Ветер

24 августа 2020 - Игорь Истратов
article479022.jpg
Он устало прихрамывая подошел к сидевшему в тени старого ореха седому мужику, поставил прямо на пыльную траву тощую сумку.
- Здорово, дядь Ваня...
- И тебе не хворать. Давненько в родных краях не появлялся. Видал, беда-то какая приключилась? Пошли в хату, с дороги, небось, и голодный.
- Есть немного, вчера только завтракал.
Табуреты советских времён жалобно скрипнули. Чиркнув спичкой, Иван поставил на огонь сковороду. Достал из потрёпанного временем холодильника початую бутылку.
- Выпьешь малость? Мне-то уже нельзя, сердце прихватывает шо-то. Только вот неделю, как откапался в больнице.
- Тогда и я не буду. Спасибо.
Он всё рассматривал знакомую с детства уютную кухоньку. Почти ничего не изменилось.
- Шо это с хатой нашей случилось? Россияне-гады! Чем так грохнули, шо крыша на фундаменте лежит?
- Какие россияне-марсиане? Их здесь ждали-ждали, так и не дождались. Всё Украина, будь она неладна. В прошлом июне ночью «градом» влупили. Кто говорит, по пьяни, кто говорит - со зла... Какая разница? До школы-интерната сотню метров не долетело. Мы тогда в их тылу оказались, оружия не было отбиться от таких "освободителей". Я думаю, просто запугать сдуру захотели. Опять же, им ничего так душу не греет, как, если другому плохо.
Иван снял сковороду, щедро положил в тарелку.
- Ешь давай, не стесняйся. Рассказать не хочешь, где жил-был? Вроде на Украине обретался, люди говорили.
Он машинально поправил,
- Не на Украине, а в Украине...
- Сидеть лучше на заднице или в...? - засмеялся Иван.
- Да ладно тебе, дядь Вань... Шо рассказывать? После майдана воевал с Россией под Мариуполем почти месяц. Потом, после ранения, пробовал работу найти. Не реально оказалось, предприятия стоят намертво. В Польшу ехать, батрачить - кидают с деньгами постоянно, и на жилье разоришься... Сошёлся было с одной, хоть крыша над головой была, так выгнала, переругались. Кому нищий безработный нужен? Да и самому стыдно на шее бабской сидеть. Решил вернуться, здесь хоть родительский дом... Был, оказывается.
Он отодвинул пустую, ни крошки, тарелку.
- Ты про то, шо воевал против нас, лучше никому не рассказывай. Целее будешь. И про войну с Россией забудь. Я ополченца-негра сам видел, а российских войск так и не довелось хлебом-солью встретить. С работой, понятное дело, и у нас здесь напряг, но, если постараться, найти шо-то можно. Знаю, парень ты рукастый и с головой. Главное, штоб горло не дырявое. Хочешь, поживи у меня пока. В комендантский час попадёшься - ничего хорошего тебе не светит, сам понимаешь. Тем более один теперь живу. Валюху свою я уже скоро год, как схоронил, Царствие ей Небесное. Сына как раз возле ореха ваши застрелили, кто-то стукнул, что он на референдуме волонтёром был. Вот и не пережила Валюха-то...
Иван надолго замолчал, прислушиваясь к сердцу.
- По-соседски помогать-то надо. А тебя я пацаном помню, вы с моим Мишкой друзьями были.
Он встал из-за стола. Табурет облегчённо вздохнул с благодарностью.
- Спасибо, дядя Ваня. Как-нибудь выкручусь, не впервой. Шо на твою пенсию лишний рот?

Утром налетевший неведомо откуда порыв ветра слегка качнул его обмякшее тело.


Фото автора

© Copyright: Игорь Истратов, 2020

Регистрационный номер №0479022

от 24 августа 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0479022 выдан для произведения: Он устало прихрамывая подошел к сидевшему в тени старого ореха седому мужику, поставил прямо на пыльную траву тощую сумку.
- Здорово, дядь Ваня...
- И тебе не хворать. Давненько в родных краях не появлялся. Видал, беда-то какая приключилась? Пошли в хату, с дороги, небось, и голодный.
- Есть немного, вчера только завтракал.
Табуреты советских времён жалобно скрипнули. Чиркнув спичкой, Иван поставил на огонь сковороду. Достал из потрёпанного временем холодильника початую бутылку.
- Выпьешь малость? Мне-то уже нельзя, сердце прихватывает шо-то. Только вот неделю, как откапался в больнице.
- Тогда и я не буду. Спасибо.
Он всё рассматривал знакомую с детства уютную кухоньку. Почти ничего не изменилось.
- Шо это с хатой нашей случилось? Россияне-гады! Чем так грохнули, шо крыша на фундаменте лежит?
- Какие россияне-марсиане? Их здесь ждали-ждали, так и не дождались. Всё Украина, будь она неладна. В прошлом июне ночью «градом» влупили. Кто говорит, по пьяни, кто говорит - со зла... Какая разница? До школы-интерната сотню метров не долетело. Мы тогда в их тылу оказались, оружия не было отбиться от таких "освободителей". Я думаю, просто запугать сдуру захотели. Опять же, им ничего так душу не греет, как, если другому плохо.
Иван снял сковороду, щедро положил в тарелку.
- Ешь давай, не стесняйся. Рассказать не хочешь, где жил-был? Вроде на Украине обретался, люди говорили.
Он машинально поправил,
- Не на Украине, а в Украине...
- Сидеть лучше на заднице или в...? - засмеялся Иван.
- Да ладно тебе, дядь Вань... Шо рассказывать? После майдана воевал с Россией под Мариуполем почти месяц. Потом, после ранения, пробовал работу найти. Не реально оказалось, предприятия стоят намертво. В Польшу ехать, батрачить - кидают с деньгами постоянно, и на жилье разоришься... Сошёлся было с одной, хоть крыша над головой была, так выгнала, переругались. Кому нищий безработный нужен? Да и самому стыдно на шее бабской сидеть. Решил вернуться, здесь хоть родительский дом... Был, оказывается.
Он отодвинул пустую, ни крошки, тарелку.
- Ты про то, шо воевал против нас, лучше никому не рассказывай. Целее будешь. И про войну с Россией забудь. Я ополченца-негра сам видел, а российских войск так и не довелось хлебом-солью встретить. С работой, понятное дело, и у нас здесь напряг, но, если постараться, найти шо-то можно. Знаю, парень ты рукастый и с головой. Главное, штоб горло не дырявое. Хочешь, поживи у меня пока. В комендантский час попадёшься - ничего хорошего тебе не светит, сам понимаешь. Тем более один теперь живу. Валюху свою я уже скоро год, как схоронил, Царствие ей Небесное. Сына как раз возле ореха ваши застрелили, кто-то стукнул, что он на референдуме волонтёром был. Вот и не пережила Валюха-то...
Иван надолго замолчал, прислушиваясь к сердцу.
- По-соседски помогать-то надо. А тебя я пацаном помню, вы с моим Мишкой друзьями были.
Он встал из-за стола. Табурет облегчённо вздохнул с благодарностью.
- Спасибо, дядя Ваня. Как-нибудь выкручусь, не впервой. Шо на твою пенсию лишний рот?

Утром налетевший неведомо откуда порыв ветра слегка качнул его обмякшее тело.


Фото автора
 
Рейтинг: +2 57 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!