Загадка старого дома

4 августа 2014 - Елена Можарова
article230598.jpg
 
В основу рассказа положены реальные события. Все имена изменены.
                                  (сокращённый вариант)
 

Наконец-то Сергей  приехал в  родное село. Так давно рвался сюда, но дела, заботы заставляли откладывать поездку на родину. Подходил очередной отпуск, а жизнь вносила свои коррективы в его планы. Ему очень хотелось отогреться душой в родном краю. 
Он шёл узкой улочкой и не мог надышаться этим знакомым с детства воздухом -  пахло спелыми яблоками и свежескошенной травой,  дурманящие ароматы витали в воздухе. Сердце тоскливо сжималось. Дома, казавшиеся раньше большими, теперь выглядели маленькими и неказистыми. Вот и родной дом показался, маленький, аккуратный, словно  игрушечка. 
Ещё на крыльце Сергей почувствовал запах свежеиспечённой сдобы -  мать готовилась к приезду сына. Веранда была увешана связками лука и чеснока. На стене напротив окна висели берёзовые веники. В доме было уютно и светло. Стол, накрытый к приезду гостя, радовал глаз своим изобилием: горячая картошечка, политая маслом, солёные помидоры, огурчики, грибочки, тонкие кружочки домашней колбаски. Запотевший графин с прозрачной и недвусмысленной жидкостью завершал картину. 
Сын прижал к груди мать, самую любимую женщину на свете, такую маленькую и беззащитную. Она украдкой смахнула набежавшую слезу. Отец крепко обнял сына. Долгожданная встреча взволновала всех. За столом волнение постепенно улеглось. Расспросам не было конца. Родителям хотелось всё знать о жизни сына. А Сергею не терпелось узнать о судьбах тех, кто был ему когда-то дорог. Сверстники сына разлетелись по белу свету, обзавелись семьями, ушли с головой в дела. 
- Мама, а что с Василием стало? Он – то где теперь?
- Был женат! Такая свадьба была – всё село гуляло! Что ж ты не приехал к другу своему закадычному?
- Да так вышло! Дела! А почему был  женат? 
- После свадьбы молодые подались в город. Примерно с год назад приехал обратно. Только без жены.
- Почему один?
- А то ты Василия не знаешь! Помалкивает! Никто ничего не добился!
- Тёмная история, - заметил до этого молчавший отец.
- Ну, тоже скажешь тёмная! Разошлись и все дела! - немного сердито возразила мама.
- Так он теперь здесь живёт? - уточнил сын. 
-Здесь! Продал родительский дом и купил развалюху на самом краю села! -  покачала головой мать, осуждая подобный глупый поступок. 
-Василий- хозяин! В порядок дом привёл,- возразил ей отец. 
Сергей в этот вечер был переполнен впечатлениями и, даже захмелев, никак не мог уснуть. Он вспоминал счастливые годы детства и юности, ушедшие безвозвратно.
С Васькой они жили по соседству. Мальчишка в рыжих конопушках, обильно усыпавших его лицо, был предметом насмешек ребят. С детства он был замкнут и молчалив. Единственный его другом стал Сергей, но и он не всегда был в курсе всего, что происходило в душе Василия. В школе за одной партой они просидели первые несколько лет. С устными предметами у Василия, в отличие от Сергея, были проблемы, но за контрольные, где было время подумать, получал неплохие оценки. В классе появилась новенькая, когда Сергей из-за болезни не посещал школу, и её временно посадили с Василием. Вероникой звали тихую, рассудительную девочку. С той поры они не разлучались. Эта девочка сумела рассмотреть в самом скрытном мальчике класса сильного и нежного, а главное, преданного друга. Вероника старалась подтянуть Василия в учёбе, часто просто давала списывать. Многие учителя знали и закрывали на это глаза.
Однажды в школе появилась новая учительница, непреклонная и полная амбиций. Её предмет, химия, и в самом был не из лёгких. Она демонстрировала своё знание предмета и не потакала лентяям. На первой же контрольной молодой преподаватель «застукал» Василия, списывающего у Вероники. Нервы молодой учительницы, не имевшей большого опыта, не выдержали. Она устроила разборку, грозя двойками обоим. Вероника встала на защиту друга 
- Ставьте что хотите! Мы не против! Откуда Вы знаете кто и на что способен из нас?! Возможно, Василий и не справляется с химией, но в другом он Вас превосходит! 
Все просто ошарашены были такой отвагой со стороны хрупкой девушки и не задумались над её словами. Позднее и неожиданно для всех ярко проявился талант Василия. Шёл урок рисования. Заданием было нарисовать натюрморт - глиняный кувшин на фоне однотонного платка. Нудное и неинтересное занятие для многих в классе. Учитель, просматривая законченные работы, буквально замер над одной. Прочёл фамилию ученика и его брови поползли вверх. В классе наступила гробовая тишина. Все поняли особую важность момента. Учитель оглядел класс, остановив взгляд на Василии, торжествующе сказал: «Не ожидал! Честно, совсем не ожидал!» С тех пор его работы часто отправлялись на всевозможные конкурсы, и часто занимали призовые места. Так определился выбор будущей профессии близкого друга Сергея.
Все школьные годы эта троица была неразлучна - учёба, совместные прогулки. На глазах Сергея нежная и тёплая дружба подростков переросла в более сильное чувство. Василий возмужал, окреп. Вероника превратилась в стройную симпатичную девушку. Они хорошо смотрелись рядом. От них веяло гармонией и покоем. Никогда между ними не было ссор и непонимания. Сергей по-доброму завидовал другу. Сам он о девушках почти не думал. Все его мысли были устремлены в будущее. Заветная мечта одолевала его и он сделал всё для её осуществления. Теперь он известный в городе хирург, уважаемый человек и добрый семьянин.
Вероника после школы выбрала профессию экономиста. Часто она говорила, что математика – это настолько красивая наука, что ей доставляет удовольствие окунаться в мир цифр. Пути друзей разошлись, как это обычно бывает. Связь была утеряна. 
Не терпелось Сергею увидеть друга, поговорить с ним. Ночь растянулась до бесконечности. Казалось, даже кукушка в ходиках лениво куковала, часы замедляли свой ход.
 
                                                                               - Встреча –
Было раннее утро. Сергей вышел во двор. Повеяло приятной  утренней прохладой, но солнечные лучи уже набирали силу. Стало понятно - занимается знойный день. Мужчина немного волновался, предвкушая встречу с другом, поэтому и завтрак получился несколько скомканным. Он шёл в сторону избушки, о которой говорили родители.  Калитка скрипнула, впуская нежданного гостя. В будке лениво заворчала собака, но так и не показалась. Сергей постучал и, не услышав отзыва, вошёл. 
В сенях царил классический беспорядок. Вперемежку лежали вёдра с тазами, какие–то доски, куски фанеры. На столе рассыпаны яблоки с  облепиховыми веточками. «Прямо натюрморт» - подумал Сергей. На стукнул во входную дверь- снова тишина в ответ. Толкнув дверь, вошёл. Картинка, открывшаяся взору, говорила о том, что женская нога здесь не ступала. Не было того неуловимого ощущения уюта, что лёгкими и подчас незаметными штрихами создаёт в доме женщина — ажурные занавески или яркая скатерть на столе, тёплый половичок или керамическая статуэтка на полочке. В доме Василия не чувствовалось устроенности и заботы.
Дом был пуст. Казалось, хозяин недавно вышел. Горячий чайник и стакан с недопитым чаем доказывали это. Дом  внутри показался более вместительным, чем снаружи. Взору открывалась комната, которую использовали как столовую и гостиную. Мебели здесь было мало: платяной шкаф старинной работы с зеркалом,  помутневшим от времени; стол; табуретка; длинная деревянная лавка у окна. Гостей, по всей видимости, встречали редко. Кухонька была так мала, что могла вместить только одного человека. Её украшением служили буфет ещё дедовской поры и газовая плита с двумя конфорками, как единственное напоминание о прогрессе. 
Небольшая дверь вела в маленькую комнатку, которая выглядела жильём аскета - тумбочка, стул и кровать, наспех заправленная. Но столик у окна говорил о том, что здесь живёт художник. На нём лежали краски, кисти, листы с набросками работ. 
Сергей заглянул в комнату справа. Она была чуть большего размера предыдущей. Там стоял диванчик и пара кресел. На тумбочке возвышался телевизор. Но, судя по паутине, что украшала экран, было понятно,  сколь редко пользовались его услугами. Из окна открывался живописный вид на реку, луг, раскинувшийся за ней. Дальний лес манил зеленью к себе. Казалось, что всё это совсем рядом, но так только казалось...
Дом выглядел бы почти нежилым, если бы его стены не украшали картины разных размеров и форм, подчинённые только одной тематике. На всех картинах была изображена... Вероника. Черты её лица были где-то размыты, где-то очень чётко выписаны. Раз взглянув, трудно было забыть  это лицо. Особенно удивительны были глаза. Василию удалось передать и романтизм, и скромность, и одухотворённость той, что была изображена на портретах с такой любовью. Было странным и необъяснимым то, что возлюбленная художника присутствовала здесь только на портретах.
Сергей решил пройтись  к реке. День дышал зноем, но от реки веяло прохладой. На небольшой лавочке у самой воды сидел человек, глубоко задумавшийся и не обращающий внимания на подошедшего. Это был Василий. Радость мелькнула в их глазах, когда их взгляды встретились. Они обменялись крепкими рукопожатием. Помолчали немного, как бы собираясь с мыслями. Молчание нарушил Сергей:
- Как живёшь, друг?
-Живу. Что мне сделается? Вот тебя что–то давненько не было.
-Дела... Так давно хотелось вырваться, но всегда находилось что–то, что заставляло менять планы. А в этом году плюнул на всё и приехал! Все дела не переделаешь!
-Ты, я слышал, стал известным врачом! Поздравляю!
-Так и ты, насколько я знаю, не в тени! Видел уже не одну твою выставку. Правда, года два назад- последнюю. Даже за границей про твои работы знают. Вася, а как Вероника? Где она?
- Вероника? - переспросил Василий и задумался. - Вероника ушла! – тяжело вздохнув, ответил он. 
-Почему? Что случилось? – не унимался Сергей.
-Серый! Давай сменим тему! Не хочу я об этом! – почти с мольбой в голосе сказал Василий.
- Как скажешь, - согласился Сергей.
Да и что он мог сказать ещё? Друг, всегда молчаливый и недоступный, и сейчас был верен себе. Он, как раковина – жемчужница, закрывался сразу, как только чувствовал чьё-либо проникновение в личное пространство. 
Сергею очень хотелось узнать о судьбе Вероники. Да, кроме Василия, и узнать-то было не у кого.  Они ещё немного поговорили. Вчерашнее желание вспоминать о юности быстро растаяло и развеялось, как лёгкий предутренний туман. Помолчав немного, Сергей поднялся и, сославшись на несуществующие дела, распрощался. Василий, казалось, даже был рад тому, что снова остаётся один. 
Чутким взглядом мать сразу определила состояние сына, вернувшегося домой. А отец просто похлопал по плечу, как бы говоря «Всё бывает, сынок». 
- Напрасно сходил, - то ли спросила, то ли констатировала мать.
-Не говорит ничего о себе, - вздохнул сын.
-Не только ты пытался его разговорить! Я думала, что именно тебе он сможет открыться! Сынок, ты не переживай, время надо, чтобы он снова поверил тебе! Лет–то сколько прошло! Вдруг ты уже изменился?! 
-Права мать! - кивнул отец. - Поживи у нас. Ты ведь не торопишься обратно? А там и Василий оттает рядом с тобой! 
-Я не тороплюсь! Побуду ещё! Целый отпуск впереди!
Мать облегчённо вздохнула, ощутив несказанную  радость от его ответа.
 

                                                                         - Событие -

Сергей помогал родителям по хозяйству. Часто навещал друга. Василий хоть и не стал более разговорчивым, но уже встречал его более радушно. Они теперь, как прежде, разговаривали,  шутили, вспоминали  былые детские шалости. Как только разговор заходил о Веронике, тут  же Василий замыкался и  уходил в себя. Всем своим видом и поведением  говоря: «Я просил тебя – не трогай эту тему! Нарушаешь правило- уходи! Мне не о чем больше говорить с тобой!» Сергею с виноватым видом покидал дом друга. 
Но однажды произошло событие, многое изменившее. Началось всё банально просто. Артисты, проезжающие через село, вынуждены были в нём заночевать. Людей распределяли на постой. Так как Василий жил один, то председатель сельсовета обратился и к нему с просьбой взять человека. Тот не отказал, заметил только, что не очень удобно будет тому, кто останется у него. К Василию определили на ночь сразу двоих. Одному актёру было уже больше пятидесяти лет, а  второй был его моложе чуть не в два раза. 
После ужина молодого актёра хозяин отправил на сеновал, благо ночи стояли тёплые. Пожилого положил в комнате, где окно было с видом на реку. 
Тихая и спокойная ночь была прервана дикими криками постояльца. Он то нечленораздельно мычал, то таращил глаза на все вопросы сбежавшихся людей. Никаких телесных повреждений у мужчины не было, а вот психика оставляла желать лучшего. Ему дали успокоительное и вызвали «скорую» из города. Участковый приступил к допросу свидетелей. Ни от молодого актёра, ни от Василия он ничего  толком не добился. По их словам выходило, что вечером вместе поужинали и легли спать. Всё в доме было спокойно, пока их не разбудили душераздирающие крики.
На следующий день сообщили из города, что актёр умер от обширного инфаркта. По заключению патологоанатома выходило, что спровоцировал инфаркт страх. Что–то сильно напугало этого человека. Василий предположил, что тому могло просто что–то присниться. Так как других объективных доводов не намечалось, остановились на этом. Других версий не было, ведь даже толком встать рядом с окном невозможно – там буквально через полметра начинается обрыв. Чтобы ночью кто–то рискнул жизнью ради шутки,  верилось с трудом.
 
                                                                          - Предсказание -

Василий был наедине со своими мыслями. Вновь и вновь он возвращался в прошлое, которое его не отпускало...
Вероника часто задумывалась о существовании Судьбы. Если бы их семья не приехала в это село, то и не встретила она своего единственного и неповторимого Василька. Каждый раз, где бы не была на работе  или дома, думала о нем. Он был тем человеком, при мысли о котором, у неё светлело на душе. После нескольких лет напрасных ожиданий, они узнали, что их надежды  были не напрасны – в семье появятся сразу и мальчик, и девочка. Теперь Вероника   особенно сильно чувствовала, как муж бережёт её. Более заботливого и любящего спутника жизни вряд ли она могла ещё встретить. 
В этот субботний день  Вероника была дома одна. Кимоно скрывало её округлившиеся формы, даже намёка не было на её непростое положение. К тому же , оно совершенно не сковывал движений. Женщина занялась привычной домашней работой.  Муж уехал ненадолго и вот-вот должен был вернуться. Ей доставляло огромную радость  встречать его, заботиться о нём, видеть, как он с удовольствием ест всё, что она приготовила. Им нравилось много времени проводить вместе.
Её мысли были прерваны звонком в дверь. На пороге стояла цыганка, держа  за руку  чумазого цыганёнка. 
- Дорогая, позолоти ручку! – цепкий взгляд цыганки скользнул по фигуре Вероники. Она усмехнулась едва заметно, только уголками губ. 
- Да у меня нет ничего в доме! – смущённо сказала Вероника. Она даже покраснела, потому что денег в данный момент почти не было, а продукты привезёт Василёк. Отказывать  всегда  неудобно. 
- А может, поищешь?!- цыганка нагло прошмыгнула в квартиру.
Веронике стало не по себе от пронизывающего взгляда незваной гостьи. Пока они стояли в коридоре, мальчуган юркнул в зал и выскочил оттуда, держа в руке золотое колечко. Его подарил Василий жене на день рождения. 
-Зачем ты взял? Отдай немедленно! – Вероника протянула руку за кольцом.
- Тебе жалко медяшки для бедных людей? – возмутилась цыганка.
- Какая же это медяшка?  Это подарок мужа!
- У тебя и муж есть? – удивлённо протянула гостья. - Отдай кольцо, - велела она цыганёнку. – Тётя нам другое что–нибудь даст!
- Ничего не дам, - обиженно произнесла Вероника, забирая кольцо у мальчишки. 
- Ласковый муж, спокойный дом, три сердца в одном… - забормотала цыганка. - А ты знаешь, что на тебе порча? – сердито продолжила гадалка уже достаточно громко и  внятно.
- Глупости! Я не верю в это! – отбивалась Вероника, но  сердце сжалось от подступившего страха.
- Если отдашь кольцо – сниму порчу! – 
- Нет, не отдам! Это подарок любимого! – твёрдо  отказала женщина. 
- Хорошо! Я  уйду! Но помни – будешь души ты губить в час, когда самой не быть! – почти скороговоркой, но внятно произнесла цыганка,  твёрдо глядя совершенно чёрными глазами в глаза Вероники. Сказала, как плюнула, и пошла.  Молодая женщина была озадачена словами, сказанными цыганкой, молча смотрела ей в след. Та, не оборачиваясь, громко произнесла:
- Двоих ждёшь – ни одного не дождёшься!
Вероника резко закрыла дверь. Былое хорошее настроение улетучилось в миг. Присела на диван и не могла вздохнуть, так  всё сдавило  в груди. Ком застрял в горле. Она не смогла даже заплакать. 
К обеду приехал Василёк. Он шумно вошёл в дом, источая нежность и  ласку к любимой. С первого мгновения по мимолётной тени на лице жены он понял, что произошло что–то неприятное. Он посадил себе на колени жену, крепко прижал её к себе и стал покачивать, как маленькую девочку. Та уютно устроилась в его сильных и нежных руках. Его жаркие поцелуи заставляли  забыть обо всём. 
-Вероничка, что–то случилось? Скажи, лапушка! Не держи в себе! – Василий прекрасно знал характер жены – всё плохое скрывать от него и вообще ото всех. 
Она быстро успокоилась в его объятьях..
-Родной! Пустяки! Пойдём,  покушаешь. Я так ждала тебя! – сказала она, отогнав в сторону плохие воспоминания.
-Хорошо! – уступил, но не отступил Василий. Он решил продолжить расспросы. Не устояв, Вероника ему всё рассказала. Теперь ей казалось случившееся происшествие таким незначительным. Она уже с улыбкой пересказала всё дословно, посмеиваясь над своими страхами. Василий поцеловал  жену и хоть улыбался, но эта история произвела на него гнетущее впечатление. Как будто кто–то плеснул чёрной краской по завершённой работе. Это неприятное чувство долго не оставляло его. Он успокаивал жену, сам же тревожился за неё очень сильно. В словах цыганки чувствовалась двусмысленность и злость. Его ненаглядная Вероничка не заслужила такого обращения. Василий очень жалел, что оставил жену одну. Будь он здесь, ничего такого не случилось бы… 


                                                                                  - Загадка -
Стук в дверь заставил Василия вынырнуть из глубин своих воспоминаний. Возвращаться в реальность так не хотелось. На пороге стоял вчерашний ночной гость, что спал на сеновале. Он сообщил, что в связи с произошедшими событиями труппа не может ехать дальше  и вынуждена пока остаться здесь. 
-Хорошо! А я тут при чём? – недовольно спросил Василий. Ему совсем не хотелось посвящать свой досуг постороннему даже на минуту, не то что на весь вечер.
- Можно я у тебя переночую? – словно не замечая недовольство хозяина,  спросил парень. 
- Негде что ли больше? – всё ещё сопротивлялся Василий.
- Не берут нигде, - ответил навязчивый гость.
- Тогда снова на сеновале переночуешь! – приказным тоном сообщил хозяин.
- Друг, а можно в доме? Страшновато мне там и холодно! – с мольбой произнёс тот.
- Твой коллега здесь испугался чего–то, - напомнил Василий парню. 
-Да ему приснилось что-то не то. И сердце давно у него побаливало, – миролюбиво уговаривал он хозяина. 
-Ладно, ночуй! – вынужден был согласиться Василий. 
Наскоро поужинав, разошлись по комнатам. Гость, утомлённый переживаниями прошедших суток, под действием возлияний алкоголя, быстро уснул, оглашая комнату звучным храпом. Под утро, около пяти  он затих, его храпа больше не было слышно. 
Утром Василий обнаружил актёра в состоянии невменяемости. Его безумный взгляд был устремлён в сторону окна. Он издавал звуки, но кроме сипения ничего не различалось. Мертвенная бледность заливала его лицо. Василий, увидев эту картину, тяжело вздохнул, и отправился за врачом. Парня пытались привести в себя, но ничего не получалось. Он вёл себя неадекватно, как буйно – помешанный. Снова участковый устроил допрос с пристрастием, который ничего не дал. В комнате всё было прибрано. Следов насилия на теле и борьбы не обнаружено. Окно было закрыто на шпингалет. Значит, никто не проникал сюда. В этой комнате произошло два загадочных трагических случая, объяснения которым не находилось.
Сергей долго размышлял и анализировал. Сомнение хоть мучило его, он был уверен, что именно Василий знает причину произошедшего, но по какой-то неведомой причине скрывает истину. Попытка разговорить друга ничего не дала. Он повторял скупо и сжато тоже самое, что и в предыдущий раз. 


                                                             - Проклятый дом -


С момента последнего непонятного события прошло больше недели. Сергей каждый день наведывался к другу, пытаясь всё же понять картину происшествия. Было это случайностью, совпадением или всё  же   злой умысел. Василий вёл обычные разговоры и ни словом не вспоминал про то, что произошло. Однажды вечером Сергей попытался его выспросить побольше.
-Вась, а те актёры, что у тебя ночевали, раньше не приезжали сюда?
-Нет, я здесь их  видел впервые – ответил Василий 
- Может, они что интересное рассказывали?
- Да мы и не говорили толком!
Уж чему–чему,  а вот этому Сергей совсем не удивился. Молчать – обычная манера друга. 
-Слушай, а в городе вы с Вероникой где жили? – резко перевёл разговор Сергей.
-В квартире дядьки что на Севере – нехотя ответил Василий
- И как вам там жилось? – не унимался Сергей, надеясь, что друг ответит на его вопрос машинально..
- Пойду - ка,   я воды принесу – резко ушёл от разговора в сторону Василий. И так стрельнул взглядом в Сергея, что тот понял – ещё слово, и придётся уйти. 
«Что же это происходит?», - не переставая,  думал Сергей. Он чувствовал, что Василий явно что–то не договаривает. И эта тайна связана напрямую с исчезновением Вероники. По своим каналам он пытался выяснить, где она и что с ней. Однако пока ответа не было. Настойчиво продолжал навещать друга, не теряя надежды, что тот доверится ему.
Так случилось, что в один из дней в доме Василия объявился гость, бывший одноклассник заглянул на огонёк. Они неплохо провели время втроём. Вспоминали школьные годы. В разговоре часто звучало «А помнишь?!» Вечерело.
Юра говорил после каждого возлияния  всё более развязно.
- Друг, а что ты один? – Сергей насторожился в ожидании ответа хозяина.
- Так получилось! – ответил Василий.
- А я всегда говорил, что не пара тебе эта тихоня! Во всех тихонях живут стервы! Давай выпьем за свободу! За мужскую свободу! – и Юра не глядя на хозяина влил в себя очередную рюмку.
Сергей видел, как посерело от гнева лицо Василия, и он только жутким усилием воли сдержался, чтобы не врезать нахалу.
- Вась, приютишь? –  как ни в чём не бывало, спросил Юрий.
- Юра, а что бы тебе не переночевать у Серого? – задал ответный вопрос Василий
- Да ну! Там родители, а мы здесь с тобой вдвоём! Ещё посидим, поговорим за жизнь!
- Юра, ты пойми, у меня тебе будет плохо – гнул свою линию хозяин дома..
- Друг! Одну ночь я всё же у тебя! – по–пьяному развязно заявил одноклассник.
- Ну,   я тебя предупредил! – в сердцах произнёс Василий. 
От Сергея не укрылась ни одна интонация их разговора. Когда Василий вышел его проводить, то он вернулся к теме ночёвки. 
-Вась, хочешь, уведу его куда–нибудь! Ты только скажи! 
-Уведи, если сможешь! – сказал друг.
Они вернулись в дом. Их удивлению не было предела. Юра, совсем по–хозяйски, определил себя в маленькой комнатке с видом на реку. Он громко похрапывал, завернувшись в одеяло. «Вот это наглость!», - только и смог подумать Сергей. Попытки разбудить нахала, и выпроводить не увенчались успехом. На Василия было больно смотреть. У него на лице было написано,  до какой степени ему это неприятно.  Сергей  молча,  вышел из дома. Почему–то сильно сдавило сердце, как от предчувствия чего–то неизбежного и страшного. 
Ночь его мучали кошмары. Рано утром, едва забрезжило, Сергей уже был на ногах. Только, как выяснилось, он всё равно опоздал... У дома Василия уже толпились люди. Со слов участкового случилась непоправимое - утром Василий нашёл своего одноклассника мёртвым. Тот лежал на спине, устремив остекленевшие глаза в окно. Его  лицо было искажено гримасой ужаса. В комнате, как, и в первых двух случаях, не было никаких видимых изменений, а под окном ни одного следа. Василий сидел на табуретке и смотрел невидящим взглядом куда–то в сторону. Разговаривать с ним было бесполезно. Увидев Сергея,  он произнёс очень тихо, одними губами, единственную фразу: «Я ведь просил тебя!» О чём он просил,  понял только Сергей и теперь ещё больше убедился в том, что события этого дома напрямую и тесно связаны с Василием. А по селу поползли слухи о проклятом доме. 

                                       
                                                                                   - Явь -

Сколько уже передумано всего, сколько ночей проведено без сна. Вот и сегодня Сергей мучительно думал,  как понять суть вещей, что не поддавались объяснению. Один вывод всё же он сделал и теперь, встав с утра пораньше, стал готовиться к осуществлению задуманной авантюры. Когда завтрак подходил к концу, он заговорил с матерью о своих планах.
- Мам, ты не будешь против, если я сделаю ремонт в своей комнате? – спросил он. 
- Сынок, да вроде там всё чисто! – удивилась мать. 
- Мама, просто поменять кое-что хочу. 
- Ну ладно! Надо, так надо! – уступила мать.
Сергей приступил к первой части своего плана. Он обратился к Василию с просьбой помочь в ремонте. Получив доходчивую консультацию, закупив материалы, освободил комнату от мебели и начал ремонтные работы. Сергей очень хорошо понимал, что мать не совсем довольна его деятельностью и даже немного обижена, но до поры, до времени надо было держать в тайне свою задумку. Он настоял, чтоб родители, пока не выветрится запах краски, пожили в летней кухне. Конечно, они уступили. Чего не сделаешь ради любимого сына. 
Настала пора осуществить вторую часть плана. Вечером, одурев от краски, он отправился к другу. Предстоял очень непростой разговор.
- Вась, я к тебе с огромной просьбой! – начал он сразу с порога. - Пусти пару ночей переночевать! – почти без перерыва продолжил Сергей. Ответ Василия был предсказуем:
- Серый, я тебе не советую ночевать у меня!
- Друг, правда негде больше! У меня ремонт, сам знаешь! Родителей уговорил уйти в летнюю кухню, а самому некуда, - его слова звучали достаточно убедительно.
-Ты ведь слышал,  что говорят в селе про мой дом?! -   
- Да глупость это всё! Я не верю! – убеждал Сергей друга. Ему во что бы то ни стало, надо было переночевать у Василия! Ремонт   для этого  и затевался.
-Серый,  если больше негде, то на сеновале места полно – ночуй там! – уступил Василий.
- Вася, ну ты ведь помнишь, что я – врач! А мы – врачи, жутко боимся инфекций! А где их больше всего? Верно! На сеновале! – вроде бы шуткой ответил Сергей. 
-И где бы ты тогда хотел ночевать? – упавшим голосом спросил Василий. Он очень хорошо и давно понял к чему вся эта "артподготовка". Ох, как трудно отказать другу!  
-Тебе решать! – великодушно сообщил Сергей. 
- Тогда ты ляжешь в моей комнате, а я в гостевой, - решительно ответил Василий. 
Вечер тянулся на удивление долго. Они почти не разговаривали. Каждый был погружён в свои мысли. Василий мучительно думал о том, что Сергей о чём–то догадывается, и не хотел навредить другу, но и изменить ничего не мог. Его друг понимал, что предстоит непростая ночь и, возможно, потребуются все его силы, чтобы противостоять тому, с чем он столкнётся  уже очень скоро. Сергей догадался давно, что здесь что-то не так и эту загадку ему предстояло разгадать этой ночью. Жаль, что друг просчитал его ходы, и не разрешил лечь в комнате с видом на реку. Значит, придётся ночью посетить эту комнату  без согласия  на то хозяина. 
Ночь опустилась на село. Только неутомимые цикады нарушали  тишину. Друзья разошлись по комнатам и легли. Трудный день давал о себе знать, и Сергея затягивало в глубокий сон. Что есть силы он старался бороться со сном, но всё–таки заснул на какое–то время. Проснулся, как от толчка, встал и осторожно пошёл в сторону комнаты, где спал Василий. «Если что,  скажу, что не спится», - про себя подумал он. Дверь в комнату была чуть приоткрыта, и   он заглянул внутрь. Сначала ничего не привлекло его внимания. Когда же его взгляд остановился на окне,  Сергей застыл в немом ужасе. Волосы на голове зашевелились. Тело, скованное мгновенно страхом,  била нервная дрожь. В окне стояла... Вероника. Одежда её и волосы развевались на ветру.. Она приближалась, расстояние между ней и Сергеем стремительно сокращалось. Её глаза были наполнены страданием и тоской. Рот немного приоткрыт и казалось, что она хочет что-то сказать. Он ясно и чётко видел её - это не могло быть плодом его фантазии. Но в,  то же время, его разгорячённый мозг осенила страшная догадка - это существо не может быть из крови и плоти. Этот эфемерный образ - не Вероника. Она... давно мертва. Ужас  сжал сердце и парализовал тело Сергея. Не понимая до конца сути происходящего,  мужчина с грохотом упал на пол. 
Сколько был без сознания- не знал. Пришёл в себя под причитания Василия.
 - Серый! Ну, я ведь просил тебя! Ну,  говорил ведь – не надо тебе сюда приходить! Особенно ночью! Ты ведь не слушаешься! Зачем попёрся в эту  комнату? Кто тебя звал? – почти плача, приговаривал Василий, обтирая влажным полотенцем горячий лоб Сергея.
- Что это было? – только и смог выдавить из себя Сергей. 
-Ночью – то? – уточнил Василий. – Ну,  кошмар тебе приснился, как всем в этом доме! – попытался сбить его с толку хозяин. 
-Василий! Расскажи мне всё! – потребовал Сергей, - Ради нашей дружбы расскажи! 
Василий долго сидел, молча. Возможно,  он подбирал слова, возможно, просто вспоминал. - Хорошо! Я расскажу тебе всё.
«Как мы с Вероникой любили друг друга, ты и сам знаешь! Я боялся расплескать это чувство! Она была той единственной,  о которой многие всю жизнь только мечтают. А мне довелось её найти! Я за это благодарен Судьбе! Не буду тебе рассказывать о нашей жизни! Тяжело вспоминать. Скажу одно – больше я не буду никогда так счастлив, как был с ней! 
Сергей слушал, затаив дыхание, а Василий продолжал:
- У нас всё складывалось хорошо. Выяснилось, что моя ненаглядная ждёт двойню - мальчика и девочку. Мы  были на седьмом небе от счастья. В те дни работалось, как никогда. Я был на подъёме. Однажды мне  пришлось уйти в субботний день на работу. Произошло незначительное, на первый взгляд,  событие – в дом явилась цыганка. После этого посещения и загрустила моя лапушка. Наговорила та ей всякую ерунду, а Вероничка серьёзно к этому отнеслась. Хоть отшучивалась и успокаивала меня, но я видел, сама не забывает о том, что было сказано. Исчезла беззаботность. Вроде нагнетала сама себя. Случилось как–то, мы ночью увидели один и тот же страшный сон. Ты представляешь, оба!!! Мы видели аварию - я со стороны, а она вроде сама была в ней. Про свой сон я ничего ей не сказал, а она мне его в подробностях пересказала. Ужасу моему предела не было. С той поры и меня заклинило на непонятной тревоге. Как потом выяснилось -  не напрасно. Не было дня, минуты, секунды, чтобы я не думал о моей ненаглядной жене. Но дни шли за днями и мы привыкли к этому новому ощущению. Притупилось оно со временем. Теперь мы ожидали новых очень радостных событий. Оставалось несколько недель до рождения наших малышей!» - Василий прервал рассказ, взял новую пачку сигарет и закурил. В пепельнице уже скопилась целая гора окурков. Он так и не заметил, как во время рассказа выкурил пачку. 
«Вероничка  на удивление легко переносила беременность. Не было ни токсикоза, ни других осложнений. Спина только болела последнее время. Не удивительно – детишек двое и нагрузка двойная! Было у неё единственное желание- поскорей надеть платье с пояском» – продолжал рассказ Василий.
«Мы старались всё время быть вместе. Я отменил все поездки и встречи. С каким удовольствием мы ходили, приглядывали обновки  для ребятишек, но покупать она не разрешала. Сказала, что напишет мне,  что купить, когда срок придёт. Только не получилось, как мы хотели!
В тот день ей надо было посетить консультацию. Я туда её отвёз. Договорились, что позвонит, как освободится. Сейчас я думаю, что она просто решила пройтись пешком…» -  Он  прервал рассказ снова. Видно было,  с каким трудом ему даются слова. Василий молчал минуты две. Лицо его во время рассказа стало землисто – серого цвета. Он с трудом сдерживал рыдание, которое рвалось наружу.
«Мне позвонили из ГАИ и предложили подъехать на угол Ленинградской. Я увидел место аварии - две разбитые машины: чёрная «Волга»  и красные «Жигули». Мне стало уже тогда жутко, когда по телефону произнесли название этой улицы. Мои ноги налились свинцом, когда я увидел место аварии, не мог сдвинуться с места, Боялся увидеть свой ночной кошмар наяву. Между машинами было много крови и ещё какое–то вещество серого цвета. Сон стал явью, в которую не хотелось поверить. При чём тут я?! Зачем меня вызвали?! Страшная случайность вторглась в мою судьбу и отняла всё, что было у меня! На этом месте погибла моя Вероничка и вместе с нею мои  не родившиеся дети!» - Василий рыдал. Всё тело его сотрясала страшная дрожь. Может быть, впервые за все эти годы он дал волю своим чувствам. Сергей молчал, потрясённый услышанным. Он и не пытался утешить друга. Нет на земле таких слов, чтобы смогли унять эту невыносимую боль. Набрав в грудь воздуха, и немного придя в себя, Василий продолжил:
«Как потом рассказали очевидцы, моя жена пошла по пешеходному переходу. В этот момент на большой скорости вылетела «Волга». Чтобы избежать столкновения, водитель резко повернул и тут же столкнулся с красными «Жигулями». Их закрутило. Моя родная попала в этот водоворот и погибла, когда машины столкнулись второй раз». Василий молчал. По его серому лицу продолжали бежать слёзы. Он и не думал их вытирать. Он просто смотрел куда–то вдаль. Сергей сам еле сдерживался. Душа разрывалась от боли. 
Василий понимал, что друг ждёт разъяснений всему произошедшему в доме. Он тяжело вздохнул и продолжил рассказ. 
«Как я выжил в то время – не знаю! Моя любимая Вероничка всегда мне говорила, что я сильный человек и обмануть её, даже теперь,  не мог. Проще всего было бы уйти вслед за моими любимыми! Но труднее жить, храня память о них. Она не одобрила бы моей слабости. А значит,  надо было в память о ней продолжать жить. Серый, ты не представляешь как это больно и тяжело! Но я нашёл выход. Ты ведь знаешь, я – художник. Уехав из города, я продал родительский дом, купил этот, чтобы быть в стороне от людей, их расспросов и разговоров. Фосфорными красками нарисовал мою ненаглядную жену на стекле окна. Я ведь никого к себе не звал, только мне одному хотелось смотреть на неё. Ночью при свете звёзд, от покачивания ветром веток дерева,  она оживает,  и я могу говорить с ней. Мне даже кажется, что она отвечает. Тогда я снова живу той прежней счастливой жизнью» - печально закончил свой рассказ Василий. 
- Вася, а почему ты постояльцев в эту комнату селил? – задал вопрос Сергей. – Ты ведь знал, что с ними может быть! 
-Знал, Серый! – ответил друг. – Просто в той аварии погибла только моя жена и мои дети,  а водители остались живы. Вот первый актёр и был водителем чёрной «Волги». Когда он вошёл в мой дом, я сразу его узнал. Он жив, гастролирует, радуется жизни, а моей жены и детей нет! Ну, а второй был свидетелем в суде этого первого, и доказывал, что Вероника сама спровоцировала аварию! То есть она ещё и виновата!!! Про Юрку ты всё знаешь – он сам там лёг! Я сначала хотел положить его в своей комнате, но никто не смеет говорить плохо о моей ненаглядной Веронике! У меня нет раскаяния, если ты об этом!» - Василий снова замолчал. И Сергею стало  жаль  этого человека с поломанной судьбой. 
Всё стало ясно и объяснимо. Все точки  расставлены. Загадка старого дома  разгадана. Василию предстоит переосмыслить свою жизнь и попытаться найти себя в ней. Сергей знал, что не оставит друга. Как всё сложится дальше, никто не даст ответ, никому не дано это знать. Но друзья для того и друзья, чтобы подставить плечо в трудную минуту. Сейчас всё рассказав другу, Василий почувствовал какое–то удивительное облегчение, словно тяжёлый камень  свалился с его души.
За окном занимался новый день, значит, жизнь продолжается. Надо научиться  жить настоящим, не забывая счастливых мгновений из прошлого. 
 
 

© Copyright: Елена Можарова, 2014

Регистрационный номер №0230598

от 4 августа 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0230598 выдан для произведения:
 
(В основу рассказа положены реальные события. Все имена изменены.)
 
Сегодня Сергей  приехал в  родное село. Так давно рвался сюда. Но дела и заботы заставляли откладывать поездку на малую родину. Подходил очередной отпуск, а семейные дела и заботы вносили свои коррективы в его планы. Много долгих лет ностальгия  съедала душу, и хотелось отогреть её в родном краю. 
Он шёл узкой улочкой и не мог надышаться этим знакомым с детства воздухом -  пахло спелыми яблоками и только скошенной травой, и что-то ещё  дурманящее витало в воздухе. Сердце сжимало от этих запахов. Огромные когда-то дома стали маленькими и неказистыми. Вот и родной дом показался. Стоит  игрушечкой. Сердце забилось сильнее. 
Взойдя на крылечко, Сергей почувствовал запах сдобы -  мама готовилась к приезду сына. На веранде  уютно  развешаны связанные косами луковые и чесночные гроздья. Такие мамины заготовки были всегда, сколько помнил себя Сергей. А по стене напротив окна висели берёзовые веники – отцова забота. В доме чисто убрано  и светло. Посередине комнаты уже  накрыт стол. Изобилие радовало глаз. Здесь были и солёные помидоры, и горячая картошечка, политая маслом. Огурчики и грибочки веселили глаз. Домашняя колбаска тонкими кружочками возлежала на таких же тонких ломтиках свиного сала с прослоечками. Хлеб смотрелся красивой горкой,  а запотевший графинчик с прозрачной и недвусмысленной жидкостью завершал картинку. 
Тишину дома нарушила  мама. Она вошла в комнату, и сын прижал ставшую такой маленькой, самую любимую женщину на свете. Мама украдкой смахнула набежавшую слезу, и засуетилась вокруг стола. Вошёл отец и тоже  расслабился,  увидев   долгожданного сына. 
Они сели за стол и волнение постепенно ушло. Поговорить было чём. Многое вспоминалось, про многое расспрашивалось. Родители хотели всё знать о жизни сына. А ему так не хватало информации о тех, кто был когда-то дорог. То и дело сын говорил: «Мама, а с Витькой что? Как он? Где?» И мать с отцом наперебой рассказывали всё, что знали о каждом. Сверстники Сергея разлетелись по белу свету, обзавелись семьями, ушли с головой в дела. Так говорили и говорили за столом. И уже перебрав многих, Сергей задал давно волновавший его вопрос.
- Мама, а что с Василием стало? Он – то где теперь?
- Был женат! Такая свадьба была – всё село гуляло! Что ж ты не приехал к другу своему закадычному?
- Да так вышло! Дела! А почему «был»  женат? 
- Так он уехал, как женился. В город подались. А примерно с год назад приехал, обратно. Только без жены.
- И что говорит? Почему?
- А то ты Василия не знаешь! Помалкивает! Никто ничего не добился!
- Тёмная история, - заметил до этого молчавший отец.
- Ну, тоже скажешь «тёмная»! Разошлись и все дела! - немного сердито возразила мама.
- Так я понял, что он здесь теперь живёт? - уточнил сын. 
-Здесь! Только на самый край села переехал! Продал родительский дом и купил «развалюху»! -  мама покачала головой, осуждая подобный глупый поступок. 
- Ничего, привёл в порядок дом! По – мужицки всё сделал, - теперь возразил отец. 
Постепенно хмель стал действовать,  и усталость навалилась особенно ощутимо. Мать внимательным и чутким взглядом уловила состояние сына, и удалилась постелить. 
Сергей в этот вечер был переполнен впечатлениями, и даже под хмелём никак не мог уснуть. Он всё вспоминал своё детство, юность промелькнувшие в родном краю так незаметно. С Васькой они жили по соседству. Мальчишка этот с рыжими конопушками по всему носу  ни с кем не дружил. Да и с Сергеем подружился  через ссору. Родители Василия, приехали сюда из каких–то других мест, да так и остались здесь. Отец его, как и отец Сергея работал на комбайне. Мама заведовала сельской библиотекой. Много интересных книг прочитал Сергей благодаря ей. А вот знакомство мальчишек произошло необычно. Мама Васьки стирала во дворе. Он крутился рядом, а Сергей через щели в заборе наблюдал за передвижениями пацана по всему периметру двора. А, потом, не выдержав, позвал: «Мальчик! Мальчик!» Это не возымело никакого действия. Тот даже ухом не повёл. Сергей позвал ещё пару раз, то увеличивая силу голоса, то сбавляя его до полного шёпота. Результат нулевой. Злость постепенно наполнила душу мальчишки. Он решился на последнюю попытку. И позвал громко, но достаточно вкрадчиво, с нотками лести в голосе: «Мальчик! Пацан!  Пацан!» В ответ – тишина. И тогда Сергей, полностью разозлившись, сообщил на два двора уяснённую им истину: «У ганно!» Через минуту оба стояли за воротами, сжав кулаки, готовые к драке.… Это потом они стали друзьями. И часто вспоминали первую свою встречу.
Василий с детства был очень молчалив. Все свои переживания он не раскрывал никому.  Единственный друг и то не всегда был в курсе всего, что происходило. 
Потом они пошли в школу. Постояв на линейке,  отправились в класс. Когда Сергей зашёл, оказалось, что свободно место только рядом с Василием. Потом Сергею рассказали одноклассники, что Василий просто никого к себе не пускал, дожидаясь его. Так они сидели первые несколько лет. Василий учился с большим трудом. Многие предметы ему не давались. Учителя не желали ждать, когда он надумает отвечать,  и ставили ему двойки. А мальчишка просто не успевал вовремя сообразить и верно ответить. Если с устными предметами у него были проблемы, то на контрольных, где он мог  подумать, получал неплохие отметки. 
А потом в их класс пришла Вероника. Очень тихая, спокойная девочка. И так случилось, что их с Василием посадили вместе (Сергей в тот момент болел и не ходил в школу). С той поры они не разлучались. Очень часто Вероника помогала Василию. Эта девочка сумела рассмотреть в самом закрытом мальчике класса сильного и нежного, а главное, преданного друга. 
Сергей вспоминал,  и сон всё уходил. Школьные годы подарили  много милых забав. Конечно, не без неприятностей. Учителя как чувствовали неготовность Сергея к уроку и били без промаха в корабль под названием «Успеваемость». Но учился все, же он  хорошо. А вот Василию предметы давались тяжелее. Часто Вероника подсовывала ему свои работы,  и он тихонько списывал. Многие учителя это знали и прикрывали глаза. Как–то пришла новая молодая учительница, полная амбиций и апломба. Очень ей хотелось доказать и знание предмета и свою непреклонность. А предмет, и правда, был не из лёгких – химия.  Буквально через несколько первых уроков она провела контрольную,  и зорко следила за дисциплиной.  Короче,  списать было трудно. Но Вероника попыталась снова помочь своему молчаливому другу. За этим  их и застали. Нервы молодой учительницы не блистали выдержкой – она устроила разборку. Грозила двойками тому и другому. И до этого всегда тихая и спокойная Вероника вдруг взорвалась. 
- Ставьте что хотите! Мы не против!
- Как ты со мной разговариваешь? – возмутилась учительница.
-Как Вы того заслуживаете! Откуда Вы знаете кто и на что способен из нас? Возможно, Василий и не справляется с химией, но в другом может  он и Вас превосходит! 
Что конкретно имела в виду Вероника,  мало кто понял.  Да и не задумывались тогда одноклассники. Просто ошарашены были такой грозной защитой со стороны хрупкой девушки. 
Только в девятом  классе очень ярко проявился талант Василия. Это случилось на уроке рисования. Было задание – нарисовать простенький натюрморт (глиняный кувшин на фоне однотонного платка). Нудное и неинтересное занятие для многих в классе. Учитель в конце урока собрал работы и мельком их пролистал. И остановился, буквально замер над одной. Потом посмотрел фамилию и его брови поплыли вверх. В классе наступила тишина. Все поняли особую торжественность момента. Учитель оглядел класс, остановился взглядом на Василии и сказал: «Не ожидал! Честно, совсем не ожидал!» Рисунок, выполненный Василием выглядел, чуть ли не шедевром, по сравнению с мазнёй остальных. С тех пор его работы часто отправлялись на всевозможные конкурсы, и не было ни разу, чтобы они не занимали призовых мест. Так определилась профессия близкого друга Сергея. А вот Вероника выбрала себе профессию экономиста. Часто она говорила, что математика – это настолько красивая наука, что ей доставляет удовольствие окунаться в мир цифр. 
С седьмого класса они вообще не разлучались. Они – Вероника, Василий и часто Сергей. Совместные прогулки, общие занятия постепенно сплотили их. Только Сергей знал всё об отношениях Вероники и Василия. Их нежная и тёплая дружба постепенно перешла в более сильное чувство. Девушка немного вытянулась, стала очень симпатичной. А Василий возмужал и окреп. Вместе они смотрелись очень хорошо. От этой пары веяло спокойствием и гармонией. Сергей по – белому им завидовал. За всю историю их отношений  он не помнил не то что ссоры между ними, но даже размолвки. Романтика мало увлекала Сергея, в то время  он не думал о девушках. Все мысли его были устремлены в будущее. Страстное желание стать врачом одолевало его. И он всё сделал для осуществления мечты. Теперь он врач, хирург, очень уважаемый и семейный человек. А Василий приехал снова из города. Не терпелось увидеть друга, поговорить с ним. Ночь тянулась и тянулась. Казалось,  что даже кукушка в ходиках куковала каждый час замедленно и  лениво. 
 
                                                                               - Встреча
 
Было ещё около шесть утра, когда Сергей встал и вышел во двор. Повеяло приятной  утренней прохладой, но солнечные лучи уже набирали силу. И именно поэтому стало понятно - занимается знойный день.
Сергей немного волновался, предвкушая встречу с другом. Может поэтому и завтрак получился несколько скомканным. Он еле дождался девяти утра и пошёл в сторону той избушки, о которой говорили родители.  Калитка скрипнула, впуская нежданного гостя. В будке лениво заворчала собака, но так и не показалась. Сергей постучал и так как никто не отозвался, вошёл сам. 
В сенях хоть и была убрано, но видны были следы классического беспорядка -  всё  несколько разбросано. Здесь лежали и вёдра с тазами, и какие–то доски, фанерки. На столе валялись яблоки вперемешку с  облепиховыми веточками. «Прямо натюрморт» - подумал про себя Сергей. Он стукнул во входную дверь. Но снова тишина в ответ. Толкнув дверь,  он вошёл. Картинка, открывшаяся взору, точно говорила о том, что женской рукой здесь и не пахло. Не было того неуловимого ощущения уюта, что лёгкими и подчас незаметными изменениями добавляет в дом женщина -   занавеска или скатерть на столе, половичок или статуэтки на полочке – всё это создаёт флёр устроенности и заботы. Как раз это всё и отсутствовало в доме Василия. 
Сейчас здесь никого. Однако было понятно, что хозяин недавно вышел. Ещё горячий чайник и стакан с недопитым чаем говорили об этом. Сергей мог теперь спокойно оглядеться. Дом  внутри показался более вместительным, чем снаружи. Сразу взору открывалась прихожая. Её же использовали как столовую и гостиную. Мебели здесь было мало. Платяной шкаф старинной работы с зеркалом,  помутневшим от времени, стол, да часть печки – вот и всё, на чём можно было остановить взгляд. У стены стояла табуретка, а у окна длинная деревянная лавка. Гостей здесь, по всей видимости, встречали редко.  Из этой комнаты – прихожей, можно было пройти в маленькую кухоньку. Она была так мала, что могла вместить только одного человека. Там всё место занимала часть печи, где можно было готовить, умывальник, буфет ещё дедовской поры и газовая плита с двумя конфорками, как единственное напоминание о прогрессе. 
Так же из прихожей можно было пройти влево. Небольшая дверь вела в маленькую комнатку. Там, у наспех прикрытой кровати, стояла тумбочка и стул. Небольшой столик у окна напоминал о том, что здесь живёт художник. Краски, испорченные листы с началом работы или порванные совсем ворохом лежали на нём. 
Небольшая дверь вправо из прихожей  вела в комнатку чуть большего размера. Там стоял диванчик и пара кресел. На тумбочке возвышался телевизор. Но, судя по паутине, что украшала экран, было понятно,  сколь редко пользовались его услугами. Эта комната более других создавала впечатление жилой. Сергея потянуло присесть на диванчик. Окно в этой комнате открывало самый живописный вид. Оно выходило на берег реки. И так как дом был на самой окраине, то сразу за окном начинался крутой спуск к реке. А сейчас, глядя из окна, Сергей видел и саму реку, и луга за ней и даже манящие своей зеленью леса. Они казались совсем  рядом, но это только казалось. 
Убранство дома выглядело бы совсем нежилым, если бы стены его не украшали картины разных размеров и форм, но подчинённые только одной тематике. На всех картинах была изображена Вероника. Черты её лица,  где размытые, где очень чёткие говорили о том,  с какой любовью наносились они на холст. Раз, взглянув трудно было забыть  эти портреты. Особенно прорисованы были глаза. Василию удалось передать и романтизм, и скромность, и одухотворённость той, что была изображена на них. Тем более становилось непонятно, почему она здесь присутствовала только в виде портретов.
Хозяина так и не подошёл. Тогда Сергей решил выйти и пройтись  к реке. 
День уже дышал зноем, а от реки веяло прохладой. Захотелось искупаться. И он уже стал раздеваться,  как увидел на небольшой лавочке у воды сидящего друга. Василий глубоко задумался и не обратил внимание на подошедшего. Только когда Сергей присел рядом он посмотрел на него. Радость мелькнула в глазах Василия, но  где–то очень глубоко. Они обменялись крепкими рукопожатиями. Помолчали, как бы собираясь с мыслями. А потом Сергей всё же спросил:
- Как живёшь, друг?
-Живу! Что мне сделается? Вот тебя что–то давненько не было!
-Дела! Так хотелось вырваться, но в последний момент находилось что–то, что заставляло всё отложить! А в этом году плюнул на всё и приехал! Все дела не переделаешь!
-Ты, я слышал, стал врачом! Поздравляю!
-Так и ты, насколько я знаю, не в тени! Видел уже не одну твою выставку.
Правда,  года два назад последнюю. Даже за границей про твои работы знают. Вася, а где Вероника? Как она то?
- Вероника? - переспросил Василий и задумался. - Вероника ушла! – тяжело, вздохнув, ответил он. 
-Почему? Что случилось? Где она теперь? – не унимался Сергей.
-Серый! Давай сменим тему! Не хочу я об этом! – почти с мольбой в голосе сказал Василий.
- Как скажешь, - согласился Сергей.
Да и что он мог ответить ещё? Друг всегда молчаливый и недоступный и сейчас был верен себе. Он как раковина – жемчужница закрывался сразу, как только чувствовал проникновение в его личное пространство. 
Сергею очень хотелось знать о Веронике. Но кроме Василия и узнать-то было не у кого.  Они ещё немного поговорили. Теперь беседа уже просто шла по накатанной. Ничего нового они не сказали друг другу. Вчерашнее желание вспоминать о юности быстро растаяло и развеялось как лёгкий предутренний туман. Помолчав немного, Сергей поднялся и, сославшись на несуществующие дела, распрощался. Василий, казалось, даже был рад тому, что снова может побыть один. 
Сергей пришёл домой. Чутким взглядом мать сразу определила состояние сына. А отец просто похлопал по плечу, как бы говоря «Всё бывает, сынок». 
- Напрасно сходил, - то ли спросила, то ли констатировала мать.
-Не говорит ничего о себе, - вздохнул сын.
-Не только ты пытался его разговорить! Но я вот думала, что именно тебе он может открыться! Сынок, ты не переживай, время надо, чтобы он снова поверил тебе! Лет – то сколько прошло! Вдруг ты уже изменился! 
-Права мать! - согласно кивнул отец. - Побудь у нас, поживи! Ты ведь не торопишься обратно? А там и Василий оттает рядом с тобой! 
-Да, батя! Я не тороплюсь! Побуду ещё! Целый отпуск впереди!
Незаметно для сына мать облегчённо вздохнула,  почувствовав  радость от его ответа.
 

                                                                         - Событие -

Так стали катится дни. Были и дела по хозяйству и поездки в город. Каждый день Сергей приходил к другу. Василий хоть и не стал более разговорчивым, но уже принимал его приходы более радушно. Они теперь, как прежде разговаривали,  шутили, вспоминали  былые шалости. Но как только речь касалась Вероники, тут  же Василий замыкался и  уходил в себя. Он только что не показывал на дверь. Всем своим поведением  говоря: «Я просил тебя – не трогай эту тему! Трогаешь, значит уходи! Мне не о чем больше говорить с тобой!» И Сергею приходилось покидать дом друга. 
Так было до тех пор,  пока не случилось одно событие. Началось всё банально просто. Через их село проезжали артисты. Это был не то драматический театр, не то какая–то  студия. Им пришлось ночь провести здесь. Людей распределили на постой. И так как Василий жил один, то председатель сельсовета обратился и к нему с просьбой взять человека. Василий не отказывал, заметил только, что не очень удобно будет тому, кто останется у него. Поэтому решили поселить на ночь сразу двоих. Одному актёру было уже больше пятидесяти лет, а  второй был его моложе чуть не в два раза. 
Вечером мужчины поужинали и пока эти двое разговаривали,  Василий им постелил. Молодого пришлось отправить на сеновал (благо ночи очень тёплые), а постарше лёг в комнате, что окном выходила на реку. 
Тихая и спокойная ночь в селе была прервана дикими криками пожилого постояльца. Когда люди сбежались туда, то нечленораздельное мычание и вытаращенные глаза мужчины были единственным ответом. Пришёл местный  врач и вынужден был вызывать «скорую» из города. Никаких телесных повреждений у мужчины не было. А вот психика оставляла желать лучшего. Его с трудом уложили, напоив успокаивающими средствами. Когда «скорая» уехала, участковый взялся за допрос Василия. 
Но и от него не могли ничего  толком добиться. По его словам выходило, что вечером поужинали и легли спать. Сам Василий лёг в своей комнате, а гость в комнатке с видом на реку. И до момента его крика всё было спокойно. 
На следующий день сообщили из города, что актёр умер от обширного инфаркта. Но по заключению патологоанатома выходило, что спровоцировал инфаркт,  страх. Что–то или кто–то напугал этого человека. Но Василий предположил, что тому могло просто что–то присниться. И так как других объективных доводов не намечалось, остановились на этом.
Сергей при событии присутствовал и тоже пытался помочь как врач. Он видел, что с человеком что–то случилось, и внезапно. Много было вопросов. И поэтому наутро он решил поговорить с Василием. Когда они встретились, то глядя на непроницаемое лицо Василия толком нельзя было понять, что он испытывает. И Сергею он рассказал то же самое, что и милиции. Весь день Сергей думал про этот случай. Что могло так сильно напугать человека? Ведь даже толком встать рядом с окном Василия невозможно – там буквально через полметра начинается обрыв. И чтобы ночью кто–то рискнул собой ради шуток,  верилось с трудом.
 
                                                                          - Предсказание -

Вероника часто задумывалась о существовании Судьбы. Вот если бы она не приехала в это село, то и не встретила бы своего единственного и неповторимого Василька. Каждый раз, идя или  возвращаясь с работы,  или дома, занимаясь делами, она думала о нем. Он был тем человеком, при мысли о котором, у неё светлело на душе. Сейчас, после многих лет ожиданий, им сообщили, что надежды  были не напрасны – у них появятся сразу и мальчик и девочка. И теперь Вероника   особенно сильно чувствовала, как он бережёт её. Более заботливого и любящего спутника вряд ли она могла ещё встретить. 
Сегодня с утра она была дома. В этот субботний день  Вероника надела  халатик – кимоно, который скрывал даже намёк на её непростое положение и совершенно не сковывал движений. Василий сказал, что уедет на работу совсем ненадолго. И она занялась привычной домашней работой. 
Ей доставляло огромную радость  встречать его, заботиться о нём, и видеть, как он с удовольствием ест всё, что она готовит. Они много времени проводили в общих делах.
Её мысли были прерваны звонком в дверь. На пороге стояла цыганка, держа  за руку  чумазого цыганёнка. 
- Дорогая! Позолоти ручку! – цепкий взгляд цыганки сразу прошёлся по всей фигуре Вероники, и она усмехнулась еле заметно, только уголками губ. 
- Да у меня нет ничего в доме! – смущённо сказала Вероника. 
Она даже покраснела потому, что, и правда, денег в доме почти не было, а продукты привезёт Василёк. Отказывать  всегда  неудобно. 
- А может, поищешь?! – и цыганка нагло вошла в квартиру.
Веронике стало не по себе от изучающего взгляда цыганки. Пока они стояли в коридоре, цыганёнок прошмыгнул в зал и уже выскочил оттуда, держа в руках золотое колечко Вероники. Это кольцо ей подарил Василий на день рождения. 
-Зачем ты взял? Отдай немедленно! – Вероника протянула руку за кольцом.
- Тебе жалко медяшки для бедных людей? – возмутилась цыганка.
-Какая же это «медяшка»? – возмутилась Вероника. – Это подарок мужа!
- У тебя и муж есть? – удивлённо протянула цыганка. - Отдай кольцо, - велела она цыганёнку. – Тётя нам другое что–нибудь даст!
- Ничего не дам, - обиженно заупрямилась Вероника, забирая кольцо у мальчишки. 
- Ласковый муж, спокойный дом, три сердца в одном… - забормотала цыганка. - А ты знаешь, что на тебе порча? – сердито продолжила гадалка уже достаточно громко и  внятно.
- Глупости! Я не верю в это! – отбивалась Вероника, но  сердце немного сжало. 
- Если отдашь кольцо – сниму порчу! – настаивала цыганка.
- Нет, не отдам! Это подарок любимого! – твёрдо  отказала девушка. 
- Хорошо! – вдруг сдалась цыганка. – Я  уйду! Но помни – будешь души ты губить в час, когда самой не быть! – снова почти скороговоркой, но внятно произнесла цыганка,  твёрдо глядя совершенно чёрными глазами в глаза Вероники. Сказала,  как плюнула и пошла. 
А Вероника осталась стоять озадаченная тем, что услышала от  цыганки.
И уже от самой лестницы, почти не оборачиваясь, цыганка громко произнесла:
- Двоих ждёшь – ни одного не дождёшься!
Вероника резко закрыла дверь. Былое хорошее настроение улетучилось в миг. Она села на диван и толком не могла вздохнуть, так  всё сдавило  в груди. Комок  был настолько плотным, что она не могла даже заплакать. 
К обеду приехал Василёк. Он шумно вошёл в дом, неся с собой нежность и  ласку. С первого мгновения по мимолётной тени на лице жены он понял, что произошло что–то неприятное. Он сел на диван, посадил себе на колени жену, крепко прижал её к себе и стал покачивать как маленькую девочку. Она уютно устроилась в его сильных и нежных руках. Его поцелуи такие жаркие  заставляли  забыть обо всём. 
-Вероничка! Что–то случилось? Скажи, лапушка! Не держи в себе! – Василий прекрасно знал черту жены – всё плохое скрывать от него и вообще ото всех. 
Оттаяв на его руках, она уже успокоилась.
-Родной! Пустяки! Пойдём,  покушаешь! Я так ждала тебя! – сказала она, пытаясь уйти в сторону от плохих воспоминаний.
-Хорошо! – уступил, но не отступил Василий. 
Они перешли в кухню,  и жена заботливо ухаживала за ним. Однако  зная, что он не ест один Вероника села рядом. Теперь в  уютной обстановке он решил продолжить расспросы. Не уступить ему она не могла и поэтому всё рассказала. Когда рассказывала, слышала себя как бы со стороны, ей теперь казалось это происшествие таким незначительным. И она хоть и передала всё дословно, но уже с улыбкой, посмеиваясь сама над своими страхами. Василий, поцеловал свою жену и тоже улыбнулся. История произвела на него гнетущее впечатление. Как будто кто–то мазнул по только завершённой работе. Это неприятное чувство долго не оставляло его. И хоть он успокаивал жену, сам тревожился за неё очень сильно. В словах цыганки чувствовалась двусмысленность и злость. А его ненаглядная Вероничка не заслужила такого обращения. Он очень жалел, что не смог отложить субботний выход на работу. Будь он здесь, ничего такого не случилось бы… 


                                                                                  - Загадка -

Стук в дверь заставил Василия вынырнуть из глубин своих воспоминаний. Возвращаться к реальности так не хотелось. Он открыл дверь. На пороге стоял вчерашний ночной гость, тот, что ночевал на сеновале. Он сообщил, что в связи с этими тяжёлыми событиями они не могут ехать дальше,  и вынуждены ещё ночь побыть здесь. 
-Хорошо! А я тут при чём? – недовольно спросил Василий. Ему совсем не хотелось делить свой досуг с посторонним. Даже на минуту, не только что на весь вечер.
- Можно я у тебя переночую? – словно не замечая недовольства,  спросил парень. 
- Негде что ли больше? – всё ещё сопротивлялся Василий.
- Не берут нигде, - сказал навязчивый гость.
- Тогда снова на сеновале переночуешь! – приказным тоном сообщил хозяин.
- Друг, а можно в доме? Страшновато мне там и холодно! – опять с мольбой произнёс тот.
- Твой коллега ЗДЕСЬ испугался чего–то, - напомнил Василий парню. 
-Да ему приснилось что-то не то! И сердце давно у него побаливало! – миролюбиво уговаривал он хозяина. 
-Ладно! Ночуй! – вынужденно согласился Василий. 
-Зовут то тебя как?- спросил хозяин гостя.
-Виктором – ответил постоялец.
Они прошли в дом. Потом соорудили небольшой ужин и, как смеркалось стали укладываться спать, разойдясь по своим комнатам. Гость, утомлённый событиями прошедших суток и немалыми вечерними возлияниями алкоголя, быстро уснул. Спал он с наслаждением, оглушая маленькую комнатку звучным храпом. Но почему-то после пяти  утра он затих,  и его  неслышно было больше. 
Утром Василий зашёл в комнату к парню. Тот лежал на кровати. Его абсолютно безумный взгляд был устремлён в сторону окна. Он издавал звуки, но кроме сипения ничего не было слышно. Мертвенная бледность заливала его лицо. Василий, видя эту картину, тяжело вздохнул и отправился за врачом. Снова началась беготня. Замелькали люди, машины. Парня пытались привести в себя, но ничего не получалось. Он вёл себя как буйно – помешанный. Снова милиция и долгие часы расспросов и допросов ничего не прояснили. В комнате всё было прибрано. Следов насилия, борьбы или драки не было. Окно было закрыто на шпингалет. Значит, никто не проникал сюда. Василий рассказал всё,  и  выходило, что войдя в эту комнату нормальным, уже второй человек покидал её  не в себе. Вернее, вынесли уже второго. 
Сергей долго думал о том, что произошло. И если кто-то сомневался, то он точно знал  -  истину скрывает именно Василий. 
Снова попытки разговорить друга, ничего не дали. Он рассказывал всем скупо и сжато одно и то же. 


                                                             - Проклятый дом -


С момента последнего непонятного события прошло больше недели. Сергей каждый день наведывался к другу, пытаясь всё же понять картину происшествия. Было это случайностью, совпадением или всё  же  чей–то злой умысел. Василий вёл обычные разговоры и ни словом не вспоминал про то, что случилось. Однажды вечером Сергей попытался его выспросить побольше.
-Вась, а те актёры, что у тебя ночевали, раньше не приезжали сюда?
-Нет! Я их видел впервые – ответил Василий 
- А может они, что интересное рассказывали?
- Да мы и не говорили толком!
Уж чему–чему,  а вот этому Сергей совсем не удивился. Молчать – обычная манера друга. 
-Слушай, а в городе вы с Вероникой где жили? – резко перевёл разговор Сергей.
-В квартире дядьки что на Севере – нехотя ответил Василий
- И как вам там жилось? – не унимался Сергей, надеясь, что друг ответит на «автомате».
- Пойду - ка,   я воды принесу – резко вильнул в сторону Василий. И так стрельнул взглядом в Сергея, что тот понял – ещё слово в этом направлении и придётся уйти. 
«Что же это происходит?» - не переставая,  думал Сергей. Он понимал, что Василий явно чего–то не договаривает. И эта тайна связана напрямую с исчезновением Вероники. По своим каналам Сергей пытался выяснить, где она и что с ней. Однако пока ответа не было. 
Но он упорно продолжал приходить к другу, не теряя надежды, что тот доверится ему.
Так случилось, что в один из дней у Василия снова объявился гость. Это был их  бывший одноклассник. Сергей тоже пришёл к ним. И они неплохо посидели втроём. Долго вспоминали школьные годы. В словах часто звучало «а помнишь?» Подошло вечернее  время.
- Вась, приютишь? – спросил Юрий.
- Юра, а что бы тебе не переночевать у Серого? – задал ответный вопрос Василий
- Да ну! Там родители, а мы здесь с тобой вдвоём! Ещё посидим, поговорим за жизнь!
- Юра, ты пойми, у меня тебе будет плохо – гнул свою линию Василий.
- Друг! Одну ночь я всё же у тебя! – по–пьяному развязно заявил одноклассник.
- Ну,   я тебя предупредил! – немного с сердцем произнёс Василий. 
От Сергея не укрылась ни одна интонация друга.
Когда Василий вышел его проводить, то он вернулся к теме ночевки. 
-Вась, хочешь, уведу его куда – нибудь! Ты только скажи! 
-Уведи, если сможешь! – сказал друг.
Сергей вернулся в дом. Его удивлению не было предела. Юра, совсем по–хозяйски, определил себя в маленькой комнатке с видом на реку. Он не только уже лежал,  похрапывая, но и даже под одеялом. «Вот это борзота!» - только и смог подумать Сергей. На Василия было больно смотреть. У него на лице было написано,  до какой степени ему это неприятно.  Сергей  молча,  вышел из дома. Они попрощались до утра. Почему–то сильно сдавило сердце как от предчувствия чего–то неизбежного и страшного. 
Ночь прошла в каких–то кошмарах. Рано утром, едва забрезжило, Сергей уже был на ногах. Только, как потом выяснилось, он встал поздно. У дома Василия уже суетились люди. И,  по словам участкового, «дело страшное» заключалось в том, что утром Василий нашёл своего одноклассника мёртвым. Он лежал на спине, устремив остекленевшие глаза в окно. Его  лицо было искажено гримасой ужаса. В комнате, как, и в первых двух случаях, не было никаких видимых изменений, а под окном ни одного следа. 
Василий сидел на табуретке у стола и смотрел невидящим взглядом куда–то в сторону. Разговаривать с ним было бесполезно. Увидев Сергея,  он произнёс очень тихо, одними губами, единственную фразу: «Я ведь просил тебя!» О чём он просил,  понял только Сергей. И теперь ещё больше убедился в том, что события этого дома напрямую и тесно связаны с Василием. А по селу прошёл – прошелестел слух о «проклятом доме». 

                                       
                                                                                   - Явь -

Сколько уже передумано всего, сколько ночей проведено без сна. Вот и сегодня Сергей мучительно думал,  как понять суть вещей, что не поддавались объяснению. Один вывод всё же он сделал. И теперь, встав с утра пораньше, стал готовиться к осуществлению очень авантюрной задумки. 
Когда завтрак подходил к концу он заговорил с матерью о своих планах.
- Мам, ты не будешь против, если я сделаю ремонт в своей комнате? – спросил он. 
- Сынок, да вроде там всё чисто! – удивилась мать. 
- Мама, просто поменять кое-что хочу. 
- Ну ладно! Надо, так надо! – уступила мать.
Но удивление её не прошло. И даже она была немного задета. Недавно, буквально перед приездом сына сделала там ремонт, а он недоволен. Да пусть делает, детям трудно угодить.
И Сергей приступил к первой части своего плана. Он освободил комнату и всё приготовил для работы. Сходил за Василием и попросил его помочь ему в  подборе краски и обоев, чтобы всё гармонировало. И конечно, получил подходящую консультацию. Потом он проехал в город и закупил нужный материал. Начались ремонтные работы. К вечеру пришлось остановиться. 
Сергей очень хорошо видел, что мама не совсем довольна этой его деятельностью и даже понимал, что обидел её. Но до поры, до времени надо было держать в тайне свои задумки. Чтобы краска не сильно действовала на родителей, он их попросил перейти в летний домик. Конечно, они уступили. Чего не сделаешь ради любимого сына. 
Теперь начиналась вторая часть плана. Вечером, одурев от краски, он отправился к другу. Предстоял очень непростой разговор.
- Вась, я к тебе с огромной просьбой! – начал он сразу, с порога. - Пусти у тебя пару ночей переночевать! – почти без перерыва продолжил Сергей. 
- Серый, я тебе не советую ночевать у меня! – ожидаемо ответил Василий.
- Друг! Правда, негде больше! У меня ремонт, сам знаешь! Родителей уговорил уйти в летний домик! А самому некуда, - достаточно убедительно продолжил Сергей.
-Ты ведь слышал,  что говорят в селе про мой дом? -  поинтересовался Василий. 
- Да глупость это всё! Я не верю! – убеждал Сергей друга. Ему во что бы то ни стало, надо было переночевать у Василия! И ремонт  этот был затеян именно поэтому. 
-Серый, тебе не стоит ночевать у меня! Но если больше негде, то на сеновале места полно – ночуй там! – уступил Василий.
- Вася, ну ты ведь помнишь, что я – врач! А мы – врачи, жутко боимся инфекций! А где их больше всего? Верно! На сеновале! – вроде бы шуткой ответил Сергей. 
-И где бы ты тогда хотел ночевать? – упавшим голосом спросил Василий. 
Он очень хорошо и давно понял к чему вся эта артподготовка.  И ещё он знал, что не сможет отказать другу, а значит -  друг его обречён. 
-Тебе решать! – великодушно сообщил Сергей. 
- Тогда ты ляжешь в моей комнате, а я в гостевой, - решительно ответил Василий. 
Вечер тянулся на удивление долго. Может ещё потому, что они почти ничего не говорили. Каждый был погружён в свои мысли. Василий мучительно думал о том, что Серый о чём–то догадывается, и не хотел навредить другу. Но и изменить ничего не мог. А Сергей понимал, что предстоит непростая ночь и, возможно, потребуются все его силы, чтобы противостоять тому, что он встретит здесь и уже очень скоро. О том, что здесь «что–то» есть, он догадался давно. Но природу этого «чего–то»  предстояло узнать именно этой ночью. Жаль, что друг просчитал его и не разрешил лечь в комнатке с видом на реку – он уступил другу своё место. Значит, придётся ночью посетить эту комнатку без согласия  на то хозяина. 
Постепенно ночь окутала село, и только цикады сверчали, нарушая полную тишину. Друзья разошлись по комнатам и легли. Трудный день давал о себе знать, и Сергея затягивало в глубокий сон. Однако силой воли он старался бороться со сном. И всё–таки, видно,  заснул на какое–то время. Проснулся как от толчка. Ночь была в самом разгаре. Он встал и осторожно пошёл в сторону комнаты, где спал Василий. «Если что,  скажу, что не спится», - про себя подумал он. Дверь в комнату была чуть приоткрыта и немного её, толкнув,  он заглянул внутрь. Сначала ничего не привлекло его внимания. А потом взгляд перешёл на окно,  и Сергей застыл в немом ужасе. 
Волосы на голове зашевелились, и руки начали выбивать дробь. Всё тело сводило от страха. В окне стояла Вероника. Одежды её развевались. Она шла, приближаясь, расстояние между ней и Сергеем уменьшалось. Её глаза были наполнены страданием и тоской. Рот немного приоткрыт и казалось, сейчас прозвучит крик или слово. Вся она стремительно двигалась. Но было ясно и понятно, что она давно и безнадёжно мертва. Эфемерность призрака была столь очевидна, что всякие сомнения тут же отпадали. Ужас свёл все мышцы Сергея. И в следующее мгновение он с грохотом упал на пол. 
Очнулся уже, когда рассветало. Возле него хлопотал Василий. Он был сосредоточенно озабочен. Людей никого не было. 
- Серый! Ну, я ведь просил тебя! Ну,  говорил ведь – не надо тебе сюда приходить! Особенно ночью! Ты ведь не слушаешься! Зачем попёрся в эту  комнату ночью? Кто тебя звал? – почти причитая, приговаривал Василий, обтирая влажным полотенцем горячий лоб Сергея.
- Что это было? – только и смог выдавить из себя Сергей. 
-Ночью – то? – уточнил Василий. – Ну,  кошмар тебе приснился! Как всем в этом доме! – пытался сбить его с толку хозяин. 
-Василий! Расскажи мне всё! – потребовал Сергей, - Ради нашей дружбы расскажи! 
Василий долго сидел рядом молча. Возможно,  он подбирал слова, а возможно просто вспоминал.
- Хорошо! Я расскажу! Ты – мой друг и я вынужден это сделать! 
«Так как мы с Вероникой любили друг друга не мне тебе рассказывать! Я боялся расплескать это чувство! Она была той единственной,  о которой многие всю жизнь только мечтают. А мне довелось её найти! Я за это благодарен Судьбе! Не буду тебе рассказывать о нашей жизни! Тяжело вспоминать. Скажу одно – больше я не буду никогда так счастлив, как был с ней! 
Сергей слушал, затаив дыхание, а Василий продолжал:
- У нас всё было хорошо. А потом ещё и выяснилось, что моя ненаглядная ждёт сразу двойню. Мальчишку и девочку. Мы  были просто счастливы. В те дни работалось, так как никогда. Я был на подъёме. Но однажды мне  пришлось уйти в субботний день на работу. Произошло незначительное, на первый взгляд,  событие – в дом явилась цыганка. Вот с этого посещения и загрустила моя лапушка. Наговорила та какую–то ерунду. А Вероничка серьёзно к этому отнеслась. И хоть отшучивалась и успокаивала меня, но я видел, сама не забывает о том, что было той сказано. Исчезла беззаботность что ли. Вроде нагнетала сама себя. Было, как–то мы в одну ночь увидели страшный сон. Ты представляешь оба и почти с одинаковым содержанием – мы видели аварию (я со стороны, а она вроде сама была в ней). Про свой сон ей не говорил. А она мне рассказала. Ужасу моему предела не было. С той поры и меня заклинило на тревоге. И как потом стало понятно -  не напрасно. 
Не было дня, минуты, секунды, чтобы я не думал о моей ненаглядной жене. Но дни шли за днями и мы привыкли и к этому новому ощущению. Притупилось оно со временем. Теперь мы ожидали новых очень радостных событий. Оставались недели до рождения наших малышей!» - Василий прервал рассказ, встал, взял новую пачку сигарет, достал сигарету  и подкурил. В пепельнице уже скопилась горка. Он и не заметил, как во время рассказа выкурил пачку. 
«Вероничка  на удивление легко переносила беременность. Не было ни токсикозов, ни тошноты. Единственное что ей очень хотелось – надеть платье с поясом. И спина болела последнее время. Не диво – детишек двое и нагрузка двойная!» – продолжал рассказ Василий.
«Мы старались всё время быть вместе. Я отменил все выезды. С каким удовольствием мы ходили, приглядывали все обновки  для ребятишек. Но покупать она не разрешала. Сказала, что напишет мне,  что купить, когда уйдёт рожать. Только не получилось, как мы хотели!
В тот день она должна была ехать в консультацию. И я туда её отвёз. Договорились, что она позвонит, как освободится. Сейчас я думаю, что она просто решила пройтись пешком…» -  Он  прервал рассказ снова. Видно было,  с каким трудом ему даются эти слова. Василий молчал минуты две. Лицо его во время рассказа стало землисто – серого цвета и он с трудом подавлял рыдание, которое рвалось наружу.
«Мне позвонили из ГАИ и велели подъехать на угол Лениградской. Когда я приехал, то там стояли разбитые две машины – чёрная волга  и красные жигули. Мне стало уже тогда жутко, когда по телефону произнесли название этой улицы. А когда я приехал и увидел эти две машины, то ноги налились свинцом, и я почти не мог сдвинуться с места. Меня подвели. И я увидел то, чего боялся. Между машинами было много крови и ещё какое–то вещество серого цвета. Я видел то, что видел во сне. И теперь не мог понять,  при чём тут я! Зачем меня вызвали! Страшная правда врезалась в мою Судьбу и отняла всё, что было у меня! На этом месте погибла моя Вероничка и с нею мои  не родившиеся дети!» - Василий рыдал. Всё тело его сотрясала страшная дрожь. Может быть, впервые за все эти годы он дал волю своим чувствам. Сергей молчал, потрясённый тем, что услышал. Он и не пытался утешить друга. Нет на земле ещё таких слов, чтобы смогли унять эту непереносимую боль. Набрав в грудь воздуха,  и немного придя в себя, Василий продолжил:
«Как потом рассказали очевидцы, моя девочка шла по тротуару и подошла к перекрёстку. Был зелёный свет светофора,  и она пошла. В этот момент вылетела волга и чтобы не задеть её он резко повернул и тут же столкнулся с красными жигулями. Их закрутило. Моя родная попала в этот водоворот и, погибла, когда машины столкнулись второй раз». Василий молчал. По его серому лицу продолжали бежать слёзы. Он и не думал их вытирать. Теперь он просто смотрел куда–то вдаль. Сергей сам еле сдерживал себя. Душа рыдала от всего, что он услышал. 
Василий знал, что друг ждёт и других его объяснений. Он тяжело вздохнул и вынуждено продолжил рассказ. 
«Как я выжил в то время – не знаю! Моя любимая Вероничка всегда мне говорила, что я сильный человек и обмануть её даже теперь я не мог. Проще всего было бы уйти вслед за моими любимыми! Но труднее жить и нести память о них. Она не одобрила бы моей слабости. А значит,  надо было в память о ней продолжать быть сильным. Серый, ты не представляешь как это больно и тяжело! Но я нашёл выход. Ты ведь знаешь, я – художник. Уехав из города, я продал здесь родительский дом, купил этот. Чтобы быть в стороне от людей, их расспросов и разговоров. А потом фосфорными красками нарисовал мою ненаглядную жену на окне. Я ведь никого к себе не звал. Только мне одному хочется смотреть на неё. Ночью при свете звёзд, от качания веток дерева,  она оживает,  и я могу говорить с ней. Мне даже кажется, что она отвечает. И тогда я снова живу той прежней счастливой жизнью» - печально закончил свой рассказ Василий. 
- Вася, а почему ты постояльцев в эту комнату поселил? – задал вопрос Сергей. – Ты ведь знал, что с ними может быть! 
-Знал, Серый! – ответил друг. – Просто в той аварии погибла только моя жена и мои дети,  а водители остались живы. Вот первый актёр и был водителем чёрной волги. Когда он вошёл в мой дом, я сразу его узнал. Он жив, гастролирует, а моей жены и детей нет! Ну, а второй сам туда напросился! Про Юрку ты всё знаешь! У меня нет раскаяния, если ты об этом!» - Василий снова замолчал. И Сергею стало  жаль  этого сильного, но переломанного судьбой человека. 
Всё было сказано и поставлены все точки. Исчезла тайна дома. Теперь Василию предстояло переосмыслить свою жизнь и попытаться найти себя в ней. Сергей знал, что не оставит друга. Как всё сложится дальше,  кто может ответить. Но друзья для того и друзья, чтобы подставить плечо в трудную минуту. Сейчас всё, рассказав другу, Василий почувствовал хоть какое–то облегчение. 
За окном занимался новый день. А значит,  надо было жить, не забывая ни мгновения из прошлого. 
 
 
 
 
 

Рейтинг: +5 313 просмотров
Комментарии (5)
Ирина Ковалёва # 9 августа 2014 в 15:32 +1
Прочитала с большим интересом! Спасибо автору! 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e Сначала, правда, показалось, что это больше мистика. Тем более читала с интересом! Финал очень впечатлил. Когда-то давно я читала что-то подобное в криминальной хронике. Думаю, автор взял сюжет оттуда! Обыграно неплохо. buket1
nadezhda redko # 13 августа 2014 в 13:33 +1
Интересный сюжет!
ЛИТЛЕДИ (Рина Воронцова) # 20 августа 2014 в 15:44 +1
не знаю, что сказать... может быть от того, что много всего наслоилось и теряется мысль сюжета? а может потому, что мне тяжело такие длинные истории читать. написано грамотно и чувствуется мастерство автора. удачи в конкурсе
Людмила Комашко-Батурина # 21 августа 2014 в 00:31 0
Прочла с интересом, понравилось. Необычный сюжет, но надо немного отредактировать текст.
Елена Бурханова # 21 августа 2014 в 03:17 +1
Интересный рассказ. Написано хорошим слогом. Прочитала с интересом. Спасибо автору и удачи!
Если это реальные события, то верно говорится - жизнь бывает страшнее вымысла.