ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Антиутопия Вирус

Антиутопия Вирус

16 июля 2021 - Сергей Стрункин
Глава 1.
- А что, если он выдаст нас? Точно выдаст! Под пытками никто не выдержит! – закричал художник Валентин Рогов.
- Тише, тише! – зашипели все присутствующие в ответ.
Мужчина поправил рукой длинные черные волосы. Его утонченные черты лица выдавали в нем человека творческого, хотя все присутствующие на кухне люди так или иначе были связаны с творчеством. Он посмотрел по сторонам: слева сидела визажист Мария Уткина – женщина среднего роста с пышными формами, зелеными глазами и белыми волосами, она была любимой музой писателя Виктора Бербатого – друга, который угодил под стражу. Напротив, сидела пара – Владимир и Ольга Носенко, он был ученым, внешне крупным и пузатым, она же наоборот миниатюрная, русоволосая, на носу были очки, работала блогером. Справа сидел поэт-переводчик Вилли Хайпало – романтик по натуре и внешне он выглядел соответствующе – курчавые светлые волосы и восторженный взгляд.
- А что тише?! – Воскликнул после паузы художник. – Боитесь, что нас услышат и донесут куда следует?
- Вполне вероятно. Моего соседа загребли в тюрьму за свободомыслие. – Прошептал Вилли Хайпало.
Художник потер переносицу и сказал намного тише.
- Нам надо вытаскивать его оттуда, а иначе он нас всех сдаст под пытками.
- Согласна! Мы все виноваты! – Торжественно воскликнула Мария Уткина, а после много тише прибавила. – Мы все причастны к краже материалов о вирусе…
- О секретном вирусе. – Дополнила Ольга Носенко. – Вот были времена.
- Но зачем он опубликовал секретную информацию в своем последнем романе? – Спросил ее муж.
- Ты не знаешь Виктора, дорогой? Он же боец за правду!
- А теперь нам грозит за эту правду смерть от яда. – Заключил Вилли Хайпало. – Не слишком дальновидно с его стороны.
Художник наконец решил выступить с заявлением.
- Мы отправимся в тюрьму на юго-западе и вытащим его оттуда! Кто за?
- Но это же опасно?! – Воскликнула блогер. – Никому еще не удавалось сбежать из тюрьмы…
- Другого шанса у нас нет. Я знаю одного ученого – он отсидел долгих двадцать лет в этой тюрьме. Надеюсь, что он нам поможет. Кто за?
С переменным энтузиазмом руки подняли все присутствующие.
***
2050 год. Люди уже двадцать лет живут в новом мире. Ходят по улицам в защитных комбинезонах с защитным экраном. В быту популярны доносы и клевета, поэтому разговоры на кухнях стали тише. Обособление людей все яснее видно на фоне автоматизации почти всех сфер жизни. По сути востребованными остались только творческие профессии – писатели, блогеры, художники, поэты, парикмахеры. Также нужными остались полиция и преподавательская деятельность…
В мировой политике осталось три кита: Большая Сиберия (бывшая Россия), Соединенная Колумбия (США) и Союзные колонии (Европа). Остальные страны назывались вирусными, так как считалось, что они не способны справиться с угрозой пандемии.
Страной Большая Сиберия руководил Искусственный Интеллект, как и любой другой страной. Войны происходят при помощи сброса ядерных и биологических бомб и уклонения от них. Два враждебных Интеллекта разыгрывают партию, как в шахматах.
В итоге была собрана вся информация о каждом жителе Большой Сиберии. Каждый имел идентификационный номер, по которому можно было посмотреть всю информацию о носителе.
Глава 2.
Смеющиеся глаза писателя Виктора Бербатого блестели в темноте камерного быта, когда охранник открыл дверь, а это значило, что можно было выйти на пятнадцать минут из «клетки» и прогуляться во внутреннем дворе тюрьмы и, если повезет, пообщаться с такими же заключенными, как и он сам.
Бербатов провел рукой по волосам и заметил, что залысина заметно увеличилась с того момента, как его задержали. Он поправил очки и шагнул через порог камеры.
Пока он шел под охраной по тюремному коридору, то многие события пронеслись в его памяти. Он вспомнил себя маленьким, когда мир был прежним. Он вспомнил мать – милую, добродушную женщину. Он вспомнил своего пса – Бильбо. Вспомнил березовую рощу, по которой он любил гулять в детстве. Момент, когда он решил стать писателем…
- Это в итоге меня и погубило. Прав был Буковски. – Подумал Бербатов. – Но я не жалею.
Он подумал о Марии. Женщине, которую он любил больше всех на свете. Он вспомнил их встречи в кафе напротив ее квартиры. Там подавали отличное вино и стейки чуть поджаренные, как она любит.
- Мы могли бы быть счастливы еще долгое время, но…
Писатель очнулся уже во внутреннем дворе тюрьмы. Там ему снова повстречались его друзья по несчастью – два странных человека, одетых в полосатые, защитные костюмы. Первого звали Борис – он был невысоким, плотного телосложения, с потухшими голубыми глазами; второго завали Аркадий – худощавый, серые глаза постоянно нервно дергались, к тому же он еще и заикался.
- Привет, друзья! – прошептал Виктор.
Борис боязливо огляделся по сторонам и потом кивнул ему в знак приветствия.
- За нами следят! – шепнул Аркадий.
- Мы же в тюрьме. Конечно, следят!
- Нет. Это не просто слежка. Они хотят знать: о чем мы думаем…
Борис утвердительно закивал.
- Вы ребята поменьше об этом думайте…
- Будь осторожней. – шепнул Аркадий.
На этом время прогулки закончилось.
***
Ученый Андрей Вениаминович Ноздря встретил своих гостей – художника Рогова и визажиста Марию Уткину - неприветливым взглядом. В свои 64 года он смирился с тем, что никому уже не нужен и не интересен. Сам он был маленький, полный, довольно смешно говорил, постоянно поправлял очки, а на левой щеке его было родимое пятно величиной со сливу.
После того, как ученый выслушал просьбу гостей, он поспешил отговорить их от затеи, обреченной на провал.
- Молодые люди, это невозможно!
- Но, Андрей Вениаминович, вы же отсидели двадцать лет в этой тюрьме. Наверняка вы знаете все посты охраны…
- Посты-то знаю. Даже если вам удастся обойти охрану (что маловероятно), вам никогда не обойти Блуждающую Боль.
- Это еще что такое? – спросила Мария Уткина.
- Никто не знает, что это такое. Но говорят, что все, кто с ней повстречался – уже в ином мире…
Гости переглянулись. Художник произнес:
- Нам все равно терять нечего!
Ученый поправил очки и согласился нарисовать расположение постов охраны.
- Но учтите: я вас не знаю! Если хотите погибнуть героями, то это ваше дело – молодых!
Глава 3.
Большинство отношений между людьми в новом мире осуществлялось в виртуальной реальности. То есть программа составляла на основе предпочтений клиента – желательный образ, человек надевал виртуальные очки, его подключали к датчикам, погружали в виртуальное пространство, где и происходил контакт. Браки совсем перестали заключать, практиковалось сожительство, но при этом всю информацию об этом заносили в базу данных.
Суды были упрощены. Все решения принимала компьютерная программа, в которую вносили все исходные данные. Ошибки быть не могло, по крайней мере эмоций программа не испытывала.
Социальные сети пришли к примитивнейшей версии проявления себя. Люди все больше общались мимикой и жестами.
Религия стала модерновой. Был изменен текст Писания и по-другому истолкован. Собственно, он был объяснен так, как было выгодно «царям» мира сего. Силилось движение фанатиков, которые верили в нового мессию – Искусственный Интеллект. Новое летоисчисление берет отчет от сотворения Нового мира (2030 год), день за днем, по порядку.
Медицина стала дорогостоящей. От любой болезни есть таблетка-капсула, но люди все больше предпочитают не болеть или скрывать болезнь.
Климат поменялся. Если раньше в Большой Сиберии было морозно и снежно, то теперь жарко и солнечно. В тех странах, где было жарко, часто выпадает снег и даже в летнее время довольно холодно.
Учителя ведут уроки при помощи новых современных технологий, но уроки теперь длятся по пятнадцать минут, плотным потоком информации. Появились новые предметы: кибернетика, вирусология, логика Искусственного Интеллекта, новая теология…
***
Виктор Бербатов был вызван в кабинет начальника тюрьмы – подполковника Анатолия Айзермана. Подтянутый и стройный, с блеском в карих глазах, волосы были аккуратно подстрижены коротким «ежиком». Для своих 53 лет он выглядел отлично. Всю жизнь подполковник служил стране. Ходили слухи, что он несгибаемый, непробиваемый и достаточно циничный.
Писатель встал у входа и не решался войти.
- Проходите, проходите! – произнес Айзерман, указывая рукой на кресло напротив себя.
Бербатов решил, что терять все равно нечего и успокоившись прошел и сел в предложенное кресло.
- Вы курите? – спросил подполковник, доставая портсигар.
- Нет. Но сейчас бы закурил.
Подполковник достал ему сигарету и помог прикурить.
- Как вам нравится у нас? – спросил Айзерман.
- Переходите сразу к делу. Вы ведь меня не поговорить о жизни позвали?!
- Такой подход мне нравится! – засмеялся подполковник.
Он внимательно посмотрел на заключенного и произнес холодным металлическим голосом.
- Я вижу, что вы не очень хорошо выглядите, но можно ведь улучшить условия пребывания в тюрьме, если…
- Если что?
- Если вы сдадите мне своих подельников, с которыми проникли в секретную лабораторию и похитили данные о вирусе…
- Никогда! – писатель бросил сигарету в пепельницу.
- Что ж… я так и думал, тогда вас ждут пытки, а потом может быть…
- Я это знаю и без вас. Я могу идти?
- Охрана, уведите заключенного! – Крикнул подполковник, а потом прошептал. – Увидимся в пыточной.
Глава 4.
Ночью группа опальной интеллигенции во главе с художником Виталием Роговым проникла на территорию тюрьмы.
- Действуем по моей команде. Передвигаемся быстро и бесшумно. У нас есть план расположения всех их постов.
- Не нравится мне эта затея. – Произнесла Ольга Носенко. – Плохо она кончится.
- Дорогая, теперь поздно отступать!
- Все те, кто сомневается в нашем замысле, может уйти пока не поздно. – Прошептал художник со злобой в голосе.
- Мы все пойдем, правда?! – Воинственно сказала Мария Уткина. – Мы не можем оставить Виктора в этом аду.
- Вперед! – Громко прошептал Вилли Хайпало.
Группа передвигалась постепенно от одного перевалочного пункта до другого. Прожекторы излучали яркий свет, и он только чудом несколько раз не обнаружил вторгшихся на территорию тюрьмы гостей. Были слышны разговоры охранников, по всей видимости затея пробраться в эту крепость – была настолько нереальной задачей, что подвоха никто не ждал.
- Еще два поста осталось. Держимся плотной группой! – Прошептал Виталий Рогов.
В это время Ольга едва не чихнула.
- Нет. Нельзя! – Зашипел Владимир.
Вскоре группа добралась до последнего поста охраны.
- Неужели нам удалось! – Воскликнула Мария.
- Рано радоваться! – Ответил художник.
- Уже можно! Нам удалось!
- Тише… не шумите! – Прошептал Виталий. – Впереди главное испытание…
В это время в ушах всех участников вторжения возникло навязчивое жужжание, а это означало только одно – рядом Блуждающая Боль.
- Что это еще такое?! – Сказала Мария Уткина, пытаясь закрыть уши ладонями.
***
Виктор Бербатов вышел на свою последнюю прогулку перед пытками. Он вел себя довольно спокойно, как будто ему ничего не угрожает. Он, как обычно, шел по коридору с потертыми стенами, покрашенными в холодный желтый оттенок, и вспоминал свою прежнюю жизнь.
На пути ему повстречались его друзья – Борис и Аркадий. Казалось, что они уже были в курсе, что эта встреча последняя. Борис участливо смотрел на писателя большими, пустыми глазами, а Аркадий произнес тихо:
- Вот и до тебя добрались. Я же говорил – будь осторожней. Они хотят знать о нас все – наши желания, предпочтения, наши страхи. Все. Ты понимаешь?
Писатель смотрел на своих товарищей по несчастью и думал, думал, думал…
Он пожал им руки, продолжая думать о чем-то своем. Очнулся от забвения он только в пыточном кабинете, когда его кисти и ступни привязали к креслу, похожему на кресло дантиста. На голову надели шлем, а к телу подсоединили различные датчики.
Виктор молился. Больше ничего сделать он не мог – это конец. Он не сильно боялся…
В кабинет вошел знакомый ему подполковник.
- Вот мы и встретились! Я же говорил, что надо было соглашаться на мое предложение. Я тоже не сторонник таких варварских методов, но что делать еще, когда люди не хотят идти нам навстречу, покрывают преступников… нехорошо все это…
Подполковник Айзерман улыбнулся и кивнул своему помощнику.
- Можно начинать! Не будет затягивать. Человек давно ждет.
Вскоре по телу писателя пошел ток, и он уже не мог думать о чем-то приятном…
Глава 5.
- Что теперь делать? – Визжала от шума Мария Уткина. – Это невозможно терпеть!
- Нас предупреждали об этом. Ученый был прав. Нам хана! – произнес достаточно громко художник.
Пара Ноздревых просто молча сидели, поджав колени. Страх проник в сердца незваных гостей, когда уже им почти удалось невозможное – проникнуть на территорию юго-западной тюрьмы.
Неожиданно Вилли Хайпало вскочил со своего места и побежал.
- Что ты делаешь? – Крикнул Валентин Рогов. – Быстрее назад!
- Проходите. Я отвлеку ее на себя. Кто-то должен!
- Не надо, Вилли! – Крикнула Мария. – Ты погибнешь!
- Быстрее проходите дальше!
Гости еще какое-то время просидели в полнейшем ступоре.
- Нам нужно идти! – Сказал художник.
- Но как же, Вилли? – Спросила блогерша Ольга Ноздрева.
- Он принял решение. Это единственный способ проникнуть на территорию тюрьмы, миновав Блуждающую Боль.
- Пожертвовать собой? – Сквозь слезы спросила Мария. – Он герой!
- Да, герой! Вперед!
Когда они почти зашли в здание тюрьмы, то услышали страшный вопль их друга Вилли Хайпало.
***
Устранить палачей в пыточной не составило труда. Видимо охрана была не готова к такой дерзкой попытке «обычных смертных».
- Витечка! – Закричала Мария Уткина.
- Он без сознания! – Констатировал Виталий Рогов, глядя на своего друга. – Освободите его!
Ноздревы принялись освобождать писателя, но неожиданно сработала сигнализация, и в помещение ворвался начальник тюрьмы в сопровождении вооруженной охраны.
- А вот и подельники! Сработал мой план! Вы сами пришли ко мне, а друг ваш держался – никого не выдал! Стойкий боец!
Вооруженные люди окружили гостей тюрьмы.
- И что теперь?! – Крикнул художник. – Ты нас убьешь? За публикацию секретных данных о вирусе, разоблачающих власть?
- Нет! Не совсем! Ваш друг осужден не за публикацию секретных данных, а за клевету на власть. Вы пойдете по его стопам…
- Но как же так? – Завопила Мария Уткина.
- Те данные, которые вы похитили не имеют никакой ценности. Эти «важные» документы были плодами бреда одного сумасшедшего ученого… не более того…
- Но…
- Никто на самом деле не знает причину возникновения вируса. Это главная загадка современного мира и я скажу больше: никогда ее не разгадать!
- Что дальше? – Спросил расстроенный художник.
- Дальше? Вас арестуют за незаконное проникновение на территорию тюрьмы. Теперь вы - наши клиенты.
***
Виктор Бербатов вышел на очередную прогулку. Он не думал. Мертвым взглядом он скользил по знакомым лицам его друзей, а те отвечали ему тем же равнодушием и безразличием. Новый мир построен! Тем же, кто не захочет жить по новым правилам, найдется место в юго-западной тюрьме…

© Copyright: Сергей Стрункин, 2021

Регистрационный номер №0496456

от 16 июля 2021

[Скрыть] Регистрационный номер 0496456 выдан для произведения: Глава 1.
- А что, если он выдаст нас? Точно выдаст! Под пытками никто не выдержит! – закричал художник Валентин Рогов.
- Тише, тише! – зашипели все присутствующие в ответ.
Мужчина поправил рукой длинные черные волосы. Его утонченные черты лица выдавали в нем человека творческого, хотя все присутствующие на кухне люди так или иначе были связаны с творчеством. Он посмотрел по сторонам: слева сидела визажист Мария Уткина – женщина среднего роста с пышными формами, зелеными глазами и белыми волосами, она была любимой музой писателя Виктора Бербатого – друга, который угодил под стражу. Напротив, сидела пара – Владимир и Ольга Носенко, он был ученым, внешне крупным и пузатым, она же наоборот миниатюрная, русоволосая, на носу были очки, работала блогером. Справа сидел поэт-переводчик Вилли Хайпало – романтик по натуре и внешне он выглядел соответствующе – курчавые светлые волосы и восторженный взгляд.
- А что тише?! – Воскликнул после паузы художник. – Боитесь, что нас услышат и донесут куда следует?
- Вполне вероятно. Моего соседа загребли в тюрьму за свободомыслие. – Прошептал Вилли Хайпало.
Художник потер переносицу и сказал намного тише.
- Нам надо вытаскивать его оттуда, а иначе он нас всех сдаст под пытками.
- Согласна! Мы все виноваты! – Торжественно воскликнула Мария Уткина, а после много тише прибавила. – Мы все причастны к краже материалов о вирусе…
- О секретном вирусе. – Дополнила Ольга Носенко. – Вот были времена.
- Но зачем он опубликовал секретную информацию в своем последнем романе? – Спросил ее муж.
- Ты не знаешь Виктора, дорогой? Он же боец за правду!
- А теперь нам грозит за эту правду смерть от яда. – Заключил Вилли Хайпало. – Не слишком дальновидно с его стороны.
Художник наконец решил выступить с заявлением.
- Мы отправимся в тюрьму на юго-западе и вытащим его оттуда! Кто за?
- Но это же опасно?! – Воскликнула блогер. – Никому еще не удавалось сбежать из тюрьмы…
- Другого шанса у нас нет. Я знаю одного ученого – он отсидел долгих двадцать лет в этой тюрьме. Надеюсь, что он нам поможет. Кто за?
С переменным энтузиазмом руки подняли все присутствующие.
***
2050 год. Люди уже двадцать лет живут в новом мире. Ходят по улицам в защитных комбинезонах с защитным экраном. В быту популярны доносы и клевета, поэтому разговоры на кухнях стали тише. Обособление людей все яснее видно на фоне автоматизации почти всех сфер жизни. По сути востребованными остались только творческие профессии – писатели, блогеры, художники, поэты, парикмахеры. Также нужными остались полиция и преподавательская деятельность…
В мировой политике осталось три кита: Большая Сиберия (бывшая Россия), Соединенная Колумбия (США) и Союзные колонии (Европа). Остальные страны назывались вирусными, так как считалось, что они не способны справиться с угрозой пандемии.
Страной Большая Сиберия руководил Искусственный Интеллект, как и любой другой страной. Войны происходят при помощи сброса ядерных и биологических бомб и уклонения от них. Два враждебных Интеллекта разыгрывают партию, как в шахматах.
В итоге была собрана вся информация о каждом жителе Большой Сиберии. Каждый имел идентификационный номер, по которому можно было посмотреть всю информацию о носителе.
Глава 2.
Смеющиеся глаза писателя Виктора Бербатого блестели в темноте камерного быта, когда охранник открыл дверь, а это значило, что можно было выйти на пятнадцать минут из «клетки» и прогуляться во внутреннем дворе тюрьмы и, если повезет, пообщаться с такими же заключенными, как и он сам.
Бербатов провел рукой по волосам и заметил, что залысина заметно увеличилась с того момента, как его задержали. Он поправил очки и шагнул через порог камеры.
Пока он шел под охраной по тюремному коридору, то многие события пронеслись в его памяти. Он вспомнил себя маленьким, когда мир был прежним. Он вспомнил мать – милую, добродушную женщину. Он вспомнил своего пса – Бильбо. Вспомнил березовую рощу, по которой он любил гулять в детстве. Момент, когда он решил стать писателем…
- Это в итоге меня и погубило. Прав был Буковски. – Подумал Бербатов. – Но я не жалею.
Он подумал о Марии. Женщине, которую он любил больше всех на свете. Он вспомнил их встречи в кафе напротив ее квартиры. Там подавали отличное вино и стейки чуть поджаренные, как она любит.
- Мы могли бы быть счастливы еще долгое время, но…
Писатель очнулся уже во внутреннем дворе тюрьмы. Там ему снова повстречались его друзья по несчастью – два странных человека, одетых в полосатые, защитные костюмы. Первого звали Борис – он был невысоким, плотного телосложения, с потухшими голубыми глазами; второго завали Аркадий – худощавый, серые глаза постоянно нервно дергались, к тому же он еще и заикался.
- Привет, друзья! – прошептал Виктор.
Борис боязливо огляделся по сторонам и потом кивнул ему в знак приветствия.
- За нами следят! – шепнул Аркадий.
- Мы же в тюрьме. Конечно, следят!
- Нет. Это не просто слежка. Они хотят знать: о чем мы думаем…
Борис утвердительно закивал.
- Вы ребята поменьше об этом думайте…
- Будь осторожней. – шепнул Аркадий.
В это время прогулки закончилось.
***
Ученый Андрей Вениаминович Ноздря встретил своих гостей – художника Рогова и визажиста Марию Уткину - неприветливым взглядом. В свои 64 года он смирился с тем, что никому уже не нужен и не интересен. Сам он был маленький, полный, довольно смешно говорил, постоянно поправлял очки, а на левой щеке его было родимое пятно величиной со сливу.
После того, как ученый выслушал просьбу гостей, он поспешил отговорить их от затеи, обреченной на провал.
- Молодые люди, это невозможно!
- Но, Андрей Вениаминович, вы же отсидели двадцать лет в этой тюрьме. Наверняка вы знаете все посты охраны…
- Посты-то знаю. Даже если вам удастся обойти охрану (что маловероятно), вам никогда не обойти Блуждающую Боль.
- Это еще что такое? – спросила Мария Уткина.
- Никто не знает, что это такое. Но говорят, что все, кто с ней повстречался – уже в ином мире…
Гости переглянулись. Художник произнес:
- Нам все равно терять нечего!
Ученый поправил очки и согласился нарисовать расположение постов охраны.
- Но учтите: я вас не знаю! Если хотите погибнуть героями, то это ваше дело – молодых!
Глава 3.
Большинство отношений между людьми в новом мире осуществлялось в виртуальной реальности. То есть программа составляла на основе предпочтений клиента – желательный образ, человек надевал виртуальные очки, его подключали к датчикам, погружали в виртуальное пространство, где и происходил контакт. Браки совсем перестали заключать, практиковалось сожительство, но при этом всю информацию об этом заносили в базу данных.
Суды были упрощены. Все решения принимала компьютерная программа, в которую вносили все исходные данные. Ошибки быть не могло, по крайней мере эмоций программа не испытывала.
Социальные сети пришли к примитивнейшей версии проявления себя. Люди все больше общались мимикой и жестами.
Религия стала модерновой. Был изменен текст Писания и по-другому истолкован. Собственно, он был объяснен так, как было выгодно «царям» мира сего. Силилось движение фанатиков, которые верили в нового мессию – Искусственный Интеллект. Новое летоисчисление берет отчет от сотворения Нового мира (2030 год), день за днем, по порядку.
Медицина стала дорогостоящей. От любой болезни есть таблетка-капсула, но люди все больше предпочитают не болеть или скрывать болезнь.
Климат поменялся. Если раньше в Большой Сиберии было морозно и снежно, то теперь жарко и солнечно. В тех странах, где было жарко, часто выпадает снег и даже в летнее время довольно холодно.
Учителя ведут уроки при помощи новых современных технологий, но уроки теперь длятся по пятнадцать минут, плотным потоком информации. Появились новые предметы: кибернетика, вирусология, логика Искусственного Интеллекта, новая теология…
***
Виктор Бербатов был вызван в кабинет начальника тюрьмы – подполковника Анатолия Айзермана. Подтянутый и стройный, с блеском в карих глазах, волосы были аккуратно подстрижены коротким «ежиком». Для своих 53 лет он выглядел отлично. Всю жизнь подполковник служил стране. Ходили слухи, что он несгибаемый, непробиваемый и достаточно циничный.
Писатель встал у входа и не решался войти.
- Проходите, проходите! – произнес Айзерман, указывая рукой на кресло напротив себя.
Бербатов решил, что терять все равно нечего и успокоившись прошел и сел в предложенное кресло.
- Вы курите? – спросил подполковник, доставая портсигар.
- Нет. Но сейчас бы закурил.
Подполковник достал ему сигарету и помог прикурить.
- Как вам нравится у нас? – спросил Айзерман.
- Переходите сразу к делу. Вы ведь меня не поговорить о жизни позвали?!
- Такой подход мне нравится! – засмеялся подполковник.
Он внимательно посмотрел на заключенного и произнес холодным металлическим голосом.
- Я вижу, что вы не очень хорошо выглядите, но можно ведь улучшить условия пребывания в тюрьме, если…
- Если что?
- Если вы сдадите мне своих подельников, с которыми проникли в секретную лабораторию и похитили данные о вирусе…
- Никогда! – писатель бросил сигарету в пепельницу.
- Что ж… я так и думал, тогда вас ждут пытки, а потом может быть…
- Я это знаю и без вас. Я могу идти?
- Охрана, уведите заключенного! – Крикнул подполковник, а потом прошептал. – Увидимся в пыточной.
Глава 4.
Ночью группа опальной интеллигенции во главе с художником Виталием Роговым проникла на территорию тюрьмы.
- Действуем по моей команде. Передвигаемся быстро и бесшумно. У нас есть план расположения всех их постов.
- Не нравится мне эта затея. – Произнесла Ольга Носенко. – Плохо она кончится.
- Дорогая, теперь поздно отступать!
- Все те, кто сомневается в нашем замысле, может уйти пока не поздно. – Прошептал художник со злобой в голосе.
- Мы все пойдем, правда?! – Воинственно сказала Мария Уткина. – Мы не можем оставить Виктора в этом аду.
- Вперед! – Громко прошептал Вилли Хайпало.
Группа передвигалась постепенно от одного перевалочного пункта до другого. Прожекторы излучали яркий свет, и он только чудом несколько раз не обнаружил вторгшихся на территорию тюрьмы гостей. Были слышны разговоры охранников, по всей видимости затея пробраться в эту крепость – была настолько нереальной задачей, что подвоха никто не ждал.
- Еще два поста осталось. Держимся плотной группой! – Прошептал Виталий Рогов.
В это время Ольга едва не чихнула.
- Нет. Нельзя! – Зашипел Владимир.
Вскоре группа добралась до последнего поста охраны.
- Неужели нам удалось! – Воскликнула Мария.
- Рано радоваться! – Ответил художник.
- Уже можно! Нам удалось!
- Тише… не шумите! – Прошептал Виталий. – Впереди главное испытание…
В это время в ушах всех участников вторжения возникло навязчивое жужжание, а это означало только одно – рядом Блуждающая Боль.
- Что это еще такое?! – Сказала Мария Уткина, пытаясь закрыть уши ладонями.
***
Виктор Бербатов вышел на свою последнюю прогулку перед пытками. Он вел себя довольно спокойно, как будто ему ничего не угрожает. Он, как обычно, шел по коридору с потертыми стенами, покрашенными в холодный желтый оттенок, и вспоминал свою прежнюю жизнь.
На пути ему повстречались его друзья – Борис и Аркадий. Казалось, что они уже были в курсе, что эта встреча последняя. Борис участливо смотрел на писателя большими, пустыми глазами, а Аркадий произнес тихо:
- Вот и до тебя добрались. Я же говорил – будь осторожней. Они хотят знать о нас все – наши желания, предпочтения, наши страхи. Все. Ты понимаешь?
Писатель смотрел на своих товарищей по несчастью и думал, думал, думал…
Он пожал им руки, продолжая думать о чем-то своем. Очнулся от забвения он только в пыточном кабинете, когда его кисти, ступни привязали к креслу, похожему на кресло дантиста. Но голову надели шлем, а к телу подсоединили различные датчики.
Виктор молился. Больше ничего сделать он не мог – это конец. Он не сильно боялся…
В кабинет вошел знакомый ему подполковник.
- Вот мы и встретились! Я же говорил, что надо было соглашаться на мое предложение. Я тоже не сторонник таких варварских методов, но что делать еще, когда люди не хотят идти нам навстречу, покрывают преступников… нехорошо все это…
Подполковник Айзерман улыбнулся и кивнул своему помощнику.
- Можно начинать! Не будет затягивать. Человек давно ждет.
Вскоре по телу писателя пошел ток, и он уже не мог думать о чем-то приятном…
Глава 5.
- Что теперь делать? – Визжала от шума Мария Уткина. – Это невозможно терпеть!
- Нас предупреждали об этом. Ученый был прав. Нам хана! – произнес достаточно громко художник.
Пара Ноздревых просто молча сидели, поджав колени. Страх проник в сердца незваных гостей, когда уже им почти удалось невозможное – проникнуть на территорию юго-западной тюрьмы.
Неожиданно Вилли Хайпало вскочил со своего места и побежал.
- Что ты делаешь? – Крикнул Валентин Рогов. – Быстрее назад!
- Проходите. Я отвлеку ее на себя. Кто-то должен!
- Не надо, Вилли! – Крикнула Мария. – Ты погибнешь!
- Быстрее проходите дальше!
Гости еще какое-то время просидели в полнейшем ступоре.
- Нам нужно идти! – Сказал художник.
- Но как же, Вилли? – Спросила блогерша Ольга Ноздрева.
- Он принял решение. Это единственный способ проникнуть на территорию тюрьмы, миновав Блуждающую Боль.
- Пожертвовать собой? – Сквозь слезы спросила Мария. – Он герой!
- Да, герой! Вперед!
Когда они почти зашли в здание тюрьмы, то услышали страшный вопль их друга Вилли Хайпало.
***
Устранить палачей в пыточной не составило труда. Видимо охрана была не готова к такой дерзкой попытке «обычных смертных».
- Витечка! – Закричала Мария Уткина.
- Он без сознания! – Констатировал Виталий Рогов, глядя на своего друга. – Освободите его!
Ноздревы принялись освобождать писателя, но неожиданно сработала сигнализация, и в помещение ворвался начальник тюрьмы в сопровождении вооруженной охраны.
- А вот и подельники! Сработал мой план! Вы сами пришли ко мне, а друг ваш держался – никого не выдал! Стойкий боец!
Вооруженные люди окружили гостей тюрьмы.
- И что теперь?! – Крикнул художник. – Ты нас убьешь? За публикацию секретных данных о вирусе, разоблачающих власть?
- Нет! Не совсем! Ваш друг осужден не за публикацию секретных данных, а за клевету на власть. Вы пойдете по его стопам…
- Но как же так? – Завопила Мария Уткина.
- Те данные, которые вы похитили не имеют никакой ценности. Эти «важные» документы были плодами бреда одного сумасшедшего ученого… не более того…
- Но…
- Никто на самом деле не знает причину возникновения вируса. Это главная загадка современного мира и я скажу больше: никогда ее не разгадать!
- Что дальше? – Спросил расстроенный художник.
- Дальше? Вас арестуют за незаконное проникновение на территорию тюрьмы. Теперь вы - наши клиенты.
***
Виктор Бербатов вышел на очередную прогулку. Он не думал. Мертвым взглядом он скользил по знакомым лицам его друзей, а те отвечали ему тем же равнодушием и безразличием. Новый мир построен! Тем же, кто не захочет жить по новым правилам, найдется место в юго-западной тюрьме…
 
Рейтинг: 0 475 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!