гармонирующие друг с другом здания, главным образом – торгового назначения, являют, на мой взгляд, один из лучших в Европе ансамблей современной архитектуры. Кстати, в Роттердаме находишь не так много старины. Основная причина этого недостатка вызывает грусть – город сей был изрядно разбомблен немцами во 2-ю мировую... (сама же Германия оказалась сплошь в руинах).

Помимо всего остального, Роттердам – крупнейший порт мира, и не мешало бы, пожалуй, нанести визит здешнему причалу, но мне показалось, что порт слишком далеко – краны я видел где-то на туманном горизонте.

            Между прочим, здесь опять пришлось столкнуться с той загадкой, о которой уже сообщалось – во всём насыщенном всякой всячиной «торговом городе» не нашлось ни одного (ни одного!) обыкновенного продовольственного магазина, где можно было бы купить что-нибудь съестное, кроме хлеба (булочную я обнаружил). Следовало, конечно, углубиться в «коренную», «провинциальную» часть города, на периферию, где всё есть для своих, но искать не хотелось ввиду убытка сил, да и время поджимало. Пора было покинуть Голландию.

 

                                                                                    «...уже белелась и мчалась мимо мутная Бельгия.»

В. Набоков  «Другие берега»

 

АНТВЕРПЕН. Нет, не мутная, и не белелась, а темнелась, встречая вечерними огнями. Грандиозное сосветие окружало поезд; повсюду, до горизонтов по обе стороны, дрожали и разливались огни, портовые, в том числе. Гигантский вокзал. Просторная площадь. Капитальные здания, мигающие многоцветными рекламами. Всепронизывающий шум транспорта, образующий неизбывный гул цивилизации. Широкие улицы-проспекты. Никак не ожидал, что Антверпен такой огромный!

            Для начала – поиск зарезервированного (ну и слово!) отеля. Сбросить вещи. И на вылазку. На ночной город слишком не поглазеешь, да и сил нет. А вот на другое – есть. Искал, искал... Подсказали. Ага! Вот здесь. Взял. Теперь в отель. Приложился... Кхы!.. Сорок градусов. Для снятия стресса дорожного. Пайковый ужин (продукты здесь нашлись). Кипятильник. Чай. Телевизор. Сводка погоды с картой Бельгии. Диктор чего-то лопочет на странном, дивном, смешном языке (спиритуозный туман в моей голове). Ну и язык!.. Фламандский, то есть голландский опять же. Интересно. Спать-спать...

            ...Какой, однако, город! Вот это да! Ах, тако-ой го-о-ород! Утром слегка моросило поначалу, но затем прояснилось. Что за великолепные дома! Щедрый декор, лепная филигранность импозантных фасадов. И модерн здесь тоже репрезентабелен. Застеклённые «высотки». Длиннющая центральная магистраль, тянущаяся от вокзала неизвестно куда.

            О-о! Поразительной красоты собор, особенно его высокая белая башня с затейливыми причиндалами. Сворачиваю к нему, огибаю и – пожалуйста: чудесный старый город! Ансамбль-музей фламандского зодчества. Ещё немного дальше – и потянуло влажной свежестью. Набережная. Величавая, широченная река, в преддверии рукава моря, заходящего далеко вглубь континента. Антверпен – главный порт Бельгии. «Возвышенная» – для обзора – площадка, вдающаяся в водный простор. Чарующий вид на город... точнее – на 360... Неподалёку, на берегу – «ненастоящая», «игрушечная», очень симпатичная крепость с миниатюрными башенками. Замечательно...

           

БРЮГГЕ. Как Антверпен потряс величием многообразия, так Брюгге покорил заспанной красой и идиллическим уютом. Тихий осовремененный заповедник средневековья.

            Вас не позабыть, восхитительные улочки Брюгге, ювелирные фасады, гордые фландрийские шпили... Зелени на улицах, правда, маловато, но на окраине есть большой парк. А для меня, сластёны (в меру, в меру!), особый нюанс: Брюгге – одна из шоколадных столиц Европы. Если гулять впервые по городку и ничего не знать о нём заранее, то придётся много удивляться и даже спрашивать себя: «Не сплю ли я?» Посудите сами: выходишь на улочку: витрина шоколадного магазина. Напротив – то же самое. Несколько шагов – шоколадный магазин. Через дорогу – ясно, он же. И так далее. Вернее: далее – везде. Сплошь. Шоколадно-кондитерский парадиз. В Брюгге нет ни одной улицы, на которой не продавали бы шоколадные конфеты в самых разных вариациях, со всевозможными и невозможными начинками. Этот город – шоколадный манифест, фестиваль шоколадный, причём круглый год. Если вы враг шоколада, то приехать в Брюгге – лучший способ свести счёты с жизнью.

            Что касается меня, то уезжал я из Брюгге с сожалением, но и с потяжелевшей сумкой...

           

ГЕНТ. Сначала резко не понравился. От вокзала – томительно длинный путь по некрасивой захламлённой улице. Неказистые обшарпанные дома. Изрядно замусорено. Заборы – там и сям. Ремонтируют разбитую проезжую часть и тротуары. Бьют по барабанным перепонкам отбойные молотки. Захотелось уже плюнуть и поворачивать обратно к вокзалу, как вдруг... Среди неприятного мрачноватого города – невероятный, невообразимый оазис! Островок бесподобной красы зодчества! Материализовавшийся мираж! Старое ядро Гента – фантастический ансамбль церковных и цивильных башен, дивных, почти сказочных, зданий, тянущихся вдоль берега неширокой реки. За изогнутым мостом виднеется почерневшая суровая крепость. Но если пройти ещё немного – спектакль кончился. Гент оригинален именно этим завораживающим оазисом, в окружении ничем не выразительной серости.

           

БРЮССЕЛЬ. Здравствуй, столица бельгийская!.. Хм. Что-то ты какая-то беспорядочная, сумбурная, ошалелая. Минуем-ка твои некрасивые и без толку нагромождённые современные постройки, и выйдем... вот сюда. Ах! Какая жемчужина – ратушная площадь Брюсселя! Обставлена зданиями, словно мебелью, изысканнее и изощрённее которой трудно придумать. И эпитетов тоже не найти, кои хотя бы приблизительно нарисовали представление об этой феноменальной площади. Её нужно увидеть. Ансамбль сей – редкостный шедевр. Сама же площадь служит периодически «цветочным ковром» – её украшают по каким-то там датам богатыми, затейливыми узорами из роз, тюльпанов, георгин... Бельгия – монархия, и в Брюсселе живёт король. Во дворце, разумеется. Есть даже большая королевская церковь, то есть собор, в котором королевская семья ритуальничает по тем или иным поводам. И ещё, как известно, Брюссель – главный город Европейского Союза, то есть обладает формальным статусом столицы Европы. Нашей с вами столицы, дамы и господа эмигранты...

            Вообще-то, кроме очаровательной ратушной площади, Брюссель не очень-то красив, довольно беспорядочно спланирован, загазован и «зашумлён». К примечательным данностям можно ещё отнести наличие в Брюсселе самого большого по занимаемой им площади сооружения в Европе – Дворца юстиции. Ну, и причудливый «Атомиум» – постмодернистская (иль авангардистская-структуралистская-футуристская) конструкция. Но почему-то весь город вызывает впечатление чего-то неустоявшегося, незрелого, хаотичного. Пожалуй, в этом даже есть своя символика – отражение пока ещё неустоявшегося, незрелого Европейского Союза. Столица – подстать ему.

 

            ...Взирая на проплывающие за окном вагона ландшафты Бельгии, отмечаешь более скромные, чем в Германии, постройки – деревенские дома и фермерские хозяйства. А когда минуешь фламандские области Бельгии и въезжаешь в Валлонию (франкоязычную часть страны), то разница становится ещё более заметной. Здесь много запущенного, невзрачного. А крупный город Льеж просто удручает...

            Дальше к востоку появляются высокие холмы, окутанные лесами. Скоро мы уже едем по немецкому автономному району, входящему в состав Валлонии (до Первой мировой войны – часть Германии, аннексированная и переданная Бельгии по Версальскому договору). Проживают здесь в основном этнические немцы – граждане Бельгии. Дорожные указатели, вывески учреждений и магазинов в этом регионе – на немецком языке, признанном в Бельгии третьим (после фламандского и французского) официальным языком.

            ...Впереди большой город. Разбегаются рельсы. Вырастают дома. Наяву уже ФРГ-вский стиль. Вот она – древняя столица, место коронации тридцати двух германских кайзеров и королей. И очень современно, свежо и динамично выглядит сегодня. Привет, прекрасный Аахен!

Завершилось наше фламандское странствие.

 

2000 г.

 

Рейтинг: 0 1214 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

 

Популярная проза за месяц
130
122
94
86
76
74
72
​Я И ТЫ 7 декабря 2017 (Эльвира Ищенко)
71
70
68
64
64
63
63
62
Перчатка 19 ноября 2017 (Виктор Лидин)
58
58
58
55
54
53
53
53
52
51
51
47
46
43
Синички 20 ноября 2017 (Тая Кузмина)
40