Идём в поход

4 июня 2019 - Ирина Ковалёва
article448753.jpg
 
 
За окном май. В этом году он необычный – днём жарко, а по ночам льёт тёплый, похожий на летний, дождь. Выдалась свободная минутка, и я решила перебрать свои старые фотографии. И первая же натолкнула на воспоминание о давнем походе. С большой фотографии на меня смотрели мои пацаны, тогда первокурсники. Случилось так, что к двадцати пяти годам я получила диплом педагога и была направлена на работу в педучилище, где читала курс педагогики и психологии. По иронии судьбы в первый же год мне дали классное руководство – группу парней. Именно так. И это была первая такая группа за всю историю данного педучилища. Почему она досталась мне – загадка для всех. И для меня в том числе.
Все тридцать парней приехали из села. Город они видели и раньше, но крайне редко. На первых порах не обошлось без казусов. Валеру Фёдорова мальчишки прозвали «Поросёнок». Внешне он имел сходство с этим милым животным – тоже полненький, розовенький, с белыми бровями и ресницами. Однако кличка «приросла» не от внешности. Валера впервые в жизни попробовал жвачку. И так она ему понравилась, что он и спал, не вынимая её изо рта. Ребята увидев, как он похрапывает и при этом смачно жуёт, да ещё и почёсывается, сразу и окрестили товарища.
Как-то мы пришли в больницу на медосмотр, то и тут не обошлось без приключений. Ребята впервые увидели лифт. Вот уж чудо из чудес! Они набились туда, как сельди в банку – восемь человек и нажали кнопку третьего этажа. Лифт не вынес подобной наглости и встал между первым и вторым этажом. Через пять минут из лифта понеслись крики, переходящие в стоны: «Спасите нас! Мы задыхаемся!» Воздуха уже не хватало. Проще было самому высокому – Олегу, да ещё самому низкому – Мади. Через пятнадцать минут их благополучно освободили. 
Прожив в общежитии только месяц, ребята решили уйти на квартиры. Общее житьё продолжали делить только пятеро из тридцати – самые стойкие.
То, что ребята разошлись по квартирам мне прибавило забот. Теперь они, оправдывая свои опоздания не знанием города, спокойно прогуливали и пару, и две, а иногда и весь учебный день. Сплочённости в группе не было. Единственно в чём моя группа была впереди, так это в прогулах и неуспеваемости. Мы за учебный год не единожды стояли все вместе и перед зав. отделением, и даже перед директором училища. Я, по простоте душевной, выставляла все прогулы, тогда как более опытные классные руководители «засвечивали» пропуски, только подкреплённые справками. А также я каллиграфическим подчерком выставляла в журнал «неуды» т.е. двойки. Знающие педагоги ставили единицы, чтобы потом легко переправлять на четвёрки. Из моих двоек проще всего получались восьмёрки.
         Однако проблески сплочённости в группе появлялись. Правда, чаще в отрицательном смысле. Однажды, когда я вела пару в более старшей группе, ко мне прибежал дежурный:
- Вас там вызывает Ольга Николаевна! – сообщил он мне.
Ольга Николаевна – это медик нашего училища. В данный момент у неё шёл урок именно у моей группы – медицинское дело. Я быстро проследовала за дежурным. В аудитории было очень тихо. У доски я заметила растерянную Ольгу Николаевну. Мои пацаны молча взирали на нас. Все стояли.  Я не поняла, что же произошло.
- Вот так они стоят уже десять минут! – прозвучал ответ педагога.
- Что значит «Стоят»? – опять не сообразила я.
- Это значит, что не садятся! – в этот момент на лице Ольги Николаевны отразилось такое отчаяние, что и мне стало не по себе.
- Садитесь! – это я обратилась к мальчишкам.
Однако все стояли, как вкопанные. В голове носились мысли: «Что делать? Как уговорить сесть? А если не послушаются?»
Вслух же я сказала так:
- Если вы сейчас же не сядете, то считайте я с вами больше не работаю! – и вот тут сердце моё застучало в бешенном ритме. Если они не сядут, то мне придётся сдержать слово, а я к ним уже так привязалась…
Позже выяснилось, что кто-то из ребят в начале урока крикнул: "Кто первый сядет, тот шоха!" и все стояли. 
Я не знаю, как это вышло, но буквально в следующее мгновение вся группа села одновременно, словно они это долго репетировали. 
         Вот сталкиваясь со всем этим, я решила, что нет ничего лучше для сплочения группы, как пойти в поход. Сначала идея была озвучена мальчишкам и они дружно её одобрили. Теперь надо было решить, когда пройдёт поход, сколько надо собрать денег, куда отправимся. Время похода определили быстро – в день последнего экзамена и двинемся. Местный туристический клуб выделил нам и палатки, и спальники, и даже все приспособления для приготовления пищи. Сбором денег занялся профсоюзный комитет группы. Продукты решили купить ближе к походу.
         В тот день мне нужно было на рынок. До похода оставались ровно сутки.
Подбить-то к походу я подбила, но не учла того факта, что сама никогда ни в какие походы не ходила. Кроме того, была совершенно не спортивным человеком (в школе всегда освобождалась от физкультуры). В связи с этим в самый последний момент выяснилось, что кроме босоножек и папиных кирзовых сапог надеть мне на ноги нечего. К сожалению, и вечером на рынке я ничего приличного не нашла. Пришлось купить мокасины. Они мне были  тесноваты. Но, как говориться: «На безрыбье и рак – рыба...».  Уже выходя с рынка, я встретила пятерых своих мальчиков. Они шли что-то бурно обсуждая. В руках у Вити – профорга была новая двадцатилитровая канистра.
- Так! И куда это мы направляемся? – мой вопрос для них прозвучал, как гром среди ясного неба. От неожиданности все резко замолчали.
- На рынок ходили! – «оттаял» Витя.
- Позвольте узнать – зачем?
- Отцу вот канистру под бензин купил! – продолжил диалог Витя.
- Канистра – это здорово! – одобрила я заботу о папаше. – А что у нас с продуктами? Завтра уже выходим в поход!
- Успеем купить! – улыбнулся Сергей. Вот тут у меня создалось впечатление, что мальчишки выдохнули. Их что-то напрягало, но пронесло.
- Нет! Так дело не пойдёт! Разворачивайтесь! Всё закупим и тогда я спокойно поеду домой! Деньги, Витя, у тебя? – получив утвердительный ответ, мы вернулись на рынок.
Витя шёл рядом со мной. Отстав от нас шагов на пять плелись оставшиеся четверо ребят. И я вдруг услышала реплику одного из них:
- Говорил же другой дорогой надо идти!
- Не расстраивайся! Верная у вас дорога! – тут же отреагировала я.
- Ну, ни фига у Вас слух! – удивился оратор.
Через полчаса все продукты были закуплены и доставлены мне домой. А назавтра группа отправилась в поход.
         Моя экипировка оставляла желать лучшего. Мокасины оказались несколько маловаты. Спортивный костюм большой – позаимствованный у брата, да к тому же достаточно старый.
Погода не радовала. С утра дул пронзительный холодный ветер. И хоть за окном был конец мая и светило ярко солнце, но создавалось впечатление, что вот-вот выпадет снег. Я уже сто раз покаялась о том, что придумала этот  поход. Теперь эта затея выглядела совсем авантюрной. К тому же мы шли с ночёвкой. «Куда веду детей? Куда плетусь сама?» - думала я, топая чуть прихрамывая, за моими бравыми ребятами. А у них настроение было отменное. Они шутили, прыгали молодыми козликами, задирали друг друга.
Мы сначала ехали за город на автобусе, а потом шли пешком. В полях уже было много цветов. Витя мне подарил необычные чёрные полевые тюльпаны. Меня ни на секунду не оставляли одну. Надо было проходить и по топям, и через маленькие речки. В небольшом леске под ногами земля «играла», как на болоте. Парни уже прошли это место, а мне было страшновато. Ещё не хватало промочить и без того тесную обувь. Мне заботливо подал руку Виталий.
- Ступайте прямо посередине – там твёрдая земля! – и шагнув, как он сказал, я убедилась в верности его слов.
         Постепенно мы вышли на очень живописное место – красивая полянка, усыпанная ранними цветами, находилась в небольшом незамкнутом кольце речки. И хоть речка выглядела, как ручеёк, видно было, что она только на первый взгляд мелкая. В подтверждении моих мыслей, мы увидели на той стороне рыбака, что со знанием дела, устанавливал сети. На речной поверхности то и дело появлялись круги – это маленькие рыбки ловили мошек.
Парни быстро установили палатки и начали играть в волейбол. Только время от времени ко мне подбегал Мади и нетерпеливо спрашивал, когда же мы будем стелить достархан. На природе голод даёт о себе знать с удвоенной силой. Мне тоже хотелось скорее перекусить. Но надо было помыть посуду. В этот момент мне стало жаль, что в группе нет девушек – помощницы не помешали бы. Я достала котелки и пошла к речке – мыть их. И только наклонилась над рекой, как перестала слышать какие–либо звуки. Это было настолько удивительно, что я встала и обернулась. Пацаны, которые только что увлечённо играли в волейбол, теперь молча стояли и не сводили с меня глаз. Затем они зашевелились, но ровно до того момента, пока я опять стала мыть казанок. Вся эта история длилась до  окончания работы с посудой. Озадаченная подобным поведением мальчишек, я ушла за деревья и стала себя оглядывать – что же их так привлекло в моём внешнем виде? «Неужели в костюме есть дырка?» - думала я и тщательно осматривала себя. Не найдя ничего дурного, я вышла из укрытия.
         Ужин у нас получился просто царский: вкусный рассольник, сваренный на костре, четвертинка курочки каждому, чай с пряниками и конфетами.
Насытившись мальчишки лежали тут же – у костра.
- У нас сегодня ужин был как у кота Базилио и лисы Алисы! – сообщил всем Серёжа. – А завтрак будет, как у Буратино… - три корочки хлеба!
Все тут же рассмеялись. Но мальчишка был прав. Сегодня мы съели почти всё.
«Ничего страшного! Есть ещё несколько баночек тушёнки и картошка!» - подумала я.
          Становилось всё прохладнее. Заморосил мелкий дождь больше похожий на колючий снежок. Пацаны разбрелись по палаткам. Каждая палатка была рассчитана на четверых. Мне поставили отдельную. Но сидеть в ней в такой холод в гордом одиночестве не очень хотелось. В одной из палаток зазвучала гитара. Это наш Вася. Он отлично играл, где повторяя известные песни, где сочиняя свои. Конечно, я оказалась именно в этой палатке. Потом Вася вышел. Мы разговаривали с Андреем. У парня первая любовь, и как выяснилось, не очень удачная. Затем вернулся Вася, а Андрей сказал, что теперь надо "подышать" и ему. Вася снова играл, а я слушала великолепные мелодии. Размечтавшись я не заметила, как снова Вася вышел, но его место вновь занял Андрей. И вот тут я почувствовала неладное – парень сильно близко наклонился ко мне. Затем, будто что-то вспомнив, резко отпрянул.
- Так! Ну-ка ещё дыхни! – грозно обратилась к нему я
Андрей молчал и не шевелился.
- Рассказывай, ГДЕ и ЧТО пили! – моему возмущению просто не было предела.
- В соседней палатке! – признался Андрей.
- Что пили, спрашиваю я тебя!?
- Пиво!
И вот тут картинка стала вырисовываться. Как говорится: «Пазл сошёлся!» Они тайком пронесли ту самую канистру с пивом. Чтобы я не «утонула» в луже, они утопили её и советовали мне куда наступать. А когда я мыла посуду, эта же канистра охлаждалась в реке, ровно в метре от меня. Вот и вызвала я оторопь у тех, кто сдавал на пиво.
- А если бы Вы увидели канистру, то что бы Вы сделали? – поинтересовался Андрей, когда понял, что гроза более ли менее миновала.
- Вылила бы! – почти без раздумий ответила я.
- Вот мы этого и боялись! – подытожил разговор Андрей.
          Потом была холодная ночь и пляски у костра. Мы жались к огню, чтобы совсем не продрогнуть. На некоторых мальчишек и литр пива подействовал опьяняюще. Например, Серёжа полез в костёр, чтобы «согреться». Еле успели подхватить его. Спальные мешки не спасали от холода. Рано утром сквозь дрёму я услышала странное хлюпанье на реке. Только первый луч коснулся палатки, как я выбралась из неё. На костре уже варилась уха. Парни проявили инициативу и опустошили сети вчерашнего рыбака.
Что мне было делать? Если отругать за воровство, то тогда и уху есть не надо. А если похвалить за добытую еду, то значит поощрить подобное поведение. Ох, и сложна эта наука – педагогика!
Утро выдалось ясным. После завтрака двинулись в обратный путь. Как шли мальчишки, я не знаю. Мне же каждый шаг давался с большим трудом. После дождя мокасины «сели» и теперь ноги сводило судорогой. Кое-как доковыляла я до остановки. А ведь ещё надо было делать «хорошую мину при плохой игре» - мальчишки не должны были догадаться о моих проблемах.
 
Поход давно в прошлом. Но как же светло вспоминается этот день. А может это вспоминается не поход, а моя юность?  

© Copyright: Ирина Ковалёва, 2019

Регистрационный номер №0448753

от 4 июня 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0448753 выдан для произведения:
Идём в поход
 
За окном май. В этом году он необычный – днём жарко, а по ночам льёт тёплый, похожий на летний, дождь. Выдалась свободная минутка, и я решила перебрать свои старые фотографии. И первая же натолкнула на воспоминание о давнем походе. С большой фотографии на меня смотрели мои пацаны, тогда первокурсники. Случилось так, что к двадцати пяти годам я получила диплом педагога и была направлена на работу в педучилище, где читала курс педагогики и психологии. По иронии судьбы в первый же год мне дали классное руководство – группу парней. Именно так. Это была первая такая группа за всю историю данного педучилища. Почему она досталась мне – загадка. И для меня в том числе.
Все тридцать парней приехали из села. Город они видели и раньше, но крайне редко. На первых порах не обошлось без казусов. Валеру Фёдорова мальчишки прозвали «Поросёнок». Внешне он имел сходство с этим милым животным – тоже полненький, розовенький, с белыми бровями и ресницами. Однако кличка «приросла» не от внешности. Валера впервые в жизни попробовал жвачку. И так она ему понравилась, что он и спал, не вынимая её изо рта. Ребята увидев, как он похрапывает и при этом смачно жуёт, да ещё и почёсывается, сразу и окрестили товарища.
Как-то мы пришли в больницу на медосмотр, то и тут не обошлось без приключений. Ребята впервые увидели лифт. Вот уж чудо из чудес! Они набились туда, как сельди в банку – восемь человек, и нажали кнопку третьего этажа. Лифт не вынес подобной наглости и встал между первым и вторым этажом. Через пять минут из лифта понеслись крики, переходящие в стоны: «Спасите нас! Мы задыхаемся!» Воздуха уже не хватало. Проще было самому высокому – Олегу, да ещё самому низкому – Мади. Через пятнадцать минут их благополучно освободили. 
Прожив в общежитии только месяц, ребята решили уйти на квартиры. Общее житьё продолжали делить только пятеро из тридцати – самые стойкие.
То, что ребята разошлись по квартирам мне прибавило забот. Теперь они, оправдывая свои опоздания не знанием города, спокойно прогуливали и пару, и две, а иногда и весь учебный день. Сплочённости в группе не было. Единственно в чём моя группа была впереди, так это в прогулах и неуспеваемости. Мы за учебный год не единожды стояли все вместе и перед зав. отделением, и даже перед директором училища. Я, по простоте душевной, выставляла все прогулы, тогда как более опытные классные руководители «засвечивали» пропуски, только подкреплённые справками. А также я каллиграфическим подчерком выставляла в журнал «неуды» т.е. двойки. Знающие педагоги ставили единицы, чтобы потом легко переправлять на четвёрки. Из моих двоек проще всего получались восьмёрки.
         Однако проблески сплочённости в группе появлялись. Правда, чаще в отрицательном смысле. Однажды, когда я вела пару в более старшей группе, ко мне прибежал дежурный:
- Вас там вызывает Ольга Николаевна! – сообщил он мне.
Ольга Николаевна – это медик нашего училища. В данный момент у неё шёл урок именно у моей группы – медицинское дело. Я быстро проследовала за дежурным. В аудитории, где шёл её урок было очень тихо. У доски я заметила растерянную Ольгу Николаевну. Мои пацаны молча взирали на нас. Все стояли.  Я не поняла, что же произошло.
- Вот так они стоят уже десять минут! – прозвучал ответ педагога.
- Что значит «Стоят»? – опять не сообразила я.
- Это значит, что не садятся! – в этот момент на лице Ольги Николаевны отразилось такое отчаяние, что и мне стало не по себе.
- Садитесь! – это я обратилась к мальчишкам.
Однако все стояли, как вкопанные. В голове носились мысли: «Что делать? Как уговорить сесть? А если не послушаются?»
Вслух же я сказала так:
- Если вы сейчас же не сядете, то считайте я с вами больше не работаю! – и вот тут сердце моё застучало в бешенном ритме. Если они не сядут, то мне придётся сдержать слово, а я к ним уже так привязалась…
Я не знаю, как это вышло, но буквально в следующее мгновение вся группа села одновременно, словно они это долго репетировали.
         Вот сталкиваясь со всем этим, я решила, что нет ничего лучше для сплочения группы, как пойти в поход. Сначала идея была озвучена мальчишкам, и они подхватили её. Теперь надо было решить, когда пройдёт поход, сколько надо собрать денег, куда отправимся. Время похода определили быстро – в день последнего экзамена и двинемся. Местный туристический клуб выделил нам и палатки, и спальники, и даже все приспособления для кухни. Сбором денег занялся профсоюзный комитет группы. Продукты решили купить ближе к походу.
         В тот день мне нужно было на рынок. До похода оставались ровно сутки.
Подбить-то к походу я подбила, но не учла того факта, что сама никогда ни в какие походы не ходила. Кроме того, была совершенно не спортивным человеком (в школе всегда освобождалась от физкультуры). В связи с этим в самый последний момент выяснилось, что кроме босоножек и папиных кирзовых сапог надеть мне на ноги нечего. К сожалению, и вечером на рынке я ничего приличного не нашла. Пришлось купить мокасины. Они мне были малость тесноваты. Но, как говориться: «На безрыбье и рак – рыба».  Уже выходя с рынка, я встретила пятерых своих мальчиков. Они шли что-то бурно обсуждая. В руках у Вити – профорга была новая двадцатилитровая канистра.
- Так! И куда это мы направляемся? – мой вопрос для них прозвучал, как гром среди ясного неба. От неожиданности все резко замолчали.
- На рынок ходили! – «оттаял» Витя.
- Позвольте узнать – зачем?
- Отцу вот канистру под бензин купил! – продолжил диалог Витя.
- Канистра – это здорово! – одобрила я заботу о папаше. – А что у нас с продуктами? Завтра уже выходим в поход!
- Успеем купить! – улыбнулся Сергей. Вот тут у меня создалось впечатление, что мальчишки выдохнули. Их что-то напрягало, но пронесло.
- Нет! Так дело не пойдёт! Разворачивайтесь! Всё закупим и тогда я спокойно поеду домой! Деньги, Витя, у тебя? – получив утвердительный ответ, мы вернулись на рынок.
Витя шёл рядом со мной. Отстав от нас шагов на пять плелись оставшиеся четверо ребят. И я вдруг услышала реплику одного из них:
- Говорил же, другой дорогой надо идти!
- Не расстраивайся! Верная у вас дорога – тут же отреагировала я.
- Ни фига у Вас слух! – удивился оратор.
Через полчаса все продукты были закуплены и доставлены мне домой. А назавтра группа отправилась в поход.
         Моя экипировка оставляла желать лучшего. Мокасины оказались несколько маловаты. Спортивный костюм большой – позаимствованный у брата, да к тому же достаточно старый.
Погода не радовала. С утра дул пронзительный холодный ветер. И хоть за окном был конец мая и светило ярко солнце, но создавалось впечатление, что вот-вот выпадет снег. Я уже сто раз закаялась в том, что идём в поход. Теперь эта затея выглядела совсем авантюрной. К тому же мы шли с ночёвкой. «Куда веду детей? Куда плетусь сама?» - думала я, топая чуть прихрамывая, за моими бравыми ребятами. А у них настроение было отменное. Они шутили, прыгали молодыми козликами, задирали друг друга.
Мы сначала ехали за город на автобусе, а потом шли пешком. В полях уже было много цветов. Витя мне подарил необычные чёрные полевые тюльпаны. Меня ни на секунду не оставляли одну. Надо было проходить и по топям, и через маленькие речки. В небольшом леске под ногами земля «играла», как на болоте. Парни уже прошли это место, а мне было страшновато. Ещё не хватало промочить и без того тесную обувь. Мне заботливо подал руку Виталий.
- Ступайте прямо посередине – там твёрдая земля! – и шагнув, как он сказал, я убедилась в верности его слов.
         Постепенно мы вышли на очень живописное место – красивая полянка, усыпанная ранними цветами, находилась в небольшом незамкнутом кольце речки. И хоть речка выглядела, как ручеёк, видно было, что она только на первый взгляд мелкая. В подтверждении моих мыслей, мы увидели на той стороне рыбака, что со знанием дела, устанавливал сети. На речной поверхности то и дело появлялись круги – это маленькие рыбки ловили мошек.
Парни быстро установили палатки и начали играть в волейбол. Только время от времени ко мне подбегал Мади и нетерпеливо спрашивал, когда же мы будем стелить «Достархан». На природе голод даёт о себе знать с удвоенной силой. Мне тоже хотелось скорее перекусить. Но надо было помыть посуду. В этот момент мне стало жаль, что в группе нет девушек – помощницы не помешали бы. Я достала котелки и пошла к речке – мыть их. И только наклонилась над рекой, как перестала слышать какие–либо звуки. Это было настолько удивительно, что я встала и обернулась. Пацаны, которые только что увлечённо играли в волейбол, теперь молча стояли и не сводили с меня глаз. Затем они зашевелились, но ровно до того момента, когда я опять стала мыть казанок. Вся эта история длилась до тех пор, пока вся посуда не была перемыта. Озадаченная подобным поведением мальчишек, я ушла за деревья и стала себя оглядывать – что же их так привлекло в моём внешнем виде? «Неужели в костюме есть дырка?» - думала я и тщательно осматривала себя. Не найдя ничего дурного, я вышла из укрытия.
         Ужин у нас получился просто царский: вкусный рассольник, сваренный на костре, четвертинка курочки каждому, чай с пряниками и конфетами.
Насытившись мальчишки лежали тут же – у костра.
- У нас сегодня ужин был как у Кота Базилио и Лисы Алисы! – сообщил всем Серёжа. – А завтрак будет, как у Буратино… - три корочки хлеба!
Все тут же рассмеялись. Но мальчишка был прав. Сегодня мы съели почти всё.
«Ничего страшного! Есть ещё несколько баночек тушёнки, и картошка!» - подумала я.
          Становилось всё прохладнее. Заморосил мелкий дождь больше похожий на колючий снежок. Пацаны разбрелись по палаткам. Каждая палатка была рассчитана на четверых. Мне поставили отдельную. Но сидеть в ней в такой холод в гордом одиночестве не очень хотелось. В одной из палаток зазвучала гитара. Это наш Вася. Он отлично играл, где повторяя известные песни, где сочиняя свои. Конечно, я оказалась именно в этой палатке. Потом Вася вышел. Мы разговаривали с Андреем. У парня первая любовь, и как выяснилось, не очень удачная. Затем вернулся Вася, а Андрей сказал, что теперь надо подышать и ему. Вася снова играл, а я слушала великолепные мелодии. Расчувствовавшись я не заметила, как снова Вася вышел, но его место вновь занял Андрей. И вот тут я заметила неладное – парень сильно близко наклонился ко мне. Затем, будто что-то вспомнив, резко отпрянул.
- Так! Ну-ка ещё дыхни! – грозно обратилась к нему я
Андрей молчал и не шевелился.
- Рассказывай, где и что пили! – моему возмущению просто не было предела.
- В соседней палатке – признался Андрей.
- Что пили, спрашиваю я тебя!?
- Пиво!
И вот тут картинка стала вырисовываться. Как говориться: «Пазл сошёлся!» Они тайком пронесли ту самую канистру с пивом. Чтобы я не «утонула» в луже, они утопили её и советовали мне куда наступать. А когда я мыла посуду, эта же канистра охлаждалась в реке, ровно в метре от меня. Вот и вызвала я оторопь у тех, кто сдавал на пиво.
- А если бы Вы увидели канистру, то что бы Вы сделали? – поинтересовался Андрей, когда понял, что гроза более ли менее миновала.
- Вылила бы! – почти без раздумий ответила я.
- Вот мы этого и боялись! – подытожил разговор Андрей.
          Потом была холодная ночь и пляски у костра. Мы жались к огню, чтобы совсем не продрогнуть. На некоторых мальчишек и литр пива подействовал опьяняюще. Например, Серёжа полез в костёр, чтобы «согреться». Еле успели подхватить его. Спальные мешки не спасали от холода. Рано утром сквозь дрёму я услышала странное хлюпанье на реке. Только первый луч коснулся палатки, как я выбралась из неё. На костре уже варилась уха. Парни проявили инициативу и опустошили сети вчерашнего рыбака.
Что мне было делать? Если отругать за воровство, то тогда и уху есть не надо. А если похвалить за добытую еду, то значит поощрить подобное поведение. Ох, и сложна эта наука – педагогика!
Днём стало жарко. Все позавтракали и двинулись в обратный путь. Как шли мальчишки, я не знаю. Мне же каждый шаг давался с большим трудом. После дождя мокасины «сели» и теперь ноги сводило судорогой. Кое-как доковыляла я до остановки. А ведь ещё надо было делать «хорошую мину при плохой игре» - мальчишки не должны были догадаться о моих проблемах.
 
Поход давно в прошлом. Но как же светло вспоминается этот день. А может это вспоминается не поход, а моя юность?  

 
Рейтинг: +7 284 просмотра
Комментарии (8)
Александр Джад # 5 июня 2019 в 07:25 +5
Очень миленько. Прочитал с интернетом. Удачи автору!
Владимир Перваков # 5 июня 2019 в 13:07 +7
Хороший рассказ.
Жаль, что раньше уже читал его, всё почти помню!
Чемпионат Парнаса по прозе # 5 июня 2019 в 13:30 +5
Владимир, заступлюсь за автора. Все рассказы проверяю. Этот тоже. Нигде ранее он не печатался. Просто, возможно, Вы читали что-то подобное.
Татьяна Белая # 6 июня 2019 в 10:41 +6
Хорошо, когда в душе остаются такие добрые воспоминания. Автору удачи. smayliki-prazdniki-34
Тая Кузмина # 6 июня 2019 в 18:52 +4
Понравился рассказ. Читать было приятно и интересно! Юность, конечно, вспоминается и походы тоже.

rose
Карим Азизов # 7 июня 2019 в 18:36 +3
Написано в целом неплохо, читается легко. Правда, некоторые стилистические ошибки смазывают впечатление:
«Сначала идея была озвучена мальчишкам и они подхватили её» - подхватить можно идею другого, но не свою.
«Днём стало жарко. Все позавтракали…» - завтракают обычно с утра, а здесь, скорее, пообедали.
«закаялась» - не литературная форма, лучше – «покаялась».
«Достархан» - здесь не нужны кавычки и заглавная буква.
Есть и орфографические ошибки.
Валентина Карпова # 13 июня 2019 в 21:13 +2
как-то, на мой взгляд, слишком схематично, что ли... вне эмоций...
Удачи в конкурсе! emotions-5
Сергей Шевцов # 22 июня 2019 в 15:09 +2
Приключение - это захватывающее происшествие, чего я здесь и не увидел. Всё слишком банально и стереотипно.