ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → ЩЕЛЧОК (ПРОДОЛЖЕНИЕ "КРАСИВЫЕ И НЕКРАСИВЫЕ")

 

ЩЕЛЧОК (ПРОДОЛЖЕНИЕ "КРАСИВЫЕ И НЕКРАСИВЫЕ")

21 сентября 2013 - Элла Жежелла
article160456.jpg
Я смотрю на чашку и мысленно пытаюсь ликвидировать  последствия щелчка в голове.
Много лет  не покидало ощущение, что в ней  погасили свет. Ходила я, натыкаясь на мебель, сбивая полки,  но никак не могла найти включатель.
Когда глаза привыкли к темноте  и поиски прекратились, раздался щелчок и пролился свет. Эта вспышка ослепила, и я до последнего времени не замечала, что обои отклеились, мебель разбросана,  а в углах завелись тараканы.
Теперь стало очевидно – для полноценной жизни моей головушке требуется капитальный ремонт.
Я пыталась разложить по полочкам  книги хаотичных мыслей, но те не выдерживали тяжести. Болтики снова вылетели.
Я перевела взор с чашки на  коллег, пришедших в наш кабинет выпить чаю.  
-… голову сломала,  что же, все-таки, на корпоратив?  -  советовалась моя приятельница Яна - второй секретарь - с офисными дамочками. - Маленькое черное платье или фиолетовенькое? 
-Ты в любом будешь очаровательна.
Мою заинтересованность разговором  заметили.
-А ты в чем придёшь, Мирослава? - обратилась Ева Олеговна ко мне.
-Ну, это предсказуемо. В синем костюме, - вмешалась Валентина Валентиновна.
-Или в атласной блузе,  -  кивнула я.
-Не надоело одно и то же? Пора меняться! Например, перекраситься! Блонд тебе категорически не идет! 
Я молчала, давая понять, что развивать тему не намерена. Пусть подумает, что снова ушла в себя и прослушала ее реплику.
-Ева  права, - согласилась Валентина, -  у тебя  щеки полные, и нос крупный, а светлый цвет только… Эээ… расширяет…
-Оставим эту тему, - холодно сказала я. - Каждый человек волен сам выбирать, как ему выглядеть. У нас в стране, вроде, демократия!
-Но у тебя в личной жизни не слишком складно! – не отставала  Татьяна Николаевна. - Значит, неправильно выбираешь, как выглядеть, девочка!   
Ага, можно подумать, если я верну родной каштановый, Небеса разверзнутся, и блага  посыплются на мою голову, с переломанными в ней стульями и разбросанными по полу мыслями.  
-А вы не обо мне думайте, лучше о себе беспокойтесь, - ответила я. – И давайте прекратим фамильярничать. В силу своего возраста, отчество, так уж и быть, разрешаю не употреблять, равно, как и обращаться ко мне на «ты», но не забывайте, что мы с вами  на работе. Здесь «девочек» и «тетечек» нет. Есть коллеги, - хотелось произнести эти слова убедительно и холодно, но я сорвалась на крик. 
Коллеги потрясённо  взирали на меня.  Я всегда считалась спокойной и рассудительной. «Вещью в себе», по Канту. И тут столько отрицательных эмоций.  
-Извольте выйти из кабинета. Чаи надо пить в обеденное время.
Раньше мой ледяной тон действовал мгновенно. Теперь дамочки только  переглянулись и захихикали.
Когда они, наконец, покинули кабинет, мне захотелось швырнуть какую-нибудь  вазу в закрывающуюся за ними дверь.
-Ну, ты вообще…  - только и выдохнула Яна.
Да уж, со всеми этими разбросанными книгами-мыслями, обвалившимися полочками, я перестала себя контролировать. И вот результат. Раньше никто на работе не позволял себе заговорить в таком тоне: «… лицо толстое, шнобель огромный». В последнее время – все чаще.
Кажется, мой продуманный образ разрушен.
 
 
С первого дня работы  я старалась поставить себя правильно. Прежде, чем выйти на испытательный срок, долго продумывала стиль поведения.
В любой компании есть свои любимчики – заводилы. Как  показывает опыт, эта роль – явно не для меня.
-У тебя  в жизни явно был какой-то надлом, -  говорили   иногда «особо проницательные». 
Не стоило и начинать, изображая из себя веселушку.
По счастью, меня не насиловали, выросла не в детдоме, мать не алкоголичка. Так что, на самом деле, трагедий не было. Хотя многие события  в своей жизни я воспринимала, заламывая руки, но, по факту, ничего особенного. Просто, со времен  «чудесных» школьных лет, на лбу осталась несводимая татуировка «самой страшной уродины, гыыы». 
Кошка с обгрызенным хвостом может сколько угодно мурлыкать, ластиться, но люди, глядя на нее, все равно будут гадать, при каких обстоятельствах она была покусана. Максимум – пожалеют мимоходом, но не полюбят по-настоящему, как шикарного перса.
Часто приходилось слышать: «внешность - не главное. Основное - красота духовная, характер». Я всегда считала это наивным самоутешением, но старалась.  Поступив в универ,  хотела начать новую жизнь, была мила со всеми, напрашивалась в клубы с девчонками-мальчишками, дабы они поняли: своя! Общаешься ты, улыбаешься, чтобы под финиш вечера  услышать от парня, казавшегося приятным собеседником:
- Ты не так красишьсяодеваешьсявыглядишь, - вместо «встретимся еще раз!».
Так зачем преодолевать себя?  Всё равно в первую очередь отмечают внешние недостатки и акцентируют  на них.
Принять диаметральную позицию – «посмели не восторгаться? Тогда возненавидите, обещаю»? Было время, когда я вела себя так. Мне казалось, лучше вызывать негативные эмоции, чем вообще никаких: «внутри я также некрасива, как и снаружи. Так что давитесь!».
Это не вариант для человека, желающего  задержаться  в солидной компании.
Своей линией поведения  выбрала отстраненность и строгость. 
Деловые костюмы высвечивают РАБОТНИКА, ничего не говоря о  личности. 
Грамотная речь. Ровный тон. Никаких откровений.
В общем, оградила себя лентой.
Теперь во мне почувствовали слабину. Стали проверять. Теперь – троллят в открытую, глядя в глаза, сучки, а я снова  не могу дать отпор.
Вернее, не так.
Уже неважно, что я скажу или сделаю. Ясно, что меня задевает, а им весело. Все же, люди – мерзопакостные создания.
Линия обороны стерлась.
Надо держаться. Хотя бы до корпоратива, который должен решить многое. Перед важными событиями обычно и происходит что-то неприятное.
 
 
Перед уходом домой, я преувеличенно долго поправляла шарфик перед зеркалом внизу. Ждала, что спустится юрист Саша. В суматохе с этими приготовлениями к корпоративу по случаю Восьмого марта, он ни разу не зашел в наш с Яной кабинетик. 
- … главное, гонору столько! - услышала я. – Обижается, когда советуешь!
По лестнице спускались Валентина Валентиновна и бухгалтер Марина. Их ничуть не смутило мое присутствие – они продолжили увлекательное обсуждение:
-Ну, скажи, с темными-то ей получше было бы, - произнесла Валентина.
-Вообще, да. А так ты похожа на пергидрольную молдаванку, Мирослава, - выдала Марина. - Только не обижайся,  но неужели сама не видишь?
Это вселенский заговор? Такое бывает в фильмах про психов.
Ну, это же смешно! Не психи - мы, в большинстве-то своем,  люди несчастные, -  вот эта метаморфоза с цветом волос. Блондинкой хожу уже год, но такой бомбардировки моего образа, как в последние дни, ни разу не было.
Какое право ОНИ имеют?.. У меня б язык окоченел, если бы я попыталась произнести: «Тебе не идет!». А эти улыбаются еще. И ничего-то у них не отсыхает.
-Мариночка, я же не говорю, что у тебя кардан огромный! - мне казалось, этот ответ достоин уровня собеседницы.  - Не знаю уж, на кого я похожа, а вот ты – на комод на ножках!
Яна, стоявшая в стороне, прыснула в кулак.
-Вот и останешься одна до пенсии! – выдала Марина, надуваясь и краснея.  - Так и будешь ныть, что никому не нужна! 
-У тебя точно проблемы, - изрекла Валентина. - А решение начинается с головы. В прямом смысле. Приведи  ее в порядок. Думаешь, в голове с  выжженными волосами может появиться дельная мысль? 
-Покрашусь в темный, только если захочу умереть!  
Валентина, безнадежно махнув рукой, взяла под руку Марину и удалилась.
-Почему? – спросила Яна, выводя меня из оцепенения. 
-Это будет означать, что я перестала верить в хорошее. Тогда и жить незачем.
-Всё равно не допру. Какая взаимосвязь между цветом волос с жизнью и смертью?
-Кто это там умирать собрался? – по лестнице спускался юрист Саша.
Повисла длинная и напряженная пауза.
-Чего это вы домой не идете? – переиграл он.
-Тебя ждем, дорогой, - кокетливо засмеялась Яна.
-Как приятно! Две девушки сразу. Да еще такие!
-Какие это?
-Очаровательные!
И мы, наконец, покинули Обитель зла.
 
 
 
Какова взаимосвязь между цветом волос и смертью? Как мне казалось, именно став блондинкой я обрела жизнь.
Светлый цвет – это все, что у меня есть.
Много лет  ходила в темноте, в поисках выключателя, не могла найти себя.  Окружающие  считали,  что для девушки с невыдающимися внешними данными,  вроде меня,  смысл  жизни - если  хоть кто-то польстится, хватать его в охапку, тащить в ЗАГС и благодарить Небеса за великодушие. Мне же хотелось, чтобы у меня было много поклонников, ухаживаний. По мнению окружающих, подобные желания  являлись признаком исключительной незрелости. Очевидно же, что этого не будет, посему надо смирить все амбиции.
Жизнь изменилась год назад, когда я зашла в парикмахерскую. Раз в три месяца меня охватывало непреодолимое желание обновиться.
Натуральный цвет (темно-каштановый) стойко ассоциировался у меня со школьными годами, с тех самых пор я пыталась от него избавиться. Была шатенкой, рыжей, малиновой. Окружающим ни разу не угодила. Себе – тоже.  Потому это и происходило столь часто.
-Давайте в блондинку, - сказала я мастеру обреченно. Мысль стать светленькой мне, кареглазой, до того в голову не приходила.
-Ну, можно, конечно, осветлить и затонировать, чтобы желтыми не были… - с сомнением покачала головой мастер.
Я намеренно не смотрелась в зеркало. Не люблю наблюдать за процессом работы, лучше  увидеть конечный результат.
Когда я подняла глаза, раздался щелчок и вспыхнул свет. У меня даже сердце зашлось. Я никогда себе не нравилась, а тут впервые возникло чувство единения с собственной душой. Медовый оттенок сделал лицо милым. Глаза стали ярче. Я чуть не плакала.
-Слушайте, а вам удивительно идет! – удивлённо произнесла парикмахерша. – Другим человеком стали!
До последнего времени, я и сама в это верила…
 
 
 
-Ты чего сегодня верещала, как ошпаренная? – спросил у меня Саша. 
-Производственный конфликт.
-А я думал, вживаешься в роль  начальницы.
-Брось, еще ничего решено.
Как он  узнал на днях, начальница отдела  собирается перевестись в другое отделение компании. Пока эта инфа не афишировалась. Начальник вроде как подумывал сказать об этом на корпоративе, но сомневался –  как-то несерьезно для подобного рода предложений.
-Лучше тебя взять, чем  кого-то со стороны, - вторила  Яна.
-Только не выдавайте, что это я проболтался, - напомнил Саша. 
-А ты поменьше говори,  - сказала Яна. – По-моему, ты не работаешь, а только у нас толчешься.
-Да, девчонки, с вами я совсем забываю о своих обязанностях.
-Мы  этого и добиваемся.  Я стану менеджером по контролю, а Яна планирует перевестись в юристы. С нами ты совсем забудешь о работе,  не пройдешь испытательный срок, и на твое место возьмут ее.
Яна рассмеялась:
-Ты – прелесть!
-Какие вы коварные! – притворно ужаснулся Саша. – Никогда бы не подумал! А с  виду-то такие милые блондинки-ангелочки…  
-Ты просто нас не знаешь! 
Саша работал у нас всего третий месяц, но кажется, что давно.
Мы с Яной шутливо спорим, кто из нас ему  больше симпатичен, и договариваемся о дуэли за его сердце, - Саша уделяет внимание обеим. 
Для них это – безобидный флирт. Приправа к скучной офисной работе.  А мне он нравился. Хотелось большего.
Недавно я услышала, как он советовался по телефону: «Что можно подарить коллеге, которая нравится? Цветы и так вручат, от корпорации, что-то дорогое – может не взять. Можно, конечно, сделать проще – предложить ей самой выбрать подарок. Но она решит, что это ее к чему-то обязывает…».
Вот я и жду, когда на корпоративе Саша, наконец выкажет свою симпатию. Яне.  Не потому, что я хуже, в качестве урока. Часто оказывалась в таких ситуациях – парень уделял внимание мне и еще какой-нибудь моей знакомой. Я думала, что нравлюсь, начинала мечтать, под стук влюбленного  сердца... Потом меня вызывали на «серьезный разговор», во время которого расспрашивали,  как понравиться моей подругесоседке, и пытали  рассказами, как страстно в неё влюблены, орошая слюной.
Лучше возобладать над эмоциями и сказать своей фантазии резкое «Заткнись!».  Но, против воли, юрист нравился мне все сильнее.
-У тебя руки трясутся.
-А?
-Да что с тобой происходит, Мирослава? Я ничем не могу помочь?  - спросил Саша. Когда он смотрит в глаза вот так, готова биться об заклад - у него ко мне что-то есть.
-Да вряд ли.
Повисла пауза. Мое сердце подергивалось вверх-вниз. Если  позволить себе расслабиться, я влюблюсь окончательно. Этого допускать нельзя.  
-Может, тебя подвезти? – не отставал он.
-А я? – состроила детскую гримаску Яна. – Мы же… эээ… помнишь?
-Езжайте, ребята. Мне хочется пройтись - сказала я, стараясь не смотреть на Сашу.  За сим мы распрощались.
 
 
 
У меня возникло  новое ощущение – что в  комнате с разбросанными вещами заморгала лампочка. Вроде, и светло, но это постоянное мерцание раздражает.
Слишком уж близким кажется счастье: повышение на работе,  отношения с Сашкой. Это настолько реально, что хочется верить, а нельзя. Иначе все рассыплется. 
Сердце невыносимо теснило. Ну что происходит со мной и моей жизнью?
Эти Сашки, оборзевшие тетки… Я ничего не понимаю с недавних пор. 
Став блондинкой,  долгое время ощущала себя счастливой. Казалось, жизнь идет, как надо! Похорошела, меня ценят на работе,  как сотрудника, уважают коллеги.
Только с недавних пор я стала сомневаться в том, что иду по правильной дороге. Приобретенная привлекательность особых преимуществ уже  не давала.
Похорошей я, скажем, лет в семнадцать-двадцать, погуляла бы, походила по клубам, потом бы пресытилась, выбрала мужа из череды кавалеров. Возможно, к нынешнему возрасту и  до ребенка дозрела бы.
Мне всё ещё хотелось наверстать упущенное, но когда девочка  лет двадцати каждую неделю встречается с новым мужчиной – это «прегрешения юности, ах, ох, ей надо определиться», а в двадцать четыре это называют емко и обидно.
В юности в клубах я была обделенной девицей, что сидит за столиком и караулит сумки и бокалы, чтобы никто не уволок и ничего не подсыпал. А девки танцевали медляки, и махали мне ручкой… Сволочи! Все стало иначе. Я обрела желаемое внимание.
В общем, внушала себе, что все хорошо…  но по ночам стало так щемить сердце, что не могла уснуть.
Оказалось, все не так уж здорово. Да, мужское внимание, наконец, появилось, но в последнее время  стала задумываться – почему же никто по-прежнему не хочет со мной ОТНОШЕНИЙ? Никаких разговоров о будущем, признаний с хрипотцой. Романчики рассеивались быстро.
Стоило признать - легкие отношения  не для меня. Вот Яна была вполне довольна режимом «познакомились - ресторан - пара встреч - расставание».  Я же не могла относиться к отношениям  легко, как бы мне ни хотелось.
Как раз в тот период сомнений к нам пришел Саша. Он изначально видел меня симпатичной, но это не подвигло его к действиям. Впервые для начала отношений с мужчиной мне не хватало чего-то другого, не внешнего лоска.
Это просто не укладывалось в мою систему ценностей. 
 
 
Перед сном я позвонила  Яне по SKYPE. Боялась и надеялась, что она скажет: «Саша довез меня до дома, остановился, потом не сдержался и признался, что безумно желает!».
 -Как раз собиралась связаться с тобой! Наиважнейшая тема, хих! Я решила проблему с платьем на корпоратив! – воскликнула Яна.
-Так какое же? Фиолетовое и черное?
-Та-дам… Малиновое! – и Яна извлекла из шуршащего пакета изумительное платье.
-Вау! – только и вымолвила я. – Откуда такое чудо?
-Подарок, - сказала приятельница. 
И тут же слилось воедино Сашкино: «а что подарить коллеге?» и Янкино: «… мы же договорились…». Все ясно.
Это было ожидаемо, но сердце дрогнуло. Была во мне надежда, что свершится чудо. Например, выяснится, что Саше, все-таки, нравлюсь я. Это было бы достойной компенсацией за переживания.
Я знала, что будет так, но все равно – лицо перекосилось, сердце затеснило. Или наоборот. Сердце перекосило, а лицо затеснило – глаза стали уже, улыбка – присборенней. В том и в другом случае внешне это незаметно.
Яна надела платье, покрутилась.
Прекрасно понимаю Сашу. Внешность для него не главное, Яна, думаю, привлекала «неизбитостью». Для своих двадцати шести лет она была на редкость не «загруженной». В то время, как ее ровесницы, вроде меня, разбиты либо прошлыми отношениями либо их отсутствием. Яна же была легкой. Казалось, ее карма не отягощена.
Яна - та самая «персидская кошка». Ее любили все. И я в том числе. За легкость.  Люди быстро меня утомляют, а Яна, несмотря на то, что мы проводили вместе по 8 часов 5 дней в неделю, а иногда и клубботы, - нет. При ней я никогда не «держала лицо» и ничего из себя не изображала. Правда, и настоящей подругой назвать её не могла. Яна казалась поверхностной. Обратная сторона легкости.  Будучи в депрессивном настроении, я попробовала поделиться с ней переживаниями. Она слушала, подбадривала, но не понимала.
-Слушай, - наконец, Яна угомонилась, села, поправила камеру, что мне сразу не понравилось, - я не стала при Сашке поднимать эту тему, но… это ужасно!
-Ты о чем?
-О твоем поведении в последнее время. Я в ауте была, когда ты Маринку оскорблять начала!..
-По-моему, тебя это даже позабавило!
-Когда взрослая девушка, которая претендует на звание «леди» начинает вести себя, как выпускница из детского сада  – это и правда смешно. 
-А она меня не оскорбила?! – задохнулась я от возмущения. - Когда какая-то комодиха на ножках,  у которой маникюр облез, начинает поучать, это выводит! На себя бы сначала посмотрели! Так нет же! Ты что! Своих недостатков они не видят, с таким видом говорят, будто сами безупречны! – я была рада, что, наконец, могу высказаться.
-Вот! – торжественно воскликнула Яна. - В этом всё дело. Откуда в тебе столько гордыни?! Все – ничтожества, одна ты безупречна! Никто не смеет высказать свое мнение!
-Я их об этом не просила.
-Но люди же знают, что тебе сейчас фигово в личном…
-Откуда?
Яна проигнорировала вопрос:
-… тебе стараются помочь… А ты - сразу в позу дикобраза. И это вместо  «спасибо».
-За хамство благодарить? 
-Смотрю на тебя… ты и правда еще не выросла! - умилилась Яна. – А ты не думала, что  люди просто так не говорят?
-То есть, они сказали: «перекрасься», и мне надо бежать в парикмахерскую с криком: «Спасибо!». А потом они скажут ухо себе отрезать…
-Ну, почему ты всегда утрируешь? Школа закончилась, - сказала Яна.
Не! Учебное заведение - то, что останется во мне навсегда. Школу не смогла сжечь даже краска для волос. Стойкая. Не выведешь ее ничем, школу эту.
-Я не видела тебя с другим цветом волос, - осторожно начала Яна. – Возможно, естественный и правда лучше.
-Кто бы говорил, а!
Яна тоже была крашеной блонди.
-Ну, я-то – особа легкомысленная, это все знают. Для меня светлый цвет органичен вполне. А в тебе внутренней легкости нет.
-Может, я хочу, чтоб была.
-Но ее все равно не-ет, Мирослава! Может, потому и мужчины так воспринимают тебя… несерьезно?
Я смотрела на нее, красотку в малиновом платье, и меня захлестывала злость. Конечно, проще всего говорить - «я рождена быть блондинкой. А в тебе нет легкости». Согласна. Нет. И что теперь? Смириться с обстоятельствами - я-де, люди, ошибка природы, и  признаю это. Зачем тратить время и деньги? Проще понуро идти по жизни, в надежде встретить «ТОГО, ЕДИНСТВЕННОГО», как мне всю жизнь предрекали такие вот сердобольные сволочи-знакомые, упиваясь своей добротой. Просто инертно ждать, что счастье на голову свалится. За покорность.
Яна, красотка в малиновой платье. Она с ними со всеми заодно.
Это заговор.
Откуда любезные коллеги могли узнать о моих переживаниях? Я ныла только Янке  спьяну. Она растрепала бабью за очередной чашкой чая. Думаю, без умысла. С языка сорвалось. А, возможно, наоборот, из самого мерзкого сорта «доброты»: меня стали обсуждать, а Яна взялась защищать, да и сказала, что высокомерная необщительная я, на самом деле,  просто не хочет, чтобы было, как в школе и в универе, потому и ограждается. У нее масса комплексов. «Так что не судите о ней плохо. Она просто несчастна». Те с радостью подхватили.
Еще один урок. Если уж решила, что все люди – сволочи, не делай исключений ни для кого. Решила не откровенничать – и не надо было. 
-Я требую перекраситься в темный, слышишь? – продолжала Яна.
-Перестань хоть ты!
Она выдала совсем уж страшное:
-Гордыня - это грех, - не в ее это стиле. 
Брр, словно высшие силы говорили ее пухлыми губами. Страшно даже.
Я просто  отключила ВЕБку. 
Спрятаться! Скрыться!
 
 
 
«Требую перекраситься». Яна, и та – предательница. Лазутчица со стороны злобных троллей.
Они повсюду.
Я легла в постель, но сердце привычно защемило.
Пришла  СМСка от Янки – «Ты что, обиделась?».
Чего она ждет? «Я перекрашиваю волосы, только не серчай!»
Я набрала: «Не хочу с тобой общаться». Следом – «Никогда!».
Да, я знала, что Яна довольно поверхностна, но неужели она не ощутила  всю глубину  отчаяния, когда я сказала  «Перестань»?
Телефон зазвонил. Яна. Вот, привязалась! Она не принимает мой выбор цвета? Значит, и  меня саму. 
Телефон продолжал трезвонить.
Пришлось ответить.
-Чего тебе еще?
- Тебе повсюду мерещатся враги! - скороговоркой заговорила Яна.  
Мне ничего не оставалось, как швырнуть телефон об стену. При ударе симка вылетела, оставив меня в блаженном одиночестве.
В голове раздался хлопок.
Свет погас. Опять.
 
 
 
Я снова не могла уснуть.
Самообман. Лучший в моей жизни.  Жаль, отрезвление болезненное.
Ну, ничего. У людей бывают истинные несчастья.
А что такое моя глупость? В последнее время я и сама всё понимала. Потому и было дискомфортно. Себя не проведешь. Душа ощущала подвох.
Я всё думала, почему же привлекательность не помогает? А ее не было.
Ничуть я не стала симпатичной, оказывается. Просто, покрасившись в блондинку, поверила в собственную привлекательность, стала себя соответственно вести. Для мужчин, благодаря повышению самооценки, я вошла лишь В ЗОНУ ДОПУСТИМОСТИ. Девушка, с которой МОЖНО. Но это не значит, что ОЧЕНЬ ХОЧЕТСЯ.   
Для Саши, как и для всех мужиков, главное  - внешность. И Янку выбрал только потому, что она привлекательная, а я, оказывается, нет.
Коллеги меня, выясняется, тоже не уважали. Я была уверена, что стала другой, изменилась, а они, оказывается, тоже все это время смотрели только на шнобель и обсуждали за глаза. Но неужели  это все, что во мне можно разглядеть?
 
 
 
Очнулась я ближе к двум часам дня с мозгом, который вздыбился, как тесто. 
Потом  вспомнила: КОРПОРАТИВ. В шесть часов. Может, не идти? Я поняла, что боюсь. Раньше  шла на работу с удовольствием, а теперь…  Как в школе. Отовсюду будут выбегать гоблины со своими «нос огромный», «щеки толстые». Как я смогу стать менеджером по контролю, если меня не уважают? Скорее, руководить будут мной. Меня убивают комментарии  на тему внешности. Чтобы их не слышать, пойду на всё. Они уже знают это.
Ааа, залезли в  подсознание, сволочи.  
Схожу с ума? Да. Но я больше не хочу слышать, что во мне что-то не так! Это невыносимо!
 
 
 
По дороге  на корпоратив, я чувствовала страх, сродни тому, что испытывала, входя в школу. Чувство было таким явственным, словно всё это было вчера, а не сто лет назад. Я привыкла ходить на работу с ощущением безопасности. И впредь не хочу бояться.
Идти против всех, как в юности? Тогда я могла, ведь у  меня была надежда, что все еще будет. Казалось, еще немного – и свет прольется. Теперь точно знаю – нет.
Я свернула  в парикмахерскую по дороге.
Да, сломалась, поддалась. Пусть увидят это и успокоятся. 
 
 
Я пришла в восемь. За два часа коллеги успели выпить, потому застала стадию танцулек.
Я остановилась на пороге. Поискала глазами Сашу. Они с Яной сидели за дальним столиком и о чем-то смеялись.
Бухгалтер Марина предпочла цветастое платье и украсила себя уймой бус. Теперь она напоминала шкаф, застеленный скатертью, по которой разбросали бижутерию. Она первая меня заметила. Неинтеллигентно побежала к Еве Олеговне, ущипнула ее за руку, что-то зашептав ей на ухо. Та тоже посмотрела на меня.
Наконец, меня, растерянно стоявшую на пороге, заметили все. 
-А я вас и не узнал! – сказал Шеф радушно. - Думал, новая сотрудница!
Меня поздравили, Саша, от лица компании, вручил букет цветов, пристально вглядываясь в меня.
Наконец, все вернулись к танцам.
Не так уж страшно. Я урвала долю внимания. Всех поздравляли скопом, а меня -  отдельно.
Я снова нашла взглядом Сашу. Яна что-то сказала ему, кивнув на меня, подтолкнула:
-Давай! - сказала она ему. - Вперед!
 Саша подошел ко мне: 
-Можно за тобой поухаживать?
-Не стоит, - не нужна мне ваша  мерзкая «доброта».
Саша помолчал.
-Ты… покрасилась, вот. Почему ты вдруг решила…
-Не твое дело. Свободен.
Саша отправился в другой угол. Мне стало неловко из-за того, что я там себе фантазировала насчет него.
Ко мне подлетели Татьяна Николаевна и Валентина Валентиновна:
-Ты   покрасилась? А, знаешь, раньше лучше было.
Подтянулась и Ева Олеговна. Она с ходу дернула меня за волосы.
-Да вы что, совсем? – не сдержалась я.
-Думала, парик. Не верилось, что ты  покрасилась. Да, светлый смягчал как-то… А с этим ты уж совсем мрачная. Светлой-то получше было.
-Вы бы что приятное хоть раз сказали! – мои руки задрожали, коньяк пролился.
-Я умею говорить только правду, - вздохнула Ева. - Такой уж человек. Не исправить. Только убить.
-С удовольствием. Вас и еще парочку человек. Из миномёта бы расстреляла, уроды вы!
Я сказала это слишком громко. Шеф удивленно посмотрел на меня.
Я уже не могла сдержаться:
-Да пошли вы!.. - и  выбежала из отдела.
Дамочки рассмеялись мне вслед. Скрыться. Спрятаться.
 
 
Я еще раз подергала задвижку кабинки в туалете. Надежно.
Плакало мое повышение. Возможно, обойдется. Шеф решит, что выпила, и не станет обращать внимания. Опять все испортила сама.
-Никогда бы не подумала, что она – истеричка!
Уже здесь. Валентина и Ева. Сейчас дернут за ручку, дверь сорвется с петель, и я снова окажусь под перекрестными взглядами. 
-У нее просто не все дома. Я и раньше замечала… То-то она всё молчала, скрывала. Видимо, теперь уже и сдерживаться не может.
-Да ремня бы таким всыпать хорошего!  - хмыкнула Валентина. - Современная молодёжь, а! Вот настоящее бы им горе… чтобы ерундой не страдали, с ума не сходили изза мелочей!
Может, выйти? Обсуждают меня… а вот я!  Не смогу. Ноги подогнутся, упаду. Они надо мной посмеются. Опять. Появится еще один повод.  Наконец, тетки ушли.
По сути, они  были правы  -  молода, здорова. Голодомора нет. Вот и едет крыша.  Я вышла из туалета, чтобы плеснуть холодной воды в лицо и вписалась в зеркало.
Мне хотелось отвернуться, но продолжала смотреть на себя, и всё моё нутро сопротивлялось увиденному. Это не я. У меня не получится принять себя  такой. Зачем послушалась?
Я стояла перед зеркалом, чувствуя себя дурой.
Все так же, как в и школе. Даже цвет волос у меня такой же.
Стоило ли семь подтверждать себя, чтобы прийти в ту же самую точку.
 
 
На улице поднялась не весенняя метель. Ветер швырял пригоршни снега в лицо. Мне казалось, я не дойду до дома. Засыплет. А что – будет последовательно. Сказала: «покрашусь перед смертью» - так и сделала. Ведь никто не воспринял те слова всерьез. ОНИ не знали, как много это значило для меня и с чем я простилась… чтобы, в итоге, опять услышать, критику.
Можно было и догадаться, что я угодить  не смогу в любом случае, и дело не в цвете волос. Яна , как я говорила, ненатуральная блондинка, причем корни подкрашивает, когда те отрастают сантиметра на три. Выглядит это довольно неряшливо. И, тем не менее, никто не делал ей замечаний. Ведь Яна хороша в любом случае. А я все равно для них останусь «не той». 
Да, такие девочки не должны быть амбициозными. Мы существуем для того, чтобы тролли не умерли от интоксикации собственной желчью. Энергетические губки, впитывающие негатив мира. Я очищаю планету от скверны одним фактом своего существования. Как пафосно! Жаль, мне за это орден  не выпишут.  Что ж, в качестве поощрения я побыла симпатичной. Хотя бы год. И всё равно, что это было неправдой.   
 
 
Придя домой и отогревшись, я не знала, чем себя занять. Все казалось совершенно бессмысленным.
Лампочка сдохла, электропроводка неисправна, поэтому свет не зажжется…
Больше щелчков в не будет.
Я чокнулась, ха-ха. «Какая досада!» - как говорила Фрекен Бокк голосом неподражаемой Фаины Раневской.
Можно признать «моя жизнь - кошмар», в надежде, что разверзнется  небо, и молния ударит прямо в грудь, дабы избавить от дальнейших мучений.
Или появится титр «ПЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ». И ты сидишь, такая красивая, всеми любимая. Как в кино. В реальности так не будет. Поэтому лучше не признавать. Просто жить… и всё. А что еще остается?
 
 
Раздался звонок в дверь.
Ммм, наверное, дамочки. Пришли побрить налысо, коллегиально решив, что мне так будет лучше всего.
Я, даже не спросив, кто, открыла.
На пороге стоял пьяный Саша, увешанный снежинками. С букетом, который я забыла.
-Привет, - сказал он. -  Еще раз. Ты оставила, - Саша протянул букет.
-Спасибо, - сказала я, перенимая цветочки.
-Вот, тоже тебе,  - он вручил мне фирменный пакетик. 
-Духи?
-Ну, я не знал, что дарить. Янка помогла. Мы вчера ездили… Я ей помог подобрать платье для корпоратива, а она мне –  духи для тебя найти. Вот.  
-Спасибо.
Люди – дураки. Только что, секунду назад, мне хотелось эффектно выброситься со второго этажа. Но, увидев озябшего Сашку на пороге,  показалось, что зазвучал набат.   
-Вообще, не хотел я тебе их дарить, - заговорил пьяный Саша. - И в жизни бы  к тебе не пришел, после того, как меня отшила, так и знай! Просто… ты явилась на корпоратив темноволосая… А я, такой,  вспомнил, что слышал, ну, краем уха, как ты говорила, что покрасишься, только если решишь умереть. Потому я и спросил, из-за чего  так выглядишь… - Саша снова нервно хихикнул. - Только не смейся, но я подумал, что ты это… того… умирать пошла… Вот.
Повисла самая наполненная пауза в моей жизни.
-А я, вот, не умерла.
-И что теперь?  - недоуменно спросил   Сашка.
-Жить. А что еще-то, Саш? Заходи, давай. Чаю выпьем!

© Copyright: Элла Жежелла, 2013

Регистрационный номер №0160456

от 21 сентября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0160456 выдан для произведения:

Я смотрю на чашку и мысленно пытаюсь ликвидировать последствия щелчка в голове.

Много лет не покидало ощущение, что в ней погасили свет. Ходила я, натыкаясь на мебель, сбивая полки, но никак не могла найти включатель.

Когда глаза привыкли к темноте и поиски прекратились, раздался щелчок и пролился свет. Эта вспышка ослепила, и я до последнего времени не замечала, что обои отклеились, мебель разбросана, а в углах завелись тараканы.

Теперь стало очевидно – для полноценной жизни моей головушке требуется капитальный ремонт.

Я пыталась разложить по полочкам книги хаотичных мыслей, но те не выдерживали тяжести. Болтики снова вылетели.

Я перевела взор с чашки на коллег, пришедших в наш кабинет выпить чаю.

-… голову сломала, что же, все-таки, на корпоратив? - советовалась моя приятельница Яна - второй секретарь - с офисными дамочками. - Маленькое черное платье или фиолетовенькое?

-Ты в любом будешь очаровательна.

Мою заинтересованность разговором заметили.

-А ты в чем придёшь, Мирослава? - обратилась Ева Олеговна ко мне.

-Ну, это предсказуемо. В синем костюме, - вмешалась Валентина Валентиновна.

-Или в атласной блузе, - кивнула я.

-Не надоело одно и то же? Пора меняться! Например, перекраситься! Блонд тебе категорически не идет!

Я молчала, давая понять, что развивать тему не намерена. Пусть подумает, что снова ушла в себя и прослушала ее реплику.

-Ева права, - согласилась Валентина, - у тебя щеки полные, и нос крупный, а светлый цвет только… Эээ… расширяет…

-Оставим эту тему, - холодно сказала я. - Каждый человек волен сам выбирать, как ему выглядеть. У нас в стране, вроде, демократия!

-Но у тебя в личной жизни не слишком складно! – не отставала Татьяна Николаевна. - Значит, неправильно выбираешь, как выглядеть, девочка!

Ага, можно подумать, если я верну родной каштановый, Небеса разверзнутся, и блага посыплются на мою голову, с переломанными в ней стульями и разбросанными по полу мыслями.

-А вы не обо мне думайте, лучше о себе беспокойтесь, - ответила я. – И давайте прекратим фамильярничать. В силу своего возраста, отчество, так уж и быть, разрешаю не употреблять, равно, как и обращаться ко мне на «ты», но не забывайте, что мы с вами на работе. Здесь «девочек» и «тетечек» нет. Есть коллеги, - хотелось произнести эти слова убедительно и холодно, но я сорвалась на крик.

Коллеги потрясённо взирали на меня. Я всегда считалась спокойной и рассудительной. «Вещью в себе», по Канту. И тут столько отрицательных эмоций.

-Извольте выйти из кабинета. Чаи надо пить в обеденное время.

Раньше мой ледяной тон действовал мгновенно. Теперь дамочки только переглянулись и захихикали.

Когда они, наконец, покинули кабинет, мне захотелось швырнуть какую-нибудь вазу в закрывающуюся за ними дверь.

-Ну, ты вообще… - только и выдохнула Яна.

Да уж, со всеми этими разбросанными книгами-мыслями, обвалившимися полочками, я перестала себя контролировать. И вот результат. Раньше никто на работе не позволял себе заговорить в таком тоне: «… лицо толстое, шнобель огромный». В последнее время – все чаще.

Кажется, мой продуманный образ разрушен.

С первого дня работы я старалась поставить себя правильно. Прежде, чем выйти на испытательный срок, долго продумывала стиль поведения.

В любой компании есть свои любимчики – заводилы. Как показывает опыт, эта роль – явно не для меня.

-У тебя в жизни явно был какой-то надлом, - говорили иногда «особо проницательные».

Не стоило и начинать, изображая из себя веселушку.

По счастью, меня не насиловали, выросла не в детдоме, мать не алкоголичка. Так что, на самом деле, трагедий не было. Хотя многие события в своей жизни я воспринимала, заламывая руки, но, по факту, ничего особенного. Просто, со времен «чудесных» школьных лет, на лбу осталась несводимая татуировка «самой страшной уродины, гыыы».

Кошка с обгрызенным хвостом может сколько угодно мурлыкать, ластиться, но люди, глядя на нее, все равно будут гадать, при каких обстоятельствах она была покусана. Максимум – пожалеют мимоходом, но не полюбят по-настоящему, как шикарного перса.

Часто приходилось слышать: «внешность - не главное. Основное - красота духовная, характер». Я всегда считала это наивным самоутешением, но старалась. Поступив в универ, хотела начать новую жизнь, была мила со всеми, напрашивалась в клубы с девчонками-мальчишками, дабы они поняли: своя! Общаешься ты, улыбаешься, чтобы под финиш вечера услышать от парня, казавшегося приятным собеседником:

- Ты не так красишьсяодеваешьсявыглядишь, - вместо «встретимся еще раз!».

Так зачем преодолевать себя? Всё равно в первую очередь отмечают внешние недостатки и акцентируют на них.

Принять диаметральную позицию – «посмели не восторгаться? Тогда возненавидите, обещаю»? Было время, когда я вела себя так. Мне казалось, лучше вызывать негативные эмоции, чем вообще никаких: «внутри я также некрасива, как и снаружи. Так что давитесь!».

Это не вариант для человека, желающего задержаться в солидной компании.

Своей линией поведения выбрала отстраненность и строгость.

Деловые костюмы высвечивают РАБОТНИКА, ничего не говоря о личности.

Грамотная речь. Ровный тон. Никаких откровений.

В общем, оградила себя лентой.

Теперь во мне почувствовали слабину. Стали проверять. Теперь – троллят в открытую, глядя в глаза, сучки, а я снова не могу дать отпор.

Вернее, не так.

Уже неважно, что я скажу или сделаю. Ясно, что меня задевает, а им весело. Все же, люди – мерзопакостные создания.

Линия обороны стерлась.

Надо держаться. Хотя бы до корпоратива, который должен решить многое. Перед важными событиями обычно и происходит что-то неприятное.

Перед уходом домой, я преувеличенно долго поправляла шарфик перед зеркалом внизу. Ждала, что спустится юрист Саша. В суматохе с этими приготовлениями к корпоративу по случаю Восьмого марта, он ни разу не зашел в наш с Яной кабинетик.

- … главное, гонору столько! - услышала я. – Обижается, когда советуешь!

По лестнице спускались Валентина Валентиновна и бухгалтер Марина. Их ничуть не смутило мое присутствие – они продолжили увлекательное обсуждение:

-Ну, скажи, с темными-то ей получше было бы, - произнесла Валентина.

-Вообще, да. А так ты похожа на пергидрольную молдаванку, Мирослава, - выдала Марина. - Только не обижайся, но неужели сама не видишь?

Это вселенский заговор? Такое бывает в фильмах про психов.

Ну, это же смешно! Не психи - мы, в большинстве-то своем, люди несчастные, - вот эта метаморфоза с цветом волос. Блондинкой хожу уже год, но такой бомбардировки моего образа, как в последние дни, ни разу не было.

Какое право ОНИ имеют?.. У меня б язык окоченел, если бы я попыталась произнести: «Тебе не идет!». А эти улыбаются еще. И ничего-то у них не отсыхает.

-Мариночка, я же не говорю, что у тебя кардан огромный! - мне казалось, этот ответ достоин уровня собеседницы. - Не знаю уж, на кого я похожа, а вот ты – на комод на ножках!

Яна, стоявшая в стороне, прыснула в кулак.

-Вот и останешься одна до пенсии! – выдала Марина, надуваясь и краснея. - Так и будешь ныть, что никому не нужна!

-У тебя точно проблемы, - изрекла Валентина. - А решение начинается с головы. В прямом смысле. Приведи ее в порядок. Думаешь, в голове с выжженными волосами может появиться дельная мысль?

-Покрашусь в темный, только если захочу умереть!

Валентина, безнадежно махнув рукой, взяла под руку Марину и удалилась.

-Почему? – спросила Яна, выводя меня из оцепенения.

-Это будет означать, что я перестала верить в хорошее. Тогда и жить незачем.

-Всё равно не допру. Какая взаимосвязь между цветом волос с жизнью и смертью?

-Кто это там умирать собрался? – по лестнице спускался юрист Саша.

Повисла длинная и напряженная пауза.

-Чего это вы домой не идете? – переиграл он.

-Тебя ждем, дорогой, - кокетливо засмеялась Яна.

-Как приятно! Две девушки сразу. Да еще такие!

-Какие это?

-Очаровательные!

И мы, наконец, покинули Обитель зла.

Какова взаимосвязь между цветом волос и смертью? Как мне казалось, именно став блондинкой я обрела жизнь.

Светлый цвет – это все, что у меня есть.

Много лет ходила в темноте, в поисках выключателя, не могла найти себя. Окружающие считали, что для девушки с невыдающимися внешними данными, вроде меня, смысл жизни - если хоть кто-то польстится, хватать его в охапку, тащить в ЗАГС и благодарить Небеса за великодушие. Мне же хотелось, чтобы у меня было много поклонников, ухаживаний. По мнению окружающих, подобные желания являлись признаком исключительной незрелости. Очевидно же, что этого не будет, посему надо смирить все амбиции.

Жизнь изменилась год назад, когда я зашла в парикмахерскую. Раз в три месяца меня охватывало непреодолимое желание обновиться.

Натуральный цвет (темно-каштановый) стойко ассоциировался у меня со школьными годами, с тех самых пор я пыталась от него избавиться. Была шатенкой, рыжей, малиновой. Окружающим ни разу не угодила. Себе – тоже. Потому это и происходило столь часто.

-Давайте в блондинку, - сказала я мастеру обреченно. Мысль стать светленькой мне, кареглазой, до того в голову не приходила.

-Ну, можно, конечно, осветлить и затонировать, чтобы желтыми не были… - с сомнением покачала головой мастер.

Я намеренно не смотрелась в зеркало. Не люблю наблюдать за процессом работы, лучше увидеть конечный результат.

Когда я подняла глаза, раздался щелчок и вспыхнул свет. У меня даже сердце зашлось. Я никогда себе не нравилась, а тут впервые возникло чувство единения с собственной душой. Медовый оттенок сделал лицо милым. Глаза стали ярче. Я чуть не плакала.

-Слушайте, а вам удивительно идет! – удивлённо произнесла парикмахерша. – Другим человеком стали!

До последнего времени, я и сама в это верила…

-Ты чего сегодня верещала, как ошпаренная? – спросил у меня Саша.

-Производственный конфликт.

-А я думал, вживаешься в роль начальницы.

-Брось, еще ничего решено.

Как он узнал на днях, начальница отдела собирается перевестись в другое отделение компании. Пока эта инфа не афишировалась. Начальник вроде как подумывал сказать об этом на корпоративе, но сомневался – как-то несерьезно для подобного рода предложений.

-Лучше тебя взять, чем кого-то со стороны, - вторила Яна.

-Только не выдавайте, что это я проболтался, - напомнил Саша.

-А ты поменьше говори, - сказала Яна. – По-моему, ты не работаешь, а только у нас толчешься.

-Да, девчонки, с вами я совсем забываю о своих обязанностях.

-Мы этого и добиваемся. Я стану менеджером по контролю, а Яна планирует перевестись в юристы. С нами ты совсем забудешь о работе, не пройдешь испытательный срок, и на твое место возьмут ее.

Яна рассмеялась:

-Ты – прелесть!

-Какие вы коварные! – притворно ужаснулся Саша. – Никогда бы не подумал! А с виду-то такие милые блондинки-ангелочки…

-Ты просто нас не знаешь!

Саша работал у нас всего третий месяц, но кажется, что давно.

Мы с Яной шутливо спорим, кто из нас ему больше симпатичен, и договариваемся о дуэли за его сердце, - Саша уделяет внимание обеим.

Для них это – безобидный флирт. Приправа к скучной офисной работе. А мне он нравился. Хотелось большего.

Недавно я услышала, как он советовался по телефону: «Что можно подарить коллеге, которая нравится? Цветы и так вручат, от корпорации, что-то дорогое – может не взять. Можно, конечно, сделать проще – предложить ей самой выбрать подарок. Но она решит, что это ее к чему-то обязывает…».

Вот я и жду, когда на корпоративе Саша, наконец выкажет свою симпатию. Яне. Не потому, что я хуже, в качестве урока. Часто оказывалась в таких ситуациях – парень уделял внимание мне и еще какой-нибудь моей знакомой. Я думала, что нравлюсь, начинала мечтать, под стук влюбленного сердца... Потом меня вызывали на «серьезный разговор», во время которого расспрашивали, как понравиться моей подругесоседке, и пытали рассказами, как страстно в неё влюблены, орошая слюной.

Лучше возобладать над эмоциями и сказать своей фантазии резкое «Заткнись!». Но, против воли, юрист нравился мне все сильнее.

-У тебя руки трясутся.

-А?

-Да что с тобой происходит, Мирослава? Я ничем не могу помочь? - спросил Саша. Когда он смотрит в глаза вот так, готова биться об заклад - у него ко мне что-то есть.

-Да вряд ли.

Повисла пауза. Мое сердце подергивалось вверх-вниз. Если позволить себе расслабиться, я влюблюсь окончательно. Этого допускать нельзя.

-Может, тебя подвезти? – не отставал он.

-А я? – состроила детскую гримаску Яна. – Мы же… эээ… помнишь?

-Езжайте, ребята. Мне хочется пройтись - сказала я, стараясь не смотреть на Сашу. За сим мы распрощались.

У меня возникло новое ощущение – что в комнате с разбросанными вещами заморгала лампочка. Вроде, и светло, но это постоянное мерцание раздражает.

Слишком уж близким кажется счастье: повышение на работе, отношения с Сашкой. Это настолько реально, что хочется верить, а нельзя. Иначе все рассыплется.

Сердце невыносимо теснило. Ну что происходит со мной и моей жизнью?

Эти Сашки, оборзевшие тетки… Я ничего не понимаю с недавних пор.

Став блондинкой, долгое время ощущала себя счастливой. Казалось, жизнь идет, как надо! Похорошела, меня ценят на работе, как сотрудника, уважают коллеги.

Только с недавних пор я стала сомневаться в том, что иду по правильной дороге. Приобретенная привлекательность особых преимуществ уже не давала.

Похорошей я, скажем, лет в семнадцать-двадцать, погуляла бы, походила по клубам, потом бы пресытилась, выбрала мужа из череды кавалеров. Возможно, к нынешнему возрасту и до ребенка дозрела бы.

Мне всё ещё хотелось наверстать упущенное, но когда девочка лет двадцати каждую неделю встречается с новым мужчиной – это «прегрешения юности, ах, ох, ей надо определиться», а в двадцать четыре это называют емко и обидно.

В юности в клубах я была обделенной девицей, что сидит за столиком и караулит сумки и бокалы, чтобы никто не уволок и ничего не подсыпал. А девки танцевали медляки, и махали мне ручкой… Сволочи! Все стало иначе. Я обрела желаемое внимание.

В общем, внушала себе, что все хорошо… но по ночам стало так щемить сердце, что не могла уснуть.

Оказалось, все не так уж здорово. Да, мужское внимание, наконец, появилось, но в последнее время стала задумываться – почему же никто по-прежнему не хочет со мной ОТНОШЕНИЙ? Никаких разговоров о будущем, признаний с хрипотцой. Романчики рассеивались быстро.

Стоило признать - легкие отношения не для меня. Вот Яна была вполне довольна режимом «познакомились - ресторан - пара встреч - расставание». Я же не могла относиться к отношениям легко, как бы мне ни хотелось.

Как раз в тот период сомнений к нам пришел Саша. Он изначально видел меня симпатичной, но это не подвигло его к действиям. Впервые для начала отношений с мужчиной мне не хватало чего-то другого, не внешнего лоска.

Это просто не укладывалось в мою систему ценностей.

Перед сном я позвонила Яне по SKYPE. Боялась и надеялась, что она скажет: «Саша довез меня до дома, остановился, потом не сдержался и признался, что безумно желает!».

-Как раз собиралась связаться с тобой! Наиважнейшая тема, хих! Я решила проблему с платьем на корпоратив! – воскликнула Яна.

-Так какое же? Фиолетовое и черное?

-Та-дам… Малиновое! – и Яна извлекла из шуршащего пакета изумительное платье.

-Вау! – только и вымолвила я. – Откуда такое чудо?

-Подарок, - сказала приятельница.

И тут же слилось воедино Сашкино: «а что подарить коллеге?» и Янкино: «… мы же договорились…». Все ясно.

Это было ожидаемо, но сердце дрогнуло. Была во мне надежда, что свершится чудо. Например, выяснится, что Саше, все-таки, нравлюсь я. Это было бы достойной компенсацией за переживания.

Я знала, что будет так, но все равно – лицо перекосилось, сердце затеснило. Или наоборот. Сердце перекосило, а лицо затеснило – глаза стали уже, улыбка – присборенней. В том и в другом случае внешне это незаметно.

Яна надела платье, покрутилась.

Прекрасно понимаю Сашу. Внешность для него не главное, Яна, думаю, привлекала «неизбитостью». Для своих двадцати шести лет она была на редкость не «загруженной». В то время, как ее ровесницы, вроде меня, разбиты либо прошлыми отношениями либо их отсутствием. Яна же была легкой. Казалось, ее карма не отягощена.

Яна - та самая «персидская кошка». Ее любили все. И я в том числе. За легкость. Люди быстро меня утомляют, а Яна, несмотря на то, что мы проводили вместе по 8 часов 5 дней в неделю, а иногда и клубботы, - нет. При ней я никогда не «держала лицо» и ничего из себя не изображала. Правда, и настоящей подругой назвать её не могла. Яна казалась поверхностной. Обратная сторона легкости. Будучи в депрессивном настроении, я попробовала поделиться с ней переживаниями. Она слушала, подбадривала, но не понимала.

-Слушай, - наконец, Яна угомонилась, села, поправила камеру, что мне сразу не понравилось, - я не стала при Сашке поднимать эту тему, но… это ужасно!

-Ты о чем?

-О твоем поведении в последнее время. Я в ауте была, когда ты Маринку оскорблять начала!..

-По-моему, тебя это даже позабавило!

-Когда взрослая девушка, которая претендует на звание «леди» начинает вести себя, как «деский сад» – это и правда смешно.

-А она меня не оскорбила?! – задохнулась я от возмущения. - Когда какая-то комодиха на ножках, у которой маникюр облез, начинает поучать, это выводит! На себя бы сначала посмотрели! Так нет же! Ты что! Своих недостатков они не видят, с таким видом говорят, будто сами безупречны! – я была рада, что, наконец, могу высказаться.

-Вот! – торжественно воскликнула Яна. - В этом всё дело. Откуда в тебе столько гордыни?! Все – ничтожества, одна ты безупречна! Никто не смеет высказать свое мнение!

-Я их об этом не просила.

-Но люди же знают, что тебе сейчас фигово в личном…

-Откуда?

Яна проигнорировала вопрос:

-… тебе стараются помочь… А ты - сразу в позу дикобраза. И это вместо «спасибо».

-За хамство благодарить?

-Смотрю на тебя… ты и правда еще не выросла! - умилилась Яна. – А ты не думала, что люди просто так не говорят?

-То есть, они сказали: «перекрасься», и мне надо бежать в парикмахерскую с криком: «Спасибо!». А потом они скажут ухо себе отрезать…

-Ну, почему ты всегда утрируешь? Школа закончилась, - сказала Яна.

Не! Учебное заведение - то, что останется во мне навсегда. Школу не смогла сжечь даже краска для волос. Стойкая. Не выведешь ее ничем, школу эту.

-Я не видела тебя с другим цветом волос, - осторожно начала Яна. – Возможно, естественный и правда лучше.

-Кто бы говорил, а!

Яна тоже была крашеной блонди.

-Ну, я-то – особа легкомысленная, это все знают. Для меня светлый цвет органичен вполне. А в тебе внутренней легкости нет.

-Может, я хочу, чтоб была.

-Но ее все равно не-ет, Мирослава! Может, потому и мужчины так воспринимают тебя… несерьезно?

Я смотрела на нее, красотку в малиновом платье, и меня захлестывала злость. Конечно, проще всего говорить - «я рождена быть блондинкой. А в тебе нет легкости». Согласна. Нет. И что теперь? Смириться с обстоятельствами - я-де, люди, ошибка природы, и признаю это. Зачем тратить время и деньги? Проще понуро идти по жизни, в надежде встретить «ТОГО, ЕДИНСТВЕННОГО», как мне всю жизнь предрекали такие вот сердобольные сволочи-знакомые, упиваясь своей добротой. Просто инертно ждать, что счастье на голову свалится. За покорность.

Яна, красотка в малиновой платье. Она с ними со всеми заодно.

Это заговор.

Откуда любезные коллеги могли узнать о моих переживаниях? Я ныла только Янке спьяну. Она растрепала бабью за очередной чашкой чая. Думаю, без умысла. С языка сорвалось. А, возможно, наоборот, из самого мерзкого сорта «доброты»: меня стали обсуждать, а Яна взялась защищать, да и сказала, что высокомерная необщительная я, на самом деле, просто не хочет, чтобы было, как в школе и в универе, потому и ограждается. У нее масса комплексов. «Так что не судите о ней плохо. Она просто несчастна». Те с радостью подхватили.

Еще один урок. Если уж решила, что все люди – сволочи, не делай исключений ни для кого. Решила не откровенничать – и не надо было.

-Я требую перекраситься в темный, слышишь? – продолжала Яна.

-Перестань хоть ты!

Она выдала совсем уж страшное:

-Гордыня - это грех, - не в ее это стиле.

Брр, словно высшие силы говорили ее пухлыми губами. Страшно даже.

Я просто отключила ВЕБку.

Спрятаться! Скрыться!

«Требую перекраситься». Яна, и та – предательница. Лазутчица со стороны злобных троллей.

Они повсюду.

Я легла в постель, но сердце привычно защемило.

Пришла СМСка от Янки – «Ты что, обиделась?».

Чего она ждет? «Я перекрашиваю волосы, только не серчай!»

Я набрала: «Не хочу с тобой общаться». Следом – «Никогда!».

Да, я знала, что Яна довольно поверхностна, но неужели она не ощутила всю глубину отчаяния, когда я сказала «Перестань»?

Телефон зазвонил. Яна. Вот, привязалась! Она не принимает мой выбор цвета? Значит, и меня саму.

Телефон продолжал трезвонить.

Пришлось ответить.

-Чего тебе еще?

- Тебе повсюду мерещатся враги! - скороговоркой заговорила Яна. - Ты сошла с ума! Едет крышняк!

Мне ничего не оставалось, как швырнуть телефон об стену. При ударе симка вылетела, оставив меня в блаженном одиночестве.

В голове раздался хлопок.

Свет погас. Опять.

Я снова не могла уснуть.

Самообман. Лучший в моей жизни.

Жаль, отрезвление болезненное.

Ну, нчиего.

Никто ж не умер.

У людей бывают истинные несчастья.

А что такое моя глупость?

В последнее время я и сама всё понимала. Потому и было дискомфортно. Себя не проведешь. Душа ощущала подвох.

Я всё думала, почему же привлекательность не помогает? А ее не было.

Ничуть я не стала симпатичной, оказывается. Просто, покрасившись в блондинку, поверила в собственную привлекательность, стала себя соответственно вести. Для мужчин, благодаря повышению самооценки, я вошла лишь В ЗОНУ ДОПУСТИМОСТИ. Девушка, с которой МОЖНО. Но это не значит, что ОЧЕНЬ ХОЧЕТСЯ.

Для Саши, как и для всех мужиков, главное - внешность. И Янку выбрал только потому, что она привлекательная, а я, оказывается, нет.

Коллеги меня, выясняется, тоже не уважали. Я была уверена, что стала другой, изменилась, а они, оказывается, тоже все это время смотрели только на шнобель и обсуждали за глаза. Но неужели это все, что во мне можно разглядеть?

Очнулась я ближе к двум часам дня с мозгом, который вздыбился, как тесто.

Потом вспомнила: КОРПОРАТИВ. В шесть часов. Может, не идти? Я поняла, что боюсь. Раньше шла на работу с удовольствием, а теперь… Как в школе. Отовсюду будут выбегать гоблины со своими «нос огромный», «щеки толстые». Как я смогу стать менеджером по контролю, если меня не уважают? Скорее, руководить будут мной. Меня убивают комментарии на тему внешности. Чтобы их не слышать, пойду на всё. Они уже знают это.

Ааа, залезли в подсознание, сволочи.

Схожу с ума? Да. Но я больше не хочу слышать, что во мне что-то не так! Это невыносимо!

По дороге на корпоратив, я чувствовала страх, сродни тому, что испытывала, входя в школу. Чувство было таким явственным, словно всё это было вчера, а не сто лет назад. Я привыкла ходить на работу с ощущением безопасности. И впредь не хочу бояться.

Идти против всех, как в юности? Тогда я могла, ведь у меня была надежда, что все еще будет. Казалось, еще немного – и свет прольется. Теперь точно знаю – нет. И моих сил не хватит. Ведь борьба предстоит вечная.

Я свернула в парикмахерскую по дороге.

Да, сломалась, поддалась. Пусть увидят это и успокоятся.

Я пришла в восемь. За два часа коллеги успели выпить, потому застала стадию танцулек.

Я остановилась на пороге. Поискала глазами Сашу. Они с Яной сидели за дальним столиком и о чем-то смеялись.

Бухгалтер Марина предпочла цветастое платье и украсила себя уймой бус. Теперь она напоминала шкаф, застеленный скатертью, по которой разбросали бижутерию. Она первая меня заметила. Неинтеллигентно побежала к Еве Олеговне, ущипнула ее за руку, что-то зашептав ей на ухо. Та тоже посмотрела на меня.

Наконец, меня, растерянно стоявшую на пороге, заметили все.

-А я вас и не узнал! – сказал Шеф радушно. - Думал, новая сотрудница!

Меня поздравили, Саша, от лица компании, вручил букет цветов, пристально вглядываясь в меня.

Наконец, все вернулись к танцам.

Не так уж страшно. Я урвала долю внимания. Всех поздравляли скопом, а меня - отдельно.

Я ощущала внутреннее возбуждение и подошла к столу, чтобы выпить.

Один бокал.

Второй.

Третий, конечно.

Градус, главное, почти не чувствовался.

Я снова нашла взглядом Сашу. Яна что-то сказала ему, кивнув на меня, подтолкнула:

-Давай! - сказала она ему. - Вперед!

Саша подошел ко мне:

-Можно за тобой поухаживать?

-Не стоит, - не нужна мне ваша мерзкая «доброта».

Саша помолчал.

-Ты… покрасилась, вот.

-Не нравится?

-Просто интересно, почему ты вдруг решила…

-Не твое дело. Свободен.

Саша отправился в другой угол. Мне стало неловко из-за того, что я там себе фантазировала насчет него.

Ко мне подлетели Татьяна Николаевна и Валентина Валентиновна:

-Ты что, покрасилась?

-Как видите.

-А, знаешь, раньше лучше было.

Подтянулась и Ева Олеговна. Она с ходу дернула меня за волосы.

-Да вы что, совсем? – не сдержалась я.

-Думала, парик. Не верилось, что ты покрасилась. Да, светлый смягчал как-то… А с этим ты уж совсем мрачная. Светлой-то получше было.

-Вы бы что приятное хоть раз сказали! – мои руки задрожали, коньяк пролился.

-Я умею говорить только правду, - вздохнула Ева. - Такой уж человек. Не исправить. Только убить.

-С удовольствием. Вас и еще парочку человек. Из миномёта бы расстреляла, уроды вы!

Я сказала это слишком громко. Шеф удивленно посмотрел на меня.

Я уже не могла сдержаться:

-Да пошли вы!.. - и выбежала из отдела.

Дамочки рассмеялись мне вслед.

Скрыться. Спрятаться.

Я еще раз подергала задвижку кабинки в туалете. Надежно.

Плакало мое повышение. Возможно, обойдется. Шеф решит, что выпила, и не станет обращать внимания. Опять все испортила сама.

-Никогда бы не подумала, что она – истеричка!

Уже здесь. Валентина и Ева. Сейчас дернут за ручку, дверь сорвется с петель, и я снова окажусь под перекрестными взглядами.

-У нее просто не все дома. Я и раньше замечала… То-то она всё молчала, скрывала. Видимо, теперь уже и сдерживаться не может.

-Да ремня бы таким всыпать хорошего! - хмыкнула Валентина. - Современная молодёжь, а! Вот настоящее бы им горе… чтобы ерундой не страдали, с ума не сходили изза мелочей!

Может, выйти? Обсуждают меня… а вот я! Не смогу. Ноги подогнутся, упаду. Они надо мной посмеются. Опять. Появится еще один повод.

Наконец, тетки ушли.

По сути, они правы - молода, здорова. Голодомора нет. Вот и едет крыша.

Я вышла из туалета, чтобы плеснуть холодной воды в лицо и вписалась в зеркало.

Мне хотелось отвернуться, но продолжала смотреть на себя, и всё моё нутро сопротивлялось увиденному. Это не я. У меня не получится принять себя такой. Зачем послушалась?

Я стояла перед зеркалом, чувствуя себя дурой.

Все так же, как в и школе. Даже цвет волос у меня такой же.

Стоило ли семь подтверждать себя, чтобы прийти в ту же самую точку.

На улице поднялась не весенняя метель. Ветер швырял пригоршни снега в лицо. Мне казалось, я не дойду до дома. Засыплет. А что – будет последовательно. Сказала: «покрашусь перед смертью» - так и сделала. Ведь никто не воспринял те слова всерьез. ОНИ не знали, как много это значило для меня и с чем я простилась… чтобы, в итоге, опять услышать, критику.

Можно было и догадаться, что я угодить не смогу в любом случае, и дело не в цвете волос. Яна , как я говорила, ненатуральная блондинка, причем корни подкрашивает, когда те отрастают сантиметра на три. Выглядит это довольно неряшливо. И, тем не менее, никто не делал ей замечаний. Ведь Яна хороша в любом случае. А я все равно для них останусь «не той».

Да, такие девочки не должны быть амбициозными. Мы существуем для того, чтобы тролли не умерли от интоксикации собственной желчью. Энергетические губки, впитывающие негатив мира. Я очищаю планету от скверны одним фактом своего существования. Как пафосно! Жаль, мне за это орден не выпишут.

Что ж, в качестве поощрения я побыла симпатичной. Хотя бы год.

И всё равно, что это было неправдой.

Придя домой и отогревшись, я не знала, чем себя занять. Все казалось совершенно бессмысленным.

Лампочка сдохла, электропроводка неисправна, поэтому свет не зажжется…

Больше щелчков в не будет.

Я чокнулась, ха-ха. «Какая досада!» - как говорила Фрекен Бокк голосом неподражаемой Фаины Раневской.

Можно признать «моя жизнь - кошмар», в надежде, что разверзнется небо, и молния ударит прямо в грудь, дабы избавить от дальнейших мучений.

Или появится титр «ПЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ». И ты сидишь, такая красивая, всеми любимая. Как в кино. В реальности так не будет. Поэтому лучше не признавать. Просто жить… и всё. А что еще остается?

Раздался звонок в дверь.

Ммм, наверное, дамочки. Пришли побрить налысо, коллегиально решив, что мне так будет лучше всего.

Я, даже не спросив, кто, открыла.

На пороге стоял пьяный Саша, увешанный снежинками. С букетом, который я забыла.

-Привет, - сказал он. - Еще раз. Ты оставила, - Саша протянул букет.

-Спасибо, - сказала я, перенимая цветочки.

-Вот, тоже тебе, - он вручил мне фирменный пакетик.

-Духи?

-Ну, я не знал, что дарить. Янка помогла. Мы вчера ездили… Я ей помог подобрать платье для корпоратива, а она мне – духи для тебя найти. Вот.

-Спасибо.

Люди – дураки. Только что, секунду назад, мне хотелось эффектно выброситься со второго этажа. Но, увидев озябшего Сашку на пороге, показалось, что зазвучал набат.

-Вообще, не хотел я тебе их дарить, - заговорил пьяный Саша. - И в жизни бы к тебе не пришел, после того, как меня отшила, так и знай! Просто… ты явилась на корпоратив темноволосая… А я, такой, вспомнил, что слышал, ну, краем уха, как ты говорила, что покрасишься, только если решишь умереть. Потому я и спросил, из-за чего так выглядишь… - Саша снова нервно хихикнул. - Только не смейся, но я подумал, что ты это… того… умирать пошла… Вот.

Повисла самая наполненная пауза в моей жизни.

-А я, вот, не умерла.

-И что теперь? - недоуменно спросил пьяный Сашка.

-Жить. А что еще-то, Саш? Заходи, давай. Чаю выпьем.

КОНЕЦ

© В.Маминева, 2011 г.

Все права защищены

Рейтинг: +17 571 просмотр
Комментарии (39)
Александр Киселев # 22 сентября 2013 в 12:44 +3
ну наконец-то, счастливый конец) Грац)
Елена Селезнева # 22 сентября 2013 в 13:04 +3
А это, пожалуй, и не конец вовсе. А... начало. Дай бог, к хорошему.
Иногда стоит умереть, чтоб стать другим.
Элла Жежелла # 22 сентября 2013 в 14:31 +2
Думаю, она эта заслужила.
Эта Мирослава уже чуть не отдала концы в рассказе "Красота спасет Мирру", но там осталась жива и смирилась с жизнью, а здесь именно возродилась для новой.
Владимир Мотошков # 22 сентября 2013 в 14:34 +3
Очень хорошо написано.
Элла Жежелла # 22 сентября 2013 в 17:19 +2
c0411
Алена Викторова # 3 октября 2013 в 02:03 +3
ЛГ - красавица - вот и всё!!!
написано хорошо, читается легко, хоть и переживаются
нелегкие психологические моменты...
Спасибо, Элла!
Элла Жежелла # 3 октября 2013 в 08:27 +2
Спасибо!
kissfor
konfety7
040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Элла Жежелла # 3 октября 2013 в 08:32 +2
А я-то думаю, что как раз не красавица. Если ты родился странным -таким и останешься, вне зависимости от цвета волос.
Есть такие люди, которые просто обречены быть непонятыми.
Лучше с этим смириться и развивать свою необычность(вдруг за ней скрывается талант?), а не идти по стандарту "переделать нос-ухо-бровь".
Потому, что люди принимать все равно не станут.
Нина Лащ # 24 октября 2013 в 23:18 +2
Эллочка, милая /даже не знаю, настоящее ли это ваше имя, но ведь Эллочка вы здесь и сейчас/. И вообще, я на «ты» буду! Думаю, не обидишься в силу разницы в возрасте. Этот первый рассказ твой, который я прочитала, «заглотила» на одном дыхании. Изложено таким интересным языком молодости, столько эмоций, такой характер необычной молодой девчонки прослеживается /которая очень и очень выбивается из массы/, что просто диву даешься! Конечно, Элла, не могу не сказать, - это все стоило бы отредактировать и откорректировать. Думаю, ты и сама об этом знаешь. Но! Этот рассказ – живой! Сюжет незамысловатый на первый взгляд, если читать по диагонали, но не сюжетная линия здесь главное, а психологический нерв рассказа, переживания молодости, переживания молодой, думающей, ранимой души. Элла, мне очень понравилось, как ты пишешь. Талант есть, несомненно, и его нужно развивать – талант быть ЛИЧНОСТЬЮ прежде всего. У тебя уже это получилось, и будет получаться, уверена. Вот такое мое восприятие этого рассказа. Не знаю, как со следующим будет…))) smile
Элла Жежелла # 25 октября 2013 в 09:15 +2
Элла Жежелла # 25 октября 2013 в 09:38 +2
Спасибо большое за то, что прочли внимательно, не по диагонали!
На самом деле-да, пока я делаю упор не на сюжеты-все ранво ничего нового не придумаешь, это для кино важно, а литература должны раскрывать душу и характер героя.
И если это удалось-очень хорошо.

На самом деле, этой простой историей о том, как тетка покрасилась, но все равно не понравилась, какая досада, помимо простой истины "Не изменяй себе в угоду другим", я хотела показать важную проблему, которая прослеживается, как и безработица: зацикленность на внешних данных и полное невнимание к внутренним.
Героиня придавала своей наружности большое значение, но, в итоге, именно внутреннего наполнения и не хватило, чтобы пережить, что внешность у нее не такая и выдающаяся. Для многих сейчас исключительно фейс играет роль, остальное-неважно. Поговорить не о чем, но красивая, зараза. Поставила бы в витрину... и смотрела. А что еще с ней сделаешь, с куклой-то?

А для того, чтобы обнять, у меня есть старый плюшевый Собак. Он давно лишился пластмасового глаза, а его ухо отгрызла моя шиншилла), затисканный, но теплый, привычный и мягкий.
Нина Лащ # 26 октября 2013 в 15:00 +1
Привет, Элла! Судя по твоему ответу, я правильно все поняла. Ой, улыбаюсь! - У тебя шиншилла есть /или была?/. У нас есть этот "зверь", нежданно-негаданно свалившийся на голову. Понимаю тебя... /грусть и смех одновременно/ А фото у тебя новое - супер!
Элла Жежелла # 26 октября 2013 в 15:45 +1
Добрый день!
Надо же, как мы и в этом похожи, вот, не зря на просторах Интернета встретились.
У меня совсем недавно появился Пушистик, причем для меня он стал подарком судьбы! Чудеса бывают.
Я очень хотела этого экзотического зверька, специально мониторила группы о шиншиллах, читала, как за ними ухаживать.
Да, очень хотела, но не была уверена, что готова - хочу путешествовать, например, а им нужен особый уход.
В общем, мечтала, имею возможность (финансовую), но не была уверена, что готова к ответственности. Так бы и размышляла, пока не узнала (случайно), что у знакомой подруга родила ребенка, и они хотят продать шиншиллу. Так я и приобрела этого зверька.
Нина Лащ # 26 октября 2013 в 15:53 +2
Точно! Как-то мы похожи...))) Особенно ты... похожа на мою дочку, и вместе с тем вы очень разные /речь не идет о девушках в целом, конечно/. Я рада, что зверек попал в хорошие руки, то есть в твои. А я вот вместо внука пока нянчу нашего шиншиллку))) Тренируюсь, в общем. Он растет как на дрожжах, и наглеет.
Элла Жежелла # 26 октября 2013 в 16:00 +2
Очаровательны - и дочка и шушик!
Элла Жежелла # 26 октября 2013 в 16:01 +2
У меня тоже стандартная шиншилла, хотя мечтала о белом Вильсоне. Ну, зато, как говорят, серые здоровее. Хотя Вильсоны больше вырастают.
Элла Жежелла # 26 октября 2013 в 16:05 +2
Дочка у Вас красавица, вся в вас!
Элла Жежелла # 26 октября 2013 в 15:50 +2
Фоток пока нет - Пушистик ко мне еще не привык. Но как-то умудрился отгрызть плюшевому Собаку, сидящему у клетки, кончик уха!
Нина Лащ # 26 октября 2013 в 15:55 +1
Элла, они такие приручаемые, эти чуды!))) Через полгодика они становятся ручными почти. Конечно, не как коты, "менталитет" не тот.)))
Элла Жежелла # 26 октября 2013 в 16:04 +2
Да, жалко, что шиншилл нельзя выпускать погулять по квартире и спать с ней в обнимку. Она и не будет. Приручать буду понемногшу, пусть пока освоится Пушистик.
Нина Лащ # 26 октября 2013 в 16:07 +1
У нас он гуляет на застекленном балконе-лоджии-комнатке, да и живет там почти. В общем, сгрыз там много всего... Будь бдительна!
Natali # 7 ноября 2013 в 14:10 +2
Элла Жежелла # 7 ноября 2013 в 15:24 +2
Элиана Долинная # 20 ноября 2013 в 20:27 +2
Читала ещё с телефона и жалела, что никогда у меня с него отзывы не получаются.
Рассказ просто очень! Так хотелось во всё время чтения, чтобы у Саши именно с
Мирославой всё сложилось )) Спасибо, Эллочка, рассказ чудесный и так хочется
счастливого финала! ))
Элла Жежелла # 22 ноября 2013 в 10:38 +2
38
Карина # 7 февраля 2014 в 01:22 +2
Эллочка, спасибо и за этот рассказ, я тоже прочитала на одном дыхании, и очень рада за Мирославу. Ты затрагиваешь такие темы которые понятны *несерой массе* нашего общества, и тебе удается развить и обобщить рассказ. Я всегда с интересом жду твоих рассказов и понимаю их, наверное потому что в моей жизни меня мало кто понимал... 9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c
Элла Жежелла # 7 февраля 2014 в 08:13 +2
Спасибо большое! Очень тронута таким отзывом. Значит, я что-то в этой жизни делаю не зря.
Ведь моей главной целью было написать о тех, о ком сейчас никто почему-то не пишет.
Элла Жежелла # 11 февраля 2014 в 15:33 +2
Теперь, когда появилось время, напишу более обстоятельно.
Не секрет, что разделение на "красивых" и "добрых" было всегда, а в наше время усугубилось.
Тием не менее,когда говоришь об этой проблеме в произведении, в ответ следуют все эти приторно-неискренние речи, вроде: "Главное- душа. Если природа не дала тебе правильных черт лиц, это можно компенсировать добротой..." и так далее.
Потом обязательно приводят в пример какую-нибудь свою страхолюдную знакомую: "Моя тетя весит центнер, жирная, как сто свиней, но веселая и человек хороший, у нее столько женихов, хотя ей уже 78 лет". Или рассказывают зачем-то более закрученные истории: "Мой дядя Ваня лежал на диване, у него затекла нога, пришлось её отрезать, он долго страдал, потом встал и начал веселиться и скакать, посылая окружающим лучи добра, теплоты и света, и теперь все бабы -его, они даже не замечают, что у него нет ноги!".
Ну, е-мое...
Есть такие истории, но они-исключение.
Потому что душа и ее наличие волнует единиц.
В общем: "Если тебя не любят, то, поверь, не из-за внешности. У тебя душа недостаточно прекрасная. Стань добрее-тебя оценят". НО ЭТО НЕ ТАК!
Увы, общество заточено на стремлении к ВНЕШНИМ атрибутам благополучия, внешней же привлекательности. Поэтому остаться добрым, когда "общество" (пусть в лице ограниченных коллег по работе и большинства мужчин) ТЕБЯ СЧИТАЕТ "ВТОРЫМ СОРТОМ" ТОЛЬКО ИЗ-ЗА того, что природа не постаралась-трудно остаться добрым. На борьбу с собой придется тратить годы. Вместо того, чтобы получать удовольствие от жизни. Вот и всё.
Я не в силах исправить эту ситуацию, увы, но, когда проблему эту замалчивают и дружно лицемерят со своей "добротой", "теплотой" и "важностью души" - плюнуть хочется.

P.S.
Если кто-то, прочитав сей месседж и рассказ, напишет что-то, вроде: "А че это так о себе? Ты совсем не уродина, местами даже симпатичная" - найду и отгрызу голову. Честное слово.
Потому что в данном случае речь не о личности автора, а о ситуации в целом.
Нина Лащ # 11 февраля 2014 в 21:16 +1
)))))))) Респектище, Элла! Твой отзыв-пояснение к своему произведению доставил большое удовольствие!
Элла Жежелла # 11 февраля 2014 в 16:01 +2
Меня вообще волнует Вселенская несправедливость несмотря на то, что я последователь Аюрведы и верю в карму и так далее.
Тем не менее, когда сталкиваюсь с тем, что мне кажется несраведливым, до сих пор расстраиваюсь. Хотя уже взрослая. Вместо того, чтобы смириться, нарожать детей и с мудрым видом качать головушкой в ответ на происходящее, я печалюсь. Нет. Злюсь. Хотя все религии призывают к доброте и терпимости.

Даже с той же проблемой внешности... блин, когда человек страдает ни за что (ну, может, совершил грехи в той жизни, о которой он совсем не помнит), просто потому, что, вот, природа ему чего-то не дала, а лицемеры с потугой на глубокомыслие несут заученные фразы, вроде: "Проблема не в том, что человечество притесняет некрасивых, а в твоем комплексе неполноценности. И отсутствии доброты", особенно стараются красоточки, уверенные, что их хотят за какие-то выдающиеся качества, а не за бюст, ха-ха, хочется сказать им: "ЕСЛИ ВНЕШНОСТЬ НЕ ТАК ВАЖНА, ОБЛЕЙТЕСЬ СЕРНОЙ КИСЛОТОЙ! Ну, это жестко. Тогда нос себе сломайте. Ударьте лопатой по переносице (если боитесь-позовите меня, я буду рада), чтобы она стала очень широкой и делала лицо непропорциональным. А потом попробуйте ОСТАВАТЬСЯ ХОРОШИМИ, ДОБРЫМИ людьми с этим недостаткам. Посмотрим, кто Вас там полюбит за душеньку Вашу!".
Ненавижу лицемерие!!!
Нина Лащ # 11 февраля 2014 в 21:18 +2
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e - c0137 - super !!! smayliki-prazdniki-34
Элла Жежелла # 11 февраля 2014 в 21:30 +2
Спасибо, спасибо огромное!
Одна Вы меня понимаете, и Вас не раздражает моя сардоническая манера излагать некоторые свои мысли (которую многие принимают за нервозную).
5min
Нина Лащ # 11 февраля 2014 в 21:36 +1
Элла, я в восторге от твоей манеры излагать мысли. У меня даже настроение повышается! Чессс слово! Так держать! /думаю, и уверена, тебя многие понимают!/
Элла Жежелла # 11 февраля 2014 в 21:40 +2
9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c
Элла Жежелла # 26 февраля 2014 в 08:20 +1
Кстати, еще раз о "красоте духовной".
Вот у меня была знакомая-идеальная от природы: густые длинные волосы.
Правильные черты лица, пухлые губы, стройная.
Всем она нравилась.
-Конечно, не красотой. Она - добрая, - говорили о той девушке.
И это было правдой.
Да, лицо лучилось добротой. Я никогда не слышала от нее ни одного дурного слова, она всегда улыбалась и была приветлива со всеми.
"Ах, внешность отразила красоту внутреннюю"? Ха-ха-ха-ха.
А с чего быть злой, той девушке, которую с детства считали красивой? Ее явно не отвергали по причине того, что, вот, нос большой или попа. Да, она приветлива со всеми, ибо все изначально позитивно настроены к ней. Кроме, конечно, некоторых особ женского пола, которые пытаются доказать, что она-де глупая, как и все красотки, но тут совершенно очевидны их истинные мотивы, потому они и не трогали ту мою очаровательную знакомую.

Есть и другая особа. Красивые черты и злобная. Сучка от природы. Глаза такие злые, что споткнуться можно, случайно встретившись взглядами.
И что?
Нет, прописанный тезис, вроде: "а есть красивые, но злые люди, на них и смотреть неприятно" совершенно не действует, ибо неправда это!
Все равно, у этой красивой стервозины, которая может унизить словом и делом (просто так, из любви к "искусству"), мужчин больше. Вариантов, по крайней мере. Многих не смущает ее злость. Они видят в этом "тяжелую ношу красоты- наверное, бедную девочку достали".
Или считают стервозность показателем породистости - "Ну, еще бы, такая красотка должна быть с характером!".
У нее больше вариантов найти мужчину. Выбор есть всегда.

Так что...
Стоит откровенно признать: кому-то от рождения дано больше.
Другим-нет. Как ни старайся, при отсутствии физической привлекательности, шансов у тебя меньше.
И НЕ НАДО НЕСТИ ЛИЦЕМЕРНЫЙ БРЕД НА ТЕМУ: "ТЕБЯ НЕ ЛЮБЯТ ИЗ-ЗА ТОГО, ЧТО ДУША НЕДОСТАТОЧНО ПРЕКРАСНАЯ!".
Кому-то от рождения многое дано. Другим же, увы, остается только смирять себя, занимаясь самоутешением, вроде: "Зато на Том Свете мне будет хорошо", молиться.
"Ах, хорошо, что я родилась некрасивой, зато меня полюбят за мою душеньку бессмертную, прекрасную. Женского счастья нет? Ну, что ж, плоть -это грех, и хорошо, что у меня страшная рожа и меня никто не пытается соблазнить я буду чиста помыслами и телесно, и после смерти попаду в рай" - отличное самоутешение. Только гордыней веет. Правда, и "общество" ждет того же - если ты не слишком привлекательна, то просто обязана быть доброй и милой. Ведь на амбиции, мечты, тем паче, претензии, никакого права не имеешь.
Так что... девочки, вкладывайтесь во внешность.
Увы и ах.
Если есть возможность исправить недостатки-пластикой, макияжем, наращиванием-лучше вложиться в это. У красивой девушки больше шансов устроиться, повторяю и буду повторять.
Элиана Долинная # 21 июня 2014 в 18:08 +1
Эллочка, милая, увидела рассказ в "очереди" на анонс
и перечитала ещё раз. Здорово ты пишешь! Пусть у твоей ЛГ
и у тебя всё будет просто замечательно! Обнимаю!

Элла Жежелла # 21 июня 2014 в 18:47 +2
Спасибо Вам большое! Я тронута. Очень счастлива, что Вы находите минутку, чтобы прочесть скромные плоды моего творчества и оставить мнение, да еще такое.
Храни Вас Бог!
Серж Хан # 21 ноября 2014 в 21:04 0
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd
Элла Жежелла # 21 ноября 2014 в 23:20 +1
Ладно, я тоже поклонник символизма, выраженного в смайликах, пусть их будет много
a9cec67cbc20d119e44b7ffa8759640c
elka
tanzy3
4b55a89732b32dd27ef73deb88d02007
sneg
dance