ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияУжасы → Наследница Короны-1. Неугодная (1 глава)

Наследница Короны-1. Неугодная (1 глава)

11 июня 2017 - Айли Рей
article387843.jpg
I. Неидеальная
 
Первый солнечный луч проник через окно в покои принцессы. По обыкновению трижды постучавшись, в них заглянула худощавая смуглолицая служанка.
― Доброе утро, ваше высочество, ― произнесла она, склонив голову.
Эстер отвлеклась от любования природой и повернулась к девушке.
― Доброе утро, Мира, ― с улыбкой ответила она. ― Тебе хорошо спалось?
― Да, ваше высочество. Спасибо.
Служанка выглядела взволнованной, и Эстер знала причину этому.
― Его величество велел передать, чтобы вы были готовы через час. Прибывает принц Гарольд Третий с дарами.
Эстер вздохнула. Уже сутки эта мысль не давала ей покоя. Очередное сватовство. Очередная попытка старого короля выдать замуж свою великовозрастную дочь. Получится ли у него на этот раз пристроить ее в хорошие руки? Много женихов, имеющих высокий статус и вполне приглядную внешность, ушли ни с чем. И далеко не всех отвергла сама Эстер. Посмотрев на нее и узнав ее точный возраст, о котором король обычно умалчивал при первой встрече, женихи разворачивали свои кареты прочь от дворца.
Принцессе Эстер было уже двадцать три года. В таком возрасте незамужняя женщина считалась неприлично старой девой. Большинство мужчин брало в жены девушек от тринадцати до семнадцати лет. Те, кому не посчастливилось создать семью, жили в тоске и одиночестве, презираемые обществом. Эта кара настигла и королевскую дочь. Люди не выказывали ей открытого презрения по причине ее родовой принадлежности, но от взора принцессы не ускользали их насмешливые и осуждающие взгляды и ухмылки. По возможности девушка старалась не покидать стен дворца, и, к счастью, от нее этого почти не требовалось. Государственные дела решал король и обучал этому младшего сына, который после его смерти должен будет взойти на престол. От Эстер отец ответственности не требовал. Но все же король не мог смириться с мыслью, что его дочь до конца своих дней останется одна, поэтому усиленно искал ей хоть какого-нибудь жениха.
Саму Эстер брак не интересовал. Может быть, только в юности. Но тогда найти достойного мужчину не получилось, ― слишком уж требователен был король к потенциальным зятьям. Претенденты на руку и сердце принцессы получали отказ за отказом. А годы шли. Скоро желающих жениться на Эстер стало меньше, и эта цифра падала с каждым годом. Когда принцессе исполнилось двадцать, король бросил все силы на поиски жениха, но теперь уже мужчины считали Эстер недостойной их. С юности принцесса поправилась, детская свежесть сошла с ее лица, наряды стали строже. Она перестала будить в мужчинах желание обладать ею. Эстер нельзя назвать толстой или уродливой, ― она просто стала взрослой. И, к сожалению, только внешне. Душа у нее осталась юной.
 
Услужливая и заботливая Мира помогла Эстер облачиться в зеленое платье с открытыми плечами. Тугой корсет сдавил все внутренности принцессы и до неприличия поднял ее пышную грудь.
― Вы в нем великолепны! ― восхищенно воскликнула служанка.
Эстер не могла с ней согласиться. Куда больше ей нравились свободные, многослойные платья без корсетов и откровенных вырезов. В нынешнем наряде она чувствовала себя легкомысленной девицей, но король уже давно запретил дочери появляться перед женихами в ― как он говорил ― «наряде богослужницы». И Эстер приходилось терпеть неудобства в попытках оправдать надежды отца.
Закончив, Мира поклонилась и ушла. Эстер долго рассматривала себя в зеркале. Работа служанки была безупречной, но принцессе не нравилось свое отражение. Бесспорно, девушка в зеркале выглядела настоящей красавицей, но то была уже не Эстер.
Потекли минуты ожидания. Принцесса подошла к окну и устремилась взглядом вдаль ― туда, где возвышались неприступные горы. Они кольцом окружали королевство Монтерру, и вела в него только узкая дорога сквозь единственное ущелье на севере. Эстер задумалась о скором визите принца. Каким будет человек, решившийся попытать свое счастье? Наверняка, таким же, как остальные: высокомерным королевским сынком с целым набором амбиций и нарциссизма. Почему-то всех принцев объединяла эта черта. Родной брат Эстер, которому было всего пятнадцать, ничем от них не отличался.
Принцесса с ранних лет знала, что выйдет замуж за того, кого ей выберет отец. В детстве няня, ― да будет мир ее праху, ― часто рассказывала Эстер казавшиеся небылицами истории о настоящей любви. Девочка не могла поверить в существование людей, которые вправе самостоятельно выбирать себе пару. Ей казалось, что всем супругов находят родители. Няня рассказывала о великих чувствах, трепете в душе при взгляде на любимого, бескрайнем счастье. Став старше, Эстер пыталась отыскать в себе этот трепет. Она тщательно рассматривала каждого кандидата на ее сердце в надежде почувствовать долгожданные вибрации внутри себя, но тело всегда оставалось спокойным. Временами Эстер даже пыталась искусственно вызвать любовь, но та никогда не приходит по зову. В конце концов, принцесса оставила попытки пробудить в себе теплые чувства, решив, что няня просто рассказывала ей сказки.
 
Настал момент, и Мира пришла в покои принцессы.
― Ваше высочество, принц прибыл.
Обычно в таких случаях приходит нервное напряжение, но Эстер не почувствовала ничего, кроме тоски. Снова придется улыбаться незнакомому гостю и стараться ему понравиться. Вон, даже вырядилась соответствующе.
Служанка проводила принцессу до тронного зала и, пожелав ей удачи, убежала, чтобы занять место, откуда удобно наблюдать за процессом, при этом не будучи замеченной высокородными персонами.
Эстер любила Миру. Наверное, та была единственной во всем дворце, кого принцесса любила. Отец проявлял к дочери мало внимания, ― его больше заботило воспитание наследного принца, ― остальные были просто слугами и не старались проводить много времени за разговорами с господами. Был еще королевский советник, но того не интересовали беседы с принцессой. Он больше предпочитал общество мужчин. Брат же был слишком увлечен своим обучением и смотрел на сестру, как на ошибку природы. Мать Эстер умерла после вторых родов. Принцессе посчастливилось знавать ее только десять лет. Впрочем, королева не была образцовой матерью. Ее больше интересовала собственная внешность и пересчет наложниц мужа, чем собственная дочь. Все детство Эстер провела рядом с няней. А когда та умерла, король отдал в услужение дочери сиротку, приведенную одним из его приближенных во дворец. Родители несчастной умерли от болезни, а девочку успели спасти. С семи лет Мира служила принцессе Эстер верой и правдой. Они могли бы стать даже подругами, если бы не консервативность короля. Тот скорее удавится, чем позволит дочери назвать своей подругой безродную служанку.
Настоящих подруг у Эстер никогда не было. Девушки, с которыми ей доводилось общаться, говорили исключительно о мужчинах и красоте. Такие разговоры утомляли принцессу. Она стала проводить больше времени в библиотеке, настояв на том, чтобы отец позволил ей освоить грамотность. Тот, хоть и нехотя, разрешил. Как и многие мужчины, король был убежден, что женщине необязательно уметь читать и писать. Достаточно быть репродуктивно здоровой. Но Эстер в тот единственный раз проявила истинно королевское упорство, и отцу пришлось дать разрешение придворному мастеру над грамотой заняться ее обучением. Эстер оказалась удивительно способной и за короткие сроки освоила чтение и письмо. Мастер восхищался ею, а король сердито скалился. «Кому нужна образованная жена? ― ворчал он. ― Лучше бы внешностью своей занялась!».
Эстер не видела поводов беспокоиться о внешнем виде. Да, к двадцати годам она выделялась на фоне разодетых в яркие платья худышек, но принцесса никогда не хотела быть худой. Все та же няня убедила ее, что мужчины любят красивые формы, а не обтянутые кожей кости. Правда это или нет, Эстер не знала до сих пор, но не хотела ничего менять. Ее полностью устраивала собственная внешность, и девушка даже радовалась, что отличается от общей массы.
Короля, в отличие от нее самой, это отнюдь не радовало. Он относился к тем мужчинам, которые предпочитали кости формам. И почившая королева, и наложницы отличались безупречной худобой и тонкими талиями. Когда Эстер начала полнеть, король впал в бешенство. Прочитав дочери долгую лекцию о ее умственном состоянии, он распорядился назначить принцессе особую диету. Но добрая повариха, у которой Эстер таскала лакомые куски с самого детства, тайком кормила ее нормальной едой, и вскоре диета была упразднена. Каждый день, глядя в зеркало, Эстер улыбалась своему отражению. Она видела весьма стройную, пусть и не худую, девушку, с роскошными темно-каштановыми волосами, большими глазами и тонкими губами. По поводу губ король тоже возмущался, но изменить врожденный «дефект» никак не мог. Каждый раз после неудачных смотрин он приходил в покои дочери и на протяжении долгого времени винил в отказе жениха сыграть с ней свадьбу две неизменные вещи: «ужасную» фигуру дочери и ее не менее «ужасные» губы.
 
Принцем Гарольдом Третьим оказался невысокий мужчина двадцати пяти лет, рыжеволосый, с отвратительной бородкой и веснушками. Только взглянув на него, Эстер поникла. Если ей придется стать женой этого человека, она выбросится из окна. Традиционное самолюбие разодетого в дорогие шелка гостя тоже не осталось незамеченным.
― Добро пожаловать в Монтерру, уважаемый принц! ― расплылся в улыбке король, сидя на троне.
Гость грациозно поклонился, отдавая дань уважения правителю, и перевел взгляд на сидящую рядом с отцом Эстер.
― Рад познакомиться с вами, принцесса, ― произнес он, но Эстер не услышала в его голосе и намека на искренность. Глаза принца выдавали сильное разочарование, и в душе у Эстер затеплилась надежда на его отказ.
Никогда еще принцесса не чувствовала себя так неуютно. Ей хотелось встать и убежать прочь, но она не могла этого сделать. Посмотрев в ту сторону, откуда выглядывала Мира, Эстер обменялась со служанкой отчаянными взглядами. Всеми способами преданная девушка пыталась показать, как переживает за госпожу, и Эстер мысленно ее за это поблагодарила.
С каждым новым словом принц Гарольд вызывал в душе Эстер все большее отвращение к собственной персоне. Около часа он расхваливал свое королевство, но не забывал похвалить и Монтерру, а особенно ― гостеприимного короля и его красавицу-дочь. Говоря «красавица», Гарольд вовсе не имел это в виду. Эстер ждала, когда он, вежливо откланявшись, покинет дворец, но принц не собирался уходить. Он вел с королем беседу за беседой, а тот не уставал расписывать во всех красках достоинства дочери. Настал миг, и Эстер заскучала. Ей хотелось, чтобы все скорее закончилось, принц уехал домой, а она вернулась в свои покои. Как правило, придется выслушать негодования отца, а потом, наконец, можно будет спокойно отдохнуть.
В реальность Эстер вернула громкая фраза принца Гарольда:
― Примите эти щедрые дары, ваше величество, как знак моего согласия на свадьбу с вашей дочерью.
Эстер подавилась воздухом. В тот же миг холодной волной обдало и Миру. Не веря ушам и глазам, Эстер неотрывно наблюдала за двумя рабами, поднесшими к трону короля огромный сундук. Когда его открыли, глаза повелителя жадно загорелись ― сундук был набит золотом и драгоценностями.
― Завтра я пришлю сватов, чтобы обсудить детали свадьбы, ― с ядовитой улыбкой сказал принц и подошел к Эстер. ― Вы прекрасны, милая. Я счастлив, что увезу в свое королевство такое сокровище. ― Поцеловав ее руку, принц откланялся и удалился.
Некоторое время Эстер сидела в безмолвии, переваривая в голове одно: нормальной жизни настал конец. Отец продал ее за сундук золота этому напыщенному уродцу. Совсем скоро ей придется назвать Гарольда Третьего своим супругом и исполнить перед ним все долги, полагающиеся жене.
Почувствовав головокружение, принцесса встала и покинула тронный зал. Обеспокоенная Мира поспешила за ней.

© Copyright: Айли Рей, 2017

Регистрационный номер №0387843

от 11 июня 2017

[Скрыть] Регистрационный номер 0387843 выдан для произведения:
I. Неидеальная
 
Первый солнечный луч проник через окно в покои принцессы. По обыкновению трижды постучавшись, в них заглянула худощавая смуглолицая служанка.
― Доброе утро, ваше высочество, ― произнесла она, склонив голову.
Эстер отвлеклась от любования природой и повернулась к девушке.
― Доброе утро, Мира, ― с улыбкой ответила она. ― Тебе хорошо спалось?
― Да, ваше высочество. Спасибо.
Служанка выглядела взволнованной, и Эстер знала причину этому.
― Его величество велел передать, чтобы вы были готовы через час. Прибывает принц Гарольд Третий с дарами.
Эстер вздохнула. Уже сутки эта мысль не давала ей покоя. Очередное сватовство. Очередная попытка старого короля выдать замуж свою великовозрастную дочь. Получится ли у него на этот раз пристроить ее в хорошие руки? Много женихов, имеющих высокий статус и вполне приглядную внешность, ушли ни с чем. И далеко не всех отвергла сама Эстер. Посмотрев на нее и узнав ее точный возраст, о котором король обычно умалчивал при первой встрече, женихи разворачивали свои кареты прочь от дворца.
Принцессе Эстер было уже двадцать три года. В таком возрасте незамужняя женщина считалась неприлично старой девой. Большинство мужчин брало в жены девушек от тринадцати до семнадцати лет. Те, кому не посчастливилось создать семью, жили в тоске и одиночестве, презираемые обществом. Эта кара настигла и королевскую дочь. Люди не выказывали ей открытого презрения по причине ее родовой принадлежности, но от взора принцессы не ускользали их насмешливые и осуждающие взгляды и ухмылки. По возможности девушка старалась не покидать стен дворца, и, к счастью, от нее этого почти не требовалось. Государственные дела решал король и обучал этому младшего сына, который после его смерти должен будет взойти на престол. От Эстер отец ответственности не требовал. Но все же король не мог смириться с мыслью, что его дочь до конца своих дней останется одна, поэтому усиленно искал ей хоть какого-нибудь жениха.
Саму Эстер брак не интересовал. Может быть, только в юности. Но тогда найти достойного мужчину не получилось, ― слишком уж требователен был король к потенциальным зятьям. Претенденты на руку и сердце принцессы получали отказ за отказом. А годы шли. Скоро желающих жениться на Эстер стало меньше, и эта цифра падала с каждым годом. Когда принцессе исполнилось двадцать, король бросил все силы на поиски жениха, но теперь уже мужчины считали Эстер недостойной их. С юности принцесса поправилась, детская свежесть сошла с ее лица, наряды стали строже. Она перестала будить в мужчинах желание обладать ею. Эстер нельзя назвать толстой или уродливой, ― она просто стала взрослой. И, к сожалению, только внешне. Душа у нее осталась юной.
 
Услужливая и заботливая Мира помогла Эстер облачиться в зеленое платье с открытыми плечами. Тугой корсет сдавил все внутренности принцессы и до неприличия поднял ее пышную грудь.
― Вы в нем великолепны! ― восхищенно воскликнула служанка.
Эстер не могла с ней согласиться. Куда больше ей нравились свободные, многослойные платья без корсетов и откровенных вырезов. В нынешнем наряде она чувствовала себя легкомысленной девицей, но король уже давно запретил дочери появляться перед женихами в ― как он говорил ― «наряде богослужницы». И Эстер приходилось терпеть неудобства в попытках оправдать надежды отца.
Закончив, Мира поклонилась и ушла. Эстер долго рассматривала себя в зеркале. Работа служанки была безупречной, но принцессе не нравилось свое отражение. Бесспорно, девушка в зеркале выглядела настоящей красавицей, но то была уже не Эстер.
Потекли минуты ожидания. Принцесса подошла к окну и устремилась взглядом вдаль ― туда, где возвышались неприступные горы. Они кольцом окружали королевство Монтерру, и вела в него только узкая дорога сквозь единственное ущелье на севере. Эстер задумалась о скором визите принца. Каким будет человек, решившийся попытать свое счастье? Наверняка, таким же, как остальные: высокомерным королевским сынком с целым набором амбиций и нарциссизма. Почему-то всех принцев объединяла эта черта. Родной брат Эстер, которому было всего пятнадцать, ничем от них не отличался.
Принцесса с ранних лет знала, что выйдет замуж за того, кого ей выберет отец. В детстве няня, ― да будет мир ее праху, ― часто рассказывала Эстер казавшиеся небылицами истории о настоящей любви. Девочка не могла поверить в существование людей, которые вправе самостоятельно выбирать себе пару. Ей казалось, что всем супругов находят родители. Няня рассказывала о великих чувствах, трепете в душе при взгляде на любимого, бескрайнем счастье. Став старше, Эстер пыталась отыскать в себе этот трепет. Она тщательно рассматривала каждого кандидата на ее сердце в надежде почувствовать долгожданные вибрации внутри себя, но тело всегда оставалось спокойным. Временами Эстер даже пыталась искусственно вызвать любовь, но та никогда не приходит по зову. В конце концов, принцесса оставила попытки пробудить в себе теплые чувства, решив, что няня просто рассказывала ей сказки.
 
Настал момент, и Мира пришла в покои принцессы.
― Ваше высочество, принц прибыл.
Обычно в таких случаях приходит нервное напряжение, но Эстер не почувствовала ничего, кроме тоски. Снова придется улыбаться незнакомому гостю и стараться ему понравиться. Вон, даже вырядилась соответствующе.
Служанка проводила принцессу до тронного зала и, пожелав ей удачи, убежала, чтобы занять место, откуда удобно наблюдать за процессом, при этом не будучи замеченной высокородными персонами.
Эстер любила Миру. Наверное, та была единственной во всем дворце, кого принцесса любила. Отец проявлял к дочери мало внимания, ― его больше заботило воспитание наследного принца, ― остальные были просто слугами и не старались проводить много времени за разговорами с господами. Был еще королевский советник, но того не интересовали беседы с принцессой. Он больше предпочитал общество мужчин. Брат же был слишком увлечен своим обучением и смотрел на сестру, как на ошибку природы. Мать Эстер умерла после вторых родов. Принцессе посчастливилось знавать ее только десять лет. Впрочем, королева не была образцовой матерью. Ее больше интересовала собственная внешность и пересчет наложниц мужа, чем собственная дочь. Все детство Эстер провела рядом с няней. А когда та умерла, король отдал в услужение дочери сиротку, приведенную одним из его приближенных во дворец. Родители несчастной умерли от болезни, а девочку успели спасти. С семи лет Мира служила принцессе Эстер верой и правдой. Они могли бы стать даже подругами, если бы не консервативность короля. Тот скорее удавится, чем позволит дочери назвать своей подругой безродную служанку.
Настоящих подруг у Эстер никогда не было. Девушки, с которыми ей доводилось общаться, говорили исключительно о мужчинах и красоте. Такие разговоры утомляли принцессу. Она стала проводить больше времени в библиотеке, настояв на том, чтобы отец позволил ей освоить грамотность. Тот, хоть и нехотя, разрешил. Как и многие мужчины, король был убежден, что женщине необязательно уметь читать и писать. Достаточно быть репродуктивно здоровой. Но Эстер в тот единственный раз проявила истинно королевское упорство, и отцу пришлось дать разрешение придворному мастеру над грамотой заняться ее обучением. Эстер оказалась удивительно способной и за короткие сроки освоила чтение и письмо. Мастер восхищался ею, а король сердито скалился. «Кому нужна образованная жена? ― ворчал он. ― Лучше бы внешностью своей занялась!».
Эстер не видела поводов беспокоиться о внешнем виде. Да, к двадцати годам она выделялась на фоне разодетых в яркие платья худышек, но принцесса никогда не хотела быть худой. Все та же няня убедила ее, что мужчины любят красивые формы, а не обтянутые кожей кости. Правда это или нет, Эстер не знала до сих пор, но не хотела ничего менять. Ее полностью устраивала собственная внешность, и девушка даже радовалась, что отличается от общей массы.
Короля, в отличие от нее самой, это отнюдь не радовало. Он относился к тем мужчинам, которые предпочитали кости формам. И почившая королева, и наложницы отличались безупречной худобой и тонкими талиями. Когда Эстер начала полнеть, король впал в бешенство. Прочитав дочери долгую лекцию о ее умственном состоянии, он распорядился назначить принцессе особую диету. Но добрая повариха, у которой Эстер таскала лакомые куски с самого детства, тайком кормила ее нормальной едой, и вскоре диета была упразднена. Каждый день, глядя в зеркало, Эстер улыбалась своему отражению. Она видела весьма стройную, пусть и не худую, девушку, с роскошными темно-каштановыми волосами, большими глазами и тонкими губами. По поводу губ король тоже возмущался, но изменить врожденный «дефект» никак не мог. Каждый раз после неудачных смотрин он приходил в покои дочери и на протяжении долгого времени винил в отказе жениха сыграть с ней свадьбу две неизменные вещи: «ужасную» фигуру дочери и ее не менее «ужасные» губы.
 
Принцем Гарольдом Третьим оказался невысокий мужчина двадцати пяти лет, рыжеволосый, с отвратительной бородкой и веснушками. Только взглянув на него, Эстер поникла. Если ей придется стать женой этого человека, она выбросится из окна. Традиционное самолюбие разодетого в дорогие шелка гостя тоже не осталось незамеченным.
― Добро пожаловать в Монтерру, уважаемый принц! ― расплылся в улыбке король, сидя на троне.
Гость грациозно поклонился, отдавая дань уважения правителю, и перевел взгляд на сидящую рядом с отцом Эстер.
― Рад познакомиться с вами, принцесса, ― произнес он, но Эстер не услышала в его голосе и намека на искренность. Глаза принца выдавали сильное разочарование, и в душе у Эстер затеплилась надежда на его отказ.
Никогда еще принцесса не чувствовала себя так неуютно. Ей хотелось встать и убежать прочь, но она не могла этого сделать. Посмотрев в ту сторону, откуда выглядывала Мира, Эстер обменялась со служанкой отчаянными взглядами. Всеми способами преданная девушка пыталась показать, как переживает за госпожу, и Эстер мысленно ее за это поблагодарила.
С каждым новым словом принц Гарольд вызывал в душе Эстер все большее отвращение к собственной персоне. Около часа он расхваливал свое королевство, но не забывал похвалить и Монтерру, а особенно ― гостеприимного короля и его красавицу-дочь. Говоря «красавица», Гарольд вовсе не имел это в виду. Эстер ждала, когда он, вежливо откланявшись, покинет дворец, но принц не собирался уходить. Он вел с королем беседу за беседой, а тот не уставал расписывать во всех красках достоинства дочери. Настал миг, и Эстер заскучала. Ей хотелось, чтобы все скорее закончилось, принц уехал домой, а она вернулась в свои покои. Как правило, придется выслушать негодования отца, а потом, наконец, можно будет спокойно отдохнуть.
В реальность Эстер вернула громкая фраза принца Гарольда:
― Примите эти щедрые дары, ваше величество, как знак моего согласия на свадьбу с вашей дочерью.
Эстер подавилась воздухом. В тот же миг холодной волной обдало и Миру. Не веря ушам и глазам, Эстер неотрывно наблюдала за двумя рабами, поднесшими к трону короля огромный сундук. Когда его открыли, глаза повелителя жадно загорелись ― сундук был набит золотом и драгоценностями.
― Завтра я пришлю сватов, чтобы обсудить детали свадьбы, ― с ядовитой улыбкой сказал принц и подошел к Эстер. ― Вы прекрасны, милая. Я счастлив, что увезу в свое королевство такое сокровище. ― Поцеловав ее руку, принц откланялся и удалился.
Некоторое время Эстер сидела в безмолвии, переваривая в голове одно: нормальной жизни настал конец. Отец продал ее за сундук золота этому напыщенному уродцу. Совсем скоро ей придется назвать Гарольда Третьего своим супругом и исполнить перед ним все долги, полагающиеся жене.
Почувствовав головокружение, принцесса встала и покинула тронный зал. Обеспокоенная Мира поспешила за ней.
Рейтинг: +2 142 просмотра
Комментарии (2)
Ольга Вербицкая # 11 июня 2017 в 13:09 +1
КАК УЖАСНО ДЛЯ КРАСАВИЦЫ ЭСТЕР ОКАЗАТЬСЯ ПО ЖЕЛАНИЮ ОТЦА,
СЛОВНО В ЛАПАХ ЗНОЙНЫХ ПРИНЦА ГЕР В ОЖИДАНИИ СВОЕГО КОНЦА,
НО НЕ ВСЁ ТАК ПРОСТО В ЖНИЦАХ БЛЕСКА, ПЕРЕВЁРНУТОГО ФРЕСКОЙ,
ПОДЧИНИТСЯ ЛЬ ВЛАСТИ СЕРДЦЕ СДЕЛКЕ ПРИЗРАЧНЫХ КОММЕРЦИЙ?
Айли Рей # 11 июня 2017 в 14:17 +1
Спасибо большое, Ольга, за чудесный поэтический отзыв!

 

Популярная проза за месяц
175
138
127
118
117
Кто она, Осень? 28 сентября 2017 (Тая Кузмина)
112
​ТАЙНА ОСЕНИ 29 сентября 2017 (Эльвира Ищенко)
105
101
101
98
97
97
95
94
93
91
90
89
86
85
84
83
81
80
77
75
68
61
52
50