Новогоднее чудо

15 января 2014 - Алексей Сороковик
Нет, мы не спим, — нас больше нет,
И нам с тобой — не видеть снов…
Е. Войнаровская

 

   Дима Шустрин сидел на кухне за столом, на котором стоял его старенький ноутбук. На мониторе можно было разглядеть открытую дизайнерскую программу, работе с которой он обучался несколько лет назад. Неторопливо передвигая компьютерную мышь, Дмитрий работал над проектом новенького офиса немецкой строительной компании, буквально неделю назад заключившей с ним долгосрочный контракт, по которому Дима был обеспечен работой как минимум на ближайшие полгода.

   Денег фирма не жалела – для нее гораздо важнее было качество работы. Их руководитель, после заключения договора, прямым текстом сказал, что если за этот период они хорошо сработаются – Шустрина возьмут в штат. Ведь он – дизайнер широкого профиля, а компании нужно будет и макеты для рекламной продукции делать и дизайн вывесок разработать, а то, что в их городе еще не один офис открывать в дальнейшем планируют – так ни для кого не секрет уже давно. О чем еще он мог мечтать в свои тридцать лет, если учесть, что еще буквально месяца два назад жил в полной нищете?

   Ира, его девушка, хлопотала у плиты, готовя нехитрый ужин, который, однако, своим ароматом возбуждал аппетит не хуже дорогого ресторанного угощения.Диме нравилось, как она готовила. Из самых простых продуктов, Ирина умела приготовить очень интересные и оригинальные блюда, которые он съедал с огромным удовольствием.

   Продолжая работать, Дима поглядывал на ее движения, не прекращая восхищаться красотой девушки. Он очень гордился тем, что она сделала свой выбор именно в его пользу. Интеллектом Ира так же обделена не была. С детства читала много книг, приучила себя логически рассуждать, была интересным собеседником. Поводов гордиться было много, особенно учитывая то, что с самооценкой у Димы было всегда плохо. Так что Ирину он считал подарком судьбы.

- Дим, ты долго еще сегодня собираешься работать? – Девушка скинула в кастрюлю нарезанные овощи и повернулась к нему.

- Планировал еще с часок как минимум, а что? Могу прерваться раньше, если необходимо.

   В голове начал разноситься неясный шум, от которого мысли становились какими-то нечеткими.

- Давно мы в кино с тобой не ходили, - ее голос звучал теперь как будто издалека, - я на сайте смотрела сегодня, там несколько классных фильмов сейчас идти будут, пойдем, а?

- Давай сходим, конечно. Только поужинаем сначала, ладно?

Шум раздавался все настойчивее. Дима никак не мог понять, откуда он идет, и почему все вдруг стало таким расплывчатым… будильник?! Это был чертов будильник!

   Дмитрий проснулся. Сознание медленно возвращалось к нему, продолжая отчаянно цепляться за остатки уходящего сна. Хлопнув рукой по ненавистному будильнику, молодой человек откинулся на подушку. Сон был настолько реалистичен, что Дима никак не мог разобрать где теперь правда. Он ведь по-настоящему помирился с Ирой, да? Это было… когда же это произошло? Только что ведь он отлично помнил это. Нет, они так и не помирились. Как разошлись полгода назад, так с тех пор и не общались. И ни в какую немецкую компанию его на работу не брали, конечно же.

   Тяжело вздохнув, Дима поднялся с дивана и взял с тумбочки пачку сигарет. Достав одну, он повертел ее в руках, словно желая убедиться, что хотя бы она настоящая, после чего закурил прямо в комнате. Настроение было отвратительное. Примерно два-три раза в неделю, он видел подобные сны, в которых они с Ириной вновь общаются, у них все хорошо, а впереди их ждет прекрасное будущее. Часто снилась ее кухня, на которой они когда-то проводили много времени, иногда там фигурировали его друзья, которые радовались за них. Прямо таки семья из рекламы какого-нибудь майонеза, да и только.

   Кряхтя, словно старый дед, Шустрин поплелся на кухню. Машинально достал турку, закинул туда ложку молотого кофе, залил водой и поставил на газ. Это было его слабостью: каждое утро, он не мог окончательно проснуться, пока не выпивал чашку кофе и не выкуривал хотя бы одну сигарету. Пока вода закипала, Дима огляделся. Бардак вокруг него, надо отметить, был абсолютно во всем. В мойке стояла еще позавчерашняя посуда, на поверхности плиты виднелись почерневшие остатки макарон, риса, пятна от бульона и прочая грязь. Полы подметались последний раз недели две назад, как раз после того, как позвонила хозяйка квартиры и сказала, что придет за оплатой. На кухонный стол лучше было не смотреть вообще. Под слоем грязи, наваленными коробочками, пакетиками, баночками и прочим хламом, с трудом можно угадать, какого цвета была столешница.

   Резкое шипение со стороны плиты оторвало Диму от созерцания беспорядка – кофе сбежал, добавив еще одно грязное пятно в коллекцию. Схватив турку, Дмитрий быстро повернул газовый кран и, выругавшись, стал искать чашку.

   Пока проходила эта ежедневная утренняя церемония, Дима принялся вспоминать, зачем же собственно он завел этот треклятый будильник. Посмотрел на календарь – тридцатое декабря, предпоследний день перед Новым Годом. А так же, последний день для сдачи заказа, который ему поручило одно небольшое рекламное агентство. Работу Шустрин почти выполнил, оставалось навести последние штрихи и отправить макет заказчику на утверждение, тогда есть шанс, что оплата будет до нового года.

   Достав с полки пачку печенья, Дима взял во вторую руку чашку кофе и пошел в комнату. Сел за стол, включил компьютер, открыл проект и попытался сообразить, что ему осталось закончить. Голова с утра была тяжелая и наотрез отказывалась работать. Немного подумав, Дима включил музыку - так и просыпаться легче. По радио почти везде шли новогодние песни, ведущие, не уставали напоминать радостным голосом, сколько осталось до конца этого года, рассказывали, кто из звезд как собирается его отмечать и прочую праздничную чушь. Поэтому, Шустрин включил собственный список аудиозаписей. Песни запускались в случайном порядке, так что даже те композиции, которые были переслушаны много раз, все равно появлялись неожиданно и радовали слух. Потихоньку, работа пошла. Исполнители сменяли один другого, наполняя комнату звуками мелодий, которые были так близки и дороги Диме Шустрину, а тот, в свою очередь, все сильнее погружался в работу.

   К полудню проект был уже полностью готов, Дима встал со стула и потянулся. Суставы тут же отозвались неприятным хрустом. Сразу вспомнилось обещание делать ежедневную зарядку, которое он дал себе несколько недель назад. Мысленно дав себе новое обещание начать с завтрашнего дня, Шустрин скопировал проект на съемный носитель и стал собираться. Он решил лично привезти работу в офис, чтобы сразу получить оплату за нее. Быстро одевшись и прихватив необходимые вещи, Дима выскочил на улицу.

   Погода была по-настоящему новогодней: ноги утопали в глубоких сугробах, снег шел густыми хлопьями, а ветки деревьев буквально прогибались под его весом. Несколько ребятишек с криками бегали по двору друг за другом и кидались снежками. Диме вспомнилось, как он в детстве так же играл с друзьями, только в то время, детей во дворах было гораздо больше. Сейчас, компьютеры заменили им фактически все, дав массу новых возможностей и… лишив их самого главного – настоящего детства. Таково было мнение Димы Шустрина, тридцатилетнего дизайнера-самоучки, который не мог найти свою дорогу в жизни.

   Нужная маршрутка подошла почти сразу. Свободных мест было много, и Дима решил сесть на последнее сидение – так никто беспокоить не будет. Утренний сон, так некстати прерванный будильником, упорно не хотел уходить из его головы. Ира часто снилась ему после того, как они разошлись, но еще никогда сон так твердо не заседал в его голове.

   «А может, это был не просто сон?» - Осенила его внезапная мысль. Говорят, под Новый Год разные чудеса случаются. Хотя Дмитрий и не верил в чудеса, все же доля суеверия в нем оставалась. Ну, или может быть не суеверия, а эдакой надежды, что какие-то не зависящие от него обстоятельства смогут исправить то, что до этого ему самому не удалось.

   «Возможно, мне стоит позвонить ей?» - Размышлял тем временем Шустрин. – «Хотя нет. Ну, позвоню я ей и что скажу? Что мне сон приснился, и я решил позвонить? Нет, так не пойдет. Тогда повод надо найти».

   Так, незаметно для себя, Дима задремал, обдумывая как же ему лучше всего поступить в данной ситуации.

    Проблема разрешилась самым неожиданным образом – Ира позвонила сама. И вовсе она не держала на него обиду, на самом деле только и ждала, когда он, наконец, решится и позвонит ей. Но уже Новый Год на носу, а от него ни звоночка, вот она и решила взять ситуацию в свои руки. Не встречать же праздники в одиночестве? Дима радовался как ребенок, получивший в подарок новую игрушку, которую он так долго ждал. Он тут же побежал в магазин и купил большой букет цветов. Ну а что, деньги от заказчика он получил, а в такой ситуации без букета никак ведь.

   Ира встретила его со слезами радости на глазах. Они обнялись и долго стояли так, словно боялись отпустить друг друга вновь. Запах ее духов, действовал на Диму словно наркотик. Все эти полгода он помнил этот запах, помнил каждый изгиб ее тела, помнил руки, которые обвивали его шею и никак не мог поверить, что все это правда. Вот оно – истинное счастье.

   Маршрутка резко затормозила, и этот толчок выбил Шустрина из сна. Он протер глаза и осмотрелся: конечно, это снова был сон, он ведь так и не доехал еще до офиса компании.

- Ты где права купил, козел?! – Кричал водитель. – Знак для кого висит? Ты какого черта творишь?

   «Козел» видимо что-то ответил, на что водитель в ответ разразился бурной тирадой, приправленной всяческими нелицеприятными эпитетами, после чего резко сорвался с места и помчал дальше, при этом, не прекращая поток ругательств.

   Выйдя на своей остановке, Дима направился к жилому высотному дому, в котором находилась контора рекламного агентства. Внутри его встретила Вика, симпатичная менеджер, которая часто подкидывала ему ту, или иную работу. Этот заказ тоже поступил от нее.

- Ой, Дим, наконец-то, я уже переживать начала, - защебетала она своим тоненьким голоском, и увидев, что он протягивает ей «флешку», удивленно оглядела его, - ты что же, ради этого лично решил приехать что ли? Мог бы на почту скинуть и все.

   Шустрин замялся и смущенно почесал затылок.

- Да я это… хотел бы расчет сразу получить, а то тридцатое декабря, Новый Год как бы…

- Ну, этими вопросами Игорь Борисович ведает, зайди к нему в кабинет, он у себя сейчас, - как-то неуверенно ответила она и быстро направилась к своему столу.

   Кабинетом директора гордо именовалась небольшая комнатушка, которая когда-то видимо строилась как кухня, а когда сюда заехало агентство – была быстро переоборудована. Из мебели в ней помещался компьютерный стол, кресло начальника, два гостевых стула и небольшая тумба в углу. Массивная фигура директора Васильченко совершенно не вписывалась в этот интерьер.

- Игорь Борисович, добрый день, - поздоровался Шустрин.

- А, Дима, здравствуй, заходи, присаживайся, чай, кофе будешь?

- Нет, спасибо большое, я на пару минут. Я Вике проект занес, который обещал для завтрашнего мероприятия, хотел бы расчет сразу получить.

- Дим, давай после праздников заходи, - директор профессионально изобразил на лице дружелюбную улыбку, - числа десятого, у меня как раз деньги будут, хорошо?

- Но Игорь Борисович, как же так? Что же мне, на Новый Год без денег оставаться что ли?

- Прости, Димочка, что я могу поделать? – сокрушенно развел руками Васильченко, - со мной заказчики не рассчитались, я сам без денег сижу.

- Погодите, вы же сами мне, когда на той неделе звонили. Говорили, что расчет сразу дадите.

- На той неделе готов был, - невозмутимо парировал директор, - а на этой у меня денег уже нет, не ты один у меня такой.

- Я все понимаю, но простите, я свою работу выполнил…

- На две неделе позже обещанного, - перебил его Васильченко, - ты заказ в начале месяца получил, к пятнадцатому числу обещал управиться, а теперь приносишь его тридцатого, в последний день, и еще возмущаешься. Я мог бы вообще тебе не заплатить за него, так что давай не выдумывай, придешь после праздников – получишь расчет. Будем ли мы дальше с тобой работать – посмотрим.

   На улицу Дима вышел злой как черт, достал пачку сигарет, закурил. Делать нечего, придется ждать окончания праздников. Он достал кошелек и пересчитал оставшиеся наличные: не густо, но до десятого января хватит. Да и что ему эти праздники, собственно? Все равно один живет. Он тут же вспомнил прошлый Новый Год, который они встретили с Ирой и загрустил.

   Он снова вернулся к мысли о том, видит эти сны неспроста. Вдруг ему и правда стоит позвонить Ирине? Или может быть даже приехать? Точно! Купить букет цветов и неожиданно приехать, сделать сюрприз. Ведь говорят же, что под Новый Год чудеса случаются, почему бы и нет? Денег пока хватит, а там видно будет – может еще один заказ выполнит, или у товарища займет. Ведь если у него сейчас получится задуманное, то и дела пойдут, он из депрессии своей выйдет, найдет работу хорошую. Воодушевленный, он буквально побежал к небольшому рынку, который находился неподалеку.

   Через полчаса он уже ехал в автобусе с красивым букетом алых роз, почти таким же, как в своем последнем сне. Денег выложить пришлось немало, но чего уж тут мелочиться? Чем меньше оставалось ехать, тем больше он волновался. От нервов у него даже мышцы начало сводить. Чтобы хоть немного снять напряжение, Дима достал наушники, подключил к телефону и включил музыку.

   Что же он ей скажет, когда она откроет дверь? За время поездки он перебрал уже полсотни вариантов разговора и каждый следующий ему казался все более нелепым. В конце концов, он решил просто расслабиться и послушать музыку, все равно разговор никогда не идет так, как планируешь. Не будет же он декламировать ей заученный текст как школьник на уроке? Тревога, тем не менее, никуда не делась и, к концу поездки, он вышел из автобуса еще более напряженным.

   Дом, в котором жила Ирина, находился в пяти минутах ходьбы от остановки и Шустрин решил закурить. Запах дыма явно не добавит ему очарования, но Дима уже не мог себя контролировать – или он сейчас покурит, пока будет идти, или с эмоциями ему не справиться.

   Подойдя к ее двери, он сделал несколько глубоких вдохов и позвонил. Через пару секунд в квартире послышались приближающиеся шаги. На мгновение они затихли перед дверью, видимо хозяйка смотрела в глазок, после чего щелкнул замок и дверь открылась. У Димы перехватило дыхание.

- Привет, - с трудом выдавил он из себя и натянуто улыбнулся.

- Привет, - в глазах девушки читалось удивление, но отнюдь не радостное, на которое рассчитывал Дима.

- Я вот, это… решил заехать, поздравить тебя с наступающим Новым Годом, - с этими словами он протянул ей купленный букет.

- Спасибо, - она приняла розы, но взгляд ее при этом оставался таким же холодным.

- Я зайду? - неуверенным голосом спросил молодой человек.

- Дим, прости, но нет. Не обижайся, но я тебя сейчас совсем не ждала.

- Да я ненадолго, так, заскочил бы, чайку попили, а? – попытался настоять на своем Шустрин, но ответ он уже знал. Ответ, который боялся услышать и старательно не брал в расчет.

- Дим, я не одна, извини.

- А как же…

- Слушай, давай не будем, хорошо? Мы с тобой давно разошлись, и я имею право на личную жизнь, как и ты. Ты очень хороший, но я не могу жить с человеком, который не может самостоятельно решить ни одной своей проблемы. Я готова помогать, поддерживать, но делать все сама за двоих, пока ты витаешь где-то в своих непонятных мечтах, я не могу и не хочу. Все это я тебе говорила тогда, повторю и сейчас. Нам лучше жить каждому своей жизнью.

   Дима молча стоял, опустив взгляд. Он ничего не мог сейчас сделать, чтобы он ни сказал – все бесполезно.

   Дверь медленно закрылась, он молча развернулся и пошел на улицу. Каждое слово, сказанное Ирой, эхом отдавалось у него в голове. Ему казалось, что с каждым шагом, какая-то часть его самого откалывается от него и с грохотом обрушивается вниз. Совершенно не отдавая отчета своим действиям, он сел на обратный автобус, доехал до своего дома, поднялся на этаж, открыл дверь, прошел в комнату и прямо в одежде упал на диван. Ее слова по-прежнему звучали в его голове.

   «Почему же чуда не произошло?» - думал он, - «Ведь говорят, что под Новый Год обязательно случаются чудеса».

   Осознание произошедшего медленно приходило к Диме, подталкивая его к единственно верному выводу: он всю свою жизнь ждал чуда. Не просто сказочного, новогоднего, а такого специального, лично для него. Это чудо должно было прийти, устроить его жизнь, решить его проблемы, предоставить комфортные условия, в которых он после этого станет жить правильно. Условия, в которых он начнет, наконец, замечать происходящее вокруг него и предпринимать какие-то решительные действия, не откладывая на потом и не рассчитывая на удачу. А таких чудес не бывает.

 

   Дима спал и ему снился сон.

   Они с Ирой сидят, обнявшись вдвоем, на кухне, за окном падает белый, пушистый снег. Они молчат, слова здесь не нужны, они счастливы. Где-то далеко, в своем маленьком кабинете сидит директор рекламного агентства Игорь Борисович и подсчитывает прибыль. Под его окном с визгом бегают дети и кидают друг в друга снежками, а мимо них едет водитель маршрутки и ругает «козлов», которые не смотрят на знаки. Диме наплевать на них всех. Они с Ирой сидят, обнявшись, и молча смотрят на падающий снег. Они счастливы.

© Copyright: Алексей Сороковик, 2014

Регистрационный номер №0181515

от 15 января 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0181515 выдан для произведения:
Нет, мы не спим, — нас больше нет,
И нам с тобой — не видеть снов…
Е. Войнаровская

 

Дима Шустрин сидел на кухне за столом, на котором стоял его старенький ноутбук. На мониторе можно было разглядеть открытую дизайнерскую программу, работе с которой он обучался несколько лет назад. Неторопливо передвигая компьютерную мышь, Дмитрий работал над проектом новенького офиса немецкой строительной компании, буквально неделю назад заключившей с ним долгосрочный контракт, по которому Дима был обеспечен работой как минимум на ближайшие полгода.

Денег фирма не жалела – для нее гораздо важнее было качество работы. Их руководитель, после заключения договора, прямым текстом сказал, что если за этот период они хорошо сработаются – Шустрина возьмут в штат. Ведь он – дизайнер широкого профиля, а компании нужно будет и макеты для рекламной продукции делать и дизайн вывесок разработать, а то, что в их городе еще не один офис открывать в дальнейшем планируют – так ни для кого не секрет уже давно. О чем еще он мог мечтать в свои тридцать лет, если учесть, что еще буквально месяца два назад жил в полной нищете?

Ира, его девушка, хлопотала у плиты, готовя нехитрый ужин, который, однако, своим ароматом возбуждал аппетит не хуже дорогого ресторанного угощения.Диме нравилось, как она готовила. Из самых простых продуктов, Ирина умела приготовить очень интересные и оригинальные блюда, которые он съедал с огромным удовольствием.

Продолжая работать, Дима поглядывал на ее движения, не прекращая восхищаться красотой девушки. Он очень гордился тем, что она сделала свой выбор именно в его пользу. Интеллектом Ира так же обделена не была. С детства читала много книг, приучила себя логически рассуждать, была интересным собеседником. Поводов гордиться было много, особенно учитывая то, что с самооценкой у Димы было всегда плохо. Так что Ирину он считал подарком судьбы.

- Дим, ты долго еще сегодня собираешься работать? – Девушка скинула в кастрюлю нарезанные овощи и повернулась к нему.

- Планировал еще с часок как минимум, а что? Могу прерваться раньше, если необходимо.

В голове начал разноситься неясный шум, от которого мысли становились какими-то нечеткими.

- Давно мы в кино с тобой не ходили, - ее голос звучал теперь как будто издалека, - я на сайте смотрела сегодня, там несколько классных фильмов сейчас идти будут, пойдем, а?

- Давай сходим, конечно. Только поужинаем сначала, ладно?

Шум раздавался все настойчивее. Дима никак не мог понять, откуда он идет, и почему все вдруг стало таким расплывчатым… будильник?! Это был чертов будильник!

Дмитрий проснулся. Сознание медленно возвращалось к нему, продолжая отчаянно цепляться за остатки уходящего сна. Хлопнув рукой по ненавистному будильнику, молодой человек откинулся на подушку. Сон был настолько реалистичен, что Дима никак не мог разобрать где теперь правда. Он ведь по-настоящему помирился с Ирой, да? Это было… когда же это произошло? Только что ведь он отлично помнил это. Нет, они так и не помирились. Как разошлись полгода назад, так с тех пор и не общались. И ни в какую немецкую компанию его на работу не брали, конечно же.

Тяжело вздохнув, Дима поднялся с дивана и взял с тумбочки пачку сигарет. Достав одну, он повертел ее в руках, словно желая убедиться, что хотя бы она настоящая, после чего закурил прямо в комнате. Настроение было отвратительное. Примерно два-три раза в неделю, он видел подобные сны, в которых они с Ириной вновь общаются, у них все хорошо, а впереди их ждет прекрасное будущее. Часто снилась ее кухня, на которой они когда-то проводили много времени, иногда там фигурировали его друзья, которые радовались за них. Прямо таки семья из рекламы какого-нибудь майонеза, да и только.

Кряхтя, словно старый дед, Шустрин поплелся на кухню. Машинально достал турку, закинул туда ложку молотого кофе, залил водой и поставил на газ. Это было его слабостью: каждое утро, он не мог окончательно проснуться, пока не выпивал чашку кофе и не выкуривал хотя бы одну сигарету. Пока вода закипала, Дима огляделся. Бардак вокруг него, надо отметить, был абсолютно во всем. В мойке стояла еще позавчерашняя посуда, на поверхности плиты виднелись почерневшие остатки макарон, риса, пятна от бульона и прочая грязь. Полы подметались последний раз недели две назад, как раз после того, как позвонила хозяйка квартиры и сказала, что придет за оплатой. На кухонный стол лучше было не смотреть вообще. Под слоем грязи, наваленными коробочками, пакетиками, баночками и прочим хламом, с трудом можно угадать, какого цвета была столешница.

Резкое шипение со стороны плиты оторвало Диму от созерцания беспорядка – кофе сбежал, добавив еще одно грязное пятно в коллекцию. Схватив турку, Дмитрий быстро повернул газовый кран и, выругавшись, стал искать чашку.

Пока проходила эта ежедневная утренняя церемония, Дима принялся вспоминать, зачем же собственно он завел этот треклятый будильник. Посмотрел на календарь – тридцатое декабря, предпоследний день перед Новым Годом. А так же, последний день для сдачи заказа, который ему поручило одно небольшое рекламное агентство. Работу Шустрин почти выполнил, оставалось навести последние штрихи и отправить макет заказчику на утверждение, тогда есть шанс, что оплата будет до нового года.

Достав с полки пачку печенья, Дима взял во вторую руку чашку кофе и пошел в комнату. Сел за стол, включил компьютер, открыл проект и попытался сообразить, что ему осталось закончить. Голова с утра была тяжелая и наотрез отказывалась работать. Немного подумав, Дима включил музыку - так и просыпаться легче. По радио почти везде шли новогодние песни, ведущие, не уставали напоминать радостным голосом, сколько осталось до конца этого года, рассказывали, кто из звезд как собирается его отмечать и прочую праздничную чушь. Поэтому, Шустрин включил собственный список аудиозаписей. Песни запускались в случайном порядке, так что даже те композиции, которые были переслушаны много раз, все равно появлялись неожиданно и радовали слух. Потихоньку, работа пошла. Исполнители сменяли один другого, наполняя комнату звуками мелодий, которые были так близки и дороги Диме Шустрину, а тот, в свою очередь, все сильнее погружался в работу.

К полудню проект был уже полностью готов, Дима встал со стула и потянулся. Суставы тут же отозвались неприятным хрустом. Сразу вспомнилось обещание делать ежедневную зарядку, которое он дал себе несколько недель назад. Мысленно дав себе новое обещание начать с завтрашнего дня, Шустрин скопировал проект на съемный носитель и стал собираться. Он решил лично привезти работу в офис, чтобы сразу получить оплату за нее. Быстро одевшись и прихватив необходимые вещи, Дима выскочил на улицу.

Погода была по-настоящему новогодней: ноги утопали в глубоких сугробах, снег шел густыми хлопьями, а ветки деревьев буквально прогибались под его весом. Несколько ребятишек с криками бегали по двору друг за другом и кидались снежками. Диме вспомнилось, как он в детстве так же играл с друзьями, только в то время, детей во дворах было гораздо больше. Сейчас, компьютеры заменили им фактически все, дав массу новых возможностей и… лишив их самого главного – настоящего детства. Таково было мнение Димы Шустрина, тридцатилетнего дизайнера-самоучки, который не мог найти свою дорогу в жизни.

Нужная маршрутка подошла почти сразу. Свободных мест было много, и Дима решил сесть на последнее сидение – так никто беспокоить не будет. Утренний сон, так некстати прерванный будильником, упорно не хотел уходить из его головы. Ира часто снилась ему после того, как они разошлись, но еще никогда сон так твердо не заседал в его голове.

«А может, это был не просто сон?» - Осенила его внезапная мысль. Говорят, под Новый Год разные чудеса случаются. Хотя Дмитрий и не верил в чудеса, все же доля суеверия в нем оставалась. Ну, или может быть не суеверия, а эдакой надежды, что какие-то не зависящие от него обстоятельства смогут исправить то, что до этого ему самому не удалось.

«Возможно, мне стоит позвонить ей?» - Размышлял тем временем Шустрин. – «Хотя нет. Ну, позвоню я ей и что скажу? Что мне сон приснился, и я решил позвонить? Нет, так не пойдет. Тогда повод надо найти».

Так, незаметно для себя, Дима задремал, обдумывая как же ему лучше всего поступить в данной ситуации.

 

Проблема разрешилась самым неожиданным образом – Ира позвонила сама. И вовсе она не держала на него обиду, на самом деле только и ждала, когда он, наконец, решится и позвонит ей. Но уже Новый Год на носу, а от него ни звоночка, вот она и решила взять ситуацию в свои руки. Не встречать же праздники в одиночестве? Дима радовался как ребенок, получивший в подарок новую игрушку, которую он так долго ждал. Он тут же побежал в магазин и купил большой букет цветов. Ну а что, деньги от заказчика он получил, а в такой ситуации без букета никак ведь.

Ира встретила его со слезами радости на глазах. Они обнялись и долго стояли так, словно боялись отпустить друг друга вновь. Запах ее духов, действовал на Диму словно наркотик. Все эти полгода он помнил этот запах, помнил каждый изгиб ее тела, помнил руки, которые обвивали его шею и никак не мог поверить, что все это правда. Вот оно – истинное счастье.

Маршрутка резко затормозила, и этот толчок выбил Шустрина из сна. Он протер глаза и осмотрелся: конечно, это снова был сон, он ведь так и не доехал еще до офиса компании.

- Ты где права купил, козел?! – Кричал водитель. – Знак для кого висит? Ты какого черта творишь?

«Козел» видимо что-то ответил, на что водитель в ответ разразился бурной тирадой, приправленной всяческими нелицеприятными эпитетами, после чего резко сорвался с места и помчал дальше, при этом, не прекращая поток ругательств.

Выйдя на своей остановке, Дима направился к жилому высотному дому, в котором находилась контора рекламного агентства. Внутри его встретила Вика, симпатичная менеджер, которая часто подкидывала ему ту, или иную работу. Этот заказ тоже поступил от нее.

- Ой, Дим, наконец-то, я уже переживать начала, - защебетала она своим тоненьким голоском, и увидев, что он протягивает ей «флешку», удивленно оглядела его, - ты что же, ради этого лично решил приехать что ли? Мог бы на почту скинуть и все.

Шустрин замялся и смущенно почесал затылок.

- Да я это… хотел бы расчет сразу получить, а то тридцатое декабря, Новый Год как бы…

- Ну, этими вопросами Игорь Борисович ведает, зайди к нему в кабинет, он у себя сейчас, - как-то неуверенно ответила она и быстро направилась к своему столу.

Кабинетом директора гордо именовалась небольшая комнатушка, которая когда-то видимо строилась как кухня, а когда сюда заехало агентство – была быстро переоборудована. Из мебели в ней помещался компьютерный стол, кресло начальника, два гостевых стула и небольшая тумба в углу. Массивная фигура директора Васильченко совершенно не вписывалась в этот интерьер.

- Игорь Борисович, добрый день, - поздоровался Шустрин.

- А, Дима, здравствуй, заходи, присаживайся, чай, кофе будешь?

- Нет, спасибо большое, я на пару минут. Я Вике проект занес, который обещал для завтрашнего мероприятия, хотел бы расчет сразу получить.

- Дим, давай после праздников заходи, - директор профессионально изобразил на лице дружелюбную улыбку, - числа десятого, у меня как раз деньги будут, хорошо?

- Но Игорь Борисович, как же так? Что же мне, на Новый Год без денег оставаться что ли?

- Прости, Димочка, что я могу поделать? – сокрушенно развел руками Васильченко, - со мной заказчики не рассчитались, я сам без денег сижу.

- Погодите, вы же сами мне, когда на той неделе звонили. Говорили, что расчет сразу дадите.

- На той неделе готов был, - невозмутимо парировал директор, - а на этой у меня денег уже нет, не ты один у меня такой.

- Я все понимаю, но простите, я свою работу выполнил…

- На две неделе позже обещанного, - перебил его Васильченко, - ты заказ в начале месяца получил, к пятнадцатому числу обещал управиться, а теперь приносишь его тридцатого, в последний день, и еще возмущаешься. Я мог бы вообще тебе не заплатить за него, так что давай не выдумывай, придешь после праздников – получишь расчет. Будем ли мы дальше с тобой работать – посмотрим.

На улицу Дима вышел злой как черт, достал пачку сигарет, закурил. Делать нечего, придется ждать окончания праздников. Он достал кошелек и пересчитал оставшиеся наличные: не густо, но до десятого января хватит. Да и что ему эти праздники, собственно? Все равно один живет. Он тут же вспомнил прошлый Новый Год, который они встретили с Ирой и загрустил.

Он снова вернулся к мысли о том, видит эти сны неспроста. Вдруг ему и правда стоит позвонить Ирине? Или может быть даже приехать? Точно! Купить букет цветов и неожиданно приехать, сделать сюрприз. Ведь говорят же, что под Новый Год чудеса случаются, почему бы и нет? Денег пока хватит, а там видно будет – может еще один заказ выполнит, или у товарища займет. Ведь если у него сейчас получится задуманное, то и дела пойдут, он из депрессии своей выйдет, найдет работу хорошую. Воодушевленный, он буквально побежал к небольшому рынку, который находился неподалеку.

Через полчаса он уже ехал в автобусе с красивым букетом алых роз, почти таким же, как в своем последнем сне. Денег выложить пришлось немало, но чего уж тут мелочиться? Чем меньше оставалось ехать, тем больше он волновался. От нервов у него даже мышцы начало сводить. Чтобы хоть немного снять напряжение, Дима достал наушники, подключил к телефону и включил музыку.

Что же он ей скажет, когда она откроет дверь? За время поездки он перебрал уже полсотни вариантов разговора и каждый следующий ему казался все более нелепым. В конце концов, он решил просто расслабиться и послушать музыку, все равно разговор никогда не идет так, как планируешь. Не будет же он декламировать ей заученный текст как школьник на уроке? Тревога, тем не менее, никуда не делась и, к концу поездки, он вышел из автобуса еще более напряженным.

Дом, в котором жила Ирина, находился в пяти минутах ходьбы от остановки и Шустрин решил закурить. Запах дыма явно не добавит ему очарования, но Дима уже не мог себя контролировать – или он сейчас покурит, пока будет идти, или с эмоциями ему не справиться.

Подойдя к ее двери, он сделал несколько глубоких вдохов и позвонил. Через пару секунд в квартире послышались приближающиеся шаги. На мгновение они затихли перед дверью, видимо хозяйка смотрела в глазок, после чего щелкнул замок и дверь открылась. У Димы перехватило дыхание.

- Привет, - с трудом выдавил он из себя и натянуто улыбнулся.

- Привет, - в глазах девушки читалось удивление, но отнюдь не радостное, на которое рассчитывал Дима.

- Я вот, это… решил заехать, поздравить тебя с наступающим Новым Годом, - с этими словами он протянул ей купленный букет.

- Спасибо, - она приняла розы, но взгляд ее при этом оставался таким же холодным.

- Я зайду? - неуверенным голосом спросил молодой человек.

- Дим, прости, но нет. Не обижайся, но я тебя сейчас совсем не ждала.

- Да я ненадолго, так, заскочил бы, чайку попили, а? – попытался настоять на своем Шустрин, но ответ он уже знал. Ответ, который боялся услышать и старательно не брал в расчет.

- Дим, я не одна, извини.

- А как же…

- Слушай, давай не будем, хорошо? Мы с тобой давно разошлись, и я имею право на личную жизнь, как и ты. Ты очень хороший, но я не могу жить с человеком, который не может самостоятельно решить ни одной своей проблемы. Я готова помогать, поддерживать, но делать все сама за двоих, пока ты витаешь где-то в своих непонятных мечтах, я не могу и не хочу. Все это я тебе говорила тогда, повторю и сейчас. Нам лучше жить каждому своей жизнью.

Дима молча стоял, опустив взгляд. Он ничего не мог сейчас сделать, чтобы он ни сказал – все бесполезно.

Дверь медленно закрылась, он молча развернулся и пошел на улицу. Каждое слово, сказанное Ирой, эхом отдавалось у него в голове. Ему казалось, что с каждым шагом, какая-то часть его самого откалывается от него и с грохотом обрушивается вниз. Совершенно не отдавая отчета своим действиям, он сел на обратный автобус, доехал до своего дома, поднялся на этаж, открыл дверь, прошел в комнату и прямо в одежде упал на диван. Ее слова по-прежнему звучали в его голове.

«Почему же чуда не произошло?» - думал он, - «Ведь говорят, что под Новый Год обязательно случаются чудеса».

Осознание произошедшего медленно приходило к Диме, подталкивая его к единственно верному выводу: он всю свою жизнь ждал чуда. Не просто сказочного, новогоднего, а такого специального, лично для него. Это чудо должно было прийти, устроить его жизнь, решить его проблемы, предоставить комфортные условия, в которых он после этого станет жить правильно. Условия, в которых он начнет, наконец, замечать происходящее вокруг него и предпринимать какие-то решительные действия, не откладывая на потом и не рассчитывая на удачу. А таких чудес не бывает.

 

Дима спал и ему снился сон.

Они с Ирой сидят, обнявшись вдвоем, на кухне, за окном падает белый, пушистый снег. Они молчат, слова здесь не нужны, они счастливы. Где-то далеко, в своем маленьком кабинете сидит директор рекламного агентства Игорь Борисович и подсчитывает прибыль. Под его окном с визгом бегают дети и кидают друг в друга снежками, а мимо них едет водитель маршрутки и ругает «козлов», которые не смотрят на знаки. Диме наплевать на них всех. Они с Ирой сидят, обнявшись, и молча смотрят на падающий снег. Они счастливы.

Рейтинг: +9 358 просмотров
Комментарии (6)
Альфия Умарова # 15 января 2014 в 15:20 +2
Н-да, чуда так и не случилось.
Вот и я всегда говорила - рукотворное оно,
чудо. Пока не сотворишь сам, не жди, что кто-то
за тебя...
Спасибо за рассказ! Удачи! buket1
nadezhda redko # 18 января 2014 в 19:45 +1
Реалии нашей жизни заменяются компьютером и мечтами (сном ), особенно у молодых мужчин.Непонимание двух половинок разводит хороших людей в разные стороны.Но взрослеть(выйти из игры)- нет желания.Читала с удовольствием.
Ольга Баранова # 27 января 2014 в 22:32 +1
Жизненно.
Замечтался немножко Дима, да...и не учел, что жизнь и мечты - разные вещи.
Удачи!
Наталья Бугаре # 3 февраля 2014 в 11:02 0
Хорошая психологическая проза.
Алексей Сороковик # 3 февраля 2014 в 23:40 0
Спасибо всем большое за отзывы. Сомневался в том, оценят ли в данной теме такой драматический подход и рад, что и на мой скромный рассказ нашлись читатели.
Рената Юрьева # 4 января 2015 в 11:42 0
мечтают все...но драма в том, что это происходит именно так:
он всю свою жизнь ждал чуда. Не просто сказочного, новогоднего, а такого специального, лично для него. Это чудо должно было прийти, устроить его жизнь, решить его проблемы, предоставить комфортные условия, в которых он после этого станет жить правильно. Условия, в которых он начнет, наконец, замечать происходящее вокруг него и предпринимать какие-то решительные действия, не откладывая на потом и не рассчитывая на удачу.
Источник: http://parnasse.ru/konkurs/konkurs66/etap1chemp4/novogodne-chudo.html

а так ведь гораздо удобнее жить, ожидая... НО... именно эти бесплодные ожидания отдаляют еще более от действительности и от момента осуществления этих желаний...ибо сидеть в тени и загореть - так не бывает...как минимуму, надо выйти на солнце...
хорошо написано,..читается легко и интересно. Браво!