ГлавнаяПрозаКрупные формыПовести → Мелодии первой любви

Мелодии первой любви

29 июля 2020 - Александр Родник
article477701.jpg
Все как в сказке произошло. Он случайно встретился с ней - с первой своей и последней любовью.

Впрочем, каждая сказка имеет начало. Кто-то слегка за веревочку дернет, а там... пошло поехало. Жизнь, как неизбежность первого предложения.




Котенок




- Маленький, серый, пушистый комочек ..., - так начался этот сказ тоненьким голоском стюардессы. Сережка ему направление выбрал другое, - Я от мамочки удрал и от папы убежал, - самодовольно замурлыкал он, вальяжно развалившись в кресле самолета. Бортпроводница его заботливо и тщательно пристегнула широким серым ремнем, на всякий случай. Такое ограничение его хоть и возмутило, но особо не расстроило. Маленький был, но соображал, что первый раз в самолете без родителей летит и без строгостей не обойдется. Такая это хитрая штука — воздух свободы. Здесь без ремня...

Историю сочинять принялся, какой он смелый и отчаянный. Бабушке рассказать ее надумал, но долго размышлять не задалось, по причине плохого поведения самолета. Крылья его распростерлись над высокими горами и предательски задрожали. Прыгать машина начала в «воздушных ямах». Героическая байка поперек глотки встала и даже попыталась в салон выскочить вместе с выпитым лимонадом.

Пришлось другую выдумку затеять. Жестокие родители на расправу его отдали самолету, чтобы он им летом мозги не пудрил. Удачное начало, бабушку попугать, но тут гроза за иллюминатором заблестела. Совсем невесело стало. А как свалимся? Больно же будет. В придачу к этим мелким радостям жизни еще и босоножки новые пятки растерли. Хоть плач.

Есть от чего расстроится маленькому человеку, но тут фея самолетная в форменном костюме руку его в ладошку свою прохладную взяла и речь повела плавную о приключениях маленького котенка. Убаюкала мальчонку заботой и лаской.

Спал крепко, а проснулся только в доме у бабушки, на веранде. Котенок на него прыгнул. Попробовал об байковое одеяло коготки поточить, но свалился с кровати, кувыркнувшись, а потом пи-пи сделал. Шустрый такой. Расселся, что барин, на деревянном полу, глазенки вылупил и урчит, кормежки требуя. Огляделся мальчик по сторонам, а сандалий надоедливых, как не бывало.

- Твоя работа?

Мур-мур.

- Надежно спрятал?

Котенок даже фыркнул от возмущения.

Обижаешь, начальник.

Свой человек, дружба навеки. Побежали босиком вместе сливки утренние лакать.

- Забавные вы.

- С котенком, Наташа не соскучишься.

Он уже держал на своей ладони ее узкую ладошку и собирался в скором времени слегка погладить ее.

- А дальше?

- Дальше мы пошли в школу. Первый раз в первый класс.




В первый класс







Отец разложил на круглом столе в гостиной суровые аксессуары советского школьника: нарукавники черные сатиновые на резинках, пенал, палочки, перо для письма номер одиннадцать «звездочка», чернильница и букварь.

- Справишься?

- А надо?

Отвернулся отец молча, и слезу скупую стер с чисто выбритой щеки.

Кончилось детство.

Соображать теперь надо.

Он отца погладил по голове, - Не унывай. Прорвемся!

Ничего здесь сложного, - собрал набор первоклассника со стола и засунул его в портфель, а портфель на шкаф закинул.

Отец растерялся, — что мама скажет?

- Не унывай. Прорвемся!

С мамой его только вопрос с одеждой беспокоил. На линейку первую в жизни своей мальчик джинсы решил одеть потертые, рубашечку поло яркую и босоножки, а носки не одевать. Так сейчас босоножки в Европе носят, правда насчет носков сомнения были.

Все остальное не сложно. На кухню сбегал, чай заварил и налил по стакану себе и отцу, не забыв выставить на стол розетку с вишневым вареньем. Обеспечив необходимым стол переговоров, позаимствовал общую тетрадь у сестры, и приступил к написанию сочинения.




Макароны по-флотски




Отец как-то раз, как в гостях мы у бабушки были, экскурсию устроить решил по местам, где детство его прошло, а заодно порыбачить. Похвастаться решил перед сыном, как ребенком маленьким рыбу умел ловить. С нами кот увязался, но батя сказал, что здесь лишний. Зажал будущий богатый улов, а зря.

Мы заблудились, а он растерялся. За долгие годы все поменялось и заводь рыбная, памятная ему, исчезла напрочь. Мы шли вдоль речки, а места, где удочку можно закинуть, не находилось.

Тут еще и туман опустился. Совсем непонятно стало куда идти. Хорошо, что кот объявился. Он умел появление свое обставить. Слышим, в тумане пыхтит кто-то и вроде вода хлюпает. Я сразу предположил, что это гиппопотам из Африки приплыл по рисовым чекам. Отец посмеялся, но засомневался, а оказалось, что это Васька.

Он за нами бежал и устал. У родника привал устроил, воды напиться. Очень кстати пришлось. Утро жаркое, я тоже воде обрадовался, а потом серого попросил вывести нас из отцова детства. Так блуждать, то и состариться можно в тумане.

Он вдоль речки пошел, мы следом до тихой заводи. Сам спать завалился на берегу в ожидании улова. Не прогадал, - клевое место нашел. Ловили мы рыбу, ловили, а кот мой жрал рыбу и жрал, да так наелся, что мне его на руках пришлось до дома нести, да то и не важно, а хорошо, что удалось мне в нормальное детство вернуться. Заработал котенок себе угощение.

На этом месте мама с работы пришла. Я еще стакан чая налил, а папа ей валерьянки накапал. Его вопрос беспокоил интеллигента в первом поколении - что делать?

Я считать и писать давно научился. Сначала читать, сам не помню как, года в четыре, а там, по учебникам сестры, половину школьного курса к первому классу и проскочил. Папа переживал, что я белой вороной в школе стану, а мама за учительницу переживала первую мою.

Было бы о чем беспокоится. Вроде порядков в советской стране я не знаю. Улица нас учила.

Я папе и маме так и сказал, чтобы не беспокоились, - все будет ОК, а сам ужин пошел готовить родителям праздничный, а заодно и сочинение дописывать.

Котенок мой, который в детстве у меня объявился, очень тушенку любил. Продукт по тем временам, когда только кукуруза из моды вышла, весьма редкий. В магазинах такое не продавали, но дед мой, пасечник, за сданный мед получал.

Он тушенку всегда на лето приберегал. Ждал меня и побаловать норовил. На котенка он не рассчитывал, но тот его мнением и не интересовался. Я как-то раз крутил в руках банку с мясом, раздумывая сразу ее съесть, или выдержку проявить, и разогреть на сковороде? Так оно, конечно, вкусней, но разве здесь вытерпишь.

Васька терпеть и не собирался. Банку выбил одним ударом лапы из рук моих и зачавкал. С голой в нее влез, только хвостик, еще не пушистый, на улицу вылез и мелко трясся. Я ошалел от такой наглости. Даже забыл, что сам только что в одиночку банку тушенки сожрать намеревался.

Мораль прочитал котенку: из мяса этого можно было макароны по-флотски приготовить и всю семью накормить. Котенок лист лавровый выплюнул и заинтересовано на меня посмотрел, - по-флотски?

Пришлось на следующий день готовить. Иначе перед самим собой стыдно. Очень вкусно вышло и про котенка я не забыл. Он, как обычно, жрал и чавкал от жадности, только хвостик мышиный трясся, но что такое по-флотски запомнил и размечтался.

О чем?

Конечно о жратве. Маленький был и планов грандиозных не строил. Он только мир познавал и всегда выбирал ту сторону, где едой пахнет, а я ему про море рассказывал. Вода соленая, а по ней корабли ходят, а на них моряки макароны едят по-флотски. Кот сразу о море мечтать начал.

Мечтать он умел.

За мой счет.

Где научился?

- Вы поехали на море?

Он уже осмелился легким поцелуем прикоснуться к ее маленькому ушку, - А как-же. Разве от него отделаешься. Если есть желание и мы можем на побережье рвануть?

Благо машина у него была.

- У меня не получится с учебой.

Вот у Васьки все получалось. К отцу тогда приятель приехал на стареньком «Москвиче». Засуетился батя - А, не рвануть ли нам, сын, на море.

- Какое море? Отсюда до моря... На этом автомобиле?

Котенок не сомневался. Он сразу на переднее сиденье прыгнул и выходить оттуда не собирался. Пришлось и мне ехать. Не прогадал.

Долго мы колесили по бездорожью и пыль глотали, но как приехали, так увидели чудо! Огромное озеро, размером с море. Котенок сразу к воде побежал. Он так разочаровался. Недоуменно на нас посмотрел, словно спрашивал насчет кораблей с флотскими макаронами.

Пришлось мне по-быстрому ужин соображать, а он как учуял запах тушенки, то сразу с озером примирился и в воду кинулся, растопырив лапы. Поплавать кот уважал, а потом загорать на белом песке, но завтрак, обед и ужин строго по распорядку. Он не сердился на нас за обман, а твердо решил для себя, где макароны по-флотски, там для кота и море. Сообразительный был.

Папа мой тоже соображал. Он ужин доел и понял, что с портфелем промашка вышла и папку свою мне подарил кожаную. Я попробовал случаем воспользоваться и выманить у него: перчатки кожаные черные, зажигалку, шляпу фетровую, галстук и портмоне с тремя рублями на разгульную жизнь.

Мама в обморок решила упасть. Я ей сразу сказал, что после сытной еды не комильфо. Кот на меня ошалело глянул и хвостом помахал в согласии, - никакой томности. Папа помялся и выпросил у меня назад зажигалку и фетровую шляпу.

Пришлось соглашаться. Изредка можно идти на уступки взрослым, по мелочам. Так спокойней. Пусть думают, что они тут всем руководят.




Первое сентября




С носками действительно проблема вышла. Никак мама не могла моду понять, что с босоножками сейчас носки не носят. Хорошо, что кот догадался и один носок на улицу утащил, а все другие были не новые.

Первый тайм я выиграл.

Папку школьную быстро собрал: ручка шариковая трехцветная, толстая книжка, шахматы портативные и тетрадь общая с сочинением.

Готов сдаваться.

Перед сдачей успел потеряться. Сначала цветы потерял, а потом и сам не той дорогой пошел. Со мной такое случается. В школу два пути было: длинный, но по асфальту и второй через бетонный-растворный узел. Папа и мама первым путем пошли, а мне второй понравился.

На линейке мы встретились. Мама как глянула на меня...

Там первоклассникам конфеты раздавали шоколадные. Я свои маме отдал, а папа пообещал в Ялту ее свозить. Еле успокоили.

На первом уроке нас руки учили мыть с мылом, а меня в душ отправили. После душа в буфет.

Мне так понравилось.

Так можно учиться.

Жалко, что потом меня отыскали и в класс отвели. Я совсем не против был до десятого класса между буфетом и душем околачиваться.

Учительница сказала - Надо!

- Я спросил, - Что?

- Учиться и опять учиться!

Я ее поправил.

Пришлось мне к директору школы идти. Он увидал пухлую книгу «Королева Марго» и сразу, - Где взял?

- Места надо знать.

- Учиться будешь?

- А зачем?

Он не обиделся. Очень умный мужчина был, а меня в пятый класс хотел определить? Я сразу отказался. Нечего ребенка детства лишать.

- Да и то верно, - пришли к согласию.

Отвел директор в класс меня и на заднюю парту усадил, - Хулиганить будешь?

- А зачем?

Вот и читай свою книжку.

Нормально жизнь школьная полетела, только кот иногда баловался.

Улыбнулся Сергей с грустинкой, вспоминая далекий день. Всплыло в памяти, как с любовью он повстречался и старался развеселить ее побасенками из милого детства. Это было давно, а теперь... он ее потерял.




Сентябринки




Случайная встреча двух людей, столкнувшихся краешками зонтов, на узкой серой и мокрой улице. Он извинение кинул небрежно, спеша по делам, но голосом был остановлен, слегка удивленным, а как пригляделся, - Не может быть!

- Ты? - глаз бирюзовых знакомый взгляд из-под цветастого купола, на котором капли дождя пляшут джигу унылого сентября.

- Сколько лет, сколько зим... - не знаешь, что и сказать растерявшись.

Из ослабевших враз рук выпало несколько розочек.

- Ты помнишь?

Так можно и задохнуться, как волнением стиснуло грудь.

- Конечно.

- Я влюбилась тогда в тебя.

- Я тоже.

Жизнь могла по другому сложиться. Он так ждал, что позвонит она...

Это было давно, а сейчас, крепко взявшись за руки, побежали они в кафе, от дождя проливного спрятаться. Так когда-то они гуляли, сцепившись ладонями, словно пальцев переплетение им защиту давало, ограждая от мира их светлое чувство первой любви.

Он воды заказал к кофе.

- Ты помнишь?

У нее привычка была кофе пить с холодной водой. Не сложно запомнить такое, особенно когда так много помнится и так долго ждешь.

- Ты почему не звонила?

- Я обиделась на тебя.

- Почему? Ты же знала, - я очень спешил.

Внезапным и срочным был перевод к новому месту службы. Приказы не обсуждаются, а на решение личных вопросов был только час. На свидание от него осталась одна минута.

- Ты ко мне прибежал без цветов.

После он часто, в каждый свой отпуск, приезжал в этот большой город, расположенный от него за тысячи километров. По приезду покупал букет роз, а после долго бродил по улицам, ни на что не надеясь, но с верой в какую-то высшую справедливость. Ничего больше нельзя было сделать — о любимой он знал только имя. Не догадался спросить большего, так легкомысленна молодость.

- Я спешил, много дел, все бегом, но я заскочил на рынок. Под осенним дождем только старушка одна была со скромным букетом поздних осенних цветов.

- Ты купил мне цветы?

- Было дело.

Влагой грусти взгляд подернулся синих глаз.

- Почему?

- Как дорогу перебегал, так водой грязной, из-под колес машины брызнувшей, испачкались эти цветы. Я оставил их на скамейке в том самом скверике, где когда-то мы встретились, как я думал тогда навсегда.

Закапали слезы на клетчатую скатерть столика.

- Что я натворила? Я хотела признаться в тот день, что люблю, но ты прибежал и сунул мне в руку записку с номером телефона, сказав позвонить, а потом сел в подъехавшую машину и исчез навсегда.

- Ты почему не звонила? Я так долго ждал.

- Обиделась - она раскрыла сумочку и достала из нее скромный медальон, открыв его, нажав на защелку ноготком с розовым лаком, - ты нес мне тогда сентябринки?

- Откуда ты знаешь?

- Как ты уехал, я в сквер тот пошла, где в первый раз мы встретились. Там на скамейке букет лежал. Кому-то ненужный, подумала я, а для меня ни одного цветочка. Я разозлилась и порвала твою записку. Она медальон развернула на столике - в нем цветок был высохший, - Та самая сентябринка.

Успокоилась девушка, мимолетной улыбкой озарив полусумрак помещения, - А кошку голодную помнишь?

Была такая, присутствовала при первом их свидании, но почему-то кот вспомнился. Просто так в жизни ничего не возникает. Зверюга этот в молодость его основательно запрыгнул, а теперь вспомнился мигом.




Музыкальный кот




В те годы сложно ему разобраться было, как девушку правильно выбрать. Кто по любви большой советовал или, от потребностей отталкиваясь, а кто считал, что по расчету краше выйдет. Их так много, а он один. Только кот у него и был. Весьма привередливая домашняя скотинка. Не очень девушек одобрял в квартире. Неподкупное животное, но со слабостью к классическим произведениям, в смысле музыки. Включишь ему оперу или симфонию, а после с девушкой общайся, но современные красотки под арии неразговорчивы, да и понятно, что не тот формат, а тут еще и наглый толстый кот с сонатой на ушах к домашним тапочкам приглядывается - сочетание не для слабонервных.

Сам-то Сергей уже привык к музыкальному коту, сдавшему его еще в детстве тонкости игры на музыкальных инструментах осваивать. Удачно момент выбрал, воспользовавшись, что у мальчика привычка была просыпаться рано. Васька с ним в первый раз завтракал. Следующий перекус он с отцом, по-серьезному и плотно проводил, а с мамой специализировался на выпрашивании лакомств. До отвала наевшись бежал на улицу еду добывать, а в этот раз он ее из холодильника, неосторожно открытым оставленного, спер. Заурчал от жадности и батон докторской колбасы стырил. Сообразив, что сразу добычу не одолеет, решил он ее на улице сховать.

Слишком много желающих объявилось, как это частенько бывает, пиршество брюха с ним разделить. Для начала пять кошек из подвалов примчались. Так громко орать взялись, что тут же компания собралась: одиннадцать соседей, три кобеля, семь горлинок, и даже штатный дворовой пьяница из зарослей ежевики поинтересовался, кто ему спать мешает?

Мама тоже проснулась и решила выяснить, кто так с раннего утра колбасу любит? Пришлось признаваться, а маме только повод дай — тут-же она решила, что ребенка с котом ей не прокормить. Даже с помощью папы, а тот и не возражал. Он спал, пропустив по обыкновению самое интересное, в размышлениях его жены выраженное о том, что сыну пора и о хлебе насущном подумать на тему как его заработать.

Подумаешь проблема. Мальчик булочку дожевал сдобную и выдал блестящие варианты: туфли чистить людям на автобусной остановке, леденцы делать из карамели, а то и билетами спекулировать можно в кинотеатр или в орлянку на деньги играть. Мама за голову схватилась. Кот уши поджал. Он давно от кошек вернулся и из ящика буфета гармошку губную увел. Штатный пьяница попросил, желающий колбасную компанию повеселить и свой кусок вина честно с утра заработать.

До Сережки доехало, что можно кота обучить фокусам и, котомкой прибарахлившись, отправиться нищенствовать. Комбинация игры на губной гармошке с распеванием жалостливых песен под Васькины ужимки сулила блестящие перспективы. Серьезным лаве запахло в зале, но тут проснулся папа.

Мама уши поджала, а кот их и не отжимал, но отец, он хоть и строгий был, но справедливый. Он решил, что сына в музыкальную школу надо сдать. С образованием на свадьбах музыку можно играть. Не пропадут мальчик и кот, а как подрастут, так можно и об институте подумать.

С амбициями батяня был, а мальчонка про барабан подумал, заявив, что стучать будет. Соседи на улице про стучать услышали. Сразу в квартире компания собралась: шестнадцать соседей, семь кошек, семнадцать горлинок, три кобеля и штатный пьяница. Всем так интересно, на кого мальчик стучать собрался?

Пришлось отказаться от ударных. Все так обрадовались: кошки горлинок разогнали, а кобели кошек; кобелей соседи прогнали, а соседей папа до лестницы проводил. Все на места встало за исключением пьяницы. Он на одеколон клюнул, «Шипр» его приворожил. Папа попытался ему объяснить, что одеколон по утрам пьют только... поводил руками в воздухе, покачал головой, но так ничего и не сочинил, а отделался от просителя бутербродом сына с докторской колбасой, не съеденный за завтраком, а вечером купил баян.

Это все кот показал, что нужна гармошка, а батя ему доверял. Так проще. Мальчик тоже особо не переживал - на кнопки баяна жать, все не мешки ворочать. Так и решили, а кот ребенка к репетитору потащил. Так мама придумала. Ей деньги девать некуда, а в школу экзамен с пением. А что пацану делать, хоть и ясно ему, что трудом творческим на батон с томатной пастой не заработать, но не идти же против семьи.

Пришлось ему репетитору этому объяснить для начала, что перед тем, как деньги драть с трудового народа, неплохо было бы на пианино играть научиться. Та как взбеленилась. Нервной старушка оказалась, но отходчивой. После практической демонстрации исполнением чечетки, доходчиво демонстрирующей ей, что с ритмом она не в ладах при стучании по клавишам, долго смотрела с удивлением через очки на мальчонку. Вот так же тренер по фехтованию на него смотрел, как определила, что пацан с абсолютным чувством ритма на свет выполз. Все вздыхала мечтательно... Наверное чемпиона хотела вырастить, но он читать предпочитал книги прыжкам со шпагой, а тут еще и музыка эта добавилась.

За контроль занятий Василий взялся. Строго с подопечным своим обращался. Тот чуть сфальшивит где, так драться лез всеми лапами. Осилили вдвоем музакалку, но после ни-ни, хоть и отложилось в память нечто, заставляющее, как подрос, девушек подбирать музыкальных.

Коту магнитофон включаешь и на свидание к пианистке. Обычно была на примете какая-нибудь, кто не против в уединение несколько дисков с классикой прокрутить. Грига послушать, например, как однажды...

Не успели третий диск поставить, как муж из гастролей заявился. Музыкальная семейка оказалась, а девушкам в паспорта заглядывать неприлично. Априори могла бы и сама предупредить о таком мелком недоразумении.

Пришлось тогда в окно прыгать, не допуская компрометации честной женщины. Хорошо, что невысоко, но темно, а как приземлился, так словно в детство в машине времени прокатился - такая знакомая компания повстречала: три кошки, кобель, два голубя и пьяница штатный дворовой из кустов интересуется, кто ему спать мешает? Чудно, что соседи не подошли настучать.

Обошлось тогда, только пятки отбил при приземлении. Сразу коту пожаловался. Василий от музыки оторвался и посмотрел на хозяина, как на последнего дурака, - приземляться на четыре лапы нужно.

А где их взять?

Так Сергей и зарекся, что с девушкой, как ни знакомься, но чтобы не выше второго этажа.

- А помнишь, как ты пошутил тогда, что Грига любишь, но лишь бы не высоко - гнула свою линии Наташа, окончательно успокоившись.

Песня первой любви

Так вы и были на втором этаже — рассмеялся Сергей. Я на минутку к приятелю заскочил по делу, а у него гулянка. Пыль столбом. Из разряда, где на десять девчонок я и Генка. Вот тут я тебя и приметил.

- Так уж и сразу.

- Времена тогда такие стояли, когда многие мужчины в руках мягонькое подержать желали. Компания вполне солидная, помню, подобралась, очень приятная в близком общении. Только ноги мне оттоптали девчата разгоряченные в нескончаемых «белых танцах» под бодрые ритмы подступающей "Олимпиады-80". Я, что тогда, что теперь с танцами этими так и не освоился.

- Это я заметила.

- Все так весело шло, а в глазах у девушек разгоралось нечто шальное. Явно хочется им чего-то, но по опыту знаю, не хлеба. Раззадорились красавицы танцами. Лишь одна сидела на стульчике скромно. Худенькая такая и хрупкая, а глаза большие.

- Что-то я там такой не видела.

- Оно и понятно.

- Ничего ты не понял. Я же сразу влюбилась в тебя.

- Я тоже.

Он подошел к ней и развлечь попытался рассказами о маленьком мальчике и его котенке. Она, затаив дыхание слушала, потихоньку к нему прижимаясь. По-английски, не попрощавшись договорились с веселья смыться они тихонько, но разве можно спрятаться от завистливых глаз? Никому не мешали, но дамы вслед фыркнули.

Я в ответ отшутился, - Мы сами с усами. Вот не надо мне было усы вспоминать. Сразу здесь кошка из-за угла объявилась.

- Худая такая, как велосипед, в ногах запуталась и явно отставать не собиралась

- А ты расстроилась.

- Тогда худые были не в моде.

- Ты так расплакалась.

- А ты утешать кинулся.

Попробуй сообрази, когда губы девичьи рядышком, а в ногах кошка плутает. Трется зараза о брюки и мурлычет песню кошачью свою про пожрать. Склонился он к ушку девушки нежному и сказку ласковую начал.

- В старые времена в селе, что стояло меж гор высоких, ледниками украшенных, в маленьком домике девушка проживала, станом тонкая и гибкая, а за то и прозвали ее жители местные Тростинкой. Посмеивались над ней. Там крепкий народ проживал. Коренастая стать преобладала и женщины в цене были сильные, обликом пышные и дородные с волосами русыми, в цвет овса созревающего и глазами, как агат черными с поволокой, с широкими бедрами и ногами крепкими, а девушки в селении том все такие и были. Мода такая была.

- Ох уж, эта мода.

- Девушка наша, Тростинка, в понятие красоты не вписывалась, да еще и сиротка, - погибли в горах родители при обрушении овринга, вот безбоязненно и гулял по улицам шепоток, что не обошлось ее рождение без джинов ледников светоносных. Очи синие ее мерцали загадочно, словно воды озера родникового, а все сорок кос ее самородным золотом светились, словно солнце над вершинами горными. Бедно жизнь ее протекала, а замуж не приглашали. Совсем замарашкой ходила, но раз ей кошка в горах повстречалась - худая, драная о колючки кустарников и очень голодная.

Здесь кошка, в ногах влюбленных совсем уже заблудившаяся так заурчала громко, что стало понятно, - целоваться спокойно им она не позволит.

Пришлось через дорогу в гастроном бежать круглосуточный, а в магазине шаром покати. Даже консервов не было. Только яйца вареные, пиво и хлеб. Пива много, но до 19.00.

Неизвестно кого продавщица пожалела больше — мужчину и девушку, с жалким и растерянным видом у прилавка стоящих, или кошку на улице, страдальчески на нее смотрящую сквозь витринное стекло, но дрогнуло ее неприступное сердце. Прогулялась она в темный коридорчик, прячущийся за ее широкой спиной, а результатом такого моциона стало появление на весах двух солидных кружков варенной колбасы, завернутых во вчерашнюю газету.

- А как она на тебя посмотрела!

- Это когда я ее попросил колбасу на кусочки порезать?

- Кошка на улице заорала, что не надо. Ей и так хорошо будет.

- Не надо, так не надо. Совсем не моя задача людей веры в разумность мира лишать.

Расплатился он быстренько и на выход, а там кошка голодная ждет его не дождется.

- Котята мои с голода умирают — заплакал горный зверь, - ранена я была камнем при обвале, вот молоко и пропало, а без еды котятам смерть верная. Накорми их, Тростинка, а я тебя отблагодарю.

- Все один в один.

- Девушка, понятное дело, домой побежала, а там козу подоила и детенышей молоком напоила. Те лакали его, лакали, чуть не лопнули. Маме-кошке тоже досталось для подкрепления сил. Отъелось семейство, очухалось от голодухи, и в скором времени, на подножный корм перешло, а девушке песни хвалебные по ночам пели. Теперь она еще и не высыпалась.

- Кошки, они такие.

- Существа благодарные, только помощи ждать не стоит. По-всякому случается, а здесь, как подросли слегка котята, то в селение прибыли, да не одни. Сопровождали они рыжего огромного кота.

- Еще один нахлебник.

- Все местные так перепугались, а кот с котятами все подворья обошли и кот всем жителям в глаза смотрел пристально, как сказать желал что-то, но он только задумчиво мурлыкал.

- Обедать наверное к бедной девушке подались?

- Все дома обошли, только к Тростинке не заглянули, а она за водой отправилась. Дальше удивительное началось, - все смотрят на девушку, идущую улицей, и восхищаются, - какая фигура! Какая стать! Все любуются волосами ее шафрановыми и глазами ярко-синими, а она несет на плече глиняный кувшин с водой. Юноши в очередь выстроились, сосуд помочь ей донести. Было передрались друг с другом. Все перевернулось вдруг с ног на голову. Вчерашняя бесприданница первой невестой на выданье стала.

- Ничего себе!

- Вот так и Тростинка подумала, а кошка ей вечером объяснила, что царь котов горных, в благодарность за котят спасенных, кота-колдуна послал в селение. Он все перевернуть умеет. Заклинание стильное знает.

- Что называется свезло.

- В тот же вечер все богатые женихи аврал объявили: жеребцов чистили, халаты и седла в срочный ремонт сдали, а дорогие иноземные ковры лично палками выбивали. Всем захотелось первую красавицу в жены заполучить, но как понесли они по утру дары свои к дому Тростинки, то пыль клубами по улице...

- Выколачивай теперь ковры по новой.

- Всадник примчался на белоснежном скакуне. Прекрасный князь из дальней страны. Высокий и стройный с руками сильными воина, а волосы его золотой гривой на ветру развеваются и глаза сияют блеском серым, что сталь благородная дамасская, а вглядеться в них не успеешь, то синими становятся, словно небо весеннее.

- Весь в тебя — рассмеялась девушка.

- Разодет в шелка драгоценные и парчу, золотом шитую, прикрытые плащом багряным, бесценным пурпуром крашеным, а рядом со скакуном его белоснежным дивный зверь бежал цвета снега, изукрашенный темными пятнами. Все застыли в страхе, и Тростинка тоже у крылечка дома.

- Не сложилась свадебка.

- Это ирбис, - пояснил всадник, - зверь свирепый и хищный. В той стране, где отец мой правит, люди его почитают. Он должен исполнить пророчество, мудрецами нашими данное, что женой моей станет та, которой снежный барс поклонится и у ног ее с котятами играть будет.

- Представляю.

- На площадь селения кошка выбежала серая, а за ней следовали ее котята. Подтолкнула малышей киса лапой, и они побежали к девушке, а за ними зверь свирепый последовал. Он к Тростинке приблизился и замурлыкал ласково, а потом поклонился ей и у ног ее лег, а котята его за усы потянули в разные стороны. Разыгрались.

- Пророчество исполнилось.

- Принц предложение сделал девушке руки и сердца. Она подумала, подумала и согласилась. Не пропадать же красивому пророчеству. Свадьбу отыграли, а потом ускакали вместе к морю, в свадебное путешествие.

- Хочу! - это девушка закричала в тишине ночного города. Здесь даже кошка морду от колбасы подняла. В окнах свет загораться начал.

- Чего?

- Кота. Рыжего кота-колдуна. Чтобы мир он весь обошел и всем в глаза заглядывал пристально. По моему велению, хотению и желанию.

Сергей за голову схватился.

Не стоит кота вспоминать, как колбаса под ногами. Вырулил из-за угла бродяга рыжий самого пошлого вида. Сразу к кошке. Они такое устроили...

Девушки на вечеринке плясать закончили и в окнах зависли. Смеху было, а девушка есть потребовала. Мужчина второй раз в магазин не пошел, мужества не хватило. Только кофе и скромные бутерброды в домашних условиях смог предложить ей в это позднее время, но для девушки этого оказалось достаточно.

Так и пошли они темной аллеей, а кошка у магазина осталась. Кот, как ему и положено, в подворотню нырнул, унося с собой шепоток девичий. Сергей пытался слова рассмотреть в темноте ночной, но девушка его за руку потянула, и только успел он крикнуть рыжему слово волшебное - Брыссссь!

Так началась их большая любовь.

Спасибо тебе, Сережа — женщина потянулась к мужчине и нежно поцеловала его в щеку — расскажи мне, пожалуйста, сказку.

- Про мальчика и котенка?

- Про них.

Смеется последним тот, у кого кот

Смеялись девушки с ребенка, а он им вежливо улыбался.

До поры.

Красотки в библиотеке работали, а я годам к школе все запасы родительских книг освоил и пошел записываться в это книжное учреждение. Паспорта взял с собой родителей. Кота решил не брать, но он сам пошел, от скуки. Наверное подраться хотел с кем-нибудь по пути. Я ему посоветовал прилично себя вести, все-таки в культурное заведение идем, да и сам майку чистую одел. Я жизнь понимаю.

Библиотекарши меня не поняли. Две симпатичные девушки мне попытались книги для малышей подсунуть. Я сказал, что такие с детства читать бросил. То они смеялись.

Я тоже им улыбался. Я вежливый. До поры. Мне детектив приличный почитать хочется или приключенческий роман, а лучше я сам подберу что-нибудь, но они мое стремление к просвещению не понимают, а только смеются. Чай пьют с печеньем. Стараются...

Я тоже на кота посмотрел. Он задержался слегка на входе, но очень культурно зашел. Морда бандитская, а в зубах мышь. Подарок хотел сделать. К культуре приобщиться.

Девушки на прилавок свой запрыгнули. Вместе с печеньем и чаем. Им бы в цирке выступать - одновременно визжат, зубами щелкают и чай пьют, похрустывая галетами, но видно, что чаепитие идет без всякого удовольствия, а скорее по инерции.

Сразу библиотекарши мне брать разрешили все, что ни пожелаю, но только чтобы без кота. Я его выпроводил на улицу и в читальный зал направился. Они сказали, что мне туда нельзя. В библиотеку кот зашел.

Девушки по привычке на прилавок прыгнули. Он в зубах крысу держал. Сообразительный был, понял, что мышью здесь не отделаешься. Библиотекари даже чай пить бросили. Наверное завод инерция закончился.

Я опять кота на улицу выпроводил, а они сказали, что всегда мне рады, даже в читальном зале, но только без кота. Такие вежливые, книги, мной выбранные, в авоську уложили. До дверей проводили со шваброй наперевес. Из-за двери кот выглянул. Девушки по инерции со сломанным заводом на прилавок прыгнули. Вместе со шваброй.

Здесь даже кот рассмеялся. В этот раз у него в зубах ничего не было. Хорошо прогулялись, только мама, как рассказал я про мышь и библиотекарш, то очень культурно мне объяснила, что здесь я не прав, а я, на всякий случай, под стол спрятался.

Кот надо мной посмеялся. Он мамину сторону принял. Он всегда сторону принимал, где еду давали. В этот раз котлета в тесте ему перепала. Он честно со мной поделился, половинку под стол притащив, где я, вольготно развалившись на ковре, наслаждался чтением прекрасного исторического романа.

- Я искал тебя все эти годы.

- Я люблю тебя, милый.

В этот раз он не постеснялся подробно записать все в записную книжку.

- Я, как обычно, спешу. Жди меня скоро, под новый год. Я приеду к тебе... за тобой... навсегда.

Кот серый мчится по белому песку и связку рыбы на шпагатике за собой тащит. Соль на рыбке мерцает снегом, режет льдистым холодом по глазам, сверкая под солнечными лучами, а кот уносится вдаль. Кот из далекого детства.

Привиделся?

Он замерзал, а тут потеплело и стало понятно, что смерть подошла вплотную. Так вышло. Машина застряла в глубоком снегу, накиданном внезапной метелью. Пришлось до близкой окраины города, в который он ехал к любимой, своими двумя топать.

Метель разошлась со временем, мороз усилился. Попался он в ловушку зимы и уже смирился, что спать ему под снежным саваном, но здесь кот серый из снега выскочил.

Сердце, почти застывшее, чуть из груди не прыгнуло, как потянуло в детство его, в котором серый кот бежал по песку со связкой в зубах ворованной рыбы.

Он подбежал к мужчине, к ногам ласкаясь. Морду задрал усатую к небу, тучами закрытому снежными и мяукать начал, словно от кого-то чего-то требовал.

С неба ясного опустилась к ним радуга. Кот по ней побежал серый, давно уже ушедший. На дуге разноцветной он котенком стал белоснежным. Сам пушистый такой и на шее его ленточка, - голубая с серебряным колокольчиком. Глазки синие у него, хлопают в удивлении, а с усов распушившихся капают сливки. Он мохнатыми лапками машет, как плывет в семицветной радуге и он очень торопится, очень спешит...

Кот огромный белой масти соскочил на снег с радуги. Посмотрел он на Сергея пламенным взглядом. Тот почувствовал, что согрелся неведомым теплом и пошел за котом, а где лапы его касались земли, там тропинка стелилась между сугробами. Шел себе потихоньку загадочный кот, а человек за ним следовал.

Оказалось, что совсем рядом теплится окошко в домике. Он дошел до него и упал - обессилил. Только что и сумел поскрести в стекло замерзшее пальцами окостеневшими.

Отворилась дверь.

Он дошел.

© Copyright: Александр Родник, 2020

Регистрационный номер №0477701

от 29 июля 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0477701 выдан для произведения: Все как в сказке произошло. Он случайно встретился с ней - с первой своей и последней любовью.

Впрочем, каждая сказка имеет начало. Кто-то слегка за веревочку дернет, а там... пошло поехало. Жизнь, как неизбежность первого предложения.




Котенок




- Маленький, серый, пушистый комочек ..., - так начался этот сказ тоненьким голоском стюардессы. Сережка ему направление выбрал другое, - Я от мамочки удрал и от папы убежал, - самодовольно замурлыкал он, вальяжно развалившись в кресле самолета. Бортпроводница его заботливо и тщательно пристегнула широким серым ремнем, на всякий случай. Такое ограничение его хоть и возмутило, но особо не расстроило. Маленький был, но соображал, что первый раз в самолете без родителей летит и без строгостей не обойдется. Такая это хитрая штука — воздух свободы. Здесь без ремня...

Историю сочинять принялся, какой он смелый и отчаянный. Бабушке рассказать ее надумал, но долго размышлять не задалось, по причине плохого поведения самолета. Крылья его распростерлись над высокими горами и предательски задрожали. Прыгать машина начала в «воздушных ямах». Героическая байка поперек глотки встала и даже попыталась в салон выскочить вместе с выпитым лимонадом.

Пришлось другую выдумку затеять. Жестокие родители на расправу его отдали самолету, чтобы он им летом мозги не пудрил. Удачное начало, бабушку попугать, но тут гроза за иллюминатором заблестела. Совсем невесело стало. А как свалимся? Больно же будет. В придачу к этим мелким радостям жизни еще и босоножки новые пятки растерли. Хоть плач.

Есть от чего расстроится маленькому человеку, но тут фея самолетная в форменном костюме руку его в ладошку свою прохладную взяла и речь повела плавную о приключениях маленького котенка. Убаюкала мальчонку заботой и лаской.

Спал крепко, а проснулся только в доме у бабушки, на веранде. Котенок на него прыгнул. Попробовал об байковое одеяло коготки поточить, но свалился с кровати, кувыркнувшись, а потом пи-пи сделал. Шустрый такой. Расселся, что барин, на деревянном полу, глазенки вылупил и урчит, кормежки требуя. Огляделся мальчик по сторонам, а сандалий надоедливых, как не бывало.

- Твоя работа?

Мур-мур.

- Надежно спрятал?

Котенок даже фыркнул от возмущения.

Обижаешь, начальник.

Свой человек, дружба навеки. Побежали босиком вместе сливки утренние лакать.

- Забавные вы.

- С котенком, Наташа не соскучишься.

Он уже держал на своей ладони ее узкую ладошку и собирался в скором времени слегка погладить ее.

- А дальше?

- Дальше мы пошли в школу. Первый раз в первый класс.




В первый класс







Отец разложил на круглом столе в гостиной суровые аксессуары советского школьника: нарукавники черные сатиновые на резинках, пенал, палочки, перо для письма номер одиннадцать «звездочка», чернильница и букварь.

- Справишься?

- А надо?

Отвернулся отец молча, и слезу скупую стер с чисто выбритой щеки.

Кончилось детство.

Соображать теперь надо.

Он отца погладил по голове, - Не унывай. Прорвемся!

Ничего здесь сложного, - собрал набор первоклассника со стола и засунул его в портфель, а портфель на шкаф закинул.

Отец растерялся, — что мама скажет?

- Не унывай. Прорвемся!

С мамой его только вопрос с одеждой беспокоил. На линейку первую в жизни своей мальчик джинсы решил одеть потертые, рубашечку поло яркую и босоножки, а носки не одевать. Так сейчас босоножки в Европе носят, правда насчет носков сомнения были.

Все остальное не сложно. На кухню сбегал, чай заварил и налил по стакану себе и отцу, не забыв выставить на стол розетку с вишневым вареньем. Обеспечив необходимым стол переговоров, позаимствовал общую тетрадь у сестры, и приступил к написанию сочинения.




Макароны по-флотски




Отец как-то раз, как в гостях мы у бабушки были, экскурсию устроить решил по местам, где детство его прошло, а заодно порыбачить. Похвастаться решил перед сыном, как ребенком маленьким рыбу умел ловить. С нами кот увязался, но батя сказал, что здесь лишний. Зажал будущий богатый улов, а зря.

Мы заблудились, а он растерялся. За долгие годы все поменялось и заводь рыбная, памятная ему, исчезла напрочь. Мы шли вдоль речки, а места, где удочку можно закинуть, не находилось.

Тут еще и туман опустился. Совсем непонятно стало куда идти. Хорошо, что кот объявился. Он умел появление свое обставить. Слышим, в тумане пыхтит кто-то и вроде вода хлюпает. Я сразу предположил, что это гиппопотам из Африки приплыл по рисовым чекам. Отец посмеялся, но засомневался, а оказалось, что это Васька.

Он за нами бежал и устал. У родника привал устроил, воды напиться. Очень кстати пришлось. Утро жаркое, я тоже воде обрадовался, а потом серого попросил вывести нас из отцова детства. Так блуждать, то и состариться можно в тумане.

Он вдоль речки пошел, мы следом до тихой заводи. Сам спать завалился на берегу в ожидании улова. Не прогадал, - клевое место нашел. Ловили мы рыбу, ловили, а кот мой жрал рыбу и жрал, да так наелся, что мне его на руках пришлось до дома нести, да то и не важно, а хорошо, что удалось мне в нормальное детство вернуться. Заработал котенок себе угощение.

На этом месте мама с работы пришла. Я еще стакан чая налил, а папа ей валерьянки накапал. Его вопрос беспокоил интеллигента в первом поколении - что делать?

Я считать и писать давно научился. Сначала читать, сам не помню как, года в четыре, а там, по учебникам сестры, половину школьного курса к первому классу и проскочил. Папа переживал, что я белой вороной в школе стану, а мама за учительницу переживала первую мою.

Было бы о чем беспокоится. Вроде порядков в советской стране я не знаю. Улица нас учила.

Я папе и маме так и сказал, чтобы не беспокоились, - все будет ОК, а сам ужин пошел готовить родителям праздничный, а заодно и сочинение дописывать.

Котенок мой, который в детстве у меня объявился, очень тушенку любил. Продукт по тем временам, когда только кукуруза из моды вышла, весьма редкий. В магазинах такое не продавали, но дед мой, пасечник, за сданный мед получал.

Он тушенку всегда на лето приберегал. Ждал меня и побаловать норовил. На котенка он не рассчитывал, но тот его мнением и не интересовался. Я как-то раз крутил в руках банку с мясом, раздумывая сразу ее съесть, или выдержку проявить, и разогреть на сковороде? Так оно, конечно, вкусней, но разве здесь вытерпишь.

Васька терпеть и не собирался. Банку выбил одним ударом лапы из рук моих и зачавкал. С голой в нее влез, только хвостик, еще не пушистый, на улицу вылез и мелко трясся. Я ошалел от такой наглости. Даже забыл, что сам только что в одиночку банку тушенки сожрать намеревался.

Мораль прочитал котенку: из мяса этого можно было макароны по-флотски приготовить и всю семью накормить. Котенок лист лавровый выплюнул и заинтересовано на меня посмотрел, - по-флотски?

Пришлось на следующий день готовить. Иначе перед самим собой стыдно. Очень вкусно вышло и про котенка я не забыл. Он, как обычно, жрал и чавкал от жадности, только хвостик мышиный трясся, но что такое по-флотски запомнил и размечтался.

О чем?

Конечно о жратве. Маленький был и планов грандиозных не строил. Он только мир познавал и всегда выбирал ту сторону, где едой пахнет, а я ему про море рассказывал. Вода соленая, а по ней корабли ходят, а на них моряки макароны едят по-флотски. Кот сразу о море мечтать начал.

Мечтать он умел.

За мой счет.

Где научился?

- Вы поехали на море?

Он уже осмелился легким поцелуем прикоснуться к ее маленькому ушку, - А как-же. Разве от него отделаешься. Если есть желание и мы можем на побережье рвануть?

Благо машина у него была.

- У меня не получится с учебой.

Вот у Васьки все получалось. К отцу тогда приятель приехал на стареньком «Москвиче». Засуетился батя - А, не рвануть ли нам, сын, на море.

- Какое море? Отсюда до моря... На этом автомобиле?

Котенок не сомневался. Он сразу на переднее сиденье прыгнул и выходить оттуда не собирался. Пришлось и мне ехать. Не прогадал.

Долго мы колесили по бездорожью и пыль глотали, но как приехали, так увидели чудо! Огромное озеро, размером с море. Котенок сразу к воде побежал. Он так разочаровался. Недоуменно на нас посмотрел, словно спрашивал насчет кораблей с флотскими макаронами.

Пришлось мне по-быстрому ужин соображать, а он как учуял запах тушенки, то сразу с озером примирился и в воду кинулся, растопырив лапы. Поплавать кот уважал, а потом загорать на белом песке, но завтрак, обед и ужин строго по распорядку. Он не сердился на нас за обман, а твердо решил для себя, где макароны по-флотски, там для кота и море. Сообразительный был.

Папа мой тоже соображал. Он ужин доел и понял, что с портфелем промашка вышла и папку свою мне подарил кожаную. Я попробовал случаем воспользоваться и выманить у него: перчатки кожаные черные, зажигалку, шляпу фетровую, галстук и портмоне с тремя рублями на разгульную жизнь.

Мама в обморок решила упасть. Я ей сразу сказал, что после сытной еды не комильфо. Кот на меня ошалело глянул и хвостом помахал в согласии, - никакой томности. Папа помялся и выпросил у меня назад зажигалку и фетровую шляпу.

Пришлось соглашаться. Изредка можно идти на уступки взрослым, по мелочам. Так спокойней. Пусть думают, что они тут всем руководят.




Первое сентября




С носками действительно проблема вышла. Никак мама не могла моду понять, что с босоножками сейчас носки не носят. Хорошо, что кот догадался и один носок на улицу утащил, а все другие были не новые.

Первый тайм я выиграл.

Папку школьную быстро собрал: ручка шариковая трехцветная, толстая книжка, шахматы портативные и тетрадь общая с сочинением.

Готов сдаваться.

Перед сдачей успел потеряться. Сначала цветы потерял, а потом и сам не той дорогой пошел. Со мной такое случается. В школу два пути было: длинный, но по асфальту и второй через бетонный-растворный узел. Папа и мама первым путем пошли, а мне второй понравился.

На линейке мы встретились. Мама как глянула на меня...

Там первоклассникам конфеты раздавали шоколадные. Я свои маме отдал, а папа пообещал в Ялту ее свозить. Еле успокоили.

На первом уроке нас руки учили мыть с мылом, а меня в душ отправили. После душа в буфет.

Мне так понравилось.

Так можно учиться.

Жалко, что потом меня отыскали и в класс отвели. Я совсем не против был до десятого класса между буфетом и душем околачиваться.

Учительница сказала - Надо!

- Я спросил, - Что?

- Учиться и опять учиться!

Я ее поправил.

Пришлось мне к директору школы идти. Он увидал пухлую книгу «Королева Марго» и сразу, - Где взял?

- Места надо знать.

- Учиться будешь?

- А зачем?

Он не обиделся. Очень умный мужчина был, а меня в пятый класс хотел определить? Я сразу отказался. Нечего ребенка детства лишать.

- Да и то верно, - пришли к согласию.

Отвел директор в класс меня и на заднюю парту усадил, - Хулиганить будешь?

- А зачем?

Вот и читай свою книжку.

Нормально жизнь школьная полетела, только кот иногда баловался.

Улыбнулся Сергей с грустинкой, вспоминая далекий день. Всплыло в памяти, как с любовью он повстречался и старался развеселить ее побасенками из милого детства. Это было давно, а теперь... он ее потерял.




Сентябринки




Случайная встреча двух людей, столкнувшихся краешками зонтов, на узкой серой и мокрой улице. Он извинение кинул небрежно, спеша по делам, но голосом был остановлен, слегка удивленным, а как пригляделся, - Не может быть!

- Ты? - глаз бирюзовых знакомый взгляд из-под цветастого купола, на котором капли дождя пляшут джигу унылого сентября.

- Сколько лет, сколько зим... - не знаешь, что и сказать растерявшись.

Из ослабевших враз рук выпало несколько розочек.

- Ты помнишь?

Так можно и задохнуться, как волнением стиснуло грудь.

- Конечно.

- Я влюбилась тогда в тебя.

- Я тоже.

Жизнь могла по другому сложиться. Он так ждал, что позвонит она...

Это было давно, а сейчас, крепко взявшись за руки, побежали они в кафе, от дождя проливного спрятаться. Так когда-то они гуляли, сцепившись ладонями, словно пальцев переплетение им защиту давало, ограждая от мира их светлое чувство первой любви.

Он воды заказал к кофе.

- Ты помнишь?

У нее привычка была кофе пить с холодной водой. Не сложно запомнить такое, особенно когда так много помнится и так долго ждешь.

- Ты почему не звонила?

- Я обиделась на тебя.

- Почему? Ты же знала, - я очень спешил.

Внезапным и срочным был перевод к новому месту службы. Приказы не обсуждаются, а на решение личных вопросов был только час. На свидание от него осталась одна минута.

- Ты ко мне прибежал без цветов.

После он часто, в каждый свой отпуск, приезжал в этот большой город, расположенный от него за тысячи километров. По приезду покупал букет роз, а после долго бродил по улицам, ни на что не надеясь, но с верой в какую-то высшую справедливость. Ничего больше нельзя было сделать — о любимой он знал только имя. Не догадался спросить большего, так легкомысленна молодость.

- Я спешил, много дел, все бегом, но я заскочил на рынок. Под осенним дождем только старушка одна была со скромным букетом поздних осенних цветов.

- Ты купил мне цветы?

- Было дело.

Влагой грусти взгляд подернулся синих глаз.

- Почему?

- Как дорогу перебегал, так водой грязной, из-под колес машины брызнувшей, испачкались эти цветы. Я оставил их на скамейке в том самом скверике, где когда-то мы встретились, как я думал тогда навсегда.

Закапали слезы на клетчатую скатерть столика.

- Что я натворила? Я хотела признаться в тот день, что люблю, но ты прибежал и сунул мне в руку записку с номером телефона, сказав позвонить, а потом сел в подъехавшую машину и исчез навсегда.

- Ты почему не звонила? Я так долго ждал.

- Обиделась - она раскрыла сумочку и достала из нее скромный медальон, открыв его, нажав на защелку ноготком с розовым лаком, - ты нес мне тогда сентябринки?

- Откуда ты знаешь?

- Как ты уехал, я в сквер тот пошла, где в первый раз мы встретились. Там на скамейке букет лежал. Кому-то ненужный, подумала я, а для меня ни одного цветочка. Я разозлилась и порвала твою записку. Она медальон развернула на столике - в нем цветок был высохший, - Та самая сентябринка.

Успокоилась девушка, мимолетной улыбкой озарив полусумрак помещения, - А кошку голодную помнишь?

Была такая, присутствовала при первом их свидании, но почему-то кот вспомнился. Просто так в жизни ничего не возникает. Зверюга этот в молодость его основательно запрыгнул, а теперь вспомнился мигом.




Музыкальный кот




В те годы сложно ему разобраться было, как девушку правильно выбрать. Кто по любви большой советовал или, от потребностей отталкиваясь, а кто считал, что по расчету краше выйдет. Их так много, а он один. Только кот у него и был. Весьма привередливая домашняя скотинка. Не очень девушек одобрял в квартире. Неподкупное животное, но со слабостью к классическим произведениям, в смысле музыки. Включишь ему оперу или симфонию, а после с девушкой общайся, но современные красотки под арии неразговорчивы, да и понятно, что не тот формат, а тут еще и наглый толстый кот с сонатой на ушах к домашним тапочкам приглядывается - сочетание не для слабонервных.

Сам-то Сергей уже привык к музыкальному коту, сдавшему его еще в детстве тонкости игры на музыкальных инструментах осваивать. Удачно момент выбрал, воспользовавшись, что у мальчика привычка была просыпаться рано. Васька с ним в первый раз завтракал. Следующий перекус он с отцом, по-серьезному и плотно проводил, а с мамой специализировался на выпрашивании лакомств. До отвала наевшись бежал на улицу еду добывать, а в этот раз он ее из холодильника, неосторожно открытым оставленного, спер. Заурчал от жадности и батон докторской колбасы стырил. Сообразив, что сразу добычу не одолеет, решил он ее на улице сховать.

Слишком много желающих объявилось, как это частенько бывает, пиршество брюха с ним разделить. Для начала пять кошек из подвалов примчались. Так громко орать взялись, что тут же компания собралась: одиннадцать соседей, три кобеля, семь горлинок, и даже штатный дворовой пьяница из зарослей ежевики поинтересовался, кто ему спать мешает?

Мама тоже проснулась и решила выяснить, кто так с раннего утра колбасу любит? Пришлось признаваться, а маме только повод дай — тут-же она решила, что ребенка с котом ей не прокормить. Даже с помощью папы, а тот и не возражал. Он спал, пропустив по обыкновению самое интересное, в размышлениях его жены выраженное о том, что сыну пора и о хлебе насущном подумать на тему как его заработать.

Подумаешь проблема. Мальчик булочку дожевал сдобную и выдал блестящие варианты: туфли чистить людям на автобусной остановке, леденцы делать из карамели, а то и билетами спекулировать можно в кинотеатр или в орлянку на деньги играть. Мама за голову схватилась. Кот уши поджал. Он давно от кошек вернулся и из ящика буфета гармошку губную увел. Штатный пьяница попросил, желающий колбасную компанию повеселить и свой кусок вина честно с утра заработать.

До Сережки доехало, что можно кота обучить фокусам и, котомкой прибарахлившись, отправиться нищенствовать. Комбинация игры на губной гармошке с распеванием жалостливых песен под Васькины ужимки сулила блестящие перспективы. Серьезным лаве запахло в зале, но тут проснулся папа.

Мама уши поджала, а кот их и не отжимал, но отец, он хоть и строгий был, но справедливый. Он решил, что сына в музыкальную школу надо сдать. С образованием на свадьбах музыку можно играть. Не пропадут мальчик и кот, а как подрастут, так можно и об институте подумать.

С амбициями батяня был, а мальчонка про барабан подумал, заявив, что стучать будет. Соседи на улице про стучать услышали. Сразу в квартире компания собралась: шестнадцать соседей, семь кошек, семнадцать горлинок, три кобеля и штатный пьяница. Всем так интересно, на кого мальчик стучать собрался?

Пришлось отказаться от ударных. Все так обрадовались: кошки горлинок разогнали, а кобели кошек; кобелей соседи прогнали, а соседей папа до лестницы проводил. Все на места встало за исключением пьяницы. Он на одеколон клюнул, «Шипр» его приворожил. Папа попытался ему объяснить, что одеколон по утрам пьют только... поводил руками в воздухе, покачал головой, но так ничего и не сочинил, а отделался от просителя бутербродом сына с докторской колбасой, не съеденный за завтраком, а вечером купил баян.

Это все кот показал, что нужна гармошка, а батя ему доверял. Так проще. Мальчик тоже особо не переживал - на кнопки баяна жать, все не мешки ворочать. Так и решили, а кот ребенка к репетитору потащил. Так мама придумала. Ей деньги девать некуда, а в школу экзамен с пением. А что пацану делать, хоть и ясно ему, что трудом творческим на батон с томатной пастой не заработать, но не идти же против семьи.

Пришлось ему репетитору этому объяснить для начала, что перед тем, как деньги драть с трудового народа, неплохо было бы на пианино играть научиться. Та как взбеленилась. Нервной старушка оказалась, но отходчивой. После практической демонстрации исполнением чечетки, доходчиво демонстрирующей ей, что с ритмом она не в ладах при стучании по клавишам, долго смотрела с удивлением через очки на мальчонку. Вот так же тренер по фехтованию на него смотрел, как определила, что пацан с абсолютным чувством ритма на свет выполз. Все вздыхала мечтательно... Наверное чемпиона хотела вырастить, но он читать предпочитал книги прыжкам со шпагой, а тут еще и музыка эта добавилась.

За контроль занятий Василий взялся. Строго с подопечным своим обращался. Тот чуть сфальшивит где, так драться лез всеми лапами. Осилили вдвоем музакалку, но после ни-ни, хоть и отложилось в память нечто, заставляющее, как подрос, девушек подбирать музыкальных.

Коту магнитофон включаешь и на свидание к пианистке. Обычно была на примете какая-нибудь, кто не против в уединение несколько дисков с классикой прокрутить. Грига послушать, например, как однажды...

Не успели третий диск поставить, как муж из гастролей заявился. Музыкальная семейка оказалась, а девушкам в паспорта заглядывать неприлично. Априори могла бы и сама предупредить о таком мелком недоразумении.

Пришлось тогда в окно прыгать, не допуская компрометации честной женщины. Хорошо, что невысоко, но темно, а как приземлился, так словно в детство в машине времени прокатился - такая знакомая компания повстречала: три кошки, кобель, два голубя и пьяница штатный дворовой из кустов интересуется, кто ему спать мешает? Чудно, что соседи не подошли настучать.

Обошлось тогда, только пятки отбил при приземлении. Сразу коту пожаловался. Василий от музыки оторвался и посмотрел на хозяина, как на последнего дурака, - приземляться на четыре лапы нужно.

А где их взять?

Так Сергей и зарекся, что с девушкой, как ни знакомься, но чтобы не выше второго этажа.

- А помнишь, как ты пошутил тогда, что Грига любишь, но лишь бы не высоко - гнула свою линии Наташа, окончательно успокоившись.

Песня первой любви

Так вы и были на втором этаже — рассмеялся Сергей. Я на минутку к приятелю заскочил по делу, а у него гулянка. Пыль столбом. Из разряда, где на десять девчонок я и Генка. Вот тут я тебя и приметил.

- Так уж и сразу.

- Времена тогда такие стояли, когда многие мужчины в руках мягонькое подержать желали. Компания вполне солидная, помню, подобралась, очень приятная в близком общении. Только ноги мне оттоптали девчата разгоряченные в нескончаемых «белых танцах». Я, что тогда, что теперь с танцами этими так и не освоился.

- Это я заметила.

- Все так весело шло, а в глазах у девушек разгоралось нечто шальное. Явно хочется им чего-то, но по опыту знаю, не хлеба. Раззадорились красавицы танцами. Лишь одна сидела на стульчике скромно. Худенькая такая и хрупкая, а глаза большие.

- Что-то я там такой не видела.

- Оно и понятно.

- Ничего ты не понял. Я же сразу влюбилась в тебя.

- Я тоже.

Он подошел к ней и развлечь попытался рассказами о маленьком мальчике и его котенке. Она, затаив дыхание слушала, потихоньку к нему прижимаясь. По-английски, не попрощавшись договорились с веселья смыться они тихонько, но разве можно спрятаться от завистливых глаз? Никому не мешали, но дамы вслед фыркнули.

Я в ответ отшутился, - Мы сами с усами. Вот не надо мне было усы вспоминать. Сразу здесь кошка из-за угла объявилась.

- Худая такая, как велосипед, в ногах запуталась и явно отставать не собиралась

- А ты расстроилась.

- Тогда худые были не в моде.

- Ты так расплакалась.

- А ты утешать кинулся.

Попробуй сообрази, когда губы девичьи рядышком, а в ногах кошка плутает. Трется зараза о брюки и мурлычет песню кошачью свою про пожрать. Склонился он к ушку девушки нежному и сказку ласковую начал.

- В старые времена в селе, что стояло меж гор высоких, ледниками украшенных, в маленьком домике девушка проживала, станом тонкая и гибкая, а за то и прозвали ее жители местные Тростинкой. Посмеивались над ней. Там крепкий народ проживал. Коренастая стать преобладала и женщины в цене были сильные, обликом пышные и дородные с волосами русыми, в цвет овса созревающего и глазами, как агат черными с поволокой, с широкими бедрами и ногами крепкими, а девушки в селении том все такие и были. Мода такая была.

- Ох уж, эта мода.

- Девушка наша, Тростинка, в понятие красоты не вписывалась, да еще и сиротка, - погибли в горах родители при обрушении овринга, вот безбоязненно и гулял по улицам шепоток, что не обошлось ее рождение без джинов ледников светоносных. Очи синие ее мерцали загадочно, словно воды озера родникового, а все сорок кос ее самородным золотом светились, словно солнце над вершинами горными. Бедно жизнь ее протекала, а замуж не приглашали. Совсем замарашкой ходила, но раз ей кошка в горах повстречалась - худая, драная о колючки кустарников и очень голодная.

Здесь кошка, в ногах влюбленных совсем уже заблудившаяся так заурчала громко, что стало понятно, - целоваться спокойно им она не позволит.

Пришлось через дорогу в гастроном бежать круглосуточный, а в магазине шаром покати. Даже консервов не было. Только яйца вареные, пиво и хлеб. Пива много, но до 19.00.

Неизвестно кого продавщица пожалела больше — мужчину и девушку, с жалким и растерянным видом у прилавка стоящих, или кошку на улице, страдальчески на нее смотрящую сквозь витринное стекло, но дрогнуло ее неприступное сердце. Прогулялась она в темный коридорчик, прячущийся за ее широкой спиной, а результатом такого моциона стало появление на весах двух солидных кружков варенной колбасы, завернутых во вчерашнюю газету.

- А как она на тебя посмотрела!

- Это когда я ее попросил колбасу на кусочки порезать?

- Кошка на улице заорала, что не надо. Ей и так хорошо будет.

- Не надо, так не надо. Совсем не моя задача людей веры в разумность мира лишать.

Расплатился он быстренько и на выход, а там кошка голодная ждет его не дождется.

- Котята мои с голода умирают — заплакал горный зверь, - ранена я была камнем при обвале, вот молоко и пропало, а без еды котятам смерть верная. Накорми их, Тростинка, а я тебя отблагодарю.

- Все один в один.

- Девушка, понятное дело, домой побежала, а там козу подоила и детенышей молоком напоила. Те лакали его, лакали, чуть не лопнули. Маме-кошке тоже досталось для подкрепления сил. Отъелось семейство, очухалось от голодухи, и в скором времени, на подножный корм перешло, а девушке песни хвалебные по ночам пели. Теперь она еще и не высыпалась.

- Кошки, они такие.

- Существа благодарные, только помощи ждать не стоит. По-всякому случается, а здесь, как подросли слегка котята, то в селение прибыли, да не одни. Сопровождали они рыжего огромного кота.

- Еще один нахлебник.

- Все местные так перепугались, а кот с котятами все подворья обошли и кот всем жителям в глаза смотрел пристально, как сказать желал что-то, но он только задумчиво мурлыкал.

- Обедать наверное к бедной девушке подались?

- Все дома обошли, только к Тростинке не заглянули, а она за водой отправилась. Дальше удивительное началось, - все смотрят на девушку, идущую улицей, и восхищаются, - какая фигура! Какая стать! Все любуются волосами ее шафрановыми и глазами ярко-синими, а она несет на плече глиняный кувшин с водой. Юноши в очередь выстроились, сосуд помочь ей донести. Было передрались друг с другом. Все перевернулось вдруг с ног на голову. Вчерашняя бесприданница первой невестой на выданье стала.

- Ничего себе!

- Вот так и Тростинка подумала, а кошка ей вечером объяснила, что царь котов горных, в благодарность за котят спасенных, кота-колдуна послал в селение. Он все перевернуть умеет. Заклинание стильное знает.

- Что называется свезло.

- В тот же вечер все богатые женихи аврал объявили: жеребцов чистили, халаты и седла в срочный ремонт сдали, а дорогие иноземные ковры лично палками выбивали. Всем захотелось первую красавицу в жены заполучить, но как понесли они по утру дары свои к дому Тростинки, то пыль клубами по улице...

- Выколачивай теперь ковры по новой.

- Всадник примчался на белоснежном скакуне. Прекрасный князь из дальней страны. Высокий и стройный с руками сильными воина, а волосы его золотой гривой на ветру развеваются и глаза сияют блеском серым, что сталь благородная дамасская, а вглядеться в них не успеешь, то синими становятся, словно небо весеннее.

- Весь в тебя — рассмеялась девушка.

- Разодет в шелка драгоценные и парчу, золотом шитую, прикрытые плащом багряным, бесценным пурпуром крашеным, а рядом со скакуном его белоснежным дивный зверь бежал цвета снега, изукрашенный темными пятнами. Все застыли в страхе, и Тростинка тоже у крылечка дома.

- Не сложилась свадебка.

- Это ирбис, - пояснил всадник, - зверь свирепый и хищный. В той стране, где отец мой правит, люди его почитают. Он должен исполнить пророчество, мудрецами нашими данное, что женой моей станет та, которой снежный барс поклонится и у ног ее с котятами играть будет.

- Представляю.

- На площадь селения кошка выбежала серая, а за ней следовали ее котята. Подтолкнула малышей киса лапой, и они побежали к девушке, а за ними зверь свирепый последовал. Он к Тростинке приблизился и замурлыкал ласково, а потом поклонился ей и у ног ее лег, а котята его за усы потянули в разные стороны. Разыгрались.

- Пророчество исполнилось.

- Принц предложение сделал девушке руки и сердца. Она подумала, подумала и согласилась. Не пропадать же красивому пророчеству. Свадьбу отыграли, а потом ускакали вместе к морю, в свадебное путешествие.

- Хочу! - это девушка закричала в тишине ночного города. Здесь даже кошка морду от колбасы подняла. В окнах свет загораться начал.

- Чего?

- Кота. Рыжего кота-колдуна. Чтобы мир он весь обошел и всем в глаза заглядывал пристально. По моему велению, хотению и желанию.

Сергей за голову схватился.

Не стоит кота вспоминать, как колбаса под ногами. Вырулил из-за угла бродяга рыжий самого пошлого вида. Сразу к кошке. Они такое устроили...

Девушки на вечеринке плясать закончили и в окнах зависли. Смеху было, а девушка есть потребовала. Мужчина второй раз в магазин не пошел, мужества не хватило. Только кофе и скромные бутерброды в домашних условиях смог предложить ей в это позднее время, но для девушки этого оказалось достаточно.

Так и пошли они темной аллеей, а кошка у магазина осталась. Кот, как ему и положено, в подворотню нырнул, унося с собой шепоток девичий. Сергей пытался слова рассмотреть в темноте ночной, но девушка его за руку потянула, и только успел он крикнуть рыжему слово волшебное - Брыссссь!

Так началась их большая любовь.

Спасибо тебе, Сережа — женщина потянулась к мужчине и нежно поцеловала его в щеку — расскажи мне, пожалуйста, сказку.

- Про мальчика и котенка?

- Про них.

Смеется последним тот, у кого кот

Смеялись девушки с ребенка, а он им вежливо улыбался.

До поры.

Красотки в библиотеке работали, а я годам к школе все запасы родительских книг освоил и пошел записываться в это книжное учреждение. Паспорта взял с собой родителей. Кота решил не брать, но он сам пошел, от скуки. Наверное подраться хотел с кем-нибудь по пути. Я ему посоветовал прилично себя вести, все-таки в культурное заведение идем, да и сам майку чистую одел. Я жизнь понимаю.

Библиотекарши меня не поняли. Две симпатичные девушки мне попытались книги для малышей подсунуть. Я сказал, что такие с детства читать бросил. То они смеялись.

Я тоже им улыбался. Я вежливый. До поры. Мне детектив приличный почитать хочется или приключенческий роман, а лучше я сам подберу что-нибудь, но они мое стремление к просвещению не понимают, а только смеются. Чай пьют с печеньем. Стараются...

Я тоже на кота посмотрел. Он задержался слегка на входе, но очень культурно зашел. Морда бандитская, а в зубах мышь. Подарок хотел сделать. К культуре приобщиться.

Девушки на прилавок свой запрыгнули. Вместе с печеньем и чаем. Им бы в цирке выступать - одновременно визжат, зубами щелкают и чай пьют, похрустывая галетами, но видно, что чаепитие идет без всякого удовольствия, а скорее по инерции.

Сразу библиотекарши мне брать разрешили все, что ни пожелаю, но только чтобы без кота. Я его выпроводил на улицу и в читальный зал направился. Они сказали, что мне туда нельзя. В библиотеку кот зашел.

Девушки по привычке на прилавок прыгнули. Он в зубах крысу держал. Сообразительный был, понял, что мышью здесь не отделаешься. Библиотекари даже чай пить бросили. Наверное завод инерция закончился.

Я опять кота на улицу выпроводил, а они сказали, что всегда мне рады, даже в читальном зале, но только без кота. Такие вежливые, книги, мной выбранные, в авоську уложили. До дверей проводили со шваброй наперевес. Из-за двери кот выглянул. Девушки по инерции со сломанным заводом на прилавок прыгнули. Вместе со шваброй.

Здесь даже кот рассмеялся. В этот раз у него в зубах ничего не было. Хорошо прогулялись, только мама, как рассказал я про мышь и библиотекарш, то очень культурно мне объяснила, что здесь я не прав, а я, на всякий случай, под стол спрятался.

Кот надо мной посмеялся. Он мамину сторону принял. Он всегда сторону принимал, где еду давали. В этот раз котлета в тесте ему перепала. Он честно со мной поделился, половинку под стол притащив, где я, вольготно развалившись на ковре, наслаждался чтением прекрасного исторического романа.

- Я искал тебя все эти годы.

- Я люблю тебя, милый.

В этот раз он не постеснялся подробно записать все в записную книжку.

- Я, как обычно, спешу. Жди меня скоро, под новый год. Я приеду к тебе... за тобой... навсегда.

Кот серый мчится по белому песку и связку рыбы на шпагатике за собой тащит. Соль на рыбке мерцает снегом, режет льдистым холодом по глазам, сверкая под солнечными лучами, а кот уносится вдаль. Кот из далекого детства.

Привиделся?

Он замерзал, а тут потеплело и стало понятно, что смерть подошла вплотную. Так вышло. Машина застряла в глубоком снегу, накиданном внезапной метелью. Пришлось до близкой окраины города, в который он ехал к любимой, своими двумя топать.

Метель разошлась со временем, мороз усилился. Попался он в ловушку зимы и уже смирился, что спать ему под снежным саваном, но здесь кот серый из снега выскочил.

Сердце, почти застывшее, чуть из груди не прыгнуло, как потянуло в детство его, в котором серый кот бежал по песку со связкой в зубах ворованной рыбы.

Он подбежал к мужчине, к ногам ласкаясь. Морду задрал усатую к небу, тучами закрытому снежными и мяукать начал, словно от кого-то чего-то требовал.

С неба ясного опустилась к ним радуга. Кот по ней побежал серый, давно уже ушедший. На дуге разноцветной он котенком стал белоснежным. Сам пушистый такой и на шее его ленточка, - голубая с серебряным колокольчиком. Глазки синие у него, хлопают в удивлении, а с усов распушившихся капают сливки. Он мохнатыми лапками машет, как плывет в семицветной радуге и он очень торопится, очень спешит...

Кот огромный белой масти соскочил на снег с радуги. Посмотрел он на Сергея пламенным взглядом. Тот почувствовал, что согрелся неведомым теплом и пошел за котом, а где лапы его касались земли, там тропинка стелилась между сугробами. Шел себе потихоньку загадочный кот, а человек за ним следовал.

Оказалось, что совсем рядом теплится окошко в домике. Он дошел до него и упал - обессилил. Только что и сумел поскрести в стекло замерзшее пальцами окостеневшими.

Отворилась дверь.

Он дошел.
 
Рейтинг: 0 64 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!