ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → ДОРОГА НАЗАД-2 или Машкино счастье

ДОРОГА НАЗАД-2 или Машкино счастье

24 августа 2020 - Остап Ибрагимыч
 
 
Уважаемые гости, настоятельно рекомендую перед чтением включать сопроводительную мелодию, которая находится под произведением. Поверьте, такое чтение расширит эмоциональный фон и поможет понять идею автора, её глубину.
 
 
 
— Ты не можешь мучить кого-нибудь другого?
— Нет, я уже выбрал тебя.

«Gossip Girl»

***

Нет, не клянись грядущим, ведь на нём
Проклятье зла, свершенного в былом...

Уильям Шекспир. «Ричард III»

***


 
Да-да, «мы в ответе за тех, кого приручили», всё правильно, всё верно...
 
Помню, зимой мать принесла поросёнка — решила хозяйством обзавестись. Понятное дело, что пока морозные дни стояли, то не было и речи отправлять розовое существо в сарай. Назвали мы то «существо» Машкой, разрешили жить дома, и наши будни кардинально изменились. Машка оказалась свинюшкой игриво-озорной, неугомонной, но и смышлёной, умной. Каждый вечер мы намывали её в тазике, укутывали тёплой байковой пелёнкой с головой, только чистенький красно-розовый пятачок торчал из уютного кулёчка и похрюкивал по-детски: «Нюф-нюф, нюф-нюф!».
 
Нас было четверо детей, я — старший, поэтому взял Машку под свою защиту и опеку, и ради неё стал спать на полу... Да! После водных процедур и обтираний, укладывал Машку рядом с собой на маленькую подушку, заботливо укрывал одеялом под шейку, и свинка быстро засыпала. Видно было, что чувствовала она себя защищённой и самой счастливой. На всякий «пожарный» случай стелил под неё клеёнку, но она ни разу не посмела обмочиться. Говорю ж — умная!
 
Умная и чуткая.
Шепнёшь ей, пока не разоспалась: «Машка!», она тут же: «Нюф?»
Потом слышу сквозь сон: цок-цок-цок — копытцами по полу застучала... остановилась около печки... зажурчала «водичка»! Там, у печки, к полу была прибита жесть, на неё и приспособилась ходить в туалет Машка, сама выбрала место.
 
Днём мы с ней играли и в прятки, и в догонялки. Мы убегали, она за нами мчалась во всю прыть. Мы — раз! — все на кровать и сидим пригнувшись. А Машка-то не умела, как мы, сигать! Ох, визжала! Наверное, даже злилась. На задние лапки приседала и прям хотелось ей на кровать к нам запрыгнуть. Не получалось. Была бы она собачкой или кошкой... Видно было, что она расстраивалась, плелась куда-нибудь, опустив обиженно головку. И тут мы показывались и звали её: «Машка! Машка!». Эх, как она с разворота да на 180 градусов, скользя ногами по полу, радостно мчалась назад! А мы, негодники такие, снова — шмыг! — на кровать. Хитренькие! Но я жалел её, брал на руки, чесал за ушком, разговаривал с ней, относился, как к ребёнку.
Она подрастала, а мы все так привыкли к ней, прикипели...
 
Как-то поехал я в соседнее село к друзьям на выходные. Не было меня дома дня два. Приезжаю обратно. Смотрю, мать во дворе. Завидев меня, стала смеяться:
— Ой, ты бы видел, чего тут твоя Машка вытворяла за эти два дня! — мать сквозь смех и слёзы стала рассказывать, приседая и хлопая себя по ногам, о Машкиных выкрутасах. — Искупаем её вечером, как обычно, и в пелёнку. Ждём, пока обсохнет. Ложимся спать. Малышня по кроватям, а на полу-то нет никого! И давай свинота наша носиться по комнатам, выискивать тебя, да орать при этом. То вроде успокоится, приткнётся где-нибудь в уголке, уснёт. Но среди ночи она опять в спальню шагает, цокает копытцами. Я просыпаюсь и наблюдаю за ней. Машка походит-походит рядом с тем местом, где спала с тобой — уйдёт. Через время — снова! То к кроватям подбежит и пытается заглянуть: кто там спит? куда ты подевался? Скучала сильно и нам покоя не давала. Ну, иди уж к ней!
 
Зашли вместе с матерью. Машка в спальне лежала на полу.
Я с порога:
— МАШКА!
 
Через секунду — голова-ноги! — она с разбега чуть не взлетела ко мне на руки! И крик её: охо-охо-охо!
Я ей помог: подхватил, поднял, чмокнул в пятачок, прижал к себе....
Зати-и-ихла она... даже не дышала...
Я снова:
— Маш!
Она:
— Нюф!
 
Дёргала носиком, шевелила ноздрями, глазки прищуривала...
— Устала, бедняжка, скучала очень...
 
Интересно: кто я был для неё? кем она меня считала?
 
***
 
Потеплело на улице.
Выросла Машка. В сарае ей постелили сухой соломы и стала она жить там, в отведённом новом для неё месте.
Когда я заходил к ней в гости, она вела себя беспокойно, становилась лапами на изгородь и визжала. Я гладил её, чесал за ухом. Она закрывала глаза, тихо хмыкала и протяжно так скулила...
 
***
 
Однажды явился дядя Илья и зарезал Машку.
А я ушёл из дому...
 
***



Много времени прошло с той поры, но я и сейчас задаюсь вопросом: кто я был для неё? кем она меня считала? И почему, вспоминая о Машке, меня мучает совесть?
 
Если б я был хозяином, то у меня или никогда не было бы на подворье свиней, или свиньи умирали своей смертью.
 


Машка, прости...
 
 
 

© Copyright: Остап Ибрагимыч, 2020

Регистрационный номер №0479003

от 24 августа 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0479003 выдан для произведения:
 
 
 
 
Уважаемые гости, настоятельно рекомендую перед чтением включать сопроводительную мелодию, которая находится под произведением. Поверьте, такое чтение расширит эмоциональный фон и поможет понять идею автора, её глубину.
 
 
 
— Ты не можешь мучить кого-нибудь другого?
— Нет, я уже выбрал тебя.

«Gossip Girl»

***

Нет, не клянись грядущим, ведь на нём
Проклятье зла, свершенного в былом...

Уильям Шекспир. «Ричард III»

***


 
Да-да, «мы в ответе за тех, кого приручили», всё правильно, всё верно...
 
Помню, зимой мать принесла поросёнка — решила хозяйством обзавестись. Понятное дело, что пока морозные дни стояли, то не было и речи отправлять розовое существо в сарай. Назвали мы то «существо» Машкой, разрешили жить дома, и наши будни кардинально изменились. Машка оказалась свинюшкой игриво-озорной, неугомонной, но и смышлёной, умной. Каждый вечер мы намывали её в тазике, укутывали тёплой байковой пелёнкой с головой, только чистенький красно-розовый пятачок торчал из уютного кулёчка и похрюкивал по-детски: «Нюф-нюф, нюф-нюф!».
 
Нас было четверо детей, я — старший, поэтому взял Машку под свою защиту и опеку, и ради неё стал спать на полу... Да! После водных процедур и обтираний, укладывал Машку рядом с собой на маленькую подушку, заботливо укрывал одеялом под шейку, и свинка быстро засыпала. Видно было, что чувствовала она себя защищённой и самой счастливой. На всякий «пожарный» случай стелил под неё клеёнку, но она ни разу не посмела обмочиться. Говорю ж — умная!
 
Умная и чуткая.
Шепнёшь ей, пока не разоспалась: «Машка!», она тут же: «Нюф?»
Потом слышу сквозь сон: цок-цок-цок — копытцами по полу застучала... остановилась около печки... зажурчала «водичка»! Там, у печки, к полу была прибита жесть, на неё и приспособилась ходить в туалет Машка, сама выбрала место.
 
Днём мы с ней играли и в прятки, и в догонялки. Мы убегали, она за нами мчалась во всю прыть. Мы — раз! — все на кровать и сидим пригнувшись. А Машка-то не умела, как мы, сигать! Ох, визжала! Наверное, даже злилась. На задние лапки приседала и прям хотелось ей на кровать к нам запрыгнуть. Не получалось. Была бы она собачкой или кошкой... Видно было, что она расстраивалась, плелась куда-нибудь, опустив обиженно головку. И тут мы показывались и звали её: «Машка! Машка!». Эх, как она с разворота да на 180 градусов, скользя ногами по полу, радостно мчалась назад! А мы, негодники такие, снова — шмыг! — на кровать. Хитренькие! Но я жалел её, брал на руки, чесал за ушком, разговаривал с ней, относился, как к ребёнку.
Она подрастала, а мы все так привыкли к ней, прикипели...
 
Как-то поехал я в соседнее село к друзьям на выходные. Не было меня дома дня два. Приезжаю обратно. Смотрю, мать во дворе. Завидев меня, стала смеяться:
— Ой, ты бы видел, чего тут твоя Машка вытворяла за эти два дня! — мать сквозь смех и слёзы стала рассказывать, приседая и хлопая себя по ногам, о Машкиных выкрутасах. — Искупаем её вечером, как обычно, и в пелёнку. Ждём, пока обсохнет. Ложимся спать. Малышня по кроватям, а на полу-то нет никого! И давай свинота наша носиться по комнатам, выискивать тебя, да орать при этом. То вроде успокоится, приткнётся где-нибудь в уголке, уснёт. Но среди ночи она опять в спальню шагает, цокает копытцами. Я просыпаюсь и наблюдаю за ней. Машка походит-походит рядом с тем местом, где спала с тобой — уйдёт. Через время — снова! То к кроватям подбежит и пытается заглянуть: кто там спит? куда ты подевался? Скучала сильно и нам покоя не давала. Ну, иди уж к ней!
 
Зашли вместе с матерью. Машка в спальне лежала на полу.
Я с порога:
— МАШКА!
 
Через секунду — голова-ноги! — она с разбега чуть не взлетела ко мне на руки! И крик её: охо-охо-охо!
Я ей помог: подхватил, поднял, чмокнул в пятачок, прижал к себе....
Зати-и-ихла она... даже не дышала...
Я снова:
— Маш!
Она:
— Нюф!
 
Дёргала носиком, шевелила ноздрями, глазки прищуривала...
— Устала, бедняжка, скучала очень...
 
Интересно: кто я был для неё? кем она меня считала?
 
***
 
Потеплело на улице.
Выросла Машка. В сарае ей постелили сухой соломы и стала она жить там, в отведённом новом для неё месте.
Когда я заходил к ней в гости, она вела себя беспокойно, становилась лапами на изгородь и визжала. Я гладил её, чесал за ухом. Она закрывала глаза, тихо хмыкала и протяжно так скулила...
 
***
 
Однажды явился дядя Илья и зарезал Машку.
А я ушёл из дому...
 
***



Много времени прошло с той поры, но я и сейчас задаюсь вопросом: кто я был для неё? кем она меня считала? И почему, вспоминая о Машке, меня мучает совесть?
 
Если б я был хозяином, то у меня или никогда не было бы на подворье свиней, или свиньи умирали своей смертью.
 



 
 
 
 
Рейтинг: +5 113 просмотров
Комментарии (8)
Владимир Перваков # 24 августа 2020 в 12:53 +4
Жалко Вас с Машкой.
Травма на всю жизнь. Понимаю Вас.
В деревнях часто свою корову-кормилицу, когда состарится, продавали, пусть и на мясо. Но сами не могли есть члена семьи своей. Чужую не так жалко. Человек хищник, конечно. В деревнях часто зимой телят и ягнят в дом брали. А потом дети отказывались есть их мясо. Знаю такие случаи.

Конечно, Машка Вас считала, если не папой, то уж другом точно. А друзей не едят...
Вот начитаешься таких рассказов,- и вегетарианцем станешь...
Остап Ибрагимыч # 24 августа 2020 в 14:28 +3
Владимир, Вы всё правильно написали и оценка Ваша для меня важна. Боль и угрызения совести, чувство вины не пройдут уже никогда, пока буду жив.
Спасибо за понимание!
Сергей Шевцов # 24 августа 2020 в 13:30 +5
Всё так, Валера. И цитату Экзюпери ты к месту вставил. Животные не такие примитивные твари, как считают многие. У них тоже есть чувства и эмоции, а их поступки довольно осознанные. Правда, интеллект, если можно так выразиться, наших братьев меньших соответствует уровню трёх-четырёх-летнего ребёнка. При этом, все люди, или подавляющее их большинство, как ни крути, плотоядные хищники, и многих животных мы употребляем в пищу. Рассказанная тобой история не единичная, в сельской местности это довольно распространённое явление, однако от этого жизненная драма не становится менее трогательной и цепляющей за душу. Прав классик: мы в ответе за тех, кого приручили. Добавлю - полюбили и всем сердцем привязались к ним, поэтому твоё горе, а иначе это не назовёшь, я понимаю и разделяю.
Остап Ибрагимыч # 24 августа 2020 в 14:43 +3
И животные, и насекомые, те, кто рядом с нами существуют, все появляются на свет и имеют право на жизнь... Но я не собираюсь отстаивать эти права. Однако, стоит лишь дать имя той же мухе, летающей по комнате, и мы уже начнём менять своё отношение к жужжащей бестии, а не станем гоняться с "хлопушкой" за ней.
Внучка моя, заметив в комнате малюсенькую козявку, аккуратно берёт её и отпускает в окно, приговаривая: "Иди к себе домой, приятель!". А мы, взрослые, наблюдаем и радуемся за неё, потому что она выводы сделала.
И я сделал выводы... и они не утешительные... и Вы это заметили в моём коротком рассказе...
Александр Надежный # 24 августа 2020 в 18:17 +4
Жизнь с животными делает человека лучше. Вся проблема, в их уходе из нашей жизни. Если животное дикое или просто живет в хлеву, то его употребление на мясо не вызывает особых эмоций. Но, вот, прирученное таким образом - это уже не скотина или дичь, это домашнее животное и друг человека, даже если это не собака и не кошка. Свинюшки, между прочим, по интеллекту стоят выше собак и более сообразительные. Но к сожалению не обладают нужной функциональностью, чтобы пасти овец, защищать от врагов, искать по запаху. Хотя вот трюфели они ищут лучше собак )) А суровая жизнь предков приучила их отбрасывать сентиментальность ради выживания. Вот они их и ели с незапамятных времен. Но даже взрослым домашние животные дороги, как члены семьи, чего уж тут про детей говорить. Наверное, в каждой семье, что жила не земле, такие случаи были... Эх, лучше не погружаться в эмоции, Валерий, а то слишком тяжело будет из них выбираться! С самого начала эссе я предвидел нелегкий конец этой истории и потрясение, предстоящее для детей. Родители конечно допустили ошибку, пустив поросенка домой. С другой стороны, а что было делать? Вегетарианство - не выход для человека, это хищное существо с самого своего появления на свет и даже Бог благословил ему животных в пищу...
Остап Ибрагимыч # 25 августа 2020 в 06:56 +3
Александр, Вы всё верно сказали, аргументированно и оправдательно, я согласен с Вами. И вегетарианство - не выход, и животных домашних (телят, ягнят), и птиц (утят, цыплят) люди в деревнях зимой жалеючи держать будут в домах, если нет отапливаемых сараев, и восприимчивых детей найдётся уйма, у которых происходили похожие истории, и которые, повзрослев, будут прислушиваться к боли в душе - она, боль, не силком внутрь запихана, она там сама по себе селится - и будут случаться дни, когда душа начнёт болеть, возвращая нас назад, туда, где всё начиналось...
Маргарита Тодорова # 25 августа 2020 в 17:17 +3
Все живущие на земле твари, (это я не ругаюсь, а в смысле, всё сотворённое) друг друга поедают, поедают, чтобы жить, другого способа питания, к сожалению не предусмотрено. И растения, они тоже живые, им тоже бывает больно и страшно, об этом я прочла в какой-то научной статье, где приводились примеры экспериментов с различными растениями. Я сама, например, никогда не смогу зарубить курицу, даже когда очень и очень было нужно, и куры свои во дворе бегали, не смогла убить курицу, руки, словно парализовало, и стукнуть молотком по голове живую рыбу тоже не могу, но, от разделанной курицы и рыбы, купленных в магазине.., не откажусь. И о вегетарианстве: когда-то давно, мы с мужем увлеклись кришнаизмом и целый месяц ели нечто, приготовленное исключительно из овощей, фруктов и зерна, и что, да ничего, не выдержала я, очень уж захотелось котлет и борща с мясом! Жаль, Валера, и Машку, и тебя, потерявшего любимого друга, но что случилось, то случилось, и изменить ничего нельзя... Свинок в доме я никогда не держала, а вот собак и кошек - всегда, и уход из жизни каждого из них, для меня это горе, самое настоящее горе.
Остап Ибрагимыч # 26 августа 2020 в 13:18 +3
Друзья мои, Марго, я вовсе не о том написал, не про мясо, которое мы употребляем в пищу, и не призываю к вегетарианству, я о предательстве... Животное верило мне... Потому и скулила жалобно глядя на меня, когда её поместили в сарай... А потом и вовсе зарезали... Вот это во мне болит по сей день... Безысходность, я ничего не смог поделать... Тупик!