ГлавнаяПрозаЛитературная критикаКритические статьи → Книга и фильм «Властелин Колец» — это христианское произведение.

Книга и фильм «Властелин Колец» — это христианское произведение.

          «Властелин Колец» - это Величайшая сага всех времён и народов, заслужившая мировое господство в стиле «фэнтези». Абсолютно новый, великолепный волшебный мир, который создал великий английский писатель Джон Рональд Руэл Толкиен!

         До сих пор сам автор и его величайшие произведения, такие как «Властелин Колец», «Сильмарилион» и «Хоббит» остаются непревзойденными! «Властелин Колец» давно признан мировой классикой. Пожалуй, весь цивилизованный мир, в том числе и христианский, разделился на тех, кто читал Толкиена, и тех, кто собирается читать его произведения.
И вот тут-то перед христианами остро встает вопрос о духовности произведений Толкиена: сколь полезными в духовном плане они являются, и какое воздействие будут оказывать на читателя? Мнения не только мирян, но и священнослужителей, профессоров, богословов в корне разделились!

         Одни, например профессор Андрей Кураев, утверждают, что «Властелин Колец» - это сугубо христианская книга, другие, в частности священник Дмитрий Предеин (кандидат богословия, преподаватель Одесской духовной семинарии), уверены в том, что это антихристианское произведение. Я же в этой работе приведу аргументы обеих сторон, выскажу своё личное мнение на этот счёт и постараюсь как можно более аргументировано ответить на вопрос: «Властелин Колец» – христианское произведение или нет?»

         Первый аргумент противников «Властелина Колец», представленный в статье Дмитрия Предеина «Религиозно-философский смысл трилогии Толкина «Властелин Колец»: «…название книги (исходя из «Сильмарилиона») есть фактически бесовское имя, имя демона, а эпиграф этой книги – это бесовское заклинание». Следовательно, «Властелин Колец» – «роман-хроника гностического характера, в котором равноправные и равносильные добро и зло бесконечно борются друг с другом. А Бог единственный раз вмешивается в эту борьбу, чтобы совершить уничтожение гордого и могучего королевства Нуменор…». На самом деле формулировка в корне неверна и не имеет себе подтверждений в «Сильмарилионе», ведь в нём же описывается аллегория нашего Бога, а именно Илуватар. Он так же, как наш Бог создал наш мир, создал Средиземье, так же, как и наш Бог, Он промышляет о судьбе своего мира, Он Властелин этого мира.

         Что же касается эпиграфа произведения, то это скорее ужасное предсказание Саурона, которому не суждено было сбыться. Добро и зло во «Властелине Колец» тоже далеко не равноправны. Более того, добро сильнее, так как, в конце концов, побеждает зло. Тем самым в произведении знаменуется конец борьбы добра со злом, которая, по мнению оппозиции, не прекращается никогда. Причем победа эта происходит не без участия Промысла Божия, хотя Дмитрий Предеин называет её «забавной случайностью». Но ведь без каких-либо видимых причин Бильбо и Фродо в свое время не убили Голума, а ведь могли бы. Если вспомнить эпизод из фильма «Хоббит: Нежданное путешествие», то мы увидим, что Бильбо, перед тем как выбежать из пещеры вслед за отрядом Торина Дубощита, т.к был невидим благодаря Кольцу, мог СПОКОЙНО убить Голлума! Но почему-то не сделал этого! И после этого кто-то еще смеет утверждать, что «Сила Божия в немощи не совершилась». «Жалость остановила руку Бильбо», – сказал Гэндельф. Он предчувствовал, что Голлум «ещё сыграет свою роль» в Войне Кольца.

         Так и случилось: Алчность Голлума погубила его, он упал вместе с Кольцом в жерло Роковой Горы и тем самым спас Средиземье! Но ведь сделал он это не по собственной воле, не по воле Фродо и не по чьей-либо другой воле. Это случилось по воле Илуватара, что и свидетельствует о постоянном его радении о своем мире, а не о «неожиданной и эффектной развязке приключенческого романа», которую Дмитрий Предеин называет «забавной случайностью».

         Следующее, чем обычно «аргументируют» свою позицию те, кто не признаёт «Властелина Колец» как христианское произведение, - это то, «что Фродо никто не посылал нести Кольцо, он самочинно вызвался на это предприятие, вызвался добровольно, но лучше сказать – своевольно. И каков же итог его самочинного подвига? В решающий момент он отказался от своего мессианства, подчинился злой воле Кольца, объявил себя его хозяином. Он предал своих друзей и обманул их лучшие надежды... »  

         Но Фродо и не гарантировал Совету, что обязательно выполнит свою миссию, на которую он отважился из любви ко всему Средиземью, из любви к тем, кого он никогда не знал и, возможно, никогда не узнает, а те, в свою очередь, не узнают о нем. Отважился потому, что одни боялись идти в Мордор, другие, может, и готовы были идти, но третьи им не доверяли. И видя всю безысходность ситуации, Фродо решается на такой отчаянный шаг, прекрасно понимая, что может не дойти. А если и дойдёт, то может не вернуться, хотя его к этому никто не принуждал. И то, что он, в конце  концов, сдался, не устоял перед мощью Кольца, силы которого заметно возросли в разы из-за непосредственной близости Саурона, говорит лишь о мощи духа Фродо. Ведь даже Гэндельф и Арагорн, находясь достаточно далеко от Мордора, боялись прикасаться к Кольцу, осознавая всю его силу.

         Исходя из приведённых выше тезисов, Дмитрий Предеин утверждает, что «…«Властелин Колец» привлекателен не этически, а эстетически. Он привлекает не высотой морального пафоса, а изысканной красотой слова, необычной красотой своих языков: английского, эльфийского, гномьего, и т.д. Он не назидателен, но очень увлекателен. Он не полезен, но очень интересен. Фантазия Толкиена очаровывает читателей, уводит из мира реального в мир вымышленный – более яркий, поэтичный и многогранный.
Есть святоотеческий термин, которым обозначается ложное, превратное, надуманное представление человека о себе, о своей жизни, о своем отношении к Богу и ближнему. Этот термин – «прелесть». Им обозначается состояние души, введенной в заблуждение, питающейся иллюзиями, оторвавшейся от трезвой реальности. По определению святителя Игнатия (Брянчанинова), «прелесть есть повреждение естества человеческого ложью». Кажется, это понятие лучше всего характеризует душевное состояние толкиенистов (поклонников Толкиена), плененных его талантом. Не случайно именно этим словом Голлум называет Кольцо Всевластья. «Прелесть» – это характер отношения Кольца Всевластья к героям романа. Оно обещает каждому силу, могущество и знания, не свойственные им по природе, чтобы потом обмануть и подчинить себе. Так и «Властелин Колец» Толкиена: мир, который открывается на страницах этой книги, настолько интереснее нашего, что человеку хочется подольше оставаться в нем, хочется жить в нем, хочется мыслить, общаться и действовать в тех категориях, которые предложены Толкиным. В результате молодые люди вместо того, чтобы обогащать свои ум и сердце мудрыми мыслями и нравственно-полезными навыками, формирующими серьезное, ответственное отношение к жизни, наряжаются в эльфов и хоббитов, вооружаются деревянными мечами и устраивают «региональные ролевые игры». Может, кому-то это кажется не столь опасным: дескать, на то и молодость, чтобы веселиться. Но веселье веселью рознь. От стереотипов мышления, приобретенных в толкиенизме, избавиться не легче, чем от любых других стереотипов…».

         Здесь я соглашусь с автором цитаты. Да, «Властелин Колец» действительно прекрасен, интересен и увлекателен. Но впасть в прелесть или не впасть, решать каждому человеку придется самому, и как ему выйти из этого состояния – тоже. К тому же ролевые игры – это действительно интересно, и нет ничего плохого в том, что дети (вы представляете – дети!) играют в ролевые игры, темой которых выбран «Властелин Колец»! Вот преступление-то! Давайте отменим ролевые игры с такой «волшебной» тематикой, и я уверен, что их место займут баталии с сюжетом «Матрицы» или «Терминатора», потому что «свято место пусто не бывает».  

         Кстати, говоря о магии. У К.С. Льюиса она тоже присутствует в «Хрониках Нарнии», а они признаны христианской литературой. Самого же создателя «Хроник» давно называют «православным по духу», и с этим уже не поспоришь!

         Следующее, чем аргументирует свое отрицание Предеин, это «отсутствие какой-либо религии». На это отвечу, что это естественно, потому что Толкиен создал дохристианский мир. Есть даже предположения, что «Властелин Колец» и «Сильмарилион» являются как бы фантазией Толкиена на тему о том, что было до нашего мира, ведь в Евангелии от Иоанна Богослова сказано: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Писатель размышлял о том, что было до «начала». Естественно, тот мир ещё ничего не знал ни о Христе, ни о Пасхе, ни о загробной жизни.

         Так вот, если в том мире, в котором живут эльфы, гномы и так далее, ещё нет Божьего Откровения, то какая в нем может быть религия? Отсутствие религии можно также объяснить тем, что эльфы знали кое-что о Валарах и Илуватаре, но никаких письменных источников и какой-либо достоверной информации у них не было на этот счет. Поэтому они никому не поклонялись и не возводили храмов.  Толкиен строит свою интеллектуальную гипотезу  о мире разумных тварей до эпохи человека. «Так вот, если в том мире, в котором живут эльфы, гномы и так далее, ещё нет Божьего Откровения, то какая в нем может быть религия?» Если не Богооткровения – значит, языческая.

         А для Толкиена языческая религия — это хорошо или плохо?
Есть очень яркий эпизод, когда во время последнего штурма Минас-Тирита наместник Гондора, Дэнатор, перед тем, как сжечь себя и своего сына, произносит: «Не будет могилы у Дэнатора и Фарамира. Не лежать нам в королевской усыпальнице…мы сгорим на костре, как языческие короли древности…». Гэндельф врывается в королевский склеп, восклицая: «Остановите это безумие!». Причем, судя по КНИГЕ, там именно то слово, которое в английской литературе употребляют только христианские миссионеры, – не нейтральный религиоведческий термин pagan, а именно оскорбительное высказывание, языческая мерзость, «поганцы» только так делают. Так вот, религия вне Откровения стала бы язычеством.

         А Толкиен в письмах пишет: «Я слишком люблю своих эльфов, и поэтому не могу сделать их язычниками, и поэтому храмы они не строят». (Храм в Средиземье, вне сюжета «Властелина Колец», однажды построили лишь жители Нуменора. Он был в честь темного Моргота, и Илуватар сокрушил его). Можно сказать, что Средиземье живет в ожидании Откровения и до той поры постится от религиозных проявлений. Это некая смиренная агностика. Так люди Ветхого Завета «постились» от представлений о посмертии до времен Христовой Пасхи (в мире Ветхого Завета нет ясно возвещенной идеи посмертного Божия суда)
То, что предписал Толкиен своим эльфам и гномам, напоминает мне слова, может быть, самого гениального и загадочного философа ХХ века – Мартина Хайдеггера. Уже в послевоенные годы он дал интервью «Шпигелю» с условием, что оно будет опубликовано только после его смерти. В этом интервью Хайдеггер обрисовал очень пессимистическое будущее европейской цивилизации, причем вне связи с политикой. Дело не в коммунизме, или исламизме, или ещё в чём-то, а просто наши отношения с бытием радикально не те.

         Хотя Хайдеггера понять трудно. Но на этот раз у него был умный собеседник, который, в общем, понял интенцию речи профессора, и поэтому в конце задал вопрос: «Но скажите, господин профессор, а эта надежда у нас есть или нет?» Ответ Хайдеггера был таков: «Вы знаете, у нас могла бы быть надежда только в случае, если бы существовал Бог. Но я не могу вам сказать, есть Он или нет. Я могу сказать только так – мы должны жить, прислушиваясь в сторону возможного Откровения возможного Бога». Это позиция честного агностицизма, а не богоборческого истерящего атеизма. То есть: 
1. за других я говорить не могу; 
2. в моём опыте встречи с Богом не было, но это не означает, что я закрываю для себя эту возможность для моего будущего;                               

         Так вот, эльфы, не зная всей тайны мироздания о Боге, живут в ожидании. Они знают, что дальше пойдут не они, а люди. И что-то очень важное произойдет в жизни людей, а через людей в жизни всей Вселенной – всех разумных созданий. Но это следующая эпоха, о которой эльфы ничего не знают, они из этой эпохи уйдут, уплывут. Вот, в общем-то, и всё, что можно было ответить Д. Предеину на утверждение о Религии.

         Следующий, просто оскорбительный факт, который приводит Дмитрий Предеин, – это то, что «…«Властелин Колец» похож на дешевый литературный «квестовый» штамп, прототип современного примитива американских боевиков: все положительные герои – очень добрые и хорошие – обязательно должны выжить, а все отрицательные герои – очень злые и плохие – стопроцентно обязаны погибнуть…».   И вот тут-то он окончательно доказал своё незнание не только текста, но даже и фильма. Даже при поверхностном прочтении,  по-моему, понятно, что Боромир умер (кстати, победив Кольцо), Теоден Роханский тоже погиб, его сын Теодред также погиб смертью храбрых. Список можно продолжать долго, но суть в том, что не все положительные герои – очень добренькие и хорошие – обязательно должны выжить, а отрицательные герои, такие, например, как орки, харадримы, Саурон (он ведь тоже не погиб, стал бесплотным духом, который не имел никакой силы и не мог никуда податься), погибнуть.

         Но как только жители Средиземья опять погрязли бы в грехах и начались бы распри, Дух Саурона воспрял бы, ведь грех появляется там, где ему позволяют появляться. «Греху, кстати, подвержены все расы, включая и эльфов. Хоть они и называются «старшими детьми Илуватара», но в «Хоббите» предстают весьма сребролюбивыми и гордыми, а во «Властелине Колец» убивают врагов в огромных количествах, не терзаясь угрызениями совести». – это была цитата Дмитрия Предеина.

         Во-первых, к лику святых их никто не причислял и нигде не говорится о том, что эльфы безгрешны. Бессмертны – да, но не безгрешны и они. Исходя из логики Предеина получается, что эльфы должны были сидеть и ждать, когда их всех орки перережут?! Нет, они защищали себя, свой народ, сражались со злом. Ведь в конце концов они же «положительная» раса.

         Теперь, когда все остальные более-менее серьёзные аргументы уже обрушились на нас и были нами отпарированы, Дмитрий Предеин взялся за более мелкие факты: «Любой христианин знает, что восток – сторона света, Бога, а запад – это убежище сатаны. Основания этого соотнесения таковы: «Восток» – одно из имен Божиих («по благоутробному милосердию Бога нашего, которым посетил нас Восток свыше» /Лк. 1, 78/); на востоке восходит, вновь появляется Солнце, которое есть своего рода икона Божества («Солнца Правды») в мире. С другой стороны, запад – место, где Солнце заходит. Там скрывается свет, позволяя тьме распространяться в мире и расширять поле деятельности бесовским козням. Таким образом, соотношение между востоком и западом, как между Божьей и вражьей сторонами, следует считать не просто христианской традицией, но и частью Священного Предания».

         Повторюсь, что мир Средиземья существует в дохристианские времена, где не ведают ни о Боге, ни о сатане, а есть лишь Мордор и Валинор, которые Толкиен решил разместить один на западе (Валинор), другой на востоке (Мордор). Автор сделал это для того, чтобы избежать аллегоричности (чего он очень добивался при переработке книги).
Дмитрий Предеин же, загнанный своими собственными доводами в угол, завершает своё доказательство антирелигиозности «Властелина Колец» так: «Уж пусть лучше дети читают Толкиена, чем, например, Аркадия Гайдара».

         Не буду спорить, чтение Толкиена, возможно, лучше чтения Гайдара и, несомненно, лучше чтения Маркиза де Сада, Блаватской или Папюса. Но следует ли из этого, что детям вообще надо читать Толкиена? Может быть, лучше смотреть экранизацию «Властелина Колец» Питера Джексона, чем такие фильмы, как «Калигула» Тинто Брасса, «Последнее искушение Христа» Мартина Скорцезе или «Чеховские мотивы» Киры Муратовой. «…но следует ли из этого, что детям вообще следует смотреть «Властелина Колец»? Не лучше ли будет представить детскому вниманию сказки по-настоящему христианских авторов: Ершова, Пушкина, Андерсена?»  

         Список духовно полезных фильмов и произведений внушителен, но давайте разберём хотя бы по одному произведению приведённых выше авторов. Д. Предеин, говоря о вреде магии и тем более о её пагубном воздействии на тех, кто с ней каким-либо образом соприкасался, при этом предлагает нам Ершова, у которого в «Коньке-Горбунке» Иван намеренно и целенаправленно использует магического конька, чтобы получить женщину, богатство и власть! Да его за это смело на костер отправлять можно! А Пушкин?! Его сказка «О попе и работнике его Балде» является прямой пропагандой демонических сил. И как такое вообще можно читать детям?! Про произведения Андерсена я вообще молчу!

         Можно продолжать так до бесконечности, но мне не нужен этот абсурд, потому что мне не нужны прямые аллегории, которых в эпопее Толкиена нет и которые есть далеко не во всех сказках. Хочу лишь донести до вас одну простую истину: миф и волшебная сказка должны, как любое искусство, отражать и содержать в растворённом состоянии элементы моральной и религиозной истины, но только не эксплицитно, не в известной форме первичного «реального» мира.

         Таким образом, сразу же становится понятно, что не следует искать у Толкиена прямого изложения христианской веры, ибо после величественной и суровой простоты Ветхого Завета и божественной кротости и чистоты Нового, любое произведение, написанное «в том же духе», действительно выглядело бы пародией.

         Подводя итог своей работы, я хочу, чтобы вы ещё раз прочитали, а лучше посмотрели «Властелина Колец», не ища в нем никаких аллегорий. Постарайтесь вникнуть в содержание, в смысл, и понять, что книга и фильм «Властелин Колец» - это действительно христианское произведение. А всё, что я мог доказать, я уже доказал.


     9 марта 2016 года.

© Copyright: Артём Валерьевич Колосов, 2019

Регистрационный номер №0443219

от 21 марта 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0443219 выдан для произведения:           «Властелин Колец» - это Величайшая сага всех времён и народов, заслужившая мировое господство в стиле «фэнтези». Абсолютно новый, великолепный волшебный мир, который создал великий английский писатель Джон Рональд Руэл Толкиен!

         До сих пор сам автор и его величайшие произведения, такие как «Властелин Колец», «Сильмарилион» и «Хоббит» остаются непревзойденными! «Властелин Колец» давно признан мировой классикой. Пожалуй, весь цивилизованный мир, в том числе и христианский, разделился на тех, кто читал Толкиена, и тех, кто собирается читать его произведения.
И вот тут-то перед христианами остро встает вопрос о духовности произведений Толкиена: сколь полезными в духовном плане они являются, и какое воздействие будут оказывать на читателя? Мнения не только мирян, но и священнослужителей, профессоров, богословов в корне разделились!

         Одни, например профессор Андрей Кураев, утверждают, что «Властелин Колец» - это сугубо христианская книга, другие, в частности священник Дмитрий Предеин (кандидат богословия, преподаватель Одесской духовной семинарии), уверены в том, что это антихристианское произведение. Я же в этой работе приведу аргументы обеих сторон, выскажу своё личное мнение на этот счёт и постараюсь как можно более аргументировано ответить на вопрос: «Властелин Колец» – христианское произведение или нет?»

         Первый аргумент противников «Властелина Колец», представленный в статье Дмитрия Предеина «Религиозно-философский смысл трилогии Толкина «Властелин Колец»: «…название книги (исходя из «Сильмарилиона») есть фактически бесовское имя, имя демона, а эпиграф этой книги – это бесовское заклинание». Следовательно, «Властелин Колец» – «роман-хроника гностического характера, в котором равноправные и равносильные добро и зло бесконечно борются друг с другом. А Бог единственный раз вмешивается в эту борьбу, чтобы совершить уничтожение гордого и могучего королевства Нуменор…». На самом деле формулировка в корне неверна и не имеет себе подтверждений в «Сильмарилионе», ведь в нём же описывается аллегория нашего Бога, а именно Илуватар. Он так же, как наш Бог создал наш мир, создал Средиземье, так же, как и наш Бог, Он промышляет о судьбе своего мира, Он Властелин этого мира.

         Что же касается эпиграфа произведения, то это скорее ужасное предсказание Саурона, которому не суждено было сбыться. Добро и зло во «Властелине Колец» тоже далеко не равноправны. Более того, добро сильнее, так как, в конце концов, побеждает зло. Тем самым в произведении знаменуется конец борьбы добра со злом, которая, по мнению оппозиции, не прекращается никогда. Причем победа эта происходит не без участия Промысла Божия, хотя Дмитрий Предеин называет её «забавной случайностью». Но ведь без каких-либо видимых причин Бильбо и Фродо в свое время не убили Голума, а ведь могли бы. Если вспомнить эпизод из фильма «Хоббит: Нежданное путешествие», то мы увидим, что Бильбо, перед тем как выбежать из пещеры вслед за отрядом Торина Дубощита, т.к был невидим благодаря Кольцу, мог СПОКОЙНО убить Голлума! Но почему-то не сделал этого! И после этого кто-то еще смеет утверждать, что «Сила Божия в немощи не совершилась». «Жалость остановила руку Бильбо», – сказал Гэндельф. Он предчувствовал, что Голлум «ещё сыграет свою роль» в Войне Кольца.

         Так и случилось: Алчность Голлума погубила его, он упал вместе с Кольцом в жерло Роковой Горы и тем самым спас Средиземье! Но ведь сделал он это не по собственной воле, не по воле Фродо и не по чьей-либо другой воле. Это случилось по воле Илуватара, что и свидетельствует о постоянном его радении о своем мире, а не о «неожиданной и эффектной развязке приключенческого романа», которую Дмитрий Предеин называет «забавной случайностью».

         Следующее, чем обычно «аргументируют» свою позицию те, кто не признаёт «Властелина Колец» как христианское произведение, - это то, «что Фродо никто не посылал нести Кольцо, он самочинно вызвался на это предприятие, вызвался добровольно, но лучше сказать – своевольно. И каков же итог его самочинного подвига? В решающий момент он отказался от своего мессианства, подчинился злой воле Кольца, объявил себя его хозяином. Он предал своих друзей и обманул их лучшие надежды... »  

         Но Фродо и не гарантировал Совету, что обязательно выполнит свою миссию, на которую он отважился из любви ко всему Средиземью, из любви к тем, кого он никогда не знал и, возможно, никогда не узнает, а те, в свою очередь, не узнают о нем. Отважился потому, что одни боялись идти в Мордор, другие, может, и готовы были идти, но третьи им не доверяли. И видя всю безысходность ситуации, Фродо решается на такой отчаянный шаг, прекрасно понимая, что может не дойти. А если и дойдёт, то может не вернуться, хотя его к этому никто не принуждал. И то, что он, в конце  концов, сдался, не устоял перед мощью Кольца, силы которого заметно возросли в разы из-за непосредственной близости Саурона, говорит лишь о мощи духа Фродо. Ведь даже Гэндельф и Арагорн, находясь достаточно далеко от Мордора, боялись прикасаться к Кольцу, осознавая всю его силу.

         Исходя из приведённых выше тезисов, Дмитрий Предеин утверждает, что «…«Властелин Колец» привлекателен не этически, а эстетически. Он привлекает не высотой морального пафоса, а изысканной красотой слова, необычной красотой своих языков: английского, эльфийского, гномьего, и т.д. Он не назидателен, но очень увлекателен. Он не полезен, но очень интересен. Фантазия Толкиена очаровывает читателей, уводит из мира реального в мир вымышленный – более яркий, поэтичный и многогранный.
Есть святоотеческий термин, которым обозначается ложное, превратное, надуманное представление человека о себе, о своей жизни, о своем отношении к Богу и ближнему. Этот термин – «прелесть». Им обозначается состояние души, введенной в заблуждение, питающейся иллюзиями, оторвавшейся от трезвой реальности. По определению святителя Игнатия (Брянчанинова), «прелесть есть повреждение естества человеческого ложью». Кажется, это понятие лучше всего характеризует душевное состояние толкиенистов (поклонников Толкиена), плененных его талантом. Не случайно именно этим словом Голлум называет Кольцо Всевластья. «Прелесть» – это характер отношения Кольца Всевластья к героям романа. Оно обещает каждому силу, могущество и знания, не свойственные им по природе, чтобы потом обмануть и подчинить себе. Так и «Властелин Колец» Толкиена: мир, который открывается на страницах этой книги, настолько интереснее нашего, что человеку хочется подольше оставаться в нем, хочется жить в нем, хочется мыслить, общаться и действовать в тех категориях, которые предложены Толкиным. В результате молодые люди вместо того, чтобы обогащать свои ум и сердце мудрыми мыслями и нравственно-полезными навыками, формирующими серьезное, ответственное отношение к жизни, наряжаются в эльфов и хоббитов, вооружаются деревянными мечами и устраивают «региональные ролевые игры». Может, кому-то это кажется не столь опасным: дескать, на то и молодость, чтобы веселиться. Но веселье веселью рознь. От стереотипов мышления, приобретенных в толкиенизме, избавиться не легче, чем от любых других стереотипов…».

         Здесь я соглашусь с автором цитаты. Да, «Властелин Колец» действительно прекрасен, интересен и увлекателен. Но впасть в прелесть или не впасть, решать каждому человеку придется самому, и как ему выйти из этого состояния – тоже. К тому же ролевые игры – это действительно интересно, и нет ничего плохого в том, что дети (вы представляете – дети!) играют в ролевые игры, темой которых выбран «Властелин Колец»! Вот преступление-то! Давайте отменим ролевые игры с такой «волшебной» тематикой, и я уверен, что их место займут баталии с сюжетом «Матрицы» или «Терминатора», потому что «свято место пусто не бывает».  

         Кстати, говоря о магии. У К.С. Льюиса она тоже присутствует в «Хрониках Нарнии», а они признаны христианской литературой. Самого же создателя «Хроник» давно называют «православным по духу», и с этим уже не поспоришь!

         Следующее, чем аргументирует свое отрицание Предеин, это «отсутствие какой-либо религии». На это отвечу, что это естественно, потому что Толкиен создал дохристианский мир. Есть даже предположения, что «Властелин Колец» и «Сильмарилион» являются как бы фантазией Толкиена на тему о том, что было до нашего мира, ведь в Евангелии от Иоанна Богослова сказано: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Писатель размышлял о том, что было до «начала». Естественно, тот мир ещё ничего не знал ни о Христе, ни о Пасхе, ни о загробной жизни.

         Так вот, если в том мире, в котором живут эльфы, гномы и так далее, ещё нет Божьего Откровения, то какая в нем может быть религия? Отсутствие религии можно также объяснить тем, что эльфы знали кое-что о Валарах и Илуватаре, но никаких письменных источников и какой-либо достоверной информации у них не было на этот счет. Поэтому они никому не поклонялись и не возводили храмов.  Толкиен строит свою интеллектуальную гипотезу  о мире разумных тварей до эпохи человека. «Так вот, если в том мире, в котором живут эльфы, гномы и так далее, ещё нет Божьего Откровения, то какая в нем может быть религия?» Если не Богооткровения – значит, языческая.

         А для Толкиена языческая религия — это хорошо или плохо?
Есть очень яркий эпизод, когда во время последнего штурма Минас-Тирита наместник Гондора, Дэнатор, перед тем, как сжечь себя и своего сына, произносит: «Не будет могилы у Дэнатора и Фарамира. Не лежать нам в королевской усыпальнице…мы сгорим на костре, как языческие короли древности…». Гэндельф врывается в королевский склеп, восклицая: «Остановите это безумие!». Причем, судя по КНИГЕ, там именно то слово, которое в английской литературе употребляют только христианские миссионеры, – не нейтральный религиоведческий термин pagan, а именно оскорбительное высказывание, языческая мерзость, «поганцы» только так делают. Так вот, религия вне Откровения стала бы язычеством.

         А Толкиен в письмах пишет: «Я слишком люблю своих эльфов, и поэтому не могу сделать их язычниками, и поэтому храмы они не строят». (Храм в Средиземье, вне сюжета «Властелина Колец», однажды построили лишь жители Нуменора. Он был в честь темного Моргота, и Илуватар сокрушил его). Можно сказать, что Средиземье живет в ожидании Откровения и до той поры постится от религиозных проявлений. Это некая смиренная агностика. Так люди Ветхого Завета «постились» от представлений о посмертии до времен Христовой Пасхи (в мире Ветхого Завета нет ясно возвещенной идеи посмертного Божия суда)

       То, что предписал Толкиен своим эльфам и гномам, напоминает мне слова, может быть, самого гениального и загадочного философа ХХ века – Мартина Хайдеггера. Уже в послевоенные годы он дал интервью «Шпигелю» с условием, что оно будет опубликовано только после его смерти. В этом интервью Хайдеггер обрисовал очень пессимистическое будущее европейской цивилизации, причем вне связи с политикой. Дело не в коммунизме, или исламизме, или ещё в чём-то, а просто наши отношения с бытием радикально не те.

         Хотя Хайдеггера понять трудно. Но на этот раз у него был умный собеседник, который, в общем, понял интенцию речи профессора, и поэтому в конце задал вопрос: «Но скажите, господин профессор, а эта надежда у нас есть или нет?» Ответ Хайдеггера был таков: «Вы знаете, у нас могла бы быть надежда только в случае, если бы существовал Бог. Но я не могу вам сказать, есть Он или нет. Я могу сказать только так – мы должны жить, прислушиваясь в сторону возможного Откровения возможного Бога». Это позиция честного агностицизма, а не богоборческого истерящего атеизма. То есть:                                                                                                                                                                      1. за других я говорить не могу;                                                                                                                           
2. в моём опыте встречи с Богом не было, но это не означает, что я закрываю для себя эту возможность для моего будущего;

         Так вот, эльфы, не зная всей тайны мироздания о Боге, живут в ожидании. Они знают, что дальше пойдут не они, а люди. И что-то очень важное произойдет в жизни людей, а через людей в жизни всей Вселенной – всех разумных созданий. Но это следующая эпоха, о которой эльфы ничего не знают, они из этой эпохи уйдут, уплывут. Вот, в общем-то, и всё, что можно было ответить Д. Предеину на утверждение о Религии.

         Следующий, просто оскорбительный факт, который приводит Дмитрий Предеин, – это то, что «…«Властелин Колец» похож на дешевый литературный «квестовый» штамп, прототип современного примитива американских боевиков: все положительные герои – очень добрые и хорошие – обязательно должны выжить, а все отрицательные герои – очень злые и плохие – стопроцентно обязаны погибнуть…».   И вот тут-то он окончательно доказал своё незнание не только текста, но даже и фильма. Даже при поверхностном прочтении,  по-моему, понятно, что Боромир умер (кстати, победив Кольцо), Теоден Роханский тоже погиб, его сын Теодред также погиб смертью храбрых. Список можно продолжать долго, но суть в том, что не все положительные герои – очень добренькие и хорошие – обязательно должны выжить, а отрицательные герои, такие, например, как орки, харадримы, Саурон (он ведь тоже не погиб, стал бесплотным духом, который не имел никакой силы и не мог никуда податься), погибнуть.

         Но как только жители Средиземья опять погрязли бы в грехах и начались бы распри, Дух Саурона воспрял бы, ведь грех появляется там, где ему позволяют появляться.
«Греху, кстати, подвержены все расы, включая и эльфов. Хоть они и называются «старшими детьми Илуватара», но в «Хоббите» предстают весьма сребролюбивыми и гордыми, а во «Властелине Колец» убивают врагов в огромных количествах, не терзаясь угрызениями совести». – это была цитата Дмитрия Предеина.

         Во-первых, к лику святых их никто не причислял и нигде не говорится о том, что эльфы безгрешны. Бессмертны – да, но не безгрешны и они. Исходя из логики Предеина получается, что эльфы должны были сидеть и ждать, когда их всех орки перережут?! Нет, они защищали себя, свой народ, сражались со злом. Ведь в конце концов они же «положительная» раса.

         Теперь, когда все остальные более-менее серьёзные аргументы уже обрушились на нас и были нами отпарированы, Дмитрий Предеин взялся за более мелкие факты: «Любой христианин знает, что восток – сторона света, Бога, а запад – это убежище сатаны. Основания этого соотнесения таковы: «Восток» – одно из имен Божиих («по благоутробному милосердию Бога нашего, которым посетил нас Восток свыше» /Лк. 1, 78/); на востоке восходит, вновь появляется Солнце, которое есть своего рода икона Божества («Солнца Правды») в мире. С другой стороны, запад – место, где Солнце заходит. Там скрывается свет, позволяя тьме распространяться в мире и расширять поле деятельности бесовским козням. Таким образом, соотношение между востоком и западом, как между Божьей и вражьей сторонами, следует считать не просто христианской традицией, но и частью Священного Предания».

         Повторюсь, что мир Средиземья существует в дохристианские времена, где не ведают ни о Боге, ни о сатане, а есть лишь Мордор и Валинор, которые Толкиен решил разместить один на западе (Валинор), другой на востоке (Мордор). Автор сделал это для того, чтобы избежать аллегоричности (чего он очень добивался при переработке книги).
Дмитрий Предеин же, загнанный своими собственными доводами в угол, завершает своё доказательство антирелигиозности «Властелина Колец» так: «Уж пусть лучше дети читают Толкиена, чем, например, Аркадия Гайдара».

         Не буду спорить, чтение Толкиена, возможно, лучше чтения Гайдара и, несомненно, лучше чтения Маркиза де Сада, Блаватской или Папюса. Но следует ли из этого, что детям вообще надо читать Толкиена? Может быть, лучше смотреть экранизацию «Властелина Колец» Питера Джексона, чем такие фильмы, как «Калигула» Тинто Брасса, «Последнее искушение Христа» Мартина Скорцезе или «Чеховские мотивы» Киры Муратовой. «…но следует ли из этого, что детям вообще следует смотреть «Властелина Колец»? Не лучше ли будет представить детскому вниманию сказки по-настоящему христианских авторов: Ершова, Пушкина, Андерсена?»  

         Список духовно полезных фильмов и произведений внушителен, но давайте разберём хотя бы по одному произведению приведённых выше авторов. Д. Предеин, говоря о вреде магии и тем более о её пагубном воздействии на тех, кто с ней каким-либо образом соприкасался, при этом предлагает нам Ершова, у которого в «Коньке-Горбунке» Иван намеренно и целенаправленно использует магического конька, чтобы получить женщину, богатство и власть! Да его за это смело на костер отправлять можно! А Пушкин?! Его сказка «О попе и работнике его Балде» является прямой пропагандой демонических сил. И как такое вообще можно читать детям?! Про произведения Андерсена я вообще молчу!

         Можно продолжать так до бесконечности, но мне не нужен этот абсурд, потому что мне не нужны прямые аллегории, которых в эпопее Толкиена нет и которые есть далеко не во всех сказках. Хочу лишь донести до вас одну простую истину: миф и волшебная сказка должны, как любое искусство, отражать и содержать в растворённом состоянии элементы моральной и религиозной истины, но только не эксплицитно, не в известной форме первичного «реального» мира.

         Таким образом, сразу же становится понятно, что не следует искать у Толкиена прямого изложения христианской веры, ибо после величественной и суровой простоты Ветхого Завета и божественной кротости и чистоты Нового, любое произведение, написанное «в том же духе», действительно выглядело бы пародией.

         Подводя итог своей работы, я хочу, чтобы вы ещё раз прочитали, а лучше посмотрели «Властелина Колец», не ища в нем никаких аллегорий. Постарайтесь вникнуть в содержание, в смысл, и понять, что книга и фильм «Властелин Колец» - это действительно христианское произведение. А всё, что я мог доказать, я уже доказал.


     9 марта 2016 года.
 
Рейтинг: 0 134 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
110
98
92
90
Светка 26 мая 2019 (Тая Кузмина)
83
78
76
75
75
74
65
65
64
63
61
60
59
59
57
56
56
55
55
55
54
49
49
48
45
35