"Чокнутая"

28 февраля 2012 - Татьяна Белая
article30800.jpg

 Вероника сидела в приемной генерального директора объединения уже более получаса. Три недели назад она выставила в Интернете свое резюме на конкурс замещения должности юрисконсульта в этой фирме. А через некоторое время получила на электронную почту сообщение о своей победе и была приглашена для собеседования с  директором господином Разумовским Дмитрием Сергеевичем.  К этой встрече женщина готовилась основательно. Над внешним видом поработала подруга детства Аллочка, визажист в престижном Салоне красоты. Был наведен тщательный дневной макияж деловой женщины. Ничего лишнего. Будучи высоким профессионалом своего дела, Алла знала, где припудрить, где подтенить, где осветлить. В ее арсенале имелись лучшие образцы зарубежной косметики. Вероника сама залюбовалась собой и нашла, что помолодела лет на пять. Специально для встречи приобрела строгий, но элегантный брючный костюм известной зарубежной фирмы. Стройная фигура 35-ти летней женщины позволяла подчеркнуть ее привлекательность. У нее была очень веская причина произвести на руководителя неизгладимое впечатление.

         В приемной, к удивлению Вероники, сидела не секретарша, а молодой человек. Когда она пришла, в точно назначенное время, он извинился и сообщил, что в данный момент  директор беседует с супругой, и попросил подождать. Он видел, что женщина нервничает, бесконечно перекладывает из рук в руку папку с документами и поглядывает на часы.

         -Вероника Андреевна, - скосив глаза на бумажку с ее именем, обратился к ней мужчина, - не надо так волноваться. Вопрос о зачислении вас на эту должность уже решен. Беседа с Дмитрием Сергеевичем, пустая формальность, - сказал он, не отрываясь от компьютера. – Вашу кандидатуру выбрала супруга директора. А потому решение окончательное и обжалованию не подлежит, - с легкой усмешкой добавил Олег.

         -Извините, - удивленно ответила Вероника, вставая и подходя к столу секретаря, - а какую должность на фирме занимает его жена?

         -Должность? – лукаво переспросил тот. – Анна Борисовна, прежде всего, супруга Дмитрия Сергеевича. Кроме того, единственная дочь генерального директора корпорации, в которую входит наше объединение, Бориса Павловича Разумовского. А еще она является владелицей нашей фирмы. Директор просто наемный работник. Так что ее решения не обсуждаются.

         -Они что, с тестем однофамильцы? – иронично поинтересовалась Вероника.

         -Нет, конечно. Насколько мне известно, Дмитрий Сергеевич после свадьбы взял фамилию жены, - ответил тот, отрывая взгляд  от монитора и с улыбкой, глядя на женщину. - Семейный бизнес, знаете ли. Ради этого стоит фамилию поменять.

         -Занятно, - с усмешкой произнесла женщина, подходя к окну и задумчиво вглядываясь в красивый пейзаж.

         Через некоторое время из кабинета вышла ухоженная, привлекательная дама. Она оценивающим взглядом посмотрела на Веронику и сказала, что Дмитрий Сергеевич освободился. Сдерживая волнение, женщина шагнула в кабинет.

         За огромным полированным столом восседал крупный мужчина с большими залысинами в красивых фирменных очках. Дмитрий Сергеевич именно восседал.  Чувствовалось, что ему очень комфортно и уютно сидеть в этом кресле. Мельком взглянув на вошедшую, он поздоровался и указал рукой на крутящийся стул, приглашая присесть. Вероника протянула ему папку с документами.

         -Так, так, так, - проговорил Разумовский, открывая папку, - стало быть, вы у нас Машкова Вероника Андреевна, - как-то странно изменившись в лице, прочел директор. – Интересная у вас фамилия.

         -Вполне распостраненная, - пожимая плечами, ответила женщина.

         -Так оно, - согласился тот. – Просто навевает кое-какие воспоминания далекой юности.

         Вероника поняла, что директор до этого момента вообще не читал ее документов. Между тем, он продолжал просматривать представленные бумаги.

         -Большой стаж работы в известном издательстве, - прокомментировал Разумовский. – Неужели издательству необходим собственный юрист? – с удивлением поинтересовался он.

         -Безусловно, - кивнула Вероника. – И поверьте, скучать не приходится. Работы очень много.

         -У вас юридическое образование, а откуда знание трех языков?

         -Вообще-то там указано, и есть диплом об окончании мною Высших курсов иностранных языков. Неужели вы видите мои документы впервые? – удивленно спросила дама.

         -Ну, для изучения документации и проверки данных у меня существует большой штат сотрудников, - ответил он. – Думаю, именно знание  языков склонило чашу весов в вашу пользу. У нас достаточно много заграничных партнеров. Но, честно говоря, мне несколько непривычно, что в должности юрисконсульта в моей фирме будет работать женщина, - улыбнулся Разумовский.

         -А мне несколько непривычно видеть за столом секретаря в вашей приемной  мужчину, - ответила Вероника.

         -Олег, скорее мой помощник, чем секретарь. Это человек с высшим техническим образование, который прекрасно разбирается в производстве, - пояснил он.  – Давайте перейдем к анкете, - сказал директор, переворачивая документы в папке. - 35 лет, коренная москвичка, замужем, дочери пятнадцать, - продолжал читать Разумовский. – Кстати, вас предупредили, что придется сопровождать меня в загранкомандировках? Наличие дочери-школьницы помехой не будет?

         -Ничуть, - успокоила его Вероника. – Мои родители живут в соседнем доме и за Танюшкой есть, кому присмотреть.

         -Замечательно, - сказал Дмитрий Сергеевич. – А кто у нас муж? – поинтересовался директор, поднимая взгляд на женщину. – Если не секрет, конечно, - с улыбкой добавил он.

         -Ну, почему же? – лукаво произнесла она. – К счастью, с некоторых пор не секрет.

         -Не понял, - недоуменно произнес Разумовский, пристально вглядываясь в ее лицо. – Что значит, с некоторых пор?

         -Да, в этой папке не хватает кое-каких важных документов, - спохватилась она, открывая сумочку и выкладывая на стол  бумаги и фотографии. – Вот свидетельство о браке, свидетельство о рождении дочери, и старые снимки веселой студенческой свадьбы. Никого здесь не узнаете? – с легкой иронией поинтересовалась Вероника.

         Разумовский переводил ошеломленный, безумный взгляд с документов на женщину и обратно, не в силах вымолвить ни слова.

         -Своего супруга я не видела почти шестнадцать лет, - положив руки на стол и наклоняясь к нему, продолжила она. – Совершенно случайно наткнулась на его фирму со снимком генерального директора в Интернете. Фамилия, правда, оказалась другой.

         -Ни-ка? – осипшим голосом прошептал Разумовский.

         -Начинаешь узнавать? – язвительно спросила женщина. – Неужели я так изменилась? Хотя, ты тоже не помолодел. Полысел, животик отрастил. Но в мягком кресле наемного работника собственной супруги смотришься хорошо. Уютненько так смотришься, - усмехнулась она.

         -Тебя невозможно узнать, - растеряно покачал головой мужчина. – Изменилась потрясающе.  Где та скромная худенькая девочка с огромной копной белокурых волос? Зачем ты явилась? – все еще не приходя в себя, прохрипел Дмитрий. – Что тебе  надо?

         -Ну, для начала взыскать алименты на дочь за пятнадцать лет, - ответила та. – И объявить семье Разумовских, что ты двоеженец. Кстати, как думаешь, когда суд признает ваш брак недействительным, фамилию тоже придется менять на «девичью»?

         -Но, ты же сделала аборт, - возмущенно воскликнул Дмитрий. – Это не моя дочь! И почему у вас моя фамилия?

         -Кто тебе сказал? – изумилась Вероника. – Фамилию я сменила на основании свидетельства о браке. Ты исчез, но аборт я делать  не собиралась.

         -Боже, праведный, - обхватив голову руками, прошептал он, - об этом мне сообщила мама. Она же ездила в Москву и встречалась с тобой.

         -Да, - согласилась Вероника, - твоя мать действительно приходила ко мне, сулила огромные деньги. Но я выставила ее вон.

         -Значит, денег не взяла, - потерянно прошептал Дмитрий. – А мать сказала, что влезла в огромные долги, расплачиваясь с тобой. Что ты запросила немыслимую сумму.

         -Не знаю, что сказала сыночку его скандальная мамаша, - язвительно заметила женщина, собирая у него со стола документы и укладывая их в папочку. – Мне она устроила истерику с оскорблениями и изображением обморока. Разбирайся с ней сам. Если у тебя не хватило смелости прийти ко мне самому в то время, то у меня хватит, написать заявление в суд сейчас.

         -Зачем ты стала участвовать в конкурсе?

         -Надеялась, что ты сам ознакомишься с моим резюме, поймешь, что у тебя есть законная жена и дочь. И явишься, хотя бы с покаянием, - ответила она, поднимаясь со стула. – До скорой встречи, -  Вероника быстро направилась к выходу.

         -Ника, постой! – резко вскочил Разумовский. Но дверь уже захлопнулась. Он обессилено рухнул в кресло.  

                                  

*****

 

         Выйдя из кабинета, Вероника увидела, что возле стола помощника стоит  мужчина.  Они с Олегом разглядывали что-то на мониторе компьютера. Вера узнала его сразу. В студенческие годы Саша Панов был близким другом Дмитрия.

         -Вероничка! – воскликнул Александр, увидев ее и направляясь к женщине с раскинутыми руками. – Ну, кто бы мог подумать. Наш новый юрисконсульт –  ты. Димон там не в обмороке? – иронично спросил он, подходя и обнимая ее.

         -Привет, Шура, - ответила та,  - отстраняясь от объятий. – Думаю, твоему другу успокоительные капли не помешают, - сказала Вероника. Подошла к столу и увидела, что  на мониторе высвечивалась первая страница ее резюме с небольшой фотографией.

         -А я зашел в приемную, Олег сказал, что у шефа новая сотрудница на утверждении. Мне стало интересно, кто такая? Загрузили твое резюме. На фото тебя вначале совсем не узнал. Когда фамилию, имя  прочел, обалдел, - весело поведал он.

         -Слушай, давай не будем обсуждать это здесь, - укоризненно произнесла Вероника, показывая глазами на секретаря. – Может, в другом месте поговорим?

         -Конечно, – быстро согласился тот, подхватывая женщину под руку и направляясь к выходу.

         Старые знакомые расположились в небольшом кафе рядом с офисом. Александр заказал бутылку марочного вина. Но Вероника выпить отказалась. Она была за рулем. Женщина потягивала через соломинку фруктовый коктейль, а Панов вино. Он рассказал, что после окончания университета вернулся в родной Новосибирск. А несколько лет назад туда в гости к матери приезжал Дима и пригласил его работать в своей фирме. С тех он в Москве. Женат. Двое детей.

         -Да ты о себе расскажи, - обратился Шура к ней. – Как ты? Что ты? Замужем, нет?

         -Конечно, замужем. Ты же видел мою анкету, - улыбнулась Вероника. – И фамилия у нас с дочерью Машковы.

         -Как ты его нашла-то? – поинтересовался Александр. – Что, Димка говорит? Неужели он тебя не узнал? По фамилии и имени не догадался?

         -Насколько я поняла, - усмехнулась женщина, - он мое резюме вообще не читал. Даже фамилию впервые прочел при мне. Вспомнил только, когда я ему свидетельства и фото показала. Я Машкова не искала. Просто его жена оказалась постоянной клиенткой Аллочки в Салоне красоты. Помнишь Алку?

         -Еще бы, - хмыкнул он.

         -Она его увидела, когда тот на машине встречал супругу после процедур. Короче, история долгая. Рассказывать не стоит, - махнула рукой Вера,  помешивая соломинкой коктейль в бокале.

         -Ну, дела, - сокрушенно покачал друг головой. – Димона теперь не каплями, а водкой отпаивать придется, – рассмеялся Шурик.  – Что делать думаешь? Неужто работать к нему пойдешь?

         -Еще чего? –  усмехнулась женщина. – Просто в глаза посмотреть ему захотелось. Фотографию дочери показать. Кстати, у него дети есть? – поинтересовалась Вера.

         -Детей нет, - ответил он. – И не предвидится. Насколько мне известно, из-за Анюты. Какие-то у нее женские проблемы. Жена говорила. Мы, можно сказать,  семьями дружим, - криво усмехнулся Шура.

         -Откуда такая ирония? – удивилась женщина.

         -Да, где уж, нам уж, - с досадой сказал он, махнув рукой, и в очередной раз до краев наполнил свой бокал. Вероника видела, Александр  взволнован встречей.

         -Вы же в стройотряде не разлей вода, были, - недоуменно сказала она.

         -Так  только казалось, - вздохнул мужчина, пригубив вино. – Честно скажу. Всю жизнь Димке завидовал. Везунчик он. И всегда верховодил в нашей дружбе. Я у него был как бы ширмой, на фоне которой его достоинства отражаются ярче.

         -Сам-то понял, что сказал? – насмешливо поинтересовалась Вероника, потягивая свой коктейль.

          -Вот смотри, - произнес он,  откидываясь на спинку стула с бокалом в руке. – Приехали мы с ним с периферии. Не то, чтобы совсем из провинции. Однако, Новосибирск не Москва. Поверь, все девчата и парни, которые приезжают в Москву учиться, держат в подсознании мысль зацепиться в столице путем женитьбы или замужества.

         -Ничего удивительного. Очень даже верю, - согласно кивнула Вероника. – Это нормально.

         -Конечно, ничего предосудительного вроде нет. Но браки, как правило, заключаются фиктивные или по расчету, - развел руками Александр. – Ни о какой любви речь не идет.

         -Ты хочешь сказать.., - начала Вера.

         -Именно, - перебил он ее, наклоняясь к столу. – Димка скоропостижно решил жениться на тебе только из-за московской прописки. – Шура нервно наполнил очередной  бокал и выпил его большими глотками. – Благо, наша квартирная хозяйка в ЗАГСе работала. Мухой проштамповала вам паспорта.

         -Сашка, притормози, - укоризненно сказала Вера, отодвигая от него бутылку. – Чего так разнервничался?

          -Виноват я перед тобой, Вероничка, - хмуро сказал Шурик, со стуком поставив  пустой бокал на стол. – На трезвую голову признаваться стыдно.

         -В чем? – спросила она, напряженно глядя ему в глаза.

         -А в том и виноват, - ответил он, пересаживаясь на стул рядом с женщиной и взяв  ее руки в свои. – Я ему эту идею с женитьбой подал. Ты ведь мне очень нравилась. Я за тобой бегал, - иронично произнес он. – Только Димочке нашему Шура не соперник. Глянул в твою сторону, ты и втюрилась в него сразу, - со смешком добавил Панов. - Вернулся как-то Димон с вашего свидания злой. Признался, что упираешься ты. Держишь на расстоянии. Приняли мы в тот день на грудь хозяйской самогоночки и разработали план действий. Тогда я ему и посоветовал: «Женись на Верке. Прописку московскую получишь. И баба под боком до конца работ обеспечена. Регистрацию Московскую оформишь, оглядишься, потом и развестись можно».  Обоим вам напакостить хотел. Ему лишние хлопоты с разводом и разборки с маманей по поводу женитьбы. И тебе, за то, что меня отвергла. Кто ж знал, что ты забеременеешь?

         -Шурка, что ты мелешь? – возмущенно выдернула Вера свои руки. – Пусть он трус, слабак, подлый, бросил меня беременную. Матери испугался. Но Дима любил меня тогда. Он мне такие стихи читал. На руках по лесу носил.

         -Ага, - усмехнулся тот. –  Тебе стихи читал. А с Маринкой из вашей  группы на делянке обжимался. Каждый перерыв в тайгу уходили. Ты-то поварихой была. Ничего не видела.

         -Врешь ты все! – возмущенно воскликнула женщина. – Мы с Мариной подругами были. В одном доме жили, до того, как я после свадьбы  к Димке в пристройку  ваших хозяев переехала.

         -Ника, - укоризненно покачал головой Панов. – Неужели тебя жизнь так ничему и не научила? Да над вашей свадьбой весь стройотряд обхохатывался. Ладно, тогда ты была не от мира сего, - он покрутил у виска пальцем. - В облаках витала, ничего не замечала. Но сейчас-то должна понять, что так и было. У тебя теперь такие козыри в руках, - с завистью сказал он. – За все Димону можешь отомстить.

         -Не поняла, - удивленно произнесла женщина. – Чему ты радуешься? Друг, называется.

         -Есть такая мудрая пословица: «Самый страшный враг – бывший друг», - язвительно заметил Александр. – Я как был у Димки на побегушках в молодости, так и остался. Он, казалось бы, в столицу меня вытащил. Работу дал, - зло продолжил Шура. – Только расти не дает. В черном теле держит. На мой оклад не разгуляешься. А сам жирует. Черную кассу ведет. Подворовывает помалеху у собственной женушки. На всякий пожарный. Аннушка, кстати, хорошая баба. Чуть его постарше, но любит безумно. И в этом Димону повезло, - с досадой, даже сплюнул он.

         -Слушать тебя противно, Шурка, - сказала Вероника, решительно поднимаясь со стула. – Некогда мне. Домой пора.

         -Погоди! – схватил Панов ее за руку. – Скажи, что делать-то собираешься? Алименты взыскивать будешь? Жене сообщать?

         -Да, пошел ты, - возмущенно выдернула она свою руку. – Захлебнись своей ненавистью. А мне и так неплохо живется.

         Глядя вслед уходящей женщине, Шурик вылил остатки вина в бокал. «Вот и славненько», - зло процедил он сквозь зубы. «Как была ты чеканутая, так и осталась. А я уж, своего шанса не упущу. Потрясу старого дружка. Он у меня до конца жизни на крючке извиваться будет», - чуть ли не в полный голос сказал Панов и опустошил бокал.       

                              

******

         Вероника вернулась домой в расстроенных чувствах. Дочь была в школе. «Зачем поддалась на уговоры Алки? – мысленно корила она себя. Да еще этот Шурка со своими откровениями, - с раздражением думала женщина, проходя в свою спальню».

         Она открыла шифоньер, отодвинула стопку белья и, протянув руку, достала старую сумочку. В этой сумке хранились ненужные уже документы, удостоверения, фотографии. Вероника разложила фото на ночном столике. С удивлением обнаружила, что сюда попали ее детские снимки. Почти на всех она с подружкой. Худенькая, как тростинка Вера, и толстощекая пухленькая Алла. Они родились  с разницей в несколько дней. Родители жили в соседних квартирах и дружили семьями. Их дети с первых дней росли вместе.

         Отец и мать Вероники играли в симфоническом оркестре. Она была поздним, долгожданным и единственным ребенком в семье. Будучи болезненной, никогда не ходила в детский садик. Жила в мире классической музыки, которая звучала в их доме постоянно. Рано научилась читать и не расставалась с книгами. Вера очень любила стихи, знала их неимоверное количество и в юности даже сама сочиняла. Не показывала никому, кроме закадычной подруги Аллы.

         Подружка, напротив, оказалась третьим ребенком в большой семье. Ее рано отдали в детсад. А потому Аллочка с младых ногтей усвоила истину, что за место под солнцем надо  бороться. Локтями, зубами, кулаками, чем угодно. «Сам за себя не постоишь, никто не поможет», - девиз, которого она придерживалась по сей день. Даже старшие братья побаивались своей отчаянной сестренки.

         С первого класса они учились вместе и сидели за одной партой. Все удивлялись  неразрывной дружбе таких разных по характеру девочек. В школе Аллочка была ярой активисткой и заводилой. Вероника жила в своем, не очень понятном окружающим ее людям, мире. Она не была замкнутой, но больше предпочитала слушать, а не говорить. Как-то один мальчишка в порыве гнева назвал ее чокнутой. С его легкой руки, это прозвище надолго прилипло к девушке. Непонятным образом эта кликуха стала известна и студентам группы университета, где она училась после окончания школы. За глаза так ее называли многие. Но только, если не слышала Алла. Она с детства была у Веры преданным оруженосцем и защитником.

         Даже  на юридический факультет, Аллочка поступила с подругой за компанию. Но на втором курсе выскочила замуж. Переехала в другой район. Родила мужу трех сыновей подряд. Бросила учебу, выучилась на косметолога, а потом на визажиста. Иногда они не виделись годами. Но регулярно созванивались. Вероника звонила редко, когда требовалась срочная поддержка верной подруги.

         В отдельном конверте лежали фотографии другого плана. К ним Вероника не прикасалась много лет. А уничтожить не хватало решимости. Это были снимки ее мимолетного счастья. Такого сильного, обжигающего, долгожданного и безумно короткого. На снимках с Димой она светилась счастьем и  утопала в своей любви. Вот он надевает ей на палец самодельное простенькое колечко. Первый поцелуй в ранге супругов. Рядом веселые, подвыпившие лица студентов. Как ей тогда казалось, друзей.

         Все случилось молниеносно и неожиданно. Дмитрий Машков, высокий голубоглазый парень из Новосибирска пользовался большой популярностью у прекрасной половины. Обаятельный, говорливый, жизнерадостный парень привлек ее внимание уже на вступительных экзаменах. На последнем, сочинении, они оказались рядом. Для Вероники это было самым легким испытанием. А парень пыхтел и не мог ничего из себя выдавить. Выбрал свободную тему и явно мучился. Она взяла чистый лист для черновика и быстренько написала ему наброски текста с цитатами из стихов. Дима удивленно глянул на девушку и стал переписывать. Скосив глаза и делая вид, что пишет свое, она следила, чтобы тот не допустил грамматических ошибок. За сочинение он получил четыре балла. Вера, конечно, пять. Уже потом, он поблагодарил девушку, но на этом все и закончилось. В аудитории они только здоровались. А Вероника безнадежно влюбилась. После окончания первого курса она и в стройотряд поехала только потому, что там был Дима Машков.

         Работа в отряде была тяжелой для городской молодежи. Но студенты почти каждый день устраивали дискотеки, капустники, шуточные представления на открытой площадке, освещаемой ночью прожекторами. Жизнь била ключом. В один из дней был объявлен конкурс на «Королеву бала». Алка знала о влюбленности подруги и всеми силами старалась помочь ей добиться внимания Машкова. На ночь перед конкурсом она завила   длинные и густые волосы Вероники в несколько  косичек. Потом распустила их, подкрутила кончики плойкой. На голове у девушки образовалась шикарная крона белокурых, ниспадающих крупными локонами, волос. Выпросила у дочери хозяйки бежевое платье с красивой ручной вышивкой по подолу и на рукавах. Подогнала его под худенькую фигурку Веры и сделала подруге макияж. К этому у нее давно были большие способности. И когда Вероника появилась на балу в свете прожекторов, все ахнули. Девушка безоговорочно была избрана королевой. Дима смотрел с восхищением, как будто увидел впервые. Всю ночь молодые люди гуляли вдали от поселка. А буквально через несколько дней сыграли свадьбу.

         Вера была бесконечно счастлива. Не сомневалась, что родители поймут и простят ей такое неожиданное замужество. А вот Дима, с приближением окончания работ, становился все мрачнее. Он намеревался до начала занятий в университете съездить в Новосибирск навестить мать. Взял с жены слово, что до его возвращения она не будет ставить родителей в известность о свадьбе. Узнав уже в Москве об ее беременности, молодой муж исчез, не сказав ни слова и не оставив адреса.

         А через пару недель у них в квартире объявилась его разгневанная мамаша. Вначале предлагала Вере деньги на аборт, а услышав отрицательный ответ, устроила настоящую истерику с «обмороком». Правда, когда Верин отец попытался вызвать скорую, быстро пришла в себя и довольно бодреньким шагом покинула квартиру незадачливой невестки.

         Дочь для Вероники была всем на свете. Да и бабушка с дедушкой боготворили внучку. Фигуркой девушка явно пошла в породу Машкова. Была высокой, не толстой, но довольно плотненькой.  Папа Танюшки, со слов матери, погиб в автомобильной катастрофе еще до ее рождения. Между мамой и дочерью, как считала Вероника, сложились доверительные, близкие отношения. И вдруг, некоторое время назад случился жуткий скандал. Дочь объявила, что намерена записаться в студию, где готовят топ-моделей. И попросила у Веры денег на оплату. Мать пришла в ужас. О подобных студиях ходили самые невероятные слухи. У нее было свое определенное мнение, кого и для кого там готовят из молоденьких девушек. На решительный протест матери, дочь  неожиданно ответила истерикой.

         -Я не хочу жить так, как ты! – кричала она, размазывая черные от потекшей косметики слезы. – Посмотри на себя. Выглядишь, как мышь серая. Ходишь в каких-то балахонах непонятного цвета. Про косметику вспоминаешь на праздники. Что, у тебя денег не хватает? Работаешь, работаешь, работаешь до одурения. У тебя даже любовника нет!

         -Татка, - изумленно воскликнула мать, обессилено опускаясь на диван, - что ты мелешь? Какие любовники?

         -Обыкновенные, как у всех, - продолжала кричать та, подбегая к шкафу и выгребая из него одежду вместе с вешалками. – Только какой мужчина в таких нарядах на тебя посмотрит? Подкраситься лень. Ты как в шапке-невидимке. Встанешь у стенки, никто и не заметит. И потом, - продолжила дочь, вставая в возмущенную позу, руки в боки, - почему в нашем доме нет ни одной фотографии моего отца? Если он погиб, могилка должна быть. Где она?

         -Таня, но папа похоронен в другом городе, - не очень уверенно пробормотала Вера.

         -А может, и не было у тебя никакого мужа? – язвительно произнесла дочь. – Может, штамп в твоем паспорте подделка?

         После такого скандала, ошеломленная Вероника поздно вечером позвонила Алле. Захлебываясь слезами, рассказала ей о своем горе. Подруга вначале посочувствовала, но потом в своей категоричной манере отчитала за то, что мать столько лет скрывает от дочери правду. Сказала, что приехать сможет не раньше, чем дней через пять. Приболел младший сын, работы невпроворот. К ней богатенькие дамы записывались заранее, как к лучшему, широко известному  специалисту.

         Но, к изумлению Вероники, появилась на следующий день к вечеру. Она буквально ворвалась в квартиру, заполонив своими внушительными формами все пространство. Алла была взволнованна. На лице сияла лукавая, загадочная улыбка. Женщина тут же направилась к компьютеру и громко потребовала:

         -Верка, врубай свою бандуру и загружай Интернет.

         -Зачем? – удивилась хозяйка, но комп включила. – Что случилось-то?

         -Сейчас узнаешь, - ответила та, подавая подруге бумажку с какой-то записью. – Найди мне вот эту фирму.

         Вот тогда Вероника и увидела генерального директора объединения «Каскад» Разумовского Дмитрия Сергеевича. Это без сомнения был ее Димочка. Почему он сменил фамилию, можно было только догадываться. Здесь же на сайте они прочли объявление о конкурсе на замещение вакантной должности юрисконсульта.

         Алла поведала, что Анна Разумовская ее давнишняя постоянная клиентка. Во время посещений они, как старые приятельницы, болтали обо всем. О своем супруге женщина могла с восхищением говорить без умолку. И только сегодня, Аллочке удалось увидеть его воочию. Каково же было изумление подруги, когда она узнала в нем однокурсника Димку. Госпожа Разумовская не раз произносила название фирмы мужа. Так нечаянно был обнаружен пропавший Машков.

         Вначале Вероника и слышать не хотела о выставлении своего резюме на конкурс. Но с Аллочкой спорить было бесполезно. Выслушав жалобы матери на поведение Татки, подруга неожиданно встала на ее сторону. Сказала, что девочка совершенно права. Что Вероника запустила себя до предела.

         -Чего ты испугалась этой студии? – возмущенно спросила женщина. – Там учат девчонок хорошим манерам, красивой походке, легким движениям. В конце концов, просто прививают вкус.  В одежде, например. Правильно Танюха твой гардероб расхаяла. Давай, взглянем, - подошла Алла к шкафу и раскрыла его. – Нет, я понимаю, что вещи у тебя не старые, не заношенные. Но цвета!? И где ты такие фасоны выискиваешь? – насмешливо спросила она, доставая одну из вешалок. – Что это, например? Накидка, пончо, что? Да была бы у меня такая фигура…, - мечтательно протянула Алла.

         -Хватит, - раздраженно ответила Вера, забирая у нее из рук вешалку и водворяя вещь на место. – Нет, чтобы поддержать. Посоветовать, как с дочерью отношения наладить. Критику тут наводишь.

         -А вот если тебе нужен совет, - с улыбкой сказала та, подходя к подруге и обнимая ее за плечи, - пожалуйста. Во-первых, расскажи Таньке все о ваших отношениях с Машковым. Почему замуж за него вышла. Как расстались. Где его теперь обнаружила. Честно и без вранья.

         -Думаешь, надо? – неуверенно произнесла Вероника, присаживаясь на диван.

         -Еще как, - решительно сказала Алла, подходя к форточке и закуривая сигарету. – Потом отправишь свое резюме в «Каскад». Пройдешь, не пройдешь по конкурсу, не важно. Но вызвать тебя для беседы, они должны. Вот и выложишь подлюке все свои аргументы. Вспомни, как ты мыкалась в первые годы. Пусть разделит твою «радость» задним числом. Поди, не обеднеет. Тебе еще девчонку учить надо. Представляю, что будет с Анной, когда узнает, что ее супруг двоеженец. Бедная женщина, - покачала она головой.

         -Алла, - возразила подруга, - я и сама не нищая. У меня кроме основной работы, частная адвокатская практика  имеется. Так что в деньгах не нуждаюсь.

         -Дело не в деньгах, а в справедливости, - решительно возразила Алла. - Он, как сыр в масле катается за счет жены. А ты пашешь всю жизнь, как экскаватор, чтобы дочь обеспечить.

         Алле, как всегда, удалось переубедить Веру. В тот же день они вместе рассказали Тане всю мамину историю любви. Мать с дочерью помирились. Немного даже поплакали на плече друг у друга. Алла с готовностью принялась за корректировку внешности подруги. В выходной день, не слушая возражений Веры, она принудительно потащила ее на грандиозный шопинг. За прошедшее время до встречи с Дмитрием, гардероб женщины был полностью обновлен.

         Теперь, вернувшись с собеседования, она с нетерпением ждала появления Аллы, которая обещала зайти к ней прямо с работы.

         Раздался звонок в дверь. Вероника быстро собрала разложенные фото обратно в сумку и направилась открывать. В дверях стояла подруга.

         -Ну, и? – вопросительно произнесла она, не успев переступить порог.

         -Проходи, - усмехнулась Вероника, направляясь в зал.

         -Я думала, до конца смены не доживу, - возбужденно произнесла Алла, проходя за ней и тяжело плюхаясь в кресло всеми своими необъятными телесами. - Димка сразу тебя узнал?

         -Ну, конечно, - хмыкнула Вера, выставляя на журнальный столик бокалы и бутылку вина. – Он даже резюме моего не видел. Документы жена изучала. Она и решение приняла.

         -Господи, - недовольно махнула рукой подруга, - иди ты к черту со своей кошачьей мочой, - сказала она, отодвигая бутылку с вином. – Я нормальный напиток принесла, - добавила женщина, достав из сумки экзотичную, красивую бутылку виски. – Давай рюмочки и рассказывай в подробностях.

         Вероника принесла с кухни закуску. Женщины пропустили по одной. Затем она, стараясь не упускать подробностей, рассказала о своей встрече с Дмитрием и его другом Шурой.

         -И этот там же пристроился, - усмехнулась Алла, с аппетитом подцепляя кусочек буженины. – Говоришь, завидует Димону. Ну, теперь, я думаю, повода для зависти у него не будет. Скоро Машкову, тьфу, Разумовскому то бишь, никто не позавидует. Анна рассказывала, что отец у нее мужик строгий. Ноги Димочке переломает за доченьку любимую.

         -Знаешь, Алла, - задумчиво произнесла Вера, - зря я туда сходила. Тебя послушалась. Ничего я делать не собираюсь. Ни на взыскание алиментов подавать, ни на  признание их брака недействительным. Пусть живут, как жили. Лучше сама оформлю развод, по причине исчезновения человека. И фамилию себе и Танюшке поменяю на свою девичью.

         -Ты че, рехнулась? – громогласно возопила подруга, вскакивая с кресла и доставая сигареты. Закурив, она глубоко затянулась, и выпустив длинную струю дыма, вновь вернулась к столику. – Правильно тебя в школе чокнутой называли, - со злостью произнесла она, указывая на Веру пальцем. – Правильно! – повторила женщина, стряхивая пепел в пустую рюмку. – Посмотрите, какие мы гордые, - язвительно хмыкнула Алла, разводя руками.  – Живи, Димочка, радуйся жизни. А мы уж с доченькой как-нибудь. Перетопчемся.

         -Алка, он и так уже наказан, - тихо возразила Вероника, подвигая к ней маленькую тарелочку вместо пепельницы. – Детей Бог не дает. Фирма принадлежит супруге. А, может, и все ей принадлежит. Он же без штанов останется. Алименты за пятнадцать лет, это представляешь, какая сумма?

         -Ой, - продолжала возмущаться подруга, - пожалей несчастного. Слезу еще пусти. Смотреть на тебя противно, - сказала она, яростно втирая окурок в тарелку. – А с дочерью не хочешь посоветоваться? Может, она с папочкой желает познакомиться?

         -Зря мы Татке рассказали, что Машков жив. Что находится рядом, - с сожалением покачала головой Вера. – Надо было все рассказать, но закончить тем, что он исчез в неизвестном направлении. Может, приврать, что якобы в розыск на него подавала. Сколько людей бесследно исчезают.

         -Вот он, героизм матери! - с пафосом воскликнула Алла. – Соврать, чтобы не потревожить чистую душу ребенка. Пусть думает, что папа ее не обыкновенный подлец, бросивший беременную жену на произвол судьбы, а бедняга, которого украли инопланетяне. Тьфу, - в сердцах сплюнула она и снова прикурила.

         Вероника вдруг заметила, что в дверях комнаты стоит дочь. Девушка подошла к матери и прислонилась к ее плечу. Затем обняла и тихо прошептала:

         -Да, ну его, мама. И без него проживем. Прости, что я на тебя тогда наехала.

         -Татка, - притянула дочь за плечи Вера, у которой ком подступил к горлу.

         -Посмотри, какая ты у меня красивая в последнее время стала, - с улыбкой произнесла девушка, поглаживая мать по щеке. - На тебя теперь все мужчины оглядываться будут.

         -Ты давно здесь? - поинтересовалась Вероника.

         -Давно, - призналась Татка. – Все, что нужно, я услышала. Знаю, подслушивать не хорошо. Удержаться не смогла. Не сердись.

         -О, два сапога пара, - хмуро произнесла Алла, неодобрительно поводя головой из стороны в сторону. – Яблоко от яблони.., - вздохнула она и направилась к выходу.

                                                                

         *****

           После ухода Вероники Дмитрий долгое время пребывал в ступоре. Он достал из сейфа бутылку коньяку, выпил подряд две стопочки и закурил. Еще сегодня утром  Разумовский (Машков) чувствовал себя счастливейшим и довольным жизнью человеком. И ни минуты не сомневался, что вполне достоин такого расклада. Вероника свалилась на него, как снежная лавина. Он давно стер эту историю из своей памяти. В тот раз, приехав в Новосибирск, он вынужден был во всем признаться матери. Досконально выспросив у сына мельчайшие подробности, женщина сама пришла в ужас.

         Встреча с теперешней супругой Анной на курорте, куда направила Диму сердобольная мама подлечить нервы, повернула его жизнь совсем в другое русло. Вначале парень просто влюбился в девушку. Это была настоящая светская леди с хорошими манерами, тонким вкусом и безумно дорогими украшениями. Разница в четыре года его совершенно не пугала. У них завязался настоящий страстный роман. Только много позднее Машков узнал о влиятельном и богатеньком папе своей возлюбленной.   

        Анна по всем параметрам подходила не только Дмитрию, но и его непомерно требовательной маме.  Правда, тесть остался недоволен избранником дочери. Пришлось заключить брачный контракт, по которому в случае измены, Дмитрий оставался ни с чем. Никакого раздела совместно нажитого имущества по условиям контракта не предполагалось. В то время он не задумывался над таким условием. Диму все устраивало. Он был влюблен и находился на седьмом небе от счастья. Перевод в другой институт, шикарная квартира, машины, загородный дом, бизнес - все досталось от тестя. Хотя это и принадлежало супруге, Дмитрий не переживал. Аннушка любила его и он, к собственному удовольствию, отвечал ей тем же. За прошедшие годы страсть, конечно, поутихла. Но он по-прежнему обожал свою жену, гордился ею и даже не помышлял об изменах. Отсутствие в их семье детей расстраивало скорее Анну и ее отца. Но, никак не Дмитрия.

         Только Шурка несколько осложнял безоблачную жизнь господина Разумовского. Дима уже тысячу раз пожалел, что в свое время пригласил старого приятеля в Москву. Тогда, приехав с Анной в Новосибирск, ему вдруг захотелось показать себя очень крутым и влиятельным. Пообещал устроить Александру столичную жизнь и сделал это. Но в последние полтора, два года между ними шла скрытая, необъявленная война. Шурка был в курсе всех его приключений молодости.

          Однажды, за  рюмкой чая он вспомнил об его неудачной женитьбе. Казалось бы с сочувствием «посетовал», если узнает Анюта, что Димка вынудил сделать жену аборт и скрылся, ему не поздоровится. Женщина никак не могла забеременеть, и этот вопрос оставался для нее очень болезненным. Разумовский почувствовал угрозу в его словах. Пришлось повысить товарищу оклад. Но Шурику этого явно оказалось недостаточно. Панов не был вхож в сливки общества, где вращались Разумовские. Завидовал Дмитрию и представлял потенциальную опасность.

         Неожиданно, Дмитрий Сергеевич услышал голос Шуры в приемной. «Господи! – пронзила   молнией мысль. Надо же предупредить Олега не говорить и не показывать ему резюме Вероники, успел подумать он». Но по сияющей и довольной физиономии старого друга, входящего в кабинет, с ужасом понял, ОПОЗДАЛ….

          

© Copyright: Татьяна Белая, 2012

Регистрационный номер №0030800

от 28 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0030800 выдан для произведения:

 Вероника сидела в приемной генерального директора объединения уже более получаса. Три недели назад она выставила в Интернете свое резюме на конкурс замещения должности юрисконсульта в этой фирме. А через некоторое время получила на электронную почту сообщение о своей победе и была приглашена для собеседования с  директором господином Разумовским Дмитрием Сергеевичем.  К этой встрече женщина готовилась основательно. Над внешним видом поработала подруга детства Аллочка, визажист в престижном Салоне красоты. Был наведен тщательный дневной макияж деловой женщины. Ничего лишнего. Будучи высоким профессионалом своего дела, Алла знала, где припудрить, где подтенить, где осветлить. В ее арсенале имелись лучшие образцы зарубежной косметики. Вероника сама залюбовалась собой и нашла, что помолодела лет на пять. Специально для встречи приобрела строгий, но элегантный брючный костюм известной зарубежной фирмы. Стройная фигура 35-ти летней женщины позволяла подчеркнуть ее привлекательность. У нее была очень веская причина произвести на руководителя неизгладимое впечатление.

         В приемной, к удивлению Вероники, сидела не секретарша, а молодой человек. Когда она пришла, в точно назначенное время, он извинился и сообщил, что в данный момент  директор беседует с супругой, и попросил подождать. Он видел, что женщина нервничает, бесконечно перекладывает из рук в руку папку с документами и поглядывает на часы.

         -Вероника Андреевна, - скосив глаза на бумажку с ее именем, обратился к ней мужчина, - не надо так волноваться. Вопрос о зачислении вас на эту должность уже решен. Беседа с Дмитрием Сергеевичем, пустая формальность, - сказал он, не отрываясь от компьютера. – Вашу кандидатуру выбрала супруга директора. А потому решение окончательное и обжалованию не подлежит, - с легкой усмешкой добавил Олег.

         -Извините, - удивленно ответила Вероника, вставая и подходя к столу секретаря, - а какую должность на фирме занимает его жена?

         -Должность? – лукаво переспросил тот. – Анна Борисовна, прежде всего, супруга Дмитрия Сергеевича. Кроме того, единственная дочь генерального директора корпорации, в которую входит наше объединение, Бориса Павловича Разумовского. А еще она является владелицей нашей фирмы. Директор просто наемный работник. Так что ее решения не обсуждаются.

         -Они что, с тестем однофамильцы? – иронично поинтересовалась Вероника.

         -Нет, конечно. Насколько мне известно, Дмитрий Сергеевич после свадьбы взял фамилию жены, - ответил тот, отрывая взгляд  от монитора и с улыбкой, глядя на женщину. - Семейный бизнес, знаете ли. Ради этого стоит фамилию поменять.

         -Занятно, - с усмешкой произнесла женщина, подходя к окну и задумчиво вглядываясь в красивый пейзаж.

         Через некоторое время из кабинета вышла ухоженная, привлекательная дама. Она оценивающим взглядом посмотрела на Веронику и сказала, что Дмитрий Сергеевич освободился. Сдерживая волнение, женщина шагнула в кабинет.

         За огромным полированным столом восседал крупный мужчина с большими залысинами в красивых фирменных очках. Дмитрий Сергеевич именно восседал.  Чувствовалось, что ему очень комфортно и уютно сидеть в этом кресле. Мельком взглянув на вошедшую, он поздоровался и указал рукой на крутящийся стул, приглашая присесть. Вероника протянула ему папку с документами.

         -Так, так, так, - проговорил Разумовский, открывая папку, - стало быть, вы у нас Машкова Вероника Андреевна, - как-то странно изменившись в лице, прочел директор. – Интересная у вас фамилия.

         -Вполне распостраненная, - пожимая плечами, ответила женщина.

         -Так оно, - согласился тот. – Просто навевает кое-какие воспоминания далекой юности.

         Вероника поняла, что директор до этого момента вообще не читал ее документов. Между тем, он продолжал просматривать представленные бумаги.

         -Большой стаж работы в известном издательстве, - прокомментировал Разумовский. – Неужели издательству необходим собственный юрист? – с удивлением поинтересовался он.

         -Безусловно, - кивнула Вероника. – И поверьте, скучать не приходится. Работы очень много.

         -У вас юридическое образование, а откуда знание трех языков?

         -Вообще-то там указано, и есть диплом об окончании мною Высших курсов иностранных языков. Неужели вы видите мои документы впервые? – удивленно спросила дама.

         -Ну, для изучения документации и проверки данных у меня существует большой штат сотрудников, - ответил он. – Думаю, именно знание  языков склонило чашу весов в вашу пользу. У нас достаточно много заграничных партнеров. Но, честно говоря, мне несколько непривычно, что в должности юрисконсульта в моей фирме будет работать женщина, - улыбнулся Разумовский.

         -А мне несколько непривычно видеть за столом секретаря в вашей приемной  мужчину, - ответила Вероника.

         -Олег, скорее мой помощник, чем секретарь. Это человек с высшим техническим образование, который прекрасно разбирается в производстве, - пояснил он.  – Давайте перейдем к анкете, - сказал директор, переворачивая документы в папке. - 35 лет, коренная москвичка, замужем, дочери пятнадцать, - продолжал читать Разумовский. – Кстати, вас предупредили, что придется сопровождать меня в загранкомандировках? Наличие дочери-школьницы помехой не будет?

         -Ничуть, - успокоила его Вероника. – Мои родители живут в соседнем доме и за Танюшкой есть, кому присмотреть.

         -Замечательно, - сказал Дмитрий Сергеевич. – А кто у нас муж? – поинтересовался директор, поднимая взгляд на женщину. – Если не секрет, конечно, - с улыбкой добавил он.

         -Ну, почему же? – лукаво произнесла она. – К счастью, с некоторых пор не секрет.

         -Не понял, - недоуменно произнес Разумовский, пристально вглядываясь в ее лицо. – Что значит, с некоторых пор?

         -Да, в этой папке не хватает кое-каких важных документов, - спохватилась она, открывая сумочку и выкладывая на стол  бумаги и фотографии. – Вот свидетельство о браке, свидетельство о рождении дочери, и старые снимки веселой студенческой свадьбы. Никого здесь не узнаете? – с легкой иронией поинтересовалась Вероника.

         Разумовский переводил ошеломленный, безумный взгляд с документов на женщину и обратно, не в силах вымолвить ни слова.

         -Своего супруга я не видела почти шестнадцать лет, - положив руки на стол и наклоняясь к нему, продолжила она. – Совершенно случайно наткнулась на его фирму со снимком генерального директора в Интернете. Фамилия, правда, оказалась другой.

         -Ни-ка? – осипшим голосом прошептал Разумовский.

         -Начинаешь узнавать? – язвительно спросила женщина. – Неужели я так изменилась? Хотя, ты тоже не помолодел. Полысел, животик отрастил. Но в мягком кресле наемного работника собственной супруги смотришься хорошо. Уютненько так смотришься, - усмехнулась она.

         -Тебя невозможно узнать, - растеряно покачал головой мужчина. – Изменилась потрясающе.  Где та скромная худенькая девочка с огромной копной белокурых волос? Зачем ты явилась? – все еще не приходя в себя, прохрипел Дмитрий. – Что тебе  надо?

         -Ну, для начала взыскать алименты на дочь за пятнадцать лет, - ответила та. – И объявить семье Разумовских, что ты двоеженец. Кстати, как думаешь, когда суд признает ваш брак недействительным, фамилию тоже придется менять на «девичью»?

         -Но, ты же сделала аборт, - возмущенно воскликнул Дмитрий. – Это не моя дочь! И почему у вас моя фамилия?

         -Кто тебе сказал? – изумилась Вероника. – Фамилию я сменила на основании свидетельства о браке. Ты исчез, но аборт я делать  не собиралась.

         -Боже, праведный, - обхватив голову руками, прошептал он, - об этом мне сообщила мама. Она же ездила в Москву и встречалась с тобой.

         -Да, - согласилась Вероника, - твоя мать действительно приходила ко мне, сулила огромные деньги. Но я выставила ее вон.

         -Значит, денег не взяла, - потерянно прошептал Дмитрий. – А мать сказала, что влезла в огромные долги, расплачиваясь с тобой. Что ты запросила немыслимую сумму.

         -Не знаю, что сказала сыночку его скандальная мамаша, - язвительно заметила женщина, собирая у него со стола документы и укладывая их в папочку. – Мне она устроила истерику с оскорблениями и изображением обморока. Разбирайся с ней сам. Если у тебя не хватило смелости прийти ко мне самому в то время, то у меня хватит, написать заявление в суд сейчас.

         -Зачем ты стала участвовать в конкурсе?

         -Надеялась, что ты сам ознакомишься с моим резюме, поймешь, что у тебя есть законная жена и дочь. И явишься, хотя бы с покаянием, - ответила она, поднимаясь со стула. – До скорой встречи, -  Вероника быстро направилась к выходу.

         -Ника, постой! – резко вскочил Разумовский. Но дверь уже захлопнулась. Он обессилено рухнул в кресло.  

                                  

*****

 

         Выйдя из кабинета, Вероника увидела, что возле стола помощника стоит  мужчина.  Они с Олегом разглядывали что-то на мониторе компьютера. Вера узнала его сразу. В студенческие годы Саша Панов был близким другом Дмитрия.

         -Вероничка! – воскликнул Александр, увидев ее и направляясь к женщине с раскинутыми руками. – Ну, кто бы мог подумать. Наш новый юрисконсульт –  ты. Димон там не в обмороке? – иронично спросил он, подходя и обнимая ее.

         -Привет, Шура, - ответила та,  - отстраняясь от объятий. – Думаю, твоему другу успокоительные капли не помешают, - сказала Вероника. Подошла к столу и увидела, что  на мониторе высвечивалась первая страница ее резюме с небольшой фотографией.

         -А я зашел в приемную, Олег сказал, что у шефа новая сотрудница на утверждении. Мне стало интересно, кто такая? Загрузили твое резюме. На фото тебя вначале совсем не узнал. Когда фамилию, имя  прочел, обалдел, - весело поведал он.

         -Слушай, давай не будем обсуждать это здесь, - укоризненно произнесла Вероника, показывая глазами на секретаря. – Может, в другом месте поговорим?

         -Конечно, – быстро согласился тот, подхватывая женщину под руку и направляясь к выходу.

         Старые знакомые расположились в небольшом кафе рядом с офисом. Александр заказал бутылку марочного вина. Но Вероника выпить отказалась. Она была за рулем. Женщина потягивала через соломинку фруктовый коктейль, а Панов вино. Он рассказал, что после окончания университета вернулся в родной Новосибирск. А несколько лет назад туда в гости к матери приезжал Дима и пригласил его работать в своей фирме. С тех он в Москве. Женат. Двое детей.

         -Да ты о себе расскажи, - обратился Шура к ней. – Как ты? Что ты? Замужем, нет?

         -Конечно, замужем. Ты же видел мою анкету, - улыбнулась Вероника. – И фамилия у нас с дочерью Машковы.

         -Как ты его нашла-то? – поинтересовался Александр. – Что, Димка говорит? Неужели он тебя не узнал? По фамилии и имени не догадался?

         -Насколько я поняла, - усмехнулась женщина, - он мое резюме вообще не читал. Даже фамилию впервые прочел при мне. Вспомнил только, когда я ему свидетельства и фото показала. Я Машкова не искала. Просто его жена оказалась постоянной клиенткой Аллочки в Салоне красоты. Помнишь Алку?

         -Еще бы, - хмыкнул он.

         -Она его увидела, когда тот на машине встречал супругу после процедур. Короче, история долгая. Рассказывать не стоит, - махнула рукой Вера,  помешивая соломинкой коктейль в бокале.

         -Ну, дела, - сокрушенно покачал друг головой. – Димона теперь не каплями, а водкой отпаивать придется, – рассмеялся Шурик.  – Что делать думаешь? Неужто работать к нему пойдешь?

         -Еще чего? –  усмехнулась женщина. – Просто в глаза посмотреть ему захотелось. Фотографию дочери показать. Кстати, у него дети есть? – поинтересовалась Вера.

         -Детей нет, - ответил он. – И не предвидится. Насколько мне известно, из-за Анюты. Какие-то у нее женские проблемы. Жена говорила. Мы, можно сказать,  семьями дружим, - криво усмехнулся Шура.

         -Откуда такая ирония? – удивилась женщина.

         -Да, где уж, нам уж, - с досадой сказал он, махнув рукой, и в очередной раз до краев наполнил свой бокал. Вероника видела, Александр  взволнован встречей.

         -Вы же в стройотряде не разлей вода, были, - недоуменно сказала она.

         -Так  только казалось, - вздохнул мужчина, пригубив вино. – Честно скажу. Всю жизнь Димке завидовал. Везунчик он. И всегда верховодил в нашей дружбе. Я у него был как бы ширмой, на фоне которой его достоинства отражаются ярче.

         -Сам-то понял, что сказал? – насмешливо поинтересовалась Вероника, потягивая свой коктейль.

          -Вот смотри, - произнес он,  откидываясь на спинку стула с бокалом в руке. – Приехали мы с ним с периферии. Не то, чтобы совсем из провинции. Однако, Новосибирск не Москва. Поверь, все девчата и парни, которые приезжают в Москву учиться, держат в подсознании мысль зацепиться в столице путем женитьбы или замужества.

         -Ничего удивительного. Очень даже верю, - согласно кивнула Вероника. – Это нормально.

         -Конечно, ничего предосудительного вроде нет. Но браки, как правило, заключаются фиктивные или по расчету, - развел руками Александр. – Ни о какой любви речь не идет.

         -Ты хочешь сказать.., - начала Вера.

         -Именно, - перебил он ее, наклоняясь к столу. – Димка скоропостижно решил жениться на тебе только из-за московской прописки. – Шура нервно наполнил очередной  бокал и выпил его большими глотками. – Благо, наша квартирная хозяйка в ЗАГСе работала. Мухой проштамповала вам паспорта.

         -Сашка, притормози, - укоризненно сказала Вера, отодвигая от него бутылку. – Чего так разнервничался?

          -Виноват я перед тобой, Вероничка, - хмуро сказал Шурик, со стуком поставив  пустой бокал на стол. – На трезвую голову признаваться стыдно.

         -В чем? – спросила она, напряженно глядя ему в глаза.

         -А в том и виноват, - ответил он, пересаживаясь на стул рядом с женщиной и взяв  ее руки в свои. – Я ему эту идею с женитьбой подал. Ты ведь мне очень нравилась. Я за тобой бегал, - иронично произнес он. – Только Димочке нашему Шура не соперник. Глянул в твою сторону, ты и втюрилась в него сразу, - со смешком добавил Панов. - Вернулся как-то Димон с вашего свидания злой. Признался, что упираешься ты. Держишь на расстоянии. Приняли мы в тот день на грудь хозяйской самогоночки и разработали план действий. Тогда я ему и посоветовал: «Женись на Верке. Прописку московскую получишь. И баба под боком до конца работ обеспечена. Регистрацию Московскую оформишь, оглядишься, потом и развестись можно».  Обоим вам напакостить хотел. Ему лишние хлопоты с разводом и разборки с маманей по поводу женитьбы. И тебе, за то, что меня отвергла. Кто ж знал, что ты забеременеешь?

         -Шурка, что ты мелешь? – возмущенно выдернула Вера свои руки. – Пусть он трус, слабак, подлый, бросил меня беременную. Матери испугался. Но Дима любил меня тогда. Он мне такие стихи читал. На руках по лесу носил.

         -Ага, - усмехнулся тот. –  Тебе стихи читал. А с Маринкой из вашей  группы на делянке обжимался. Каждый перерыв в тайгу уходили. Ты-то поварихой была. Ничего не видела.

         -Врешь ты все! – возмущенно воскликнула женщина. – Мы с Мариной подругами были. В одном доме жили, до того, как я после свадьбы  к Димке в пристройку  ваших хозяев переехала.

         -Ника, - укоризненно покачал головой Панов. – Неужели тебя жизнь так ничему и не научила? Да над вашей свадьбой весь стройотряд обхохатывался. Ладно, тогда ты была не от мира сего, - он покрутил у виска пальцем. - В облаках витала, ничего не замечала. Но сейчас-то должна понять, что так и было. У тебя теперь такие козыри в руках, - с завистью сказал он. – За все Димону можешь отомстить.

         -Не поняла, - удивленно произнесла женщина. – Чему ты радуешься? Друг, называется.

         -Есть такая мудрая пословица: «Самый страшный враг – бывший друг», - язвительно заметил Александр. – Я как был у Димки на побегушках в молодости, так и остался. Он, казалось бы, в столицу меня вытащил. Работу дал, - зло продолжил Шура. – Только расти не дает. В черном теле держит. На мой оклад не разгуляешься. А сам жирует. Черную кассу ведет. Подворовывает помалеху у собственной женушки. На всякий пожарный. Аннушка, кстати, хорошая баба. Чуть его постарше, но любит безумно. И в этом Димону повезло, - с досадой, даже сплюнул он.

         -Слушать тебя противно, Шурка, - сказала Вероника, решительно поднимаясь со стула. – Некогда мне. Домой пора.

         -Погоди! – схватил Панов ее за руку. – Скажи, что делать-то собираешься? Алименты взыскивать будешь? Жене сообщать?

         -Да, пошел ты, - возмущенно выдернула она свою руку. – Захлебнись своей ненавистью. А мне и так неплохо живется.

         Глядя вслед уходящей женщине, Шурик вылил остатки вина в бокал. «Вот и славненько», - зло процедил он сквозь зубы. «Как была ты чеканутая, так и осталась. А я уж, своего шанса не упущу. Потрясу старого дружка. Он у меня до конца жизни на крючке извиваться будет», - чуть ли не в полный голос сказал Панов и опустошил бокал.       

                              

******

         Вероника вернулась домой в расстроенных чувствах. Дочь была в школе. «Зачем поддалась на уговоры Алки? – мысленно корила она себя. Да еще этот Шурка со своими откровениями, - с раздражением думала женщина, проходя в свою спальню».

         Она открыла шифоньер, отодвинула стопку белья и, протянув руку, достала старую сумочку. В этой сумке хранились ненужные уже документы, удостоверения, фотографии. Вероника разложила фото на ночном столике. С удивлением обнаружила, что сюда попали ее детские снимки. Почти на всех она с подружкой. Худенькая, как тростинка Вера, и толстощекая пухленькая Алла. Они родились  с разницей в несколько дней. Родители жили в соседних квартирах и дружили семьями. Их дети с первых дней росли вместе.

         Отец и мать Вероники играли в симфоническом оркестре. Она была поздним, долгожданным и единственным ребенком в семье. Будучи болезненной, никогда не ходила в детский садик. Жила в мире классической музыки, которая звучала в их доме постоянно. Рано научилась читать и не расставалась с книгами. Вера очень любила стихи, знала их неимоверное количество и в юности даже сама сочиняла. Не показывала никому, кроме закадычной подруги Аллы.

         Подружка, напротив, оказалась третьим ребенком в большой семье. Ее рано отдали в детсад. А потому Аллочка с младых ногтей усвоила истину, что за место под солнцем надо  бороться. Локтями, зубами, кулаками, чем угодно. «Сам за себя не постоишь, никто не поможет», - девиз, которого она придерживалась по сей день. Даже старшие братья побаивались своей отчаянной сестренки.

         С первого класса они учились вместе и сидели за одной партой. Все удивлялись  неразрывной дружбе таких разных по характеру девочек. В школе Аллочка была ярой активисткой и заводилой. Вероника жила в своем, не очень понятном окружающим ее людям, мире. Она не была замкнутой, но больше предпочитала слушать, а не говорить. Как-то один мальчишка в порыве гнева назвал ее чокнутой. С его легкой руки, это прозвище надолго прилипло к девушке. Непонятным образом эта кликуха стала известна и студентам группы университета, где она училась после окончания школы. За глаза так ее называли многие. Но только, если не слышала Алла. Она с детства была у Веры преданным оруженосцем и защитником.

         Даже  на юридический факультет, Аллочка поступила с подругой за компанию. Но на втором курсе выскочила замуж. Переехала в другой район. Родила мужу трех сыновей подряд. Бросила учебу, выучилась на косметолога, а потом на визажиста. Иногда они не виделись годами. Но регулярно созванивались. Вероника звонила редко, когда требовалась срочная поддержка верной подруги.

         В отдельном конверте лежали фотографии другого плана. К ним Вероника не прикасалась много лет. А уничтожить не хватало решимости. Это были снимки ее мимолетного счастья. Такого сильного, обжигающего, долгожданного и безумно короткого. На снимках с Димой она светилась счастьем и  утопала в своей любви. Вот он надевает ей на палец самодельное простенькое колечко. Первый поцелуй в ранге супругов. Рядом веселые, подвыпившие лица студентов. Как ей тогда казалось, друзей.

         Все случилось молниеносно и неожиданно. Дмитрий Машков, высокий голубоглазый парень из Новосибирска пользовался большой популярностью у прекрасной половины. Обаятельный, говорливый, жизнерадостный парень привлек ее внимание уже на вступительных экзаменах. На последнем, сочинении, они оказались рядом. Для Вероники это было самым легким испытанием. А парень пыхтел и не мог ничего из себя выдавить. Выбрал свободную тему и явно мучился. Она взяла чистый лист для черновика и быстренько написала ему наброски текста с цитатами из стихов. Дима удивленно глянул на девушку и стал переписывать. Скосив глаза и делая вид, что пишет свое, она следила, чтобы тот не допустил грамматических ошибок. За сочинение он получил четыре балла. Вера, конечно, пять. Уже потом, он поблагодарил девушку, но на этом все и закончилось. В аудитории они только здоровались. А Вероника безнадежно влюбилась. После окончания первого курса она и в стройотряд поехала только потому, что там был Дима Машков.

         Работа в отряде была тяжелой для городской молодежи. Но студенты почти каждый день устраивали дискотеки, капустники, шуточные представления на открытой площадке, освещаемой ночью прожекторами. Жизнь била ключом. В один из дней был объявлен конкурс на «Королеву бала». Алка знала о влюбленности подруги и всеми силами старалась помочь ей добиться внимания Машкова. На ночь перед конкурсом она завила   длинные и густые волосы Вероники в несколько  косичек. Потом распустила их, подкрутила кончики плойкой. На голове у девушки образовалась шикарная крона белокурых, ниспадающих крупными локонами, волос. Выпросила у дочери хозяйки бежевое платье с красивой ручной вышивкой по подолу и на рукавах. Подогнала его под худенькую фигурку Веры и сделала подруге макияж. К этому у нее давно были большие способности. И когда Вероника появилась на балу в свете прожекторов, все ахнули. Девушка безоговорочно была избрана королевой. Дима смотрел с восхищением, как будто увидел впервые. Всю ночь молодые люди гуляли вдали от поселка. А буквально через несколько дней сыграли свадьбу.

         Вера была бесконечно счастлива. Не сомневалась, что родители поймут и простят ей такое неожиданное замужество. А вот Дима, с приближением окончания работ, становился все мрачнее. Он намеревался до начала занятий в университете съездить в Новосибирск навестить мать. Взял с жены слово, что до его возвращения она не будет ставить родителей в известность о свадьбе. Узнав уже в Москве об ее беременности, молодой муж исчез, не сказав ни слова и не оставив адреса.

         А через пару недель у них в квартире объявилась его разгневанная мамаша. Вначале предлагала Вере деньги на аборт, а услышав отрицательный ответ, устроила настоящую истерику с «обмороком». Правда, когда Верин отец попытался вызвать скорую, быстро пришла в себя и довольно бодреньким шагом покинула квартиру незадачливой невестки.

         Дочь для Вероники была всем на свете. Да и бабушка с дедушкой боготворили внучку. Фигуркой девушка явно пошла в породу Машкова. Была высокой, не толстой, но довольно плотненькой.  Папа Танюшки, со слов матери, погиб в автомобильной катастрофе еще до ее рождения. Между мамой и дочерью, как считала Вероника, сложились доверительные, близкие отношения. И вдруг, некоторое время назад случился жуткий скандал. Дочь объявила, что намерена записаться в студию, где готовят топ-моделей. И попросила у Веры денег на оплату. Мать пришла в ужас. О подобных студиях ходили самые невероятные слухи. У нее было свое определенное мнение, кого и для кого там готовят из молоденьких девушек. На решительный протест матери, дочь  неожиданно ответила истерикой.

         -Я не хочу жить так, как ты! – кричала она, размазывая черные от потекшей косметики слезы. – Посмотри на себя. Выглядишь, как мышь серая. Ходишь в каких-то балахонах непонятного цвета. Про косметику вспоминаешь на праздники. Что, у тебя денег не хватает? Работаешь, работаешь, работаешь до одурения. У тебя даже любовника нет!

         -Татка, - изумленно воскликнула мать, обессилено опускаясь на диван, - что ты мелешь? Какие любовники?

         -Обыкновенные, как у всех, - продолжала кричать та, подбегая к шкафу и выгребая из него одежду вместе с вешалками. – Только какой мужчина в таких нарядах на тебя посмотрит? Подкраситься лень. Ты как в шапке-невидимке. Встанешь у стенки, никто и не заметит. И потом, - продолжила дочь, вставая в возмущенную позу, руки в боки, - почему в нашем доме нет ни одной фотографии моего отца? Если он погиб, могилка должна быть. Где она?

         -Таня, но папа похоронен в другом городе, - не очень уверенно пробормотала Вера.

         -А может, и не было у тебя никакого мужа? – язвительно произнесла дочь. – Может, штамп в твоем паспорте подделка?

         После такого скандала, ошеломленная Вероника поздно вечером позвонила Алле. Захлебываясь слезами, рассказала ей о своем горе. Подруга вначале посочувствовала, но потом в своей категоричной манере отчитала за то, что мать столько лет скрывает от дочери правду. Сказала, что приехать сможет не раньше, чем дней через пять. Приболел младший сын, работы невпроворот. К ней богатенькие дамы записывались заранее, как к лучшему, широко известному  специалисту.

         Но, к изумлению Вероники, появилась на следующий день к вечеру. Она буквально ворвалась в квартиру, заполонив своими внушительными формами все пространство. Алла была взволнованна. На лице сияла лукавая, загадочная улыбка. Женщина тут же направилась к компьютеру и громко потребовала:

         -Верка, врубай свою бандуру и загружай Интернет.

         -Зачем? – удивилась хозяйка, но комп включила. – Что случилось-то?

         -Сейчас узнаешь, - ответила та, подавая подруге бумажку с какой-то записью. – Найди мне вот эту фирму.

         Вот тогда Вероника и увидела генерального директора объединения «Каскад» Разумовского Дмитрия Сергеевича. Это без сомнения был ее Димочка. Почему он сменил фамилию, можно было только догадываться. Здесь же на сайте они прочли объявление о конкурсе на замещение вакантной должности юрисконсульта.

         Алла поведала, что Анна Разумовская ее давнишняя постоянная клиентка. Во время посещений они, как старые приятельницы, болтали обо всем. О своем супруге женщина могла с восхищением говорить без умолку. И только сегодня, Аллочке удалось увидеть его воочию. Каково же было изумление подруги, когда она узнала в нем однокурсника Димку. Госпожа Разумовская не раз произносила название фирмы мужа. Так нечаянно был обнаружен пропавший Машков.

         Вначале Вероника и слышать не хотела о выставлении своего резюме на конкурс. Но с Аллочкой спорить было бесполезно. Выслушав жалобы матери на поведение Татки, подруга неожиданно встала на ее сторону. Сказала, что девочка совершенно права. Что Вероника запустила себя до предела.

         -Чего ты испугалась этой студии? – возмущенно спросила женщина. – Там учат девчонок хорошим манерам, красивой походке, легким движениям. В конце концов, просто прививают вкус.  В одежде, например. Правильно Танюха твой гардероб расхаяла. Давай, взглянем, - подошла Алла к шкафу и раскрыла его. – Нет, я понимаю, что вещи у тебя не старые, не заношенные. Но цвета!? И где ты такие фасоны выискиваешь? – насмешливо спросила она, доставая одну из вешалок. – Что это, например? Накидка, пончо, что? Да была бы у меня такая фигура…, - мечтательно протянула Алла.

         -Хватит, - раздраженно ответила Вера, забирая у нее из рук вешалку и водворяя вещь на место. – Нет, чтобы поддержать. Посоветовать, как с дочерью отношения наладить. Критику тут наводишь.

         -А вот если тебе нужен совет, - с улыбкой сказала та, подходя к подруге и обнимая ее за плечи, - пожалуйста. Во-первых, расскажи Таньке все о ваших отношениях с Машковым. Почему замуж за него вышла. Как расстались. Где его теперь обнаружила. Честно и без вранья.

         -Думаешь, надо? – неуверенно произнесла Вероника, присаживаясь на диван.

         -Еще как, - решительно сказала Алла, подходя к форточке и закуривая сигарету. – Потом отправишь свое резюме в «Каскад». Пройдешь, не пройдешь по конкурсу, не важно. Но вызвать тебя для беседы, они должны. Вот и выложишь подлюке все свои аргументы. Вспомни, как ты мыкалась в первые годы. Пусть разделит твою «радость» задним числом. Поди, не обеднеет. Тебе еще девчонку учить надо. Представляю, что будет с Анной, когда узнает, что ее супруг двоеженец. Бедная женщина, - покачала она головой.

         -Алла, - возразила подруга, - я и сама не нищая. У меня кроме основной работы, частная адвокатская практика  имеется. Так что в деньгах не нуждаюсь.

         -Дело не в деньгах, а в справедливости, - решительно возразила Алла. - Он, как сыр в масле катается за счет жены. А ты пашешь всю жизнь, как экскаватор, чтобы дочь обеспечить.

         Алле, как всегда, удалось переубедить Веру. В тот же день они вместе рассказали Тане всю мамину историю любви. Мать с дочерью помирились. Немного даже поплакали на плече друг у друга. Алла с готовностью принялась за корректировку внешности подруги. В выходной день, не слушая возражений Веры, она принудительно потащила ее на грандиозный шопинг. За прошедшее время до встречи с Дмитрием, гардероб женщины был полностью обновлен.

         Теперь, вернувшись с собеседования, она с нетерпением ждала появления Аллы, которая обещала зайти к ней прямо с работы.

         Раздался звонок в дверь. Вероника быстро собрала разложенные фото обратно в сумку и направилась открывать. В дверях стояла подруга.

         -Ну, и? – вопросительно произнесла она, не успев переступить порог.

         -Проходи, - усмехнулась Вероника, направляясь в зал.

         -Я думала, до конца смены не доживу, - возбужденно произнесла Алла, проходя за ней и тяжело плюхаясь в кресло всеми своими необъятными телесами. - Димка сразу тебя узнал?

         -Ну, конечно, - хмыкнула Вера, выставляя на журнальный столик бокалы и бутылку вина. – Он даже резюме моего не видел. Документы жена изучала. Она и решение приняла.

         -Господи, - недовольно махнула рукой подруга, - иди ты к черту со своей кошачьей мочой, - сказала она, отодвигая бутылку с вином. – Я нормальный напиток принесла, - добавила женщина, достав из сумки экзотичную, красивую бутылку виски. – Давай рюмочки и рассказывай в подробностях.

         Вероника принесла с кухни закуску. Женщины пропустили по одной. Затем она, стараясь не упускать подробностей, рассказала о своей встрече с Дмитрием и его другом Шурой.

         -И этот там же пристроился, - усмехнулась Алла, с аппетитом подцепляя кусочек буженины. – Говоришь, завидует Димону. Ну, теперь, я думаю, повода для зависти у него не будет. Скоро Машкову, тьфу, Разумовскому то бишь, никто не позавидует. Анна рассказывала, что отец у нее мужик строгий. Ноги Димочке переломает за доченьку любимую.

         -Знаешь, Алла, - задумчиво произнесла Вера, - зря я туда сходила. Тебя послушалась. Ничего я делать не собираюсь. Ни на взыскание алиментов подавать, ни на  признание их брака недействительным. Пусть живут, как жили. Лучше сама оформлю развод, по причине исчезновения человека. И фамилию себе и Танюшке поменяю на свою девичью.

         -Ты че, рехнулась? – громогласно возопила подруга, вскакивая с кресла и доставая сигареты. Закурив, она глубоко затянулась, и выпустив длинную струю дыма, вновь вернулась к столику. – Правильно тебя в школе чокнутой называли, - со злостью произнесла она, указывая на Веру пальцем. – Правильно! – повторила женщина, стряхивая пепел в пустую рюмку. – Посмотрите, какие мы гордые, - язвительно хмыкнула Алла, разводя руками.  – Живи, Димочка, радуйся жизни. А мы уж с доченькой как-нибудь. Перетопчемся.

         -Алка, он и так уже наказан, - тихо возразила Вероника, подвигая к ней маленькую тарелочку вместо пепельницы. – Детей Бог не дает. Фирма принадлежит супруге. А, может, и все ей принадлежит. Он же без штанов останется. Алименты за пятнадцать лет, это представляешь, какая сумма?

         -Ой, - продолжала возмущаться подруга, - пожалей несчастного. Слезу еще пусти. Смотреть на тебя противно, - сказала она, яростно втирая окурок в тарелку. – А с дочерью не хочешь посоветоваться? Может, она с папочкой желает познакомиться?

         -Зря мы Татке рассказали, что Машков жив. Что находится рядом, - с сожалением покачала головой Вера. – Надо было все рассказать, но закончить тем, что он исчез в неизвестном направлении. Может, приврать, что якобы в розыск на него подавала. Сколько людей бесследно исчезают.

         -Вот он, героизм матери! - с пафосом воскликнула Алла. – Соврать, чтобы не потревожить чистую душу ребенка. Пусть думает, что папа ее не обыкновенный подлец, бросивший беременную жену на произвол судьбы, а бедняга, которого украли инопланетяне. Тьфу, - в сердцах сплюнула она и снова прикурила.

         Вероника вдруг заметила, что в дверях комнаты стоит дочь. Девушка подошла к матери и прислонилась к ее плечу. Затем обняла и тихо прошептала:

         -Да, ну его, мама. И без него проживем. Прости, что я на тебя тогда наехала.

         -Татка, - притянула дочь за плечи Вера, у которой ком подступил к горлу.

         -Посмотри, какая ты у меня красивая в последнее время стала, - с улыбкой произнесла девушка, поглаживая мать по щеке. - На тебя теперь все мужчины оглядываться будут.

         -Ты давно здесь? - поинтересовалась Вероника.

         -Давно, - призналась Татка. – Все, что нужно, я услышала. Знаю, подслушивать не хорошо. Удержаться не смогла. Не сердись.

         -О, два сапога пара, - хмуро произнесла Алла, неодобрительно поводя головой из стороны в сторону. – Яблоко от яблони.., - вздохнула она и направилась к выходу.

                                                                

         *****

           После ухода Вероники Дмитрий долгое время пребывал в ступоре. Он достал из сейфа бутылку коньяку, выпил подряд две стопочки и закурил. Еще сегодня утром  Разумовский (Машков) чувствовал себя счастливейшим и довольным жизнью человеком. И ни минуты не сомневался, что вполне достоин такого расклада. Вероника свалилась на него, как снежная лавина. Он давно стер эту историю из своей памяти. В тот раз, приехав в Новосибирск, он вынужден был во всем признаться матери. Досконально выспросив у сына мельчайшие подробности, женщина сама пришла в ужас.

         Встреча с теперешней супругой Анной на курорте, куда направила Диму сердобольная мама подлечить нервы, повернула его жизнь совсем в другое русло. Вначале парень просто влюбился в девушку. Это была настоящая светская леди с хорошими манерами, тонким вкусом и безумно дорогими украшениями. Разница в четыре года его совершенно не пугала. У них завязался настоящий страстный роман. Только много позднее Машков узнал о влиятельном и богатеньком папе своей возлюбленной.   

        Анна по всем параметрам подходила не только Дмитрию, но и его непомерно требовательной маме.  Правда, тесть остался недоволен избранником дочери. Пришлось заключить брачный контракт, по которому в случае измены, Дмитрий оставался ни с чем. Никакого раздела совместно нажитого имущества по условиям контракта не предполагалось. В то время он не задумывался над таким условием. Диму все устраивало. Он был влюблен и находился на седьмом небе от счастья. Перевод в другой институт, шикарная квартира, машины, загородный дом, бизнес - все досталось от тестя. Хотя это и принадлежало супруге, Дмитрий не переживал. Аннушка любила его и он, к собственному удовольствию, отвечал ей тем же. За прошедшие годы страсть, конечно, поутихла. Но он по-прежнему обожал свою жену, гордился ею и даже не помышлял об изменах. Отсутствие в их семье детей расстраивало скорее Анну и ее отца. Но, никак не Дмитрия.

         Только Шурка несколько осложнял безоблачную жизнь господина Разумовского. Дима уже тысячу раз пожалел, что в свое время пригласил старого приятеля в Москву. Тогда, приехав с Анной в Новосибирск, ему вдруг захотелось показать себя очень крутым и влиятельным. Пообещал устроить Александру столичную жизнь и сделал это. Но в последние полтора, два года между ними шла скрытая, необъявленная война. Шурка был в курсе всех его приключений молодости.

          Однажды, за  рюмкой чая он вспомнил об его неудачной женитьбе. Казалось бы с сочувствием «посетовал», если узнает Анюта, что Димка вынудил сделать жену аборт и скрылся, ему не поздоровится. Женщина никак не могла забеременеть, и этот вопрос оставался для нее очень болезненным. Разумовский почувствовал угрозу в его словах. Пришлось повысить товарищу оклад. Но Шурику этого явно оказалось недостаточно. Панов не был вхож в сливки общества, где вращались Разумовские. Завидовал Дмитрию и представлял потенциальную опасность.

         Неожиданно, Дмитрий Сергеевич услышал голос Шуры в приемной. «Господи! – пронзила   молнией мысль. Надо же предупредить Олега не говорить и не показывать ему резюме Вероники, успел подумать он». Но по сияющей и довольной физиономии старого друга, входящего в кабинет, с ужасом понял, ОПОЗДАЛ….

          

Рейтинг: +12 975 просмотров
Комментарии (44)
Геннадий Лагутин # 28 февраля 2012 в 13:49 +1
Знаете, что отличает очень сильного, очень талантливого прозаика от посредственного? Стиль? Богатый словарный запас? Умение с ювелирной точностью выписывать отдельные детали?
Нет, нет и еще раз нет.
Главное его отличие – в том, что он всегда говорит о главном. Причем, имеет способность настолько конкретно выделить это «главное», что, вдруг, после прочтения произведения, у читателя рождается наивная надежда: как только это прочтут хотя бы сотня читателей – человечество осознает свои заблуждения и ошибки, раскается во всех грехах и начнет новую жизнь. Да, такое вот ощущение, будто автор – как доктор – точно установил диагноз и даже назначил лечение. И с этого момента есть все основания верить в лучшее.
Татьяна Белая # 28 февраля 2012 в 16:25 0
Уважаемый Геннадий. Каждый имеет право на свое мнение. Вы считаете, что рассказ не удался. Даже больше. На Ваш взгляд, "дешевая вещица". А поконкретнее можно? Я очень внимательно прислушиваюсь к критическим замечаниям. А уж, тем более, не обижаюсь на конструктивную критику. Многие мои читатели действительно просили написать на основе этого рассказа большое произведение. Если Вас не затруднит, укажите что именно мне не удалось? История, кстати, реальная.
Нина # 28 февраля 2012 в 14:22 +2
Татьяна, я согласна с вышесказанным. Очень хороший, жизненный рассказ у вас получился, прочитала на одном дыхании. Хотелось бы продолжения. Оно будет? Жму "нравится" (а вы подскажите Геннадию, пусть тоже это сделает). live1 flower
Геннадий Лагутин # 28 февраля 2012 в 15:34 +1
Уважаемая Незнакомка! Видимо, а так мне кажется, что вы не поняли моего комментария. Именно в нем я говорю, о том, что рассказ не удался.Достаточно дешевая вещица, да не обидится на меня Автор.Поэтому призыв "жать НРАВИТСЯ", мною быть исполнен не может.
Нина # 28 февраля 2012 в 19:18 +1
Действительно, Геннадий, я просто не поняла ваш комментарий. А вот я как раз не уловила фальши в рассказе, мне он показался реальной историей из жизни. Читается легко. Конечно, есть художественный вымысел (а как же без него!), есть немного ошибочек разного рода, которые легко исправить, но в целом все хорошо. А может, это для мужчин не очень интересно? Вот только рассказ резко слишком обрывается, требуется продолжение, мне кажется.
Геннадий Лагутин # 28 февраля 2012 в 19:37 +1
Уважаемая Незнакомка! Когда я пишу комментарий к работе чьей-то я не мужчина, а тем более, не женщина. Эта терминология для другого. Если рассказ выставлен на обзор читателей (и критиков , соответственно!) можно говорить только о профессионализме Автора, что я и делаю. (Ваша цитата)"Конечно, есть художественный вымысел (а как же без него!)".Согласен! Только вымысел вымыслу рознь. И вот что понимал под этим А.С. Пушкин: "Порой опять гармонией упьюсь,Над вымыслом слезами обольюсь..." Вы облились слезами над этим вымыслом? Я слегка утрирую, но все же? Не думаю! Прочитали....и всё!Завтра не вспомните!Так? Вот в этом то и все дело, отчего я считаю это слабой работой!Она ничего в душе не оставляет!
Нина # 28 февраля 2012 в 19:57 +1
Понятно, Геннадий. Наверное, вы профессиональный прозаик или критик. С удовольствием посещу вашу страничку и познакомлюсь с вашим творчеством.
Татьяна Белая # 28 февраля 2012 в 16:29 0
Вот видите, как диаметрально противоположны бывают мнения, Незнакомка. Правда, и комментарий написан весьма туманно. Я и не поняла, что Геннадий хотел сказать. Надеюсь, он прояснит свои слова. Если захочет, конечно. Вам спасибо за отклик. rose
Геннадий Лагутин # 28 февраля 2012 в 16:57 +1
Уважаемая Татьяна! Я почти все сказал выше, добавить мне, практически, нечего....Многое высосано из пальца, отдает фальшью..Подобными (по теме)произведениями забит Инет под завязку. Простите, но один хороший писатель называет подобные сочинения очень иронично:"Сопли и вопли!" (Пожалуйста, только без обид! Разговор профессиональный, здесь не место обидчивости)!Если бы я не видел в произведении профессиональное перо, то и ничего писать бы не стал!
Татьяна Белая # 28 февраля 2012 в 18:28 0
Скажу вам совершенно честно, Геннадий, я не обижаюсь. Дорожу всяким мнением. Тем более, высказанным нормальным языком. Это очень важно. Про профессиональное перо - это Вы малость ошиблись. С профессионалами рядом не приходилось стоять. К огромному сожалению. Писать начала пять лет назад. При выходе на пенсию. Самоучка от А до Я. Потому жду и прислушиваюсь к мнению опытных авторов. Непременно загляну к Вам на страничку. Надеюсь найти, чему поучиться. joke
Геннадий Лагутин # 28 февраля 2012 в 19:27 +1
Уважаемая Татьяна!Когда я говорю о профессиональном пере, поверьте, не лукавлю нисколько! Если вы пишете пять лет, то приобрели уже очень хороший опыт! Есть определенный стиль, достаточно грамотно построены диалоги, действие.. Но! Композиционно рассказ грешит существенными недостатками и на мой взгляд, несколько затянут! А более всего рассказ страдает из-за темы! Вы не поняли, мое первое высказывание.Перечитайте его еще раз - это не повредит!И после этого подумайте вот над чем: КАКАЯ ВАША МЫСЛЬ ОСТАНЕТСЯ В ГОЛОВЕ ЧИТАТЕЛЯ ПОСЛЕ ПРОЧТЕНИЯ????? Вот где самое важное!

На мою страницу милости прошу! Можете высказываться о моих работах без оглядки! joke
Кстати, в списке, чуть ниже Вашей работы моя работа "Рыдающие звуки скрипки". Загляните! И заодно оцените, какой я вам среди читателей сделал PR! laugh
Джон Магвайер # 29 февраля 2012 в 20:44 +1

На мою страницу милости прошу! Можете высказываться о моих работах без оглядки!

Я уже сходил без оглядки) А там voentank
Татьяна Белая # 29 февраля 2012 в 21:37 0
Джон, мой самый искренний совет - не стоит связываться с администрацией сайта. Себе дороже. Уж я-то знаю не понаслышке. kuku
Джон Магвайер # 29 февраля 2012 в 22:20 +2
Таня) у меня на стихи ру порядка 10 страничек, я достаточно известный автор и редактор Лит фестиваля рунета. К этому еще я редактор на паре других сайтов и ко всему прочему у меня есть и свой литпортал, где я царь и бог))) А сюда я пришел так как люблю все новое, новые знакомства, новое общение. То что я стихи пишу, а не просто погулять вышел, этот этап я давно прошел уже, мне самому себе ничего доказывать давно не нужно, а другим и подавно) Если этому порталу нужен известный в интернет сети автор, у которого порядка полумиллиона читателей в год в сумме на разных порталах, то администрация позволит мне говорить и дальше, то что я думаю. Я же не оскорбляю никого, а иметь мнение отличное от других, это мое законное право)
Нина # 28 февраля 2012 в 19:50 +1
Милая Татьяна! Если вас не затруднит, прочитайте выше мой ответ для Геннадия, я просто не хочу повторяться. Но еще раз спрошу: продолжение будет? mmm
Татьяна Белая # 28 февраля 2012 в 22:26 0
Дорогая незнакомка, продолжения просили многие. Была такая мысль. Но в данный момент так сложились обстоятельства, что я зарегистрировалась на новом сайте. Очень многое здесь незнакомо. Надо освоиться. Что-то свое выставить. Почитать других авторов. Оглядеться. В марте-апреле буду на отдыхе в Дубае. С внучкой. Вот после отпуска вполне вероятно займусь. Меня читатели затерзали требованиями продолжения. Вообще-то, я вначале писала только романы. Шесть накрапала. Здесь, пока публиковать их не намерена. Пока не появятся "мои читатели". А это надо заслужить. Вот видите, как по разному воспринимается одна и та же работа. Подавляющее большинство просят продолжить. А Геннадий уверен, что все кто прочел, сразу забудут. А я люблю такие истории. О вкусах не спорят. Кстати, один из моих романов называется "Таинственная незнакомка". Благодарю за интерес. girl
Петр Шабашов # 28 февраля 2012 в 16:12 +1
Замечательно!
Татьяна Белая # 28 февраля 2012 в 16:26 0
Спасибо, Петр.
Джон Магвайер # 28 февраля 2012 в 17:55 +1
Мне понравилось. Жизнь, как она есть.
Геннадий Лагутин # 28 февраля 2012 в 18:08 +1
Вы настолько УЖЕ знаете жизнь? Не рановато ли утверждать это?
Джон Магвайер # 29 февраля 2012 в 16:05 +1
Жизнь, да, знаю. А вы это можете опровергнуть, не зная собеседника?
Татьяна Белая # 28 февраля 2012 в 18:30 0
Благодарю, Джон. 30
Ирина Елизарова # 28 февраля 2012 в 18:21 +3
Соглашусь с Джоном, жизнь бывает изобретательней всех наших фантазий ислучиться может все. что угодно. Сюжетвполне реальный, даже оченьно реальный. А написано так, как сегодня в динамической жизни востребованно. Есть читатели. которым хочется почитать о стекании капли росы по лепесткам ирисов на 4 страницах описания этого чуда. а есть читатели комиксов. Это и не то и не другое. Вполне золотая середина, значит читать будут многие.
Татьяна Белая # 28 февраля 2012 в 18:32 0
Спасибо, Ира. smile
Джон Магвайер # 29 февраля 2012 в 20:42 +1
Пошел взглянуть на этого чудо автора, в первую очередь на то, что он пишет сам. На мои вполне корректные вопросы по сюжету его рассказа об Освенциме, меня обвинили в дилетантизме, а затем на его защиту к полемике подключился VIP Редактор... Делайте выводы сами.
Геннадий Лагутин # 13 марта 2012 в 16:38 +1
Мало того, что вы скандалист, вы , как оказалось, лишены обыкновенного чувства порядочности.Вы зацепились за факт, который подтвержден документально, и с упрямством, достойным другого применения стали доказывать, что ЭТОГО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ, ПОТОМУ ЧТО ЭТОГО ПРОСТО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!

Теперь вы плачетесь здесь, что вас обидели, не поняли ваших гениальных доводов, ничем не подкрепленных! Стыдно-с! Взрослый человек, а ведете себя как дореволюционная институтка!

Так что дорогие читатели, делайте выводы! Делайте!

Джон Магвайер # 13 марта 2012 в 23:55 +1
Сэр) Я о вас и думать уже забыл, посмотрите на дату ответа вам. Так что плачетесь на страничках моих друзей до сих пор исключительно вы. Мне с вами говорить более не о чем.
Наталья Бугаре # 29 февраля 2012 в 21:56 +2
Тата, я уже писала об этом рассказе, но с удовольствием повторюсь. Рассказ искренний, над ним изревелась. Героиня трогательно-чистая и светлая. Никакой фальши, никакой грязи. Выписано филигранно, а продолжение обязательно должно быть. Я уже изнылсь его выпрашивать) А насчет того, что не всем нравится, так ты же не конфетка, чтоб всем угодить) да и конфеты вредны диабетикам. Главная коронка этого рассказа-сюжет. Я знаю,что все их берешь из жизни и очень хорошо подаешь. flower
Татьяна Белая # 29 февраля 2012 в 22:05 +1
Натка, спасибо. Я буду продолжать. Только после отпуска. Сейчас зачуханая. Осваиваю всякие премудрости на новом сайте. Ты же знаешь, я люблю, чтобы опус и с анимашкой, и с голосом был. А тут все не так просто. Хорошо, мне Джон помогает. Молодец. love
Наталья Бугаре # 29 февраля 2012 в 23:52 +2
Аха, Женя-умничка) Я сама внаглую его эксплуатирую))))
Кира # 29 февраля 2012 в 22:54 +2
Тата, я читала, помню. Говорю не как прозаик, а как ЧИТАТЕЛЬ - интересно и жду продолжения. Не знаю всех профессиональных заморочек прозаиков, да и не к чему они мне. Читаю то, что "цепляет", а у Вас Татьяна таких вещиц много. buket3 kissfor
Татьяна Белая # 29 февраля 2012 в 23:50 0
zst
Лариса Тарасова # 13 марта 2012 в 17:46 +2
Тата, а это - что? Здесь допускается использование страницы автора? Или я что-то не поняла?
Татьяна Белая # 13 марта 2012 в 17:59 0
Лара, я тебе в сообщении напишу. laugh
Татьяна Гурова # 7 апреля 2012 в 13:48 +2
Лично я этот рассказ очень хорошо помню, хоть читала почти год назад. live1
Татьяна Белая # 7 апреля 2012 в 16:48 +1
Танечка, спасибо тебе. Ты сегодня по всем моим рассказам прошлась. santa
Владлена Денисова # 10 мая 2012 в 11:44 +2
В наше меркантильное время,
к сожалению, много таких Димонов развелось!
Что делают деньги с людьми!
Семья, дети - всё ушло на последний план!
С теплом. Владлена buket4
Татьяна Белая # 10 мая 2012 в 21:20 +1
Спасибо за отклик. live3
0 # 5 июня 2012 в 17:58 +1
Танюшка, а мне понравилась работа. Молодец!
Татьяна Белая # 5 июня 2012 в 18:17 0
capuchino
АБСОЛЮТ МЫСЛИ # 6 июня 2012 в 18:41 +1
ОТЛИЧНО super
Татьяна Белая # 6 июня 2012 в 18:51 0
Спасибо. Эта вещь задумывалась, как роман. Но... Плохо в интернете романы читают. Тяжело с монитора. Решила, пусть дальнейшую судьбу героев додумывает читатель. smile
Ирина Перепелица # 4 апреля 2013 в 03:44 +1
Какая интересная полемика и даже перебранка вышла, чего я, право, и не ожидала встретить в комментариях этого милого рассказа. А мне понравилось... rolf
Татьяна Белая # 4 апреля 2013 в 08:54 0
спасибо. Каждый имеет право высказать свое мнение.