ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Загадай желание

Загадай желание

31 декабря 2019 - Влад Устимов
Много ли человеку надо?
Ежегодно, в конце декабря,
люди задумываются о грядущем.
У каждого свои мечты, заботы, планы.
 
 
Последние дни накануне 1950 года.
Соединённые  Штаты  Америки, Вашингтон.
За окном голые липы, покорно согнувшиеся под напором шквалистого ветра, являли собой унылую картину. Гарри в задумчивости погладил мягкий бархат портьеры и повернулся к собеседнику.
- Каждый раз перед Новым годом я ощущаю себя на краю будущего. Дин, а Вы готовитесь к празднику?
- Нет, сэр. Я думаю о более серьёзных вещах. Ведь праздность повреждает нрав. Достаточно глянуть на Турнир Роз, или Парад Пантомимы. Глупцы. А ведь дураки удачливы лишь в сказках, и то – только в русских. Наверное, скоро человеку надоест изменять мир, и он примется за сознание. Хотя, конечно, мои дети украшают ёлку, кухарке заказана индюшка.
- И о чём вы думаете?
- Как и Вы, о будущем Америки.
- Вас что-то тревожит?
- Снова русские, сэр. Несмотря на нашу пропаганду, они неуклонно набирают популярность. На них смотрит весь мир. И смотрит с восхищением. Мы теряем позиции. Это скверный симптом.  Я много бы дал за то, чтобы это было не так.
- Будьте оптимистом, старина, не надо паниковать! Всё образуется. Говорят, что перед Новым годом в России тоже любят наряжать ёлку?
- Не знаю.  По мне, так ананас гораздо лучше елки, в конце концов, его можно съесть.
*
В это время в российской глубинке.
Шура вытерла скатившуюся слезинку и, быстро одевшись, решительно направилась к двери. Положение серьёзное, надо немедленно искать выход. Пока Витёк замолк, надо постараться достать лекарство. Накануне она случайно услышала разговор старшего ординатора, Валерии Валентиновны. Вроде бы в город стрептомицин завезли. Вот бы его раздобыть! Может  быть он поможет?
Внезапно заболевший полуторамесячный сынок ночь напролёт весь исходился на крик, не давая спать обитателям общежития. Но никто не высказывал несчастной одиночке своего недовольства. Сердобольные соседки жалели юную маму, сочувствовали и помогали, сознавая, что нелегко ей сейчас приходится.
Все помнили, как вроде бы совсем недавно, она по вечерам прогуливалась с красавцем Романом в его модном пиджаке, накинутом на плечи, и  робко  прятала счастливую улыбку в букете фиолетовой сирени, источавшей дивное благоухание. Что между ними потом произошло? Кто знает!
Ледяной пронизывающий ветер зло хлестал по измождённому лицу, предательски скользкая снежная крошка противно скрежетала под стёртыми каблуками. Кутаясь в мамину шаль и согревая своим дыханием замёрзшие кулачки, молодая женщина отчаянно неслась навстречу едва теплившейся надежде.
«Он должен жить! Я  обязана его спасти, во что бы то ни стало!». С такими мыслями Шура уверенно взбежала по парадной лестнице к массивным дверям, на которых висела заиндевевшая табличка «Горздравотдел».
Войдя с мороза и плохо ещё ориентируясь, Шурочка растеряно огляделась по сторонам. В жарко натопленном помещении толпилось довольно  много народу.  На стенах висели плакаты. Один из них крупными жирными мазками гласил: «У социализма нет альтернативы. Альберт Энштейн». Кто-то узнал в ней своего доктора и пропустил к начальству, минуя очередь. В кабинете с огромными окнами внимательно выслушали сумбурную речь начинающего врача, недавно приехавшего по распределению, отнеслись с пониманием и пошли навстречу. Довольно скоро Александра получила, наконец, на аптечном складе дефицитное лекарство и устремилась домой, вызволять из беды казалось, безнадёжно больного сына.
Вода закипала. Комнатка наполнялась больничными запахами. Старая керосинка нещадно коптила, покрывая языками густой сажи запотевший стальной стерилизатор с монотонно позвякивавшими в нём шприцами. Алнксанра аккуратно прикрутила  упрямый фитиль и оглянулась на ребёнка, лежавшего в продавленной кровати. Глаза его были закрыты. Синюшные веки едва вздрагивали. Младенец дышал часто и неровно. На его лбу выступили бисеринки пота. «Как же я не углядела»?- озабоченно думала юная мать,  «Когда это могло случиться? Слишком много дежурств набрала». Она, не переставая, корила себя за то, что малыш заболел. Наверное, не зря твердила ей мама: «Не мечтай, что будет, не жалей, что было, береги - что есть!». И сейчас отчаянным желанием Шурочки было, чтобы её ненаглядный первенец выжил.
*
На другой день президент снова вызвал к себе госсекретаря и, удобно устроившись в кресле возле пылающего камина, предался размышлениям.
- Не горюй, Гарри,- подбадривал он себя, просматривая свежие сводки и довольно мурлыча под нос, -  Белый Дом – самая прекрасная тюрьма в мире!  Думай, соображай,  как избавить нашу старушку–планету от красной напасти. Надежда на безумного Адольфа не оправдалась, а  едва не обернулась против нас самих. Видно мы плохо ему помогали. Но наступил подходящий момент и его нельзя упускать. Советы истощены войной. Страна в руинах, экономика разорена. К тому же мы их здорово обескуражили сразу после Потсдама. Надеюсь, бомбардировка  Хиросимы и Нагасаки сбила спесь с этих грязных мужланов, возомнивших себя всемогущими победителями. А теперь, когда мы взорвали атолл Эниветок, русские наверняка морально сломлены и наиболее уязвимы. Пора действовать, и действовать не мешкая. Триста «Малышей» и «Толстячков», сброшенных на двадцать крупнейших советских городов окончательно похоронят бредовые и такие заразные левые идеи.
Вошёл поджарый  Дин, торжественно неся свои кошачьи усы, и они принялись обсуждать последние новости.
- Как тебе название операции «Троян» и дата: первое января пятидесятого? Шикарный новогодний подарок Кремлю, не правда ли? – спросил шеф, сдерживая улыбку. - Напрасно ты расстраивался. Наконец-то настанет день праздничного мордобоя для этих обнаглевших оборванцев.
- Я так не думаю, сэр, - Дин учтиво склонил  чернявую голову. - Этим мы их только разозлим. Русские удивительно живучи, к тому же они всё ещё стоят на Рейне. Наш удар развяжет им руки. Сильнее них сейчас нет никого. Мы можем упустить остатки Европы, как в своё время упустили её восток и Китай. Сталин же руками Жукова без труда захватит весь старый континент, вплоть до Атлантики. Они заблокируют Гибралтар, отнимут у нас Средиземноморье и Аравию. В этом случае план Маршалла наверняка сорвётся, и мы окажемся в безнадёжной изоляции. Вот к чему может привести такой необдуманный и рискованный шаг! И ещё: Советы успели-таки наскрести плутония на первый взрыв.  А это не шутка. Бойтесь своих желаний, они могут сбыться!
Гарри удивлённо вскинул на долговязого секретаря свои плешивые брови, машинально поправляя на широкой переносице мостик круглых очков в тонкой оправе. По правде говоря, он не ожидал подобного ответа и глубоко задумался.  В овальном кабинете воцарилась звенящая тишина, прерываемая лишь мерным ходом часового маятника. Случилось непредвиденное. На этот раз, против обыкновения, не он сам, а собеседник сбил его с толку. Похоже, тут и вправду есть о чём поразмышлять.
*
Через день температура упала, и ребёнок стал дышать ровнее. «Скорее бы Витенька выздоровел»! –  умиротворённо думала Шурочка, укладывая его поудобнее и сама засыпая на ходу. - «И ещё – чтобы не было войны»! Наступила ночь. Предпоследняя в уходящем году. Сынок, в самом деле, пошедший на поправку, и его измученная, но обрадованная мама спали без задних ног.
А наутро в дверях появился улыбающийся Роман, увешанный гирляндами и мишурой, с чудесно пахнущей морозной свежестью пушистой  ёлкой в руках.

© Copyright: Влад Устимов, 2019

Регистрационный номер №0464556

от 31 декабря 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0464556 выдан для произведения:
Много ли человеку надо?
Ежегодно, в конце декабря,
люди задумываются о грядущем.
У каждого свои мечты, заботы, планы.
 
 
Последние дни накануне 1950 года.
Соединённые  Штаты  Америки, Вашингтон.
За окном голые липы, покорно согнувшиеся под напором шквалистого ветра, являли собой унылую картину. Гарри в задумчивости погладил мягкий бархат портьеры и повернулся к собеседнику
- Каждый раз перед Новым годом я ощущаю себя на краю будущего. Дин, а Вы готовитесь к празднику?
- Нет, сэр. Я думаю о более серьёзных вещах. Ведь праздность повреждает нрав. Достаточно глянуть на Турнир Роз, или Парад Пантомимы. Глупцы. А ведь дураки удачливы лишь в сказках, и то – только в русских. Наверное, скоро человеку надоест изменять мир, и он примется за сознание. Хотя, конечно, мои дети украшают ёлку, кухарке заказана индюшка.
- И о чём вы думаете?
- Как и Вы, о будущем Америки.
- Вас что-то тревожит?
- Снова русские, сэр. Несмотря на нашу пропаганду, они неуклонно набирают популярность. На них смотрит весь мир. И смотрит с восхищением. Мы теряем позиции. Это скверный симптом.  Я много бы дал за то, чтобы это было не так.
- Будьте оптимистом, старина, не надо паниковать! Всё образуется. Говорят, что перед Новым годом в России тоже любят наряжать ёлку?
- Не знаю.  По мне, так ананас гораздо лучше елки, в конце концов, его можно съесть.
*
В это время в российской глубинке.
Шура вытерла скатившуюся слезинку и, быстро одевшись, решительно направилась к двери. Положение серьёзное, надо немедленно искать выход. Пока Витёк замолк, надо постараться достать лекарство. Накануне она случайно услышала разговор старшего ординатора, Валерии Валентиновны. Вроде бы в город стрептомицин завезли. Вот бы его раздобыть! Может  быть он поможет?
Внезапно заболевший полуторамесячный сынок ночь напролёт весь исходился на крик, не давая спать обитателям общежития. Но никто не высказывал несчастной одиночке своего недовольства. Сердобольные соседки жалели юную маму, сочувствовали и помогали, сознавая, что нелегко ей сейчас приходится.
Все помнили, как вроде бы совсем недавно, она по вечерам прогуливалась с красавцем Романом в его модном пиджаке, накинутом на плечи, и  робко  прятала счастливую улыбку в букете фиолетовой сирени, источавшей дивное благоухание. Что между ними потом произошло? Кто знает!
Ледяной пронизывающий ветер зло хлестал по измождённому лицу, предательски скользкая снежная крошка противно скрежетала под стёртыми каблуками. Кутаясь в мамину шаль и согревая своим дыханием замёрзшие кулачки, молодая женщина отчаянно неслась навстречу едва теплившейся надежде.
«Он должен жить! Я  обязана его спасти, во что бы то ни стало!». С такими мыслями Шура уверенно взбежала по парадной лестнице к массивным дверям, на которых висела заиндевевшая табличка «Горздравотдел».
Войдя с мороза и плохо ещё ориентируясь, Шурочка растеряно огляделась по сторонам. В жарко натопленном помещении толпилось довольно  много народу.  На стенах висели плакаты. Один из них крупными жирными мазками гласил: «У социализма нет альтернативы. Альберт Энштейн». Кто-то узнал в ней своего доктора и пропустил к начальству, минуя очередь. В кабинете с огромными окнами внимательно выслушали сумбурную речь начинающего врача, недавно приехавшего по распределению, отнеслись с пониманием и пошли навстречу. Довольно скоро Александра получила, наконец, на аптечном складе дефицитное лекарство и устремилась домой, вызволять из беды казалось, безнадёжно больного сына.
Вода закипала. Комнатка наполнялась больничными запахами. Старая керосинка нещадно коптила, покрывая языками густой сажи запотевший стальной стерилизатор с монотонно позвякивавшими в нём шприцами. Шура аккуратно прикрутила  упрямый фитиль и оглянулась на ребёнка, лежавшего в продавленной кровати. Глаза его были закрыты. Синюшные веки едва вздрагивали. Младенец дышал часто и неровно. На его лбу выступили бисеринки пота. «Как же я не углядела»?- озабоченно думала юная мать,  «Когда это могло случиться? Слишком много дежурств набрала». Она, не переставая, корила себя за то, что малыш заболел. Наверное, не зря твердила ей мама: «Не мечтай, что будет, не жалей, что было, береги - что есть!». И сейчас отчаянным желанием матери было, чтобы её ненаглядный первенец выжил.
*
На другой день президент снова вызвал к себе госсекретаря и, удобно устроившись в кресле возле пылающего камина, предался размышлениям.
- Не горюй, Гарри,- подбадривал он себя, просматривая свежие сводки и довольно мурлыча под нос, -  Белый Дом – самая прекрасная тюрьма в мире!  Думай, соображай,  как избавить нашу старушку–планету от красной напасти. Надежда на безумного Адольфа не оправдалась, а  едва не обернулась против нас самих. Видно мы плохо ему помогали. Но наступил подходящий момент и его нельзя упускать. Советы истощены войной. Страна в руинах, экономика разорена. К тому же мы их здорово обескуражили сразу после Потсдама. Надеюсь, бомбардировка  Хиросимы и Нагасаки сбила спесь с этих грязных мужланов, возомнивших себя всемогущими победителями. А теперь, когда мы взорвали атолл Эниветок, русские наверняка морально сломлены и наиболее уязвимы. Пора действовать, и действовать не мешкая. Триста «Малышей» и «Толстячков», сброшенных на двадцать крупнейших советских городов окончательно похоронят бредовые и такие заразные левые идеи.
Вошёл поджарый  Дин, торжественно неся свои кошачьи усы, и они принялись обсуждать последние новости.
- Как тебе название операции «Троян» и дата: первое января пятидесятого? Чудесный новогодний подарок Кремлю, не правда ли? – спросил шеф, сдерживая улыбку. - Напрасно ты расстраивался. Наконец-то настанет день праздничного мордобоя для этих обнаглевших оборванцев.
- Я так не думаю, сэр, - Дин учтиво склонил  чернявую голову. - Этим мы их только разозлим их. Русские удивительно живучи, к тому же они всё ещё стоят на Рейне. Такой шаг развяжет им руки. Сильнее них сейчас нет никого. Мы можем упустить остатки Европы, как в соё упустили её восток и Китай. Сталин же руками Жукова без труда захватит весь старый континент, вплоть до Атлантики. Они заблокируют Гибралтар, отнимут у нас Средиземноморье и Аравию. В этом случае план Маршалла наверняка сорвётся, и мы окажемся в безнадёжной изоляции. Вот к чему может привести такой необдуманный и рискованный шаг! И ещё: Советы успели-таки наскрести плутония на первый взрыв.  А это не шутка. Бойтесь своих желаний, они могут сбыться!
Гарри удивлённо вскинул на долговязого секретаря свои плешивые брови, машинально поправляя на широкой переносице мостик круглых очков в тонкой оправе. По правде говоря, он не ожидал подобного ответа и глубоко задумался.  В овальном кабинете воцарилась звенящая тишина, прерываемая лишь мерным ходом часового маятника. Случилось непредвиденное. На этот раз, против обыкновения, не он сам, а собеседник сбил его с толку. Похоже, тут и вправду есть о чём поразмышлять.
*
Через день температура упала, и ребёнок стал дышать ровнее. «Скорее бы Витенька выздоровел»! –  умиротворённо думала Шурочка, укладывая его поудобнее и сама засыпая на ходу. - «И ещё – чтобы не было войны»! Наступила ночь. Предпоследняя в уходящем году. Сынок, в самом деле, пошедший на поправку, и его измученная, но обрадованная мама спали без задних ног.
А наутро в дверях появился улыбающийся Роман, увешанный гирляндами и мишурой, с чудесно пахнущей морозной свежестью пушистой  ёлкой в руках.
 
Рейтинг: +12 441 просмотр
Комментарии (6)
Николай Коперсков # 31 декабря 2019 в 20:57 +3
Пусть этот год принесет удачу, радость, достаток и успех.
Желаю крепкого здоровья и неугасаемой любви сердца!

Хорошая проза. Удач.

man-5
Влад Устимов # 31 декабря 2019 в 21:30 +2
Спасибо, Николай.
С Новым Годом! t07136
Алена Викторова # 1 января 2020 в 05:36 +2
Спасибо, Влад! С Новым годом! Счастья и удач.
Годы пролетают, но очень уж трудно что-либо меняется к лучшему - и в отношениях между странами и в...остальном
live-7
Влад Устимов # 1 января 2020 в 08:10 +1
И Вас с Новым Годом, Алена!
Благополучия и успехов Вам в творчестве.
Благодарю за отзыв.
Татьяна Петухова # 5 января 2020 в 16:52 +2
Благодарю,дорогой Влад. Всегда с большим интересом читаю Ваши изумительные рассказы.
read-9
Влад Устимов # 5 января 2020 в 18:57 +1
Спасибо, Татьяна!
Приятно читать Ваши комментарии.
Удачи Вам и творческих успехов а новом году!