Сердечная недостаточность

8 августа 2014 - Влад Устимов
article231342.jpg
СЕРДЕЧНАЯ НЕДОСТАТОЧНОСТЬ
Головков Василий Ильич неожиданно попал в кардиологию. С подозрением на инфаркт. Немного привыкнув к новой больничной обстановке, он, как человек общительный, стал проявлять интерес к окружающему. На койке слева выздоравливал Алексеич, начальник речной инспекции. Познакомившись, Вася спросил соседа о его диагнозе.
– Сердечная недостаточность – важно надув багровые щеки, ответил толстяк. Громко сопя, он не спеша намазал на булочку могучий слой черной икры и с чувством отправил в рот почти весь этот гигантский бутерброд.
- И у меня тоже – вздохнул удрученно Василий Ильич.
***
Известно, как в больнице пациенты время коротают. Ведут беседы на всевозможные темы. Так и здесь. Говорили обо всем. Вот раз зашел разговор о лодках, яхтах, баркасах и прочих маломерных судах.
- Не каждому подходят эти забавы. Тут все зависит от того, к какой категории ты относишься – пробурчал бледнолицый, с мешками под глазами Кирилл Евсеич, самый старший в палате.
- Поясни свою мысль, дед – пыхтя отозвался пузатый Алексеич. – О какой категории идет речь?
- Как о какой? О возрастной, ясное дело. Прибаутку знаешь такую?
Из под дряблых век старика показалась цирротическая желтизна усталых мутных глаз.
- Какую такую прибаутку, дед?- сосед с интересом повернулся всем своим солидным корпусом к собеседнику, подперев пухлую щеку рукой - Расскажи!
При этом он с заговорщицким видом подмигнул Василию.
- Есть три категории мужиков. Кто на что падок. Первая: «Лодка, водка и молодка». Возраст, когда желания небесные меркнут перед желаниями земными. Но это уже не для нас. Вторая: «Кино, вино и домино». Это как раз к вам, друзья, относится. И третья: «Кефир, клистир и теплый сортир». Моя категория! Возраст, брат, это ведь не шутка. Он свое берет. И вот, что удивительно: пью за здоровье почитай каждый божий день, а оно тает прямо на глазах. Не жизнь, а сплошное мучение. Не спится, не лежится и не стоится. Болезнь – то, вроде пустячная, а донимает, как острый камешек в сапоге.
- Ну, ты дед, даешь! – прищурился в кривой улыбке Алексеич.
- Класс! – вторил ему Василий.
Хотя, как известно, расстроенное здоровье обычно не располагает к восторгам и удовольствиям, мужики посмеялись от души. Обсудили в деталях все категории. Выслушали массу замечательных случаев на данную тему. Балагурили без умолку. Хохотали как жеребцы. Со стороны и не подумаешь, что больные. Недаром говорится: «Мы все истинно больны и мнимо здоровы».
Только Кирилл Евсеич не принимал участия в общем веселье. Отвернувшись к разрисованной пациентами стене, молча размышлял он о том, что распутные дни беззаботной юности теперь боком выходят многолетними страданиями. Его удручали экстрасистолы измучившие, как погонщики раба.
Вот тут-то, возвращаясь к излюбленной теме, и расхвастался наш Ильич. Поведал он скучающей публике о своей мечте. Давно задумал соорудить себе этакий плавучий дом с мотором. Баркас с каютой и всеми необходимыми причиндалами. Чтобы можно было с ранней весны до поздней осени странствовать на нем и горя не знать. Благо – имеется разрешение на круглогодичный отстрел любой живности, выданное на его имя, как сотруднику краеведческого музея-заповедника. План этот Вася претворял всю свою сознательную жизнь, не спеша, но основательно. Возле его холостяцкой покосившейся хибары уже не первый год валялся железный корпус рыбацкого метчика*. Купил он его недорого, как-то по случаю, и надеялся вернуть баркасу молодость: обновить, отремонтировать и отправиться в плавание. Об этом он и рассказал соседям по палате.
- Когда-то и я был молодым, да состарился мечтаючи – ворчливо прошамкал Кирилл Евсеич.
Хотя любитель, зашедший слишком далеко, обычно раздражает профессионала,Алексеич сей проект горячо одобрил и долго со знанием дела просвещал свою невольную аудиторию во всех тонкостях искусства судовождения и сопряженных с ним премудростях. Тут уж он оседлал своего конька! На данную тему мог говорить часами. При этом его одолевала страсть самохвальства. Как говорится в известной басне, «Расхвастался о том, где он бывал, И к былям небылиц без счету прибавлял».* Хотя, надо отдать должное, рассказчиком он оказался незаурядным, что, конечно, немного скрашивало тоску серых больничных будней.
Вскоре Алексеич был выписан на домашнее долечивание, а нашему герою предстояло отваляться в стационаре еще недели две.
***
Закрыв больничный, начальник инспекции решил и сам обзавестись собственным плавсредством. Покумекав так и сяк, принял решение и, не мешкая, приступил к делу. Вовремя поправив свое здоровье, он радовался жизни, как зазеленевший весной старый пень.
***
Частенько задумывался Головков о деталях предстоящего судоремонта, мечтал о будущих своих приключениях на водных просторах. Мысленно составлял разнообразные маршруты своих «кругосветных» путешествий.
Но планам Василия не суждено было осуществиться. Вернувшись домой после лечения, он с удивлением обнаружил, что лодка его таинственным образом исчезла. Соседи говорили, что недавно, среди бела дня, какие-то люди подъехали с автокраном, погрузили её на трейлер и увезли. Думали, что сам хозяин и продал. Номера машин не запомнили, естественно.
***
Прошло время. Встретился как-то Головков с тем сопалатником на улице. Разговорились о - том, о - сем. Алексеич тут возьми, и скажи:
- Приходи, брат, ко мне на берег, посмотришь, какую коломбину я отгрохал. Все в округе от зависти увяли!
В условленное время приехал наш герой на караванку - пристань речной инспекции. Цветущий и пахнущий начальник пребывал в отличном настроении, сиял добродушием и весельем. Лодка хозяина была как игрушка: вся так и блестела новой краской, сверкала никелированными перилами. Одним словом – красавица!
Гость сразу же узнал свою ласточку. Сей факт его нисколько не удивил, поскольку он с самого момента пропажи грешил на Алексеича.
- Смотри, кому открываешь душу, - корил себя простофиля, - Чтобы в неё ненароком не плюнули…
Тот пригласил Ильча на рыбалку. Слегка покочевряжившись, Головков все же согласился.
И заранее припас «гостинец»: двухлитровую пластиковую бутыль с царской водкой*…
Что произошло дальше – не трудно догадаться. Поездка была впечатляющей. Хозяин выглядел пенсионером с комсомольским задором, старался удивить Василия чудесами техники, плавающей газовой плитой на камбузе, системой спутниковой навигации, отделкой, различными диковинными наворотами и гаджетами. Лихо катал по живописным местам. Устроил шикарную рыбалку. Перед уходом домой, улучив удобный момент, Ильич незаметно вылил под слани* содержимое бутыли и, тепло распрощавшись с гостеприимным хозяином, удалился восвояси. Наконец-то он сделал свое черное дело. Его отомщенная душа могла теперь немного успокоиться.
Вскоре, отделанный красным деревом, напичканный красивыми удобными штучками и последними достижениями электроники, баркас благополучно затонул. Неизбежное не может не случиться. По счастью никто не пострадал.
***
Здесь рассказ можно бы и закончить, но, в таком случае, это был бы вовсе не детектив, а так, какая-то хрень. Все дело в продолжении.
***
Алексеич, ущучив, что катер затонул не просто так, решил расследовать это дело. Обратился он к услугам частного сыщика, которого рекомендовал сам главный инспектор рыбнадзора Николай Иванович. Говорил, что это не юрист, а волшебник: за хороший гонорар и истца посадить может.
И вот, спец взялся за дело. Осмотрев поднятое со дна вещественное доказательство, он пришел к выводу, что в данном случае речь идет о диверсионном акте, повлекшем за собой затопление драгоценного судна и солидный материальный ущерб для его всеми уважаемого хозяина.
Стало ясно, что днище катера было умышленно повреждено действию некоего химического агента, вызвавшего бурную коррозию металлического корпуса.
Оставался открытым главный вопрос: кто мог сделать такую пакость и кому это было нужно? Исходя из данных соображений, следователь Кузьмич мог бы строить рабочие гипотезы и разрабатывать разные версии. Таким образом, клиент должен представить подробный список потенциальных злодеев.
Но задача эта оказалась не из простых. Подозреваемых было чересчур много. Начиная с главного инспектора рыбнадзора, того самого Николая Ивановича и кончая завистливым соседом Рувимом Марочкиным. И тут началось...
Что тут началось, лучше не вспоминать.
***
Вспоминай, не вспоминай, а никуда не денешься. Алексеич весь извелся, сочиняя этот проклятый черный список.
По иронии судьбы, первым в реестр попал сам Николай Иванович.
- Невероятно, но факт! – рассуждал Алексеич, - Так получилось, что мой новенький катер оказался по многим показателям лучше его старенького, но все еще замечательного. Когда-то он был шикарным и, блистая своей неповторимостью, вызывал всеобщую зависть. Но, времена, как известно, меняются. На смену старого появляется новое. Прежнему приходится тесниться и уступать. Диалектика! Конечно, отдавать пальму первенства не всем легко. А уж главному рыбинспектору – и подавно. Небось, Иваныча жлоба заела. Жаба душит. Вот он и отомстил. Не своими руками, конечно, но заказик соответствующий - сделал. Оченнно даже может быть.
Хорошо, что я не сообщил ему, по какому делу мне следак понадобился. А то бы не дал. Итак, первая версия: ревнивый соперник. Надо учесть, что Кузьмич его подельник. И быть предельно осторожным. Ни разу в жизни не видел ни одного порядочного юриста. Только в кино.
А этот бизнесмент, видно еще тот… Любые юридические услуги. Вплоть до ритуальных. Начал было мне читать лекции: Незнание закона, мол, не освобождает от ответственности, а вот знание – может. Да я не нарушаю законов; я вообще о них понятия не имею. Достаточно, что у меня в руках деньги и связи. Даром, что ли с евреями тусуюсь? Я по судам не хожу.
Вторым подозреваемым оказался директор строительной фирмы «Монолит» Егор Захарович Ароматов, который, каким-то образом пронюхал, что немалая часть отката от реконструкции комплекса зданий моего управления мне и перепала. Зол он на меня. Очень зол. Но вида не показывает. При встрече улыбается так, кисленько. Здороваясь, лишь кончики пальчиков подает. Тоже может напакостить. Вполне.
Еще один возможный злопыхатель. Витек. Бывший зять. Облом полный у него вышел. Все надежды заветные, естественно порушились. Вот он и окрысился. Запросто мог мне захимичить кое за что… Его следует пытать с пристрастием.
Новая версия – мой недавно появившийся заместитель. Пришел по протекции. Волосатой рукой поставлен. Крышованый. Молодой. Наглый. Везде вхож. У него не заржавеет. Ни-ни! Он на все способен. Одна фамилия чего стоит: Подлипалин. Достаточно вспомнить, как грамотно убрали его предшественника. Комар носа не подточит.
Нельзя, однако, игнорировать и необоснованно пострадавшего судовладельца, Игоря Казарина, хозяина солидной охотбазы. Он не так давно, по-крупному проиграл мне судебную тяжбу. Его то уж точно жалеть нечего. По нем давненько зона плачет. Как говорится, тюрьма – квинтэссенция человеческого общества, его суть.
А Максим, оказавшийся тайным хахалем моей Лариски. После того, как я его проучил, ему, наверное, мало не показалось. Тоже, небось, затаился. Зуб на меня имеет не маленький.
И наконец, Матвей Кондыляев, соучастник мой в ДТП, случившимся полгода назад. Остался, вишь, не доволен нашими разборками! Этот ушибленный правосудием лох легко мог навредить. Не знаю, на что он рассчитывал. Бедняку в законе смерть. Надо было его вообще загнобить по полной.
Про мерзавца соседа Рувима Марочкина вообще речь молчит. Тот еще подонок.
Но, что самое ужасное, перечень такой можно ведь продолжать. И продолжать до бесконечности! Да, и кто из нас без греха! В гуще порока не давай зарока.
Мысли несчастного потерпевшего разбрелись и смешались в невообразимую кучу.
***
Все эти дрязги довели Алексеича до ручки. Беды со всех сторон навалились на его несчастную голову. Тут еще черт принес из центра придирчивую комиссию, учинившую дотошную проверку. Это уж чересчур. Совсем некстати. Результаты инспекции оказались неутешительными. Ему было строго указано на массу недостатков в работе вверенного ведомства. Стали поговаривать о грядущих кадровых изменениях в структуре службы. Начальство зловеще намекало о несоответствии с занимаемой должностью. Друзья и коллеги стали поглядывать как-то косо и подозрительно. Верно в народе говорят: «Пришла беда – отворяй ворота!». Всегда такой бодрый и жизнерадостный, в последнее время он явно приуныл. То ли дело раньше – вроде бы совсем недавно, он был здоров и безмятежен, как послеобеденный сон прапорщика. А теперь все иначе. Любая мелочь давалось ему с трудом; и делал он все неловко, со страдальческим выражением лица, словно на морозе пуговицы застегивал. Все чаще бедолага стал прикладывался к стопе...
***
В это время наш несчастный Василий Ильич случайно узнал от измученной семейными неурядицами снохи Машки, что его непутевый сын Леха продал старый метчик, который ржавел на улице возле дома. Сдал в утиль на металлолом за бесценок. А деньги промотал. У Василия снова заболело сердце…
***
Однажды Алексеича опять хватил приступ. Грудь заложило. Рука отнимается, будто не своя. В голове вертячка, как от принятой натощак молодой браги. Врачи, заподозрив у него инфаркт миокарда, увезли на «Скорой» в больницу. Из приемного отделения его на лифте подняли в кардиологию. Положили в ту же палату, что и в прошлый раз.
- С чем пожаловали, молодой человек? – спросил бродач с койки, что стояла у окна. Лицо вроде знакомое.
- С сердечной недостаточностью – буркнул новенький.
- И у меня тоже! – отозвался Василий Ильич. А про себя добавил:
- Какая же криминальная история без тайны? Настоящий секрет так секретом и остается.
- Насколько лучше согрешить и раскаяться, чем сожалеть, что не согрешил – перевернувшись на правый бок и снова засыпая, подумал он с удовольствием – Где-то эта мысль мне уже попадалась, кажется, у Моэма.*
*
*Метчик – небольшое самоходное судно, рыбацкий баркас, выполняющий замет невода.
* «Расхвастался о том, где он бывал,
И к былям небылиц без счету прибавлял»
- из басни И.А.Крылова «Лжец».
*Царская водка – смесь концентрированных соляной и азотной кислот.
*Слани - настил, пол на дне судна.
* Насколько лучше согрешить и раскаяться, чем сожалеть, что не согрешил (С.Моэм, Тогда и теперь/пер. с англ. М. Интерпракс. – 1991, с. 313).

фото автора

© Copyright: Влад Устимов, 2014

Регистрационный номер №0231342

от 8 августа 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0231342 выдан для произведения:

СЕРДЕЧНАЯ НЕДОСТАТОЧНОСТЬ

Головков Василий Ильич неожиданно попал в кардиологию. С подозрением на инфаркт. Немного привыкнув к новой больничной обстановке, он, как человек общительный, стал проявлять интерес к окружающему. На койке слева выздоравливал Алексеич, начальник речной инспекции. Познакомившись, Вася спросил соседа о его диагнозе.

– Сердечная недостаточность – важно надув багровые щеки, ответил толстяк. Громко сопя, он не спеша намазал на булочку могучий слой черной икры и с чувством отправил в рот почти весь этот гигантский бутерброд.

- И у меня тоже – вздохнул удрученно Василий Ильич.

***

Известно, как в больнице пациенты время коротают. Ведут беседы на всевозможные темы. Так и здесь. Говорили обо всем. Вот раз зашел разговор о лодках, яхтах, баркасах и прочих маломерных судах.

- Не каждому подходят эти забавы. Тут все зависит от того, к какой категории ты относишься – пробурчал бледнолицый, с мешками под глазами Кирилл Евсеич, самый старший в палате.

- Поясни свою мысль, дед – пыхтя отозвался пузатый Алексеич. – О какой категории идет речь?

- Как о какой? О возрастной, ясное дело. Прибаутку знаешь такую?

Из под дряблых век старика показалась цирротическая желтизна усталых мутных глаз.

- Какую такую прибаутку, дед?- сосед с интересом повернулся всем своим солидным корпусом к собеседнику, подперев пухлую щеку рукой - Расскажи!

При этом он с заговорщицким видом подмигнул Василию.

- Есть три категории мужиков. Кто на что падок. Первая: «Лодка, водка и молодка». Возраст, когда желания небесные меркнут перед желаниями земными. Но это уже не для нас. Вторая: «Кино, вино и домино». Это как раз к вам, друзья, относится. И третья: «Кефир, клистир и теплый сортир». Моя категория! Возраст, брат, это ведь не шутка. Он свое берет. И вот, что удивительно: пью за здоровье почитай каждый божий день, а оно тает прямо на глазах. Не жизнь, а сплошное мучение. Не спится, не лежится и не стоится. Болезнь – то, вроде пустячная, а донимает, как острый камешек в сапоге.

- Ну, ты дед, даешь! – прищурился в кривой улыбке Алексеич.

- Класс! – вторил ему Василий.

Хотя, как известно, расстроенное здоровье обычно не располагает к восторгам и удовольствиям, мужики посмеялись от души. Обсудили в деталях все категории. Выслушали массу замечательных случаев на данную тему. Балагурили без умолку. Хохотали как жеребцы. Со стороны и не подумаешь, что больные. Недаром говорится: «Мы все истинно больны и мнимо здоровы».

Только Кирилл Евсеич не принимал участия в общем веселье. Отвернувшись к разрисованной пациентами стене, молча размышлял он о том, что распутные дни беззаботной юности теперь боком выходят многолетними страданиями. Его удручали экстрасистолы измучившие, как погонщики раба.

Вот тут-то, возвращаясь к излюбленной теме, и расхвастался наш Ильич. Поведал он скучающей публике о своей мечте. Давно задумал соорудить себе этакий плавучий дом с мотором. Баркас с каютой и всеми необходимыми причиндалами. Чтобы можно было с ранней весны до поздней осени странствовать на нем и горя не знать. Благо – имеется разрешение на круглогодичный отстрел любой живности, выданное на его имя, как сотруднику краеведческого музея-заповедника. План этот Вася претворял всю свою сознательную жизнь, не спеша, но основательно. Возле его холостяцкой покосившейся хибары уже не первый год валялся железный корпус рыбацкого метчика*. Купил он его недорого, как-то по случаю, и надеялся вернуть баркасу молодость: обновить, отремонтировать и отправиться в плавание. Об этом он и рассказал соседям по палате.

- Когда-то и я был молодым, да состарился мечтаючи – ворчливо прошамкал Кирилл Евсеич.

Хотя любитель, зашедший слишком далеко, обычно раздражает профессионала,Алексеич сей проект горячо одобрил и долго со знанием дела просвещал свою невольную аудиторию во всех тонкостях искусства судовождения и сопряженных с ним премудростях. Тут уж он оседлал своего конька! На данную тему мог говорить часами. При этом его одолевала страсть самохвальства. Как говорится в известной басне, «Расхвастался о том, где он бывал, И к былям небылиц без счету прибавлял».* Хотя, надо отдать должное, рассказчиком он оказался незаурядным, что, конечно, немного скрашивало тоску серых больничных будней.

Вскоре Алексеич был выписан на домашнее долечивание, а нашему герою предстояло отваляться в стационаре еще недели две.

***

Закрыв больничный, начальник инспекции решил и сам обзавестись собственным плавсредством. Покумекав так и сяк, принял решение и, не мешкая, приступил к делу. Вовремя поправив свое здоровье, он радовался жизни, как зазеленевший весной старый пень.

***

Частенько задумывался Головков о деталях предстоящего судоремонта, мечтал о будущих своих приключениях на водных просторах. Мысленно составлял разнообразные маршруты своих «кругосветных» путешествий.

Но планам Василия не суждено было осуществиться. Вернувшись домой после лечения, он с удивлением обнаружил, что лодка его таинственным образом исчезла. Соседи говорили, что недавно, среди бела дня, какие-то люди подъехали с автокраном, погрузили её на трейлер и увезли. Думали, что сам хозяин и продал. Номера машин не запомнили, естественно.

***

Прошло время. Встретился как-то Головков с тем сопалатником на улице. Разговорились о - том, о - сем. Алексеич тут возьми, и скажи:

- Приходи, брат, ко мне на берег, посмотришь, какую коломбину я отгрохал. Все в округе от зависти увяли!

В условленное время приехал наш герой на караванку - пристань речной инспекции. Цветущий и пахнущий начальник пребывал в отличном настроении, сиял добродушием и весельем. Лодка хозяина была как игрушка: вся так и блестела новой краской, сверкала никелированными перилами. Одним словом – красавица!

Гость сразу же узнал свою ласточку. Сей факт его нисколько не удивил, поскольку он с самого момента пропажи грешил на Алексеича.

- Смотри, кому открываешь душу, - корил себя простофиля, - Чтобы в неё ненароком не плюнули…

Тот пригласил Ильча на рыбалку. Слегка покочевряжившись, Головков все же согласился.

И заранее припас «гостинец»: двухлитровую пластиковую бутыль с царской водкой*…

Что произошло дальше – не трудно догадаться. Поездка была впечатляющей. Хозяин выглядел пенсионером с комсомольским задором, старался удивить Василия чудесами техники, плавающей газовой плитой на камбузе, системой спутниковой навигации, отделкой, различными диковинными наворотами и гаджетами. Лихо катал по живописным местам. Устроил шикарную рыбалку. Перед уходом домой, улучив удобный момент, Ильич незаметно вылил под слани* содержимое бутыли и, тепло распрощавшись с гостеприимным хозяином, удалился восвояси. Наконец-то он сделал свое черное дело. Его отомщенная душа могла теперь немного успокоиться.

Вскоре, отделанный красным деревом, напичканный красивыми удобными штучками и последними достижениями электроники, баркас благополучно затонул. Неизбежное не может не случиться. По счастью никто не пострадал.

***

Здесь рассказ можно бы и закончить, но, в таком случае, это был бы вовсе не детектив, а так, какая-то хрень. Все дело в продолжении.

***

Алексеич, ущучив, что катер затонул не просто так, решил расследовать это дело. Обратился он к услугам частного сыщика, которого рекомендовал сам главный инспектор рыбнадзора Николай Иванович. Говорил, что это не юрист, а волшебник: за хороший гонорар и истца посадить может.

И вот, спец взялся за дело. Осмотрев поднятое со дна вещественное доказательство, он пришел к выводу, что в данном случае речь идет о диверсионном акте, повлекшем за собой затопление драгоценного судна и солидный материальный ущерб для его всеми уважаемого хозяина.

Стало ясно, что днище катера было умышленно повреждено действию некоего химического агента, вызвавшего бурную коррозию металлического корпуса.

Оставался открытым главный вопрос: кто мог сделать такую пакость и кому это было нужно? Исходя из данных соображений, следователь Кузьмич мог бы строить рабочие гипотезы и разрабатывать разные версии. Таким образом, клиент должен представить подробный список потенциальных злодеев.

Но задача эта оказалась не из простых. Подозреваемых было чересчур много. Начиная с главного инспектора рыбнадзора, того самого Николая Ивановича и кончая завистливым соседом Рувимом Марочкиным. И тут началось...

Что тут началось, лучше не вспоминать.

***

Вспоминай, не вспоминай, а никуда не денешься. Алексеич весь извелся, сочиняя этот проклятый черный список.

По иронии судьбы, первым в реестр попал сам Николай Иванович.

- Невероятно, но факт! – рассуждал Алексеич, - Так получилось, что мой новенький катер оказался по многим показателям лучше его старенького, но все еще замечательного. Когда-то он был шикарным и, блистая своей неповторимостью, вызывал всеобщую зависть. Но, времена, как известно, меняются. На смену старого появляется новое. Прежнему приходится тесниться и уступать. Диалектика! Конечно, отдавать пальму первенства не всем легко. А уж главному рыбинспектору – и подавно. Небось, Иваныча жлоба заела. Жаба душит. Вот он и отомстил. Не своими руками, конечно, но заказик соответствующий - сделал. Оченнно даже может быть.

Хорошо, что я не сообщил ему, по какому делу мне следак понадобился. А то бы не дал. Итак, первая версия: ревнивый соперник. Надо учесть, что Кузьмич его подельник. И быть предельно осторожным. Ни разу в жизни не видел ни одного порядочного юриста. Только в кино.

А этот бизнесмент, видно еще тот… Любые юридические услуги. Вплоть до ритуальных. Начал было мне читать лекции: Незнание закона, мол, не освобождает от ответственности, а вот знание – может. Да я не нарушаю законов; я вообще о них понятия не имею. Достаточно, что у меня в руках деньги и связи. Даром, что ли с евреями тусуюсь? Я по судам не хожу.

Вторым подозреваемым оказался директор строительной фирмы «Монолит» Егор Захарович Ароматов, который, каким-то образом пронюхал, что немалая часть отката от реконструкции комплекса зданий моего управления мне и перепала. Зол он на меня. Очень зол. Но вида не показывает. При встрече улыбается так, кисленько. Здороваясь, лишь кончики пальчиков подает. Тоже может напакостить. Вполне.

Еще один возможный злопыхатель. Витек. Бывший зять. Облом полный у него вышел. Все надежды заветные, естественно порушились. Вот он и окрысился. Запросто мог мне захимичить кое за что… Его следует пытать с пристрастием.

Новая версия – мой недавно появившийся заместитель. Пришел по протекции. Волосатой рукой поставлен. Крышованый. Молодой. Наглый. Везде вхож. У него не заржавеет. Ни-ни! Он на все способен. Одна фамилия чего стоит: Подлипалин. Достаточно вспомнить, как грамотно убрали его предшественника. Комар носа не подточит.

Нельзя, однако, игнорировать и необоснованно пострадавшего судовладельца, Игоря Казарина, хозяина солидной охотбазы. Он не так давно, по-крупному проиграл мне судебную тяжбу. Его то уж точно жалеть нечего. По нем давненько зона плачет. Как говорится, тюрьма – квинтэссенция человеческого общества, его суть.

А Максим, оказавшийся тайным хахалем моей Лариски. После того, как я его проучил, ему, наверное, мало не показалось. Тоже, небось, затаился. Зуб на меня имеет не маленький.

И наконец, Матвей Кондыляев, соучастник мой в ДТП, случившимся полгода назад. Остался, вишь, не доволен нашими разборками! Этот ушибленный правосудием лох легко мог навредить. Не знаю, на что он рассчитывал. Бедняку в законе смерть. Надо было его вообще загнобить по полной.

Про мерзавца соседа Рувима Марочкина вообще речь молчит. Тот еще подонок.

Но, что самое ужасное, перечень такой можно ведь продолжать. И продолжать до бесконечности! Да, и кто из нас без греха! В гуще порока не давай зарока.

Мысли несчастного потерпевшего разбрелись и смешались в невообразимую кучу.

***

Все эти дрязги довели Алексеича до ручки. Беды со всех сторон навалились на его несчастную голову. Тут еще черт принес из центра придирчивую комиссию, учинившую дотошную проверку. Это уж чересчур. Совсем некстати. Результаты инспекции оказались неутешительными. Ему было строго указано на массу недостатков в работе вверенного ведомства. Стали поговаривать о грядущих кадровых изменениях в структуре службы. Начальство зловеще намекало о несоответствии с занимаемой должностью. Друзья и коллеги стали поглядывать как-то косо и подозрительно. Верно в народе говорят: «Пришла беда – отворяй ворота!». Всегда такой бодрый и жизнерадостный, в последнее время он явно приуныл. То ли дело раньше – вроде бы совсем недавно, он был здоров и безмятежен, как послеобеденный сон прапорщика. А теперь все иначе. Любая мелочь давалось ему с трудом; и делал он все неловко, со страдальческим выражением лица, словно на морозе пуговицы застегивал. Все чаще бедолага стал прикладывался к стопе...

***

В это время наш несчастный Василий Ильич случайно узнал от измученной семейными неурядицами снохи Машки, что его непутевый сын Леха продал старый метчик, который ржавел на улице возле дома. Сдал в утиль на металлолом за бесценок. А деньги промотал. У Василия снова заболело сердце…

***

Однажды Алексеича опять хватил приступ. Грудь заложило. Рука отнимается, будто не своя. В голове вертячка, как от принятой натощак молодой браги. Врачи, заподозрив у него инфаркт миокарда, увезли на «Скорой» в больницу. Из приемного отделения его на лифте подняли в кардиологию. Положили в ту же палату, что и в прошлый раз.

- С чем пожаловали, молодой человек? – спросил бродач с койки, что стояла у окна. Лицо вроде знакомое.

- С сердечной недостаточностью – буркнул новенький.

- И у меня тоже! – отозвался Василий Ильич. А про себя добавил:

- Какая же криминальная история без тайны? Настоящий секрет так секретом и остается.

- Насколько лучше согрешить и раскаяться, чем сожалеть, что не согрешил – перевернувшись на правый бок и снова засыпая, подумал он с удовольствием – Где-то эта мысль мне уже попадалась, кажется, у Моэма.*

*

*Метчик – небольшое самоходное судно, рыбацкий баркас, выполняющий замет невода.

* «Расхвастался о том, где он бывал,

И к былям небылиц без счету прибавлял»

- из басни И.А.Крылова «Лжец».

*Царская водка – смесь серной и азотной кислот.

*Слани - настил, пол на дне судна.

* Насколько лучше согрешить и раскаяться, чем сожалеть, что не согрешил (С.Моэм, Тогда и теперь/пер. с англ. М. Интерпракс. – 1991, с. 313).

Рейтинг: +6 209 просмотров
Комментарии (9)
nadezhda redko # 8 августа 2014 в 13:07 +1
Молодец!Смеялась от души!Познавательно, хватко, с эрудицией!
Сергей Шевцов # 17 августа 2014 в 17:54 +1
Вот такая вот жизненная история...
mozarella (Элина Маркова) # 3 октября 2014 в 22:52 +1
Ну закрутили! )) И финал что надо. И, как всегда, легко читается, прекрасным языком написано.
Влад Устимов # 4 октября 2014 в 19:43 0
Спасибо большое, Элина, за Ваш доброжелательный отзыв. Мне очень приятно.
Людмила Алексеева # 25 января 2015 в 09:07 +1
8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9
Светлана Рыжкова # 19 декабря 2015 в 20:04 +1
Жизненно и правдиво! 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Влад Устимов # 19 декабря 2015 в 20:31 0
Правда из жизни.
Татьяна Петухова # 19 сентября 2016 в 12:31 0
Влад, не случайно Ваш рассказ назван сердечная недостаточность-это не просто болень-это состояние души ЛГ ,один совершил кражу.второй отомстил .результат: болезнь вновь настигла их. Понравилось "мы все истинно больны и мнимо здоровы" спасибо,Влад,что радуете нас!!!!!
Влад Устимов # 19 сентября 2016 в 16:09 0
Спасибо большое, Татьяна.
И Вам желаю новых успехов!