ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → Тысяча книг

Тысяча книг

article369253.jpg

     «Знающий не говорит, говорящий не знает».
     До того, как я наконец вычитал у буддистов эту исчерпывающую на все века аксиому, я прочел тысячу книг в дурацком поиске смысла жизни, в поиске ответа на дурацкий же свой вопрос «а зачем?». Дабы не прослыть здесь пижоном, не стану даже и перечислять этих звучных и прекрасных имен философов-мудрецов, от античности до наших дней, хоть и звучат имена эти словно музыка. Не в пижонстве дело. Не скажу, чтобы мне было скучно тогда, в те десять лет. Это были великолепные, возможно, лучшие мои десять лет после того момента, когда «земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу». Тысяча, разумеется, - фигура речи. Может, больше, может, меньше, может, и всего сто, да и не все были, доложить вам, что называется, «в коня корм». Просто много читал и много искал. Сократ вон, тоже много читал. Я даже убежден, что он прочел и все книги, известные в Греции на то время. Но Сократ не оставил нам своей рукою ни строчки за всю жизнь свою. Его фраза, известная нам лишь со слов Платона, про то, что он, Сократ, мол точно «знает, что ничего не знает», плюс отсутствие какой-либо его авторской литературы говорит лишь о том, что он-то, сукин сын, как раз и знал ответ. Узнал и спокойно, молча, без сожалений и обид выпил свой яд. А вот Пифагор утверждал, будто знает все (точнее, что математика знает все), но был зарезан (и ведь тоже сам лично не оставил ни строчки, и все знаемо нами со слов Ямвлиха).

     Тысяча… Мало было. Надо было миллион. Уверен – есть люди, что прочли и миллион, вот только узнали они ответ, нет ли? Если еще пишут – значит не узнали, а если узнали, то уж и не пишут. Люди вообще не пишут ответов – они пишут только вопросы. Оставив философов, возьмемте любое гениальное произведение, пускай будет «Идиот» или вон «Карамазовы». Ведь вопрос на вопросе и хоть бы один ответ, начиная со «слезинки ребенка», успения старца Зосимы и заканчивая наличием, явлением на свет, вообще, Карамазова-отца или Смердякова. А «Мертвые души»? Ведь один на все времена огромный вопрос: «Куда?».

     Может, ответы человеку и вовсе не нужны? Исчерпывающие ответы. Исчерпать – значит достигнуть дна. Чего там интересного, на дне-то? "Под дубом вековым" наевшись до отвала знаний, не упрешься ли сытым пузом своим в одну большую и смертную скуку? Скуку бессмысленности бытия, скуку подонного ила. Колодец нужен, пока в нем есть вода. Счастье как раз в неведении. Незнание даты нашей смерти нас бодрит. Незнание смысла жизни делает ее интересной. Тысяча книг это миллион вопросов, и все хочется отгадать. В отгадывании и есть весь смысл. Знающий не говорит лишь  потому, что ему, похоже, нечего и сказать-то. Это ведь здорово, что я не дочитал. А ответ на мой инфантильный вопрос меня того, сорокалетнего, «а зачем?» - он еще будет. Он ждет меня за той чертой, где физика незаметно и неотвратимо переходит в метафизику, имманентное в трансцендентное, говоря языком философов из моей тысячи.

     Это все новогоднее, мать его, похмелье… Остаточный от водки и ананасов треп. В действительности, серьезно… - я очень, я смертельно устал от этого своего вопроса. Он как зубная боль. Не избавишься, пока не вырвешь. И с новым годом вас, друзья, читающая и пишущая братия. Побольше вам вопросов и очередной вам тысячи книг.

© Copyright: Владимир Степанищев, 2017

Регистрационный номер №0369253

от 2 января 2017

[Скрыть] Регистрационный номер 0369253 выдан для произведения:
     «Знающий не говорит, говорящий не знает».
     До того, как я наконец вычитал у буддистов эту исчерпывающую на все века аксиому, я прочел тысячу книг в дурацком поиске смысла жизни, в поиске ответа на дурацкий же свой вопрос «а зачем?». Дабы не прослыть здесь пижоном, не стану даже и перечислять этих звучных и прекрасных имен философов-мудрецов, от античности до наших дней, хоть и звучат имена эти словно музыка. Не в пижонстве дело. Не скажу, чтобы мне было скучно тогда, в те десять лет. Это были великолепные, возможно, лучшие мои десять лет после того момента, когда «земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу». Тысяча, разумеется, - фигура речи. Может, больше, может, меньше, может, и всего сто, да и не все были, доложить вам, что называется, «в коня корм». Просто много читал и много искал. Сократ вон, тоже много читал. Я даже убежден, что он прочел и все книги, известные в Греции на то время. Но Сократ не оставил нам своей рукою ни строчки за всю жизнь свою. Его фраза, известная нам лишь со слов Платона, про то, что он, Сократ, мол точно «знает, что ничего не знает», плюс отсутствие какой-либо его авторской литературы говорит лишь о том, что он-то, сукин сын, как раз и знал ответ. Узнал и спокойно, молча, без сожалений и обид выпил свой яд. А вот Пифагор утверждал, будто знает все (точнее, что математика знает все), но был зарезан (и ведь тоже сам лично не оставил ни строчки, и все знаемо нами со слов Ямвлиха).

     Тысяча… Мало было. Надо было миллион. Уверен – есть люди, что прочли и миллион, вот только узнали они ответ, нет ли? Если еще пишут – значит не узнали, а если узнали, то уж и не пишут. Люди вообще не пишут ответов – они пишут только вопросы. Оставив философов, возьмемте любое гениальное произведение, пускай будет «Идиот» или вон «Карамазовы». Ведь вопрос на вопросе и хоть бы один ответ, начиная со «слезинки ребенка», успения старца Зосимы и заканчивая наличием, явлением на свет, вообще, Карамазова-отца или Смердякова. А «Мертвые души»? Ведь один на все времена огромный вопрос: «Куда?».

     Может, ответы человеку и вовсе не нужны? Исчерпывающие ответы. Исчерпать – значит достигнуть дна. Чего там интересного, на дне-то? "Под дубом вековым" наевшись до отвала знаний, не упрешься ли сытым пузом своим в одну большую и смертную скуку? Скуку бессмысленности бытия, скуку подонного ила. Колодец нужен, пока в нем есть вода. Счастье как раз в неведении. Незнание даты нашей смерти нас бодрит. Незнание смысла жизни делает ее интересной. Тысяча книг это миллион вопросов, и все хочется отгадать. В отгадывании и есть весь смысл. Знающий не говорит лишь  потому, что ему, похоже, нечего и сказать-то. Это ведь здорово, что я не дочитал. А ответ на мой инфантильный вопрос меня того, сорокалетнего, «а зачем?» - он еще будет. Он ждет меня за той чертой, где физика незаметно и неотвратимо переходит в метафизику, имманентное в трансцендентное, говоря языком философов из моей тысячи.

     Это все новогоднее, мать его, похмелье… Остаточный от водки и ананасов треп. В действительности, серьезно… - я очень, я смертельно устал от этого своего вопроса. Он как зубная боль. Не избавишься, пока не вырвешь. И с новым годом вас, друзья, читающая и пишущая братия. Побольше вам вопросов и очередной вам тысячи книг.

Рейтинг: +2 184 просмотра
Комментарии (2)
Влад Устимов # 2 января 2017 в 21:17 0
Незнание смысла жизни делает ее интересной
Источник: http://parnasse.ru/prose/small/thumbnails/tysjacha-knig.html
Лидия Копасова # 15 января 2017 в 23:10 0
. Он как зубная боль. Не избавишься, пока не вырвешь. И с новым годом вас, друзья, читающая и пишущая братия.
Источник: http://parnasse.ru/prose/small/thumbnails/tysjacha-knig.html

 
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
129
120
111
106
98
95
Подруги 11 ноября 2017 (Татьяна Петухова)
94
93
92
88
86
76
75
72
70
69
Тёщин сон 3 ноября 2017 (Тая Кузмина)
64
64
63
61
59
Предзимье 31 октября 2017 (Виктор Лидин)
57
56
51
51
45
45
43
41
38