ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияПриключения → 01 - Знакомство. Пастор, Француз и другие ( не для ханжей)

 

01 - Знакомство. Пастор, Француз и другие ( не для ханжей)

15 мая 2014 - Виктор Тарасов
article214971.jpg

ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ С ХУЛИГАНО-ЭРОТИЧЕСКИМ УКЛОНОМ.


Пусть никого не пугает словосочетание: Хулигано-эротический уклон. Просто, обыкновенная жизнь обитателей выдуманного городка, сдобренная юмором, эротикой и, малость, фантастикой. Просьба не обращать внимания на несоблюдение хронологии, а также, на появление тех или иных изобретений. Текст написан на жёстком разговорном языке.

1974 г.

Если очень приглядеться, то в степи, в густом мареве, там, где небо и земля вместе сходятся, притаился небольшой городок. Городок выглядел обыкновенно, как и сотни других, лишь только древний кремль придавал ему историческое значение. С одной стороны город огибала красивая чистая река, с другой –
стояла маленькая воинская часть с аэродромом, на котором гнездился один военно-транспортный самолёт АН-12.

В городе, в одном из домов по улице Спасской, скрытой в тени от больших тополей, жили два друга, Коля и Вова. Николая Сухорукова, за страстное увлечение историей древней Франции и за то, что он в подпитии гнусил в нос, как истинный француз с прононсом, прозвали Французом. Это был здоровенный от природы парень, который мог бы одним ударом завалить быка. Ко всему этому он ещё имел музыкальное образование.

Владимир Цветков был красивый, весь из себя, спортивного вида и с хорошо поставленным голосом. Он не имел музыкального образования, но на гитаре играл не хуже, чем знаменитый заморский Джимми Хендрикс. За то, что он постоянно всем бубнил:
- Спорт – это хорошо, спорт – это класс! - ну прямо проповедник какой-то, его прозвали Пастором.Короче, эти парни считались такими друзьями, что не разольёшь водой, не разрубишь топором.

Стоял прекрасный июньский вечер. В сквере, возле центрального входа в административный корпус городской больницы, как всегда собирался народ; отдохнуть, повеселиться и выпить. А как же не без этого? В центре сквера бил большой фонтан, брызги которого, смешиваясь с ароматом тополей, создавали неповторимый запах, кружащий голову, и хотелось просто, без всяких мыслей и забот, балдеть.

Чуть-чуть поодаль от основного сборища народа стоял столик с двумя скамейками, где всегда и собиралась, так сказать, элита молодёжи. Здесь уже находился «индеец» Джо, парень, вечно покрытый ссадинами, синяками и царапинами. Весь его вид, прочно напоминал боевую раскраску краснокожего дикаря. Француз и Пастор ковырялись во внутренностях переносного магнитофона «Томь – 401», пытаясь выбить из его чрева музыку. Джо нетерпеливо покрикивал:
- А ну-ка,музычку!

Аппарат, наконец, издал каркающий звук и заиграл «тяжёлый рок». Девчонки и ребята сразу встрепенулись, приготовились размять ноги и потрясти попками, но магнитофон стал тянуть ленту и в конец запнулся.
- Ну вот, бляха-муха, - проворчал Хмырь, - Всегда, что-нибудь, да не так.

Сима Кузнецова, в миру «Кузнечик», предложила поставить другую кассету и зазвучала популярная песня «Клён». Все под грустную мелодию слегка задумались. Наступило самое время выпить винца, но никому не хотелось быть гонцом. Без долгих препирательств и споров применили отработанный приём. Достали спички, одну обломали и стали по очереди тащить, кому короткая, тот и бежит в магазин. Как намедни, так и надысь, повезло Французу.
- Прошу делать ставки, господа! - выдал на-гора Хмырь, прочитанную им где-то фразу.
 
Компания зашевелилась, началось лазание по карманам и на стол посыпались рублёвки и «щебёнка». Получилось бутылок на пять водки. Колян перемахнул через ограду сквера, как быстрый олень и побежал через площадь, сея из под подков ботинок искры. Магазин находился в подвальном помещении древнего кремля, как раз там, где раньше размещалась камера пыток. Словно локомотив на полном ходу, Француз вломился в подвальчик и начал затариваться дешёвым, красным пойлом. Получилось, ровно пятнадцать бутылок.
 
 
                                                                                                              ***
 
 
К ребятам за столиком подошёл, покачиваясь, пьяный Витя-Ганс. У него были закатаны до локтей рукава рубахи, на носу висели диоптрические очки. Если бы он взял в свои мощи «шмайсер», то получился бы вылитый фашист. Ганс вытянул трубочкой слюнявые губы и заорал:
- Кто сказал, что Ленин умер? Я вчера его видал!

Все давно уже знали, что после этих слов он рванёт на груди рубаху и начнёт сучить свои кулаки, куда попало. Настало время применить экстренные меры, дело не терпело отлагательств. Пастор быстро встал, снял с Ганса очки и вкатил ему с левой руки между глаз. Витёк задом перелетел через стол, и только длинные ноги повисли на лавке. Вова подошёл к успокоившемуся малому.

- Ну, как, немец, увидел небо в алмазах? И когда ты, сучок, только угомонишься? Сколько тебе уж стёкол порасшибали, а ты всё не решишь, жив ли Ленин или нет, - и надел на него очки, они были целы и невредимы, бюджет Ганса не пострадал.

Лариса, самая красивая девушка в округе, нагнулась к Витьку и стала платочком вытирать ему кровь с губы. Короткая юбочка плотно обтягивала её крутой зад, и ребята дружно желали, чтобы Лора нагнулась ещё ниже, дабы разглядеть, какого цвета у ней трусики. Ганс, щурясь своими подслеповатыми глазами, впился в вырез блузки на её груди. Золотая цепочка с крестиком надёжно лежала в ложбинке между двумя большими сисями. Он попробовал рукой пощупать это чудо, но тут же схлопотал затрещину.

- Ну сколько же это гадство может продолжаться? - заканючил Витёк, - Всё по роже, да по роже.
- А ты, что, хочешь по яйцам? - хохотнул Хмырь.
- Да ну тебя на, - огрызнулся Ганс и в недоумении уставился на Владимира, - Пастор, ты же мне только что закурить возле клуба давал, а потом с Французом и друганом, похожим на тебя, уехал на речку. Ты, шайтан, что ли?

- Немец, у тебя, наверное, все вальты в отгул ушли. Я, почитай, уж целый час здесь околачиваюсь, смотри, допьёшься.
- О, глядите, ребя, наш гонец канает! - засуетился Джо.

За оградой замаячил, как волжский бурлак, Сухоруков.Колян еле тащил две болоньевые сумки, из которых торчали горлышки бутылок. Казалось, Французские руки свисали ниже колен, из-за чего он походил на большую обезьяну. Сумки поставили на стол и начали выгружать их содержимое. Хмырь, как увидел краснуху, так сразу же запричитал:
- Ну, вот, тебе говорили купить водки, а ты, какую-то низкоградусную дрянь припёр.

Француз, с огнём в глазах, доказывал обратное:
- Смотри, здесь бормотухи целое море. Пей, да пей! А водка? Раз, два, и кончилась. Зато вина здесь... - и он мечтательно закатил глаза.

- Да ладно вам, хватит базарить, - прогудел огромный парень, прозванный Моржом. Он недавно женился, и у него родилась пара пацанов двойняшек, моржат. Морж взял бутылку, хлопнул ладонью по донышку и пробка пулей воткнулась в землю. Остро запахло плодово-ягодным вином.

Червивка стаканами вливалась в молодые глотки. Понемногу, хмель начал своё действие. Ганс, ещё чуток дерябнув, уснул на корточках, привалившись спиной к дереву. Низко опущенная голова воткнулась между его колен и казалось, будто он нюхает свою задницу. Симпатяга Пастор настроил шестиструнную гитару и запел песню:
«Мало водки, мало водки, мало.
И закуски к водке тоже мало...»

Подпевала вся компания. Лариса подсела к нему, положила руку на плечо и своими зелёными глазами буквально пожирала играющего парня. Пастору поднесли стакан.
- Не-е, - протянул он, - Я больше пока не буду, мне сегодня ещё на танцах играть.
- Наше дело предложить, ваше – отказаться, обрадовался Джо, - Больше достанется.

Вова опять запел песню, ритмично ударяя по струнам гитары. И вообще, он был парень сто пудов. Учился в институте, подпольно занимался каратэ и у него всегда водились те самые бумажки, с водяными знаками, которые зовут деньгами. Индейцу, избыток мочи уже стал стучать в голове и он удалился в кусты отлить. Послышался шум сливающейся воды, как от полковой лошади. Закончив это дело, он застегнул на молнию свои «техасы» и вышел из кустов в хорошем настроении. Подходя к Наташке-Пирожку, решил её потискать. Та, вырываясь из его объятий, вскрикнула:

- Отойди, окаянный! Ты за что только сейчас в кустах брался?
- Как за что? Хочешь, покажу? Очень даже хорошая вещь!
- Уйди, дурачина, было б что показывать! - отбивалась она.

Гульбище шло полным ходом. Кто-то выпивал, кто-то курил, а кто-то решительно переходил от лёгкого флирта к более серьёзному делу. Кузнечик слилась с Хмырём в таком страстном засосе, что, казалось, их щёки встречаются во рту. Джо, ещё опрокинув стакан, пытался что-то станцевать. Его руки и ноги двигались не в такт. Он подпрыгнул молоденьким козликом и со стуком шмякнулся о землю, набив полный рот дёрна. Ему было не больно, и он счастливо улыбался, как идиот. На грязном лице бриллиантом сверкал золотой зуб.

Морж стал хвалиться своим выкидным ножом и чтобы показать его прочность и остроту, вырезал на доске стола буквы Ж. П. А.
- Во, даёт! - усмехнулся Хмырь, - Моржина, уже в слове жопа делает ошибки.
- Дурак ты, - обиделся Морж, - Это мои инициалы! Жаров Пётр Алексеевич, сокращённо - Ж. П. А.

Тут раздался такой взрыв смеха, что аж Ганс проснулся и, не понимая в чём дело, стал тихонечко посмеиваться, напоминая своим смехом скулёж щенка. А Кузнечик так взвизгивала и держалась за живот, что обмочила свои трусики.
 
 

© Copyright: Виктор Тарасов, 2014

Регистрационный номер №0214971

от 15 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0214971 выдан для произведения:
ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ С ХУЛИГАНО-ЭРОТИЧЕСКИМ УКЛОНОМ.


Пусть никого не пугает словосочетание: Хулигано-эротический уклон. Просто, обыкновенная жизнь обитателей выдуманного городка, сдобренная юмором, эротикой и, малость, фантастикой. Просьба не обращать внимания на несоблюдение хронологии, а также, на появление тех или иных изобретений. Текст написан на жёстком разговорном языке.

1974 г.

Если очень приглядеться, то в степи, в густом мареве, там, где небо и земля вместе сходятся, притаился небольшой городок. Городок выглядел обыкновенно, как и сотни других, лишь только древний кремль придавал ему историческое значение. С одной стороны город огибала красивая чистая река, с другой –
стояла маленькая воинская часть с аэродромом, на котором гнездился один военно-транспортный самолёт АН-12.

В городе, в одном из домов по улице Спасской, скрытой в тени от больших тополей, жили два друга, Коля и Вова. Николая Сухорукова, за страстное увлечение историей древней Франции и за то, что он в подпитии гнусил в нос, как истинный француз с прононсом, прозвали Французом. Это был здоровенный от природы парень, который мог бы одним ударом завалить быка. Ко всему этому он ещё имел музыкальное образование.

Владимир Цветков был красивый, весь из себя, спортивного вида и с хорошо поставленным голосом. Он не имел музыкального образования, но на гитаре играл не хуже, чем знаменитый заморский Джимми Хендрикс. За то, что он постоянно всем бубнил:
- Спорт – это хорошо, спорт – это класс! - ну прямо проповедник какой-то, его прозвали Пастором.Короче, эти парни считались такими друзьями, что не разольёшь водой, не разрубишь топором.

Стоял прекрасный июньский вечер. В сквере, возле центрального входа в административный корпус городской больницы, как всегда собирался народ; отдохнуть, повеселиться и выпить. А как же не без этого? В центре сквера бил большой фонтан, брызги которого, смешиваясь с ароматом тополей, создавали неповторимый запах, кружащий голову, и хотелось просто, без всяких мыслей и забот, балдеть.

Чуть-чуть поодаль от основного сборища народа стоял столик с двумя скамейками, где всегда и собиралась, так сказать, элита молодёжи. Здесь уже находился «индеец» Джо, парень, вечно покрытый ссадинами, синяками и царапинами. Весь его вид, прочно напоминал боевую раскраску краснокожего дикаря. Француз и Пастор ковырялись во внутренностях переносного магнитофона «Томь – 401», пытаясь выбить из его чрева музыку. Джо нетерпеливо покрикивал:
- А ну-ка,музычку!

Аппарат, наконец, издал каркающий звук и заиграл «тяжёлый рок». Девчонки и ребята сразу встрепенулись, приготовились размять ноги и потрясти попками, но магнитофон стал тянуть ленту и в конец запнулся.
- Ну вот, бляха-муха, - проворчал Хмырь, - Всегда, что-нибудь, да не так.

Сима Кузнецова, в миру «Кузнечик», предложила поставить другую кассету и зазвучала популярная песня «Клён». Все под грустную мелодию слегка задумались. Наступило самое время выпить винца, но никому не хотелось быть гонцом. Без долгих препирательств и споров применили отработанный приём. Достали спички, одну обломали и стали по очереди тащить, кому короткая, тот и бежит в магазин. Как намедни, так и надысь, повезло Французу.
- Прошу делать ставки, господа! - выдал на-гора Хмырь, прочитанную им где-то фразу.

Компания зашевелилась, началось лазание по карманам и на стол посыпались рублёвки и «щебёнка». Получилось бутылок на пять водки. Колян перемахнул через ограду сквера, как быстрый олень и побежал через площадь, сея из под подков ботинок искры. Магазин находился в подвальном помещении древнего кремля, как раз там, где раньше размещалась камера пыток. Словно локомотив на полном ходу, Француз вломился в подвальчик и начал затариваться дешёвым, красным пойлом. Получилось, ровно пятнадцать бутылок.

Рейтинг: 0 198 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!