ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → ИЩУ СОАВТОРА! Последний ящер глава 16

 

ИЩУ СОАВТОРА! Последний ящер глава 16

13 июня 2012 - Михаил Заскалько

 

16.ПОЕДИНОК (рассказ Скима)

 

 

Из выплывшего к берегу драккара, с криками и гиканьем высыпала ватага вооружённых мужиков. Именно мужиков, одного взгляда было достаточно, чтобы понять: среди них нет настоящих воинов. Портовый сброд. Для показной важности напялили на себя доспехи и варяжские рогатые шлемы. По всему варяги после встречи с Горемагом решили вторично не искушать себя и выставлять на посмешище. Вот Плешивый и нанял этих лиходеев. Им ведь всё нипочём, только плати, они и покричат нагоняя страх и помашут секирой или кистенём, а коль случится пограбить, так совсем удача. Впереди вышагивал Плешивый, должно быть воображал себя стратегом. Похоже, уверенности ему придавал тощий как жердь человечишка, облачённый в некое рваньё и обвешанный разными амулетами. Чародей, о котором говорил Филька? Неужели наш Горемаг уступит этому скомороху? Не хочется об этом думать, но пока верх одержал именно скоморох: чарные заслоны Горемага не помогли…

 

-Совсем с головой у мужика плохо,- проворчал Пракша. - Неужто одного раза мало? Ну, куда он столько набрал обормотов?

 

-Угу. Кто ж их хоронить будет,- поддержал я Пракшу, прогоняя от себя мух сомнения в успехе.

 

Тээль коротко цыкнула на нас, шагнула вперёд на два шага. В правой руке она держала пращу с заряженным камнем, левой опиралась на трофей - дубец Плешивого.

 

-Теперь вам не уйти!- крикнул Плешивый, остановившись саженях в двадцати от нас.

 

-Эт почему же?- с усмешкой спросила Тээль, наклонив голову набок.

 

-У нас есть свой чародей, и… - Плешивый не закончил слово: мимо его головы просвистел пущенный Тээль камень и стоящий за купцом чародей, пискнув, осел на песок.

 

-А теперь что глаголить будешь?- спросила вставшая рядом с Тээль Истома.

 

Судя по поскучневшим лицам наёмников, такого начала они не ожидали.

 

-Взять их!- рявкнул Плешивый, гася начавшийся было ропот.

 

Наёмники ринулись вперёд, но с разбега налетели на незримую стену, которую воздвиг Горемаг.

 

-Всегда говорил, что рога на шлеме не к добру,- заметил Пракша о столкновении чьего-то шлема с оберегом.

 

-Это у него собственные рога, сквозь шлем проросли, - поддержал я Пракшу.- Жёнушка устала дожидаться муженька из похода…

 

Наемник, услышав нас, дико взревел и стал отчаянно молотить незримую стену кистенём.

-Цыть пустобрехи! - прикрикнула на нас Истома.

 

-Что дальше делать будем? - в полголоса спросил Горемаг. - Ждать, пока угомонятся?

 

-Да лучше их разом… - горячо начала Истома, но Тээль остановила её, положив руку на плечо.

 

- Много чести для этих ублюдков. На купеческое слово возьмём.

 

"Молодец!"- про себя похвалил я Тээль. Здесь в Гиперборее купеческое слово было в большой силе. Ты можешь быть трижды отщепенцем, но коль держишь купеческое слово, с тобой знаются как с праведным, с тобой имеют дело. Но будь ты в семь раз честным, стоит раз нарушить купеческое слово - всё, на всю жизнь клеймо. С тобой не то что здороваться, от тебя шарахаться будут как от прокажённого.Очень мудрое решение взять этого тупоголового на купеческое слово.

 

-Что ты задумала? - забеспокоилась Истома, видимо, не поняв, о чём шла речь.

 

-Увидишь,- ласково приобняла подругу Тээль и, повернувшись к Горемагу, спросила:- Можешь одного впустить?

 

-Могу,- кивнул Горемаг,- только…

 

-Верь мне,- мягко прервала его Тээль и обратилась к бестолково долбящим оберег наёмникам:- Давайте по-честному. Выставляйте одного против меня. Если его верх будет - быть по-вашему. Если я его побью - моя воля будет. Согласны?

 

Наёмники замерли, обдумывая услышанное. Наконец, один с кудлатой сивой бородой глянул мрачно на Плешивого:

 

-Что скажешь купец?

 

-Выбор невеликий. Ты пойдёшь. Только она мне целёхонькая нужна. За то и доплачу отдельно. Уяснил?

 

-Сделаю,- хмыкнул сивобородый.- Впускайте!

 

-Плешивый, даёшь купеческое слово? - окликнула купца Тээль.

 

-Даю, - самодовольно усмехнулся Плешивый, по-всему, крепко верил в успех наёмника.

 

-Все слышали? - обратилась Тээль к наёмникам.- У кого плохо со слухом, могу прочистить.

Наёмники оценили шутку дружным коротким гоготом.

 

Горемаг на время убрал оберег и сивобородый шагнул на нашу сторону, опасливо косясь на "колдуна". Горемаг вновь возвёл оберег. Наёмники приникли к нему, замерли в ожидании интересного зрелища. Мне вдруг вспомнился римский Колизей, гладиаторские бои, на душе стало как-то неспокойно. Ну, зачем, зачем это хорохорство? Хорошо когда в себе уверен, но в поединке не всегда бывает так, как видится. Пусть бы себе лучше головой бились в оберег.

 

Тээль лёгкой изящной походкой, которую невозможно и помыслить от минотавра, полукругом пошла к наёмнику. Сивобородый принял боевую стойку, для шику прочертил в воздухе некий знак широким сверкавшим мечом, затем трижды стукнул им о щит. Тем временем Тээль приблизилась к наёмнику и неожиданно для него резко ударила копытом в низ щита, который дёрнулся вверх, разодрав щеку хозяину. Держи он щит чуточку иначе, и бой бы на этом кончился. Дико взревев, явно подражая варягам, наёмник кинулся на Тээль. На встречу мечу метнулся дубец. Разрубить дубец меч не сумел, застрял в нём, а Тээль так крутанула, что наёмник, охнув, выпустил рукоять, иначе бы свихнул кисть. В следующую секунду, не дожидаясь, когда противник опомнится и выхватит кинжал, Тээль, подпрыгнув, ударила обоими копытами в центр щита. Сивобородый, точно выпущенный из катапульты, врезался спиной в оберег и, ломаясь пополам, съехал вниз на песок. Щит сдавленным колесом подкатился к ногам Тээль, унижено припал к земле.

 

-С такой не страшно по лесу гулять, - радостно заключил Пракша. - Да что там по лесу, по медвежьей берлоге!

 

-За то страшно домой возвращаться, если перебрал хмельного,- поддел я его.

Пракша косо глянул на меня, едва слышно выдавил:

 

-Слишком длинный язык у Пташки.

 

Похоже, я царапнул его больное место: будучи в людском облике, видимо, получал за грешки во славу Бахуса оплеухи. От своей госпожи.

 

Тем временем Тээль приблизилась к поверженному противнику, освободив меч, бросила себе за спину, замахнулась дубцем:

 

-Признаёшь поражение?

 

-Признаю,- сквозь стон продавил сивобородый.

 

-Все слышали? Моя воля такова: никто из вас не пойдёт по нашему следу и не пошлёт других. Согласны?

 

-Да,- вразнобой ответили наёмники.

 

-Уходите.

 

Наемники, переговариваясь и оглядываясь, потянулись к драккару.

 

-Эй! - внезапно вскрикнула Тээль.

Все как по команде остановились, глянули на неё.

 

-Хлам свой заберите,- Тээль ткнула дубцем в сторону чародея, который очухался и сидел на песке, то так, то эдак ощупывал огромную с кулак шишку на лбу.

 

Двое наёмников подхватили чародея и быстро потащили к драккару.

 

Последним уходил Плешивый. Уходя, злобно ожёг взглядом Тээль, прошипел:

 

-Верни дубец.

 

Тээль что-то сказала едва слышно. Я готов поспорить на что угодно, что она сказала так:

 

-Верни мне поруганную честь и годы свободы, проведённые у тебя в рабстве. Не можешь? Тогда проваливай по добру! В другой раз встречу, доброй не буду.

 

Плешивый ругнулся и поспешил за своими наёмниками.

 

- И не забывай: купеческое слово дал,- намеренно громко послала ему вслед Тээль.

 

После чего подошла к стонущему сивобородому, наклонившись, протянула руку:

 

-Вставай. Спина цела, зашиб немного. Отлежишься и встанешь на ноги.

 

-В отличие от тебя,- выпрямился вдруг наёмник и резко ударил Тээль в грудь кинжалом.

Вскочив, наёмник попытался бежать, но Истома оказалась быстрее: догнав, она ударом кулака смяла ему череп и отшвырнула пинком безвольное тело, как скоморошью тряпичную куклу, набитую соломой.

 

Мы все кинулись к медленно падающей на песок Тээль. Горемаг подхватил её и осторожно опустил на спину. Растолкав нас с Пракшей рухнула рядом на колени Истома, зажав рану ладонью, с болью выдохнула:

 

-Талечка…

 

Тээль приоткрыла глаза, попыталась улыбнуться:

 

-Промахнулся…сердце чуть выше…

 

-Молчи, тебе сейчас вредно говорить, - остановила её Истома.

 

Горемаг обхватив голову, замер истуканом. Лицо белее белого, на лбу крупная испарина. И лишь глаза выдавали, что он сейчас лихорадочно перетряхивает свою скудную память в поисках нужного заговора. Прежде нужно остановить кровь. Но в последний раз, когда он хотел это сделать, грифон превратился в лиса.

 

Я с беспокойством смотрел на губы Тээль, но кровавая пена не появлялась. Отыскав взглядом валявшийся на песке кинжал, я подошёл, обнюхал его. Пахло только кровью Тээль и немного от рукояти мерзким запахом наёмника.

 

-Кинжал чист! - невольно вырвался у меня радостный возглас.- Яда нет!

 

-Тише,- болезненным шёпотом выдавил Горемаг.- Ты мешаешь мне вспомнить…

Тээль дёрнулась, цепко схватила руку Горемага:

 

-Не надо…Пока есть надежда…без магии… - на последнем слове она вздрогнула и расслабленно затихла.

 

Мерно вздымающиеся груди говорили, что Тээль просто потеряла сознание.

 

Горемаг простер руки над раной Тээль, но Истома плечом отвела их в сторону:

 

-Она же просила.

 

-Хорошо, - сдался Горемаг. - Если ей станет хуже…

 

-Да, - кивнула Истома.

 

Я притащил оставшийся целый чистый мешок. Истома при помощи зубов и свободной рукой разодрала его на полосы. Затем, осторожно приподняв левую грудь Тээль, наложила на грудь сложенный вчетверо кусок мешковины. Горемаг помог ей довершить перевязку.

 

Я сел рядом с головой Тээль, вслушиваясь в её дыхание. Похоже забытье постепенно переходило в обычный сон.

 

Истома нежно взяла её голову себе на колени.

 

-Нам придётся тут задержаться,- сказала она тихо, точно боясь разбудить Тээль.- С такой раной лучше не плыть.

 

-Может, подскажешь какую травку поискать?- глянул я на Горемага. - Зелье сваришь…

-Смотрите!- вдруг вскрикнул Пракша.

Драккара и след простыл, а наша ладья была объята пламенем…



 

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0055368

от 13 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0055368 выдан для произведения:

 

16.ПОЕДИНОК (рассказ Скима)

 

 

Из выплывшего к берегу драккара, с криками и гиканьем высыпала ватага вооружённых мужиков. Именно мужиков, одного взгляда было достаточно, чтобы понять: среди них нет настоящих воинов. Портовый сброд. Для показной важности напялили на себя доспехи и варяжские рогатые шлемы. По всему варяги после встречи с Горемагом решили вторично не искушать себя и выставлять на посмешище. Вот Плешивый и нанял этих лиходеев. Им ведь всё нипочём, только плати, они и покричат нагоняя страх и помашут секирой или кистенём, а коль случится пограбить, так совсем удача. Впереди вышагивал Плешивый, должно быть воображал себя стратегом. Похоже, уверенности ему придавал тощий как жердь человечишка, облачённый в некое рваньё и обвешанный разными амулетами. Чародей, о котором говорил Филька? Неужели наш Горемаг уступит этому скомороху? Не хочется об этом думать, но пока верх одержал именно скоморох: чарные заслоны Горемага не помогли…

 

-Совсем с головой у мужика плохо,- проворчал Пракша. - Неужто одного раза мало? Ну, куда он столько набрал обормотов?

 

-Угу. Кто ж их хоронить будет,- поддержал я Пракшу, прогоняя от себя мух сомнения в успехе.

 

Тээль коротко цыкнула на нас, шагнула вперёд на два шага. В правой руке она держала пращу с заряженным камнем, левой опиралась на трофей - дубец Плешивого.

 

-Теперь вам не уйти!- крикнул Плешивый, остановившись саженях в двадцати от нас.

 

-Эт почему же?- с усмешкой спросила Тээль, наклонив голову набок.

 

-У нас есть свой чародей, и… - Плешивый не закончил слово: мимо его головы просвистел пущенный Тээль камень и стоящий за купцом чародей, пискнув, осел на песок.

 

-А теперь что глаголить будешь?- спросила вставшая рядом с Тээль Истома.

 

Судя по поскучневшим лицам наёмников, такого начала они не ожидали.

 

-Взять их!- рявкнул Плешивый, гася начавшийся было ропот.

 

Наёмники ринулись вперёд, но с разбега налетели на незримую стену, которую воздвиг Горемаг.

 

-Всегда говорил, что рога на шлеме не к добру,- заметил Пракша о столкновении чьего-то шлема с оберегом.

 

-Это у него собственные рога, сквозь шлем проросли, - поддержал я Пракшу.- Жёнушка устала дожидаться муженька из похода…

 

Наемник, услышав нас, дико взревел и стал отчаянно молотить незримую стену кистенём.

-Цыть пустобрехи! - прикрикнула на нас Истома.

 

-Что дальше делать будем? - в полголоса спросил Горемаг. - Ждать, пока угомонятся?

 

-Да лучше их разом… - горячо начала Истома, но Тээль остановила её, положив руку на плечо.

 

- Много чести для этих ублюдков. На купеческое слово возьмём.

 

"Молодец!"- про себя похвалил я Тээль. Здесь в Гиперборее купеческое слово было в большой силе. Ты можешь быть трижды отщепенцем, но коль держишь купеческое слово, с тобой знаются как с праведным, с тобой имеют дело. Но будь ты в семь раз честным, стоит раз нарушить купеческое слово - всё, на всю жизнь клеймо. С тобой не то что здороваться, от тебя шарахаться будут как от прокажённого.Очень мудрое решение взять этого тупоголового на купеческое слово.

 

-Что ты задумала? - забеспокоилась Истома, видимо, не поняв, о чём шла речь.

 

-Увидишь,- ласково приобняла подругу Тээль и, повернувшись к Горемагу, спросила:- Можешь одного впустить?

 

-Могу,- кивнул Горемаг,- только…

 

-Верь мне,- мягко прервала его Тээль и обратилась к бестолково долбящим оберег наёмникам:- Давайте по-честному. Выставляйте одного против меня. Если его верх будет - быть по-вашему. Если я его побью - моя воля будет. Согласны?

 

Наёмники замерли, обдумывая услышанное. Наконец, один с кудлатой сивой бородой глянул мрачно на Плешивого:

 

-Что скажешь купец?

 

-Выбор невеликий. Ты пойдёшь. Только она мне целёхонькая нужна. За то и доплачу отдельно. Уяснил?

 

-Сделаю,- хмыкнул сивобородый.- Впускайте!

 

-Плешивый, даёшь купеческое слово? - окликнула купца Тээль.

 

-Даю, - самодовольно усмехнулся Плешивый, по-всему, крепко верил в успех наёмника.

 

-Все слышали? - обратилась Тээль к наёмникам.- У кого плохо со слухом, могу прочистить.

Наёмники оценили шутку дружным коротким гоготом.

 

Горемаг на время убрал оберег и сивобородый шагнул на нашу сторону, опасливо косясь на "колдуна". Горемаг вновь возвёл оберег. Наёмники приникли к нему, замерли в ожидании интересного зрелища. Мне вдруг вспомнился римский Колизей, гладиаторские бои, на душе стало как-то неспокойно. Ну, зачем, зачем это хорохорство? Хорошо когда в себе уверен, но в поединке не всегда бывает так, как видится. Пусть бы себе лучше головой бились в оберег.

 

Тээль лёгкой изящной походкой, которую невозможно и помыслить от минотавра, полукругом пошла к наёмнику. Сивобородый принял боевую стойку, для шику прочертил в воздухе некий знак широким сверкавшим мечом, затем трижды стукнул им о щит. Тем временем Тээль приблизилась к наёмнику и неожиданно для него резко ударила копытом в низ щита, который дёрнулся вверх, разодрав щеку хозяину. Держи он щит чуточку иначе, и бой бы на этом кончился. Дико взревев, явно подражая варягам, наёмник кинулся на Тээль. На встречу мечу метнулся дубец. Разрубить дубец меч не сумел, застрял в нём, а Тээль так крутанула, что наёмник, охнув, выпустил рукоять, иначе бы свихнул кисть. В следующую секунду, не дожидаясь, когда противник опомнится и выхватит кинжал, Тээль, подпрыгнув, ударила обоими копытами в центр щита. Сивобородый, точно выпущенный из катапульты, врезался спиной в оберег и, ломаясь пополам, съехал вниз на песок. Щит сдавленным колесом подкатился к ногам Тээль, унижено припал к земле.

 

-С такой не страшно по лесу гулять, - радостно заключил Пракша. - Да что там по лесу, по медвежьей берлоге!

 

-За то страшно домой возвращаться, если перебрал хмельного,- поддел я его.

Пракша косо глянул на меня, едва слышно выдавил:

 

-Слишком длинный язык у Пташки.

 

Похоже, я царапнул его больное место: будучи в людском облике, видимо, получал за грешки во славу Бахуса оплеухи. От своей госпожи.

 

Тем временем Тээль приблизилась к поверженному противнику, освободив меч, бросила себе за спину, замахнулась дубцем:

 

-Признаёшь поражение?

 

-Признаю,- сквозь стон продавил сивобородый.

 

-Все слышали? Моя воля такова: никто из вас не пойдёт по нашему следу и не пошлёт других. Согласны?

 

-Да,- вразнобой ответили наёмники.

 

-Уходите.

 

Наемники, переговариваясь и оглядываясь, потянулись к драккару.

 

-Эй! - внезапно вскрикнула Тээль.

Все как по команде остановились, глянули на неё.

 

-Хлам свой заберите,- Тээль ткнула дубцем в сторону чародея, который очухался и сидел на песке, то так, то эдак ощупывал огромную с кулак шишку на лбу.

 

Двое наёмников подхватили чародея и быстро потащили к драккару.

 

Последним уходил Плешивый. Уходя, злобно ожёг взглядом Тээль, прошипел:

 

-Верни дубец.

 

Тээль что-то сказала едва слышно. Я готов поспорить на что угодно, что она сказала так:

 

-Верни мне поруганную честь и годы свободы, проведённые у тебя в рабстве. Не можешь? Тогда проваливай по добру! В другой раз встречу, доброй не буду.

 

Плешивый ругнулся и поспешил за своими наёмниками.

 

- И не забывай: купеческое слово дал,- намеренно громко послала ему вслед Тээль.

 

После чего подошла к стонущему сивобородому, наклонившись, протянула руку:

 

-Вставай. Спина цела, зашиб немного. Отлежишься и встанешь на ноги.

 

-В отличие от тебя,- выпрямился вдруг наёмник и резко ударил Тээль в грудь кинжалом.

Вскочив, наёмник попытался бежать, но Истома оказалась быстрее: догнав, она ударом кулака смяла ему череп и отшвырнула пинком безвольное тело, как скоморошью тряпичную куклу, набитую соломой.

 

Мы все кинулись к медленно падающей на песок Тээль. Горемаг подхватил её и осторожно опустил на спину. Растолкав нас с Пракшей рухнула рядом на колени Истома, зажав рану ладонью, с болью выдохнула:

 

-Талечка…

 

Тээль приоткрыла глаза, попыталась улыбнуться:

 

-Промахнулся…сердце чуть выше…

 

-Молчи, тебе сейчас вредно говорить, - остановила её Истома.

 

Горемаг обхватив голову, замер истуканом. Лицо белее белого, на лбу крупная испарина. И лишь глаза выдавали, что он сейчас лихорадочно перетряхивает свою скудную память в поисках нужного заговора. Прежде нужно остановить кровь. Но в последний раз, когда он хотел это сделать, грифон превратился в лиса.

 

Я с беспокойством смотрел на губы Тээль, но кровавая пена не появлялась. Отыскав взглядом валявшийся на песке кинжал, я подошёл, обнюхал его. Пахло только кровью Тээль и немного от рукояти мерзким запахом наёмника.

 

-Кинжал чист! - невольно вырвался у меня радостный возглас.- Яда нет!

 

-Тише,- болезненным шёпотом выдавил Горемаг.- Ты мешаешь мне вспомнить…

Тээль дёрнулась, цепко схватила руку Горемага:

 

-Не надо…Пока есть надежда…без магии… - на последнем слове она вздрогнула и расслабленно затихла.

 

Мерно вздымающиеся груди говорили, что Тээль просто потеряла сознание.

 

Горемаг простер руки над раной Тээль, но Истома плечом отвела их в сторону:

 

-Она же просила.

 

-Хорошо, - сдался Горемаг. - Если ей станет хуже…

 

-Да, - кивнула Истома.

 

Я притащил оставшийся целый чистый мешок. Истома при помощи зубов и свободной рукой разодрала его на полосы. Затем, осторожно приподняв левую грудь Тээль, наложила на грудь сложенный вчетверо кусок мешковины. Горемаг помог ей довершить перевязку.

 

Я сел рядом с головой Тээль, вслушиваясь в её дыхание. Похоже забытье постепенно переходило в обычный сон.

 

Истома нежно взяла её голову себе на колени.

 

-Нам придётся тут задержаться,- сказала она тихо, точно боясь разбудить Тээль.- С такой раной лучше не плыть.

 

-Может, подскажешь какую травку поискать?- глянул я на Горемага. - Зелье сваришь…

-Смотрите!- вдруг вскрикнул Пракша.

Драккара и след простыл, а наша ладья была объята пламенем…



 

Рейтинг: +1 574 просмотра
Комментарии (1)
0 # 13 июня 2012 в 14:38 0
У-у-у! Сцуки! Так подло поступить! Дальше!