ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Брошь (мини-детектив)

 

Брошь (мини-детектив)

16 января 2015 - Светлана Казаринова
article265369.jpg
 
Цикл «Васильки»
Василий Коваль вышел из подъезда, привычно огляделся по сторонам в поисках своего любимца - котёнка Васьки, но не увидел его. Тогда он позвал:
- Кис, кис, Вася, ты где?
В ответ раздалось мяуканье, но Васька не появлялся.
- Ты где? – настойчиво поинтересовался Коваль.
Опять мяуканье.
Василий сделал пару шагов и увидел своего питомца. Васька сидел на журнале, а вокруг растеклась огромная лужа. Котенок пытался шагнуть в нее, но холодная вода отпугивала, он держал на весу мокрую лапку и жалобно мяукал.
Коваль взял котенка на руки и опустил на сухую дорожку.
- Пошли, покормлю!
Но котенок не двинулся с места.
- Всё понял, - Василий взял журнал, перенес его поближе к подъезду, расстелил на земле. На развороте журнала он увидел фотографию актрисы местного театра.
- Да, Вася, - покачал головой Коваль. – Я бы тоже с такой красоткой не хотел расставаться.
Котенок слова друга проигнорировал, и тут же усевшись на журнал, поднял лапку, давай, мол, еду.
Коваль насыпал корм прямо на глянцевое издание, Васька чуть посторонился, но с журнала так и не сошел, асфальт нынче холодный. Осень.
Убедившись, что котенок начал завтракать, Василий пошел на службу в отделение полиции, где проходил практику.
Его наставник Вадим Перевозчиков находился уже в кабинете, и, похоже, давно.
- Дело новое у нас! – обратился он к Василию, как только тот вошел. – Убийство. Сейчас Иван Кузьмин подойдет и поедем.
Не успел Вадим договорить, как открылась дверь и эксперт-криминалист крикнул:
- Ну, мы идем или ждем кого-то?
- Идем, идем, - отозвался Перевозчиков.
Полицейский Уазик уже ждал их на улице, они быстро сели в машину и она рванула с места.
Осмотрев место преступления, каждый стал делать свою работу: Иван Кузьмин искал улики, Василий Коваль писал протокол, а Вадим Перевозчиков задавал вопросы дочке убитой.
- Так вы говорите, из дома ничего не пропало?
- Что тут брать? Мама жила бедно, пенсия у нее маленькая, всю тратила на лекарства, да на питание, сбережений не было, нечего копить. Я ей помогала, но тоже суммы небольшие давала, сама живу небогато.
- Очень странно, очень, - произнес себе под нос Вадим. – А документы на квартиру где? Не пропали случайно?
- Нет! Они у меня дома. Мама начиталась статей в криминальной хронике, как стариков обманывают, чтобы жилье у них отобрать, так сразу и отдала мне всю документацию на хранение.
- Это хорошо, но тогда совсем нет мотива преступления, совсем. Кому же потребовалось убить этот Божий одуванчик? Василий, ты как думаешь?
Коваль пожал плечами. Что тут скажешь?
Иван Кузьмин закончил снимать отпечатки пальцев с дверей, перешел к комоду.
- А это что? – он поднял рекламный буклет ювелирного магазина.
Дочка взяла бумагу в руки, посмотрела на фотографию.
- Да, мама фотографировалась на рекламу, очень ее просили об этом ювелиры, она и согласилась.
- Вот и ответ. Что за брошка на ней, поди, очень дорогая? – строго спросил Вадим.
- Да, что вы? Это стекляшки, - отмахнулась дочка.
- А, кстати, где эта самая брошь? – поинтересовался Кузьмин.
Дочка открыла ящик комода, пошарила внутри.
- Была всегда здесь, а сейчас нету. Но она, правда, не представляет никакой ценности.
- Но вор, наверное, об этом не знал?
- Тут и знать не надо, за три версты видно, что она очень простая, хоть и сделана на заказ.
- Зачем? – спросил Василий, не отрываясь от протокола.
- Когда-то давно моей прапрабабушке в день помолвки подарил точно такую брошку прапрадедушка, тогда в брошке были камни самые настоящие: изумруд, гранат и сапфир. Потом она передавалась по женской линии из поколения в поколение, но во время войны бабушка вынуждена была продать ее, чтобы спасти семью от голода. С тех пор у нас нет семейной реликвии. Но маме почему-то захотелось сделать такую же брошку, вот она и заказала ее ювелирам этого самого магазина, в котором снялась для рекламы. Брошка похожа, но она дешевая, об этом в буклете написано, вот посмотрите внимательно, - женщина показала, то место, где, действительно, было написано о мастерах-ювелирах, изготовивших брошь по старой фотографии.
- Значит, вор, если наметил украсть эту брошь, прекрасно, знал, что она не настоящая. И все обладатели данной рекламы об этом знали, буклет на улицах раздают, - сделал вывод Коваль, продолжая писать.
- То-то и оно-то, - покачал головой Перевозчиков, - разве, что псих какой, захотел эту стекляшку иметь. Теперь обыщемся!
Кузьмин окончил свою работу, закрыл чемоданчик.
- Пойду я, - сообщил он, - в машине вас подожду.
- Да, собственно и мы заканчиваем, - отозвался Перевозчиков. – Пошли, друг, он похлопал Коваля по плечу.
Стажер сложил бумаги в папку, встал из-за стола, направился было к двери, но вдруг остановился, повернулся и подошел к комоду, уж, больно, ему захотелось поглядеть на ювелирное изделие, сделанное на заказ. Василий взял буклет, внимательно рассмотрел его.
- Где-то я видел эту брошь, - произнес он.
- Где? – хором спросили Вадим и Иван.
- Не помню!
Перевозчиков махнул рукой.
- Небось, тебе тоже на улице такой буклет вручили. Я-то думал, зацепка есть, - пробурчал он, открывая двери.
Обратно в отделение полиции ехали молча, когда вошли в кабинет, Вадим произнес только одно слово:
- Висяк!
Потом их позвали на совещание, потом Вадим отправил Коваля в архив за документами, необходимыми ему в работе, потом было еще много дел, пока, наконец, рабочий день не закончился.
Василий шел домой усталый, даже забыл зайти в магазин и купить своему питомцу корма. Котенок сидел на том же журнале и встретил Коваля громким криком: «Мяу!»
«Вот, бедный, он голодный, а я корм не купил, - мысленно поругал себя Василий, но в магазин возвращаться не хотелось. - Может дома, в холодильнике что-нибудь найдётся?» - придумал альтернативу своей забывчивости стажер.
Но в это время на балконе появилась мама и крикнула:
- Вася, ты хлеба купил?
Делать нечего, придется в магазин идти, как ни устал. Василий побрёл обратно, удивляясь, почему это Васька не бежит за ним.
«Ах да, у него же красотка в журнале, и он не хочет с ней расставаться!» - усмехнулся своим мыслям Коваль, но тут вспомнил, что брошку он видел на платье этой самой красотки, актрисе местного театра. Он тогда еще подумал, что эта брошь очень безвкусна, камни слишком яркие: красный, зеленый и голубой. Некрасивое сочетание: наглое и броское. Наверное, Сваровски, решил тогда. Сейчас это модно, но как-то примитивно. Лучше бы использовали другие цвета.
Из магазина стажер не шел, а бежал, несмотря на усталость. Только бы журнал не пропал, в его отсутствие. Печатное издание находилось на месте. Василий сел на скамейку, насыпал тезке корма рядом с собой, а журнал стал внимательно изучать. На платье актрисы приколота точно такая же брошка, как и на фотографии бабушки в буклете. Только в статье под снимком написано, что актриса приобрела эту брошь на аукционе в Сотби, за несколько тысяч долларов.
Васька тем временем поел, но никак не хотел отдавать Ковалю журнал, он хватался за обложку коготками и тянул к себе, пришлось стажеру вырвать нужные страницы, а глянцевое издание положить на землю возле скамейки. Котенок тут же уселся на него и благодарно замурлыкал.
Коваль позвонил наставнику, рассказал про статью в журнале.
- Это многое меняет. Жди, сейчас приеду, - сообщил в ответ Вадим.
Через час Коваль, Перевозчиков и Кузьмин уже находились у актрисы в театре, Иван рассматривал брошь через лупу, Василий наблюдал за ним. Брошь, действительно, оказалась подделкой, как они и думали. Теперь надо выяснить, кто мог её подменить. Это оказалось делом несложным. Актриса показала, что последнее время возле нее вертелся молодой артист, недавно принятый на работу. Обыск подтвердил правоту актрисы, брошь нашли у него в сумке. Продать ювелирное украшение он не успел, такие дела быстро не делаются.
Коваля подвезли домой на машине. Васька кинулся к ногам, покинув по такому поводу свой журнал. А Коваль насыпал своему другу еще немного корма. Заслужил! Помог преступление раскрыть по горячим следам.
 «Вот есть же люди, которые только денег хотят, будет теперь этот юный артист на зоне думать, что работать надо было. Нет же, хотел всё и сразу. А так не бывает», - размышлял Василий, наблюдая, как котенок поедает корм.
 А актриса после суда подарила брошь дочке убитой.
- Пусть реликвия вернется в свою семью, - рассуждала она. - Себе оставила копию, зрителям в зале все равно, а если опять украдут, то не жалко!

 

© Copyright: Светлана Казаринова, 2015

Регистрационный номер №0265369

от 16 января 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0265369 выдан для произведения:  
Цикл «Васильки»
Василий Коваль вышел из подъезда, привычно огляделся по сторонам в поисках своего любимца - котёнка Васьки, но не увидел его. Тогда он позвал:
- Кис, кис, Вася, ты где?
В ответ раздалось мяуканье, но Васька не появлялся.
- Ты где? – настойчиво поинтересовался Коваль.
Опять мяуканье.
Василий сделал пару шагов и увидел своего питомца. Васька сидел на журнале, а вокруг растеклась огромная лужа. Котенок пытался шагнуть в нее, но холодная вода отпугивала, он держал на весу мокрую лапку и жалобно мяукал.
Коваль взял котенка на руки и опустил на сухую дорожку.
- Пошли, покормлю!
Но котенок не двинулся с места.
- Всё понял, - Василий взял журнал, перенес его поближе к подъезду, расстелил на земле. На развороте журнала он увидел фотографию актрисы местного театра.
- Да, Вася, - покачал головой Коваль. – Я бы тоже с такой красоткой не хотел расставаться.
Котенок слова друга проигнорировал, и тут же усевшись на журнал, поднял лапку, давай, мол, еду.
Коваль насыпал корм прямо на глянцевое издание, Васька чуть посторонился, но с журнала так и не сошел, асфальт нынче холодный. Осень.
Убедившись, что котенок начал завтракать, Василий пошел на службу в отделение полиции, где проходил практику.
Его наставник Вадим Перевозчиков находился уже в кабинете, и, похоже, давно.
- Дело новое у нас! – обратился он к Василию, как только тот вошел. – Убийство. Сейчас Иван Кузьмин подойдет и поедем.
Не успел Вадим договорить, как открылась дверь и эксперт-криминалист крикнул:
- Ну, мы идем или ждем кого-то?
- Идем, идем, - отозвался Перевозчиков.
Полицейский Уазик уже ждал их на улице, они быстро сели в машину и она рванула с места.
Осмотрев место преступления, каждый стал делать свою работу: Иван Кузьмин искал улики, Василий Коваль писал протокол, а Вадим Перевозчиков задавал вопросы дочке убитой.
- Так вы говорите, из дома ничего не пропало?
- Что тут брать? Мама жила бедно, пенсия у нее маленькая, всю тратила на лекарства, да на питание, сбережений не было, нечего копить. Я ей помогала, но тоже суммы небольшие давала, сама живу небогато.
- Очень странно, очень, - произнес себе под нос Вадим. – А документы на квартиру где? Не пропали случайно?
- Нет! Они у меня дома. Мама начиталась статей в криминальной хронике, как стариков обманывают, чтобы жилье у них отобрать, так сразу и отдала мне всю документацию на хранение.
- Это хорошо, но тогда совсем нет мотива преступления, совсем. Кому же потребовалось убить этот Божий одуванчик? Василий, ты как думаешь?
Коваль пожал плечами. Что тут скажешь?
Иван Кузьмин закончил снимать отпечатки пальцев с дверей, перешел к комоду.
- А это что? – он поднял рекламный буклет ювелирного магазина.
Дочка взяла бумагу в руки, посмотрела на фотографию.
- Да, мама фотографировалась на рекламу, очень ее просили об этом ювелиры, она и согласилась.
- Вот и ответ. Что за брошка на ней, поди, очень дорогая? – строго спросил Вадим.
- Да, что вы? Это стекляшки, - отмахнулась дочка.
- А, кстати, где эта самая брошь? – поинтересовался Кузьмин.
Дочка открыла ящик комода, пошарила внутри.
- Была всегда здесь, а сейчас нету. Но она, правда, не представляет никакой ценности.
- Но вор, наверное, об этом не знал?
- Тут и знать не надо, за три версты видно, что она очень простая, хоть и сделана на заказ.
- Зачем? – спросил Василий, не отрываясь от протокола.
- Когда-то давно моей прапрабабушке в день помолвки подарил точно такую брошку прапрадедушка, тогда в брошке были камни самые настоящие: изумруд, гранат и сапфир. Потом она передавалась по женской линии из поколения в поколение, но во время войны бабушка вынуждена была продать ее, чтобы спасти семью от голода. С тех пор у нас нет семейной реликвии. Но маме почему-то захотелось сделать такую же брошку, вот она и заказала ее ювелирам этого самого магазина, в котором снялась для рекламы. Брошка похожа, но она дешевая, об этом в буклете написано, вот посмотрите внимательно, - женщина показала, то место, где, действительно, было написано о мастерах-ювелирах, изготовивших брошь по старой фотографии.
- Значит, вор, если наметил украсть эту брошь, прекрасно, знал, что она не настоящая. И все обладатели данной рекламы об этом знали, буклет на улицах раздают, - сделал вывод Коваль, продолжая писать.
- То-то и оно-то, - покачал головой Перевозчиков, - разве, что псих какой, захотел эту стекляшку иметь. Теперь обыщемся!
Кузьмин окончил свою работу, закрыл чемоданчик.
- Пойду я, - сообщил он, - в машине вас подожду.
- Да, собственно и мы заканчиваем, - отозвался Перевозчиков. – Пошли, друг, он похлопал Коваля по плечу.
Стажер сложил бумаги в папку, встал из-за стола, направился было к двери, но вдруг остановился, повернулся и подошел к комоду, уж, больно, ему захотелось поглядеть на ювелирное изделие, сделанное на заказ. Василий взял буклет, внимательно рассмотрел его.
- Где-то я видел эту брошь, - произнес он.
- Где? – хором спросили Вадим и Иван.
- Не помню!
Перевозчиков махнул рукой.
- Небось, тебе тоже на улице такой буклет вручили. Я-то думал, зацепка есть, - пробурчал он, открывая двери.
Обратно в отделение полиции ехали молча, когда вошли в кабинет, Вадим произнес только одно слово:
- Висяк!
Потом их позвали на совещание, потом Вадим отправил Коваля в архив за документами, необходимыми ему в работе, потом было еще много дел, пока, наконец, рабочий день не закончился.
Василий шел домой усталый, даже забыл зайти в магазин и купить своему питомцу корма. Котенок сидел на том же журнале и встретил Коваля громким криком: «Мяу!»
«Вот, бедный, он голодный, а я корм не купил, - мысленно поругал себя Василий, но в магазин возвращаться не хотелось. - Может дома, в холодильнике что-нибудь найдётся?» - придумал альтернативу своей забывчивости стажер.
Но в это время на балконе появилась мама и крикнула:
- Вася, ты хлеба купил?
Делать нечего, придется в магазин идти, как ни устал. Василий побрёл обратно, удивляясь, почему это Васька не бежит за ним.
«Ах да, у него же красотка в журнале, и он не хочет с ней расставаться!» - усмехнулся своим мыслям Коваль, но тут вспомнил, что брошку он видел на платье этой самой красотки, актрисе местного театра. Он тогда еще подумал, что эта брошь очень безвкусна, камни слишком яркие: красный, зеленый и голубой. Некрасивое сочетание: наглое и броское. Наверное, Сваровски, решил тогда. Сейчас это модно, но как-то примитивно. Лучше бы использовали другие цвета.
Из магазина стажер не шел, а бежал, несмотря на усталость. Только бы журнал не пропал, в его отсутствие. Печатное издание находилось на месте. Василий сел на скамейку, насыпал тезке корма рядом с собой, а журнал стал внимательно изучать. На платье актрисы приколота точно такая же брошка, как и на фотографии бабушки в буклете. Только в статье под снимком написано, что актриса приобрела эту брошь на аукционе в Сотби, за несколько тысяч долларов.
Васька тем временем поел, но никак не хотел отдавать Ковалю журнал, он хватался за обложку коготками и тянул к себе, пришлось стажеру вырвать нужные страницы, а глянцевое издание положить на землю возле скамейки. Котенок тут же уселся на него и благодарно замурлыкал.
Коваль позвонил наставнику, рассказал про статью в журнале.
- Это многое меняет. Жди, сейчас приеду, - сообщил в ответ Вадим.
Через час Коваль, Перевозчиков и Кузьмин уже находились у актрисы в театре, Иван рассматривал брошь через лупу, Василий наблюдал за ним. Брошь, действительно, оказалась подделкой, как они и думали. Теперь надо выяснить, кто мог её подменить. Это оказалось делом несложным. Актриса показала, что последнее время возле нее вертелся молодой артист, недавно принятый на работу. Обыск подтвердил правоту актрисы, брошь нашли у него в сумке. Продать ювелирное украшение он не успел, такие дела быстро не делаются.
Коваля подвезли домой на машине. Васька кинулся к ногам, покинув по такому поводу свой журнал. А Коваль насыпал своему другу еще немного корма. Заслужил! Помог преступление раскрыть по горячим следам.
 «Вот есть же люди, которые только денег хотят, будет теперь этот юный артист на зоне думать, что работать надо было. Нет же, хотел всё и сразу. А так не бывает», - размышлял Василий, наблюдая, как котенок поедает корм.
 А актриса после суда подарила брошь дочке убитой.
- Пусть реликвия вернется в свою семью, - рассуждала она. - Себе оставила копию, зрителям в зале все равно, а если опять украдут, то не жалко!
 
Рейтинг: +7 435 просмотров
Комментарии (11)
Влад Устимов # 16 января 2015 в 18:56 +2
Чудесная история!
Серов Владимир # 16 января 2015 в 19:01 +1
Отличный рассказ! super
Светлана Казаринова # 16 января 2015 в 21:00 0
Спасибо, что читаете, значит пишу не зря! big_smiles_138
Прокофьева Александрина # 17 января 2015 в 19:11 +1
У Вас очень чудесные детективчики. ura
Светлана Казаринова # 18 января 2015 в 11:30 0
Спасибо! girlkiss
Игорь Косаркин # 30 января 2015 в 13:26 +1
Светлана Казаринова # 30 января 2015 в 15:50 0
a9cec67cbc20d119e44b7ffa8759640c
Любовь Сабеева # 16 апреля 2015 в 14:43 +1
Отлично написано! Очень мне нравится читать Ваши рассказы! big_smiles_138
Светлана Казаринова # 16 апреля 2015 в 16:33 0
Читайте, скоро новые про Василька напишу,уже в черновиках есть! koshka
Александра Треффер # 16 февраля 2016 в 01:32 +1
super
Светлана Казаринова # 16 февраля 2016 в 09:22 0
sad