САХАЛЯРЫ

16 февраля 2014 - Ирина Горбань
article192143.jpg
   Летом многие выезжают отдохнуть к морю, если есть такая возможность.  Кто ищет море за тридевять океанов, а мне выдумывать не пришлось: сто шестьдесят километров – и я на побережье Азовского моря.
 
   Кто-то сейчас брезгливо скривится и скажет, что куда лучше – Средиземное. Можно и Красное, и Чёрное. Я спорить не буду. Каждый волен выбирать по своим средствам. Или по здоровью. Азовское - далеко за пределами Украины слывёт своими полезными лечебными грязями и йодом.
 
   Юрьевка. Юрьевка – это, скорее всего, посёлок городского типа… или село… размышлять совсем не хочется в сорокаградусную жару. Мысли плавятся, словно яичница на сковороде.
 
   «Только бы во дворе пансионата был бассейн», - думала я, подъезжая к огромному дому. Не люблю, когда зеваки на пляже наблюдают за тем, как я медленно вхожу по пояс в воду, затем окунаюсь, затем делаю вид, что плыву вдоль берега. Не умею плавать в море. Как-то с детства не далась мне эта премудрость. В бассейне я свободно вижу дно, бортик и чистую воду. Несколько метров между бортиками – мой персональный рекорд. А как я держусь на воде (если рядом никого нет)! Русалка! Или… не лягушка, это точно, но нырять в жизни не приходилось. Зачем мне этот риск?
 
   Двор оказался роскошным: кипарисы, клумбы с редкими цветами, веранды с плетёными креслами, бильярдная. Вот вам и местное Средиземное море.
       - Хозяйка! – заглянула я во двор и тут же встретилась взглядом со славным малышом. На его ручонках были надувные нарукавники. Он мило мне улыбнулся и потопал подальше от меня.
       - Добрый день! – приветливо встретила меня смотрительница (так я про себя назвала эту милую блондиночку, от которой вкусно пахло борщом). – Проходите. Вот ваш номер, - жестом показала в сторону бильярдной Светлана.
   Мы быстро познакомились, обменялись любезностями, и я стала полноправной отдыхающей.
 
                                    ***
 
Отдых… мечта… одна! Целых десять дней ни звука, ни крика, ни визга.
   И вот я лежу на шезлонге у бассейна и понимаю, что жизнь удалась.
 
       - Внимание, «бомбочка»! – крикнул Саша, и вся семья с головой покрылась волной чистейшей прозрачной воды. Брызги попали мне в лицо, и я машинально схватила полотенце. Не люблю, когда вода попадает мне на лицо: тут же срабатывает панический страх перед стихией. Может, я в прошлой жизни тонула? Или в этой? Только совсем не помню. Хотя, скорее всего, запомнила бы. Тонуть – это не с лестницы свалиться.
 
       - Ты куда полез!
       - На лестницу, - засмеялся мальчишка и громко шмякнулся в бассейн. И снова брызги разлетелись далеко за пределы бассейна.
   Я совсем не нервничала. Люблю, когда рядом со мной не скандалы, а радость и веселье. Я молниеносно подхватываю вирус смеха и сначала потихоньку, а затем открыто начинаю улыбаться необычной семейке. Четыре сына – это вам не сказка о четырёх богатырях. Среди мокрых чёрных голов я сразу не нашла отца – все были одинаковы. Ну, не все. Это я потом разглядела, когда в очередной раз вытерла лицо от прохладных брызг.
 
       - Саша, подержи Даню, я нырну, - скомандовал Андрей старшему. Другой бы отвесил оплеуху младшему, а этот преспокойно выбрался из бассейна, взял малыша на руки и присел рядом с резвившимися братьями.
 
   Я лежала на шезлонге и незаметно разглядывала всех. Кто они? Какой национальности? Где живут, что так легко умеют плавать и нырять?.. Эти риторические вопросы меня обступили со всех сторон, я встала и ушла на веранду, под навес.
 
                                            ***
 
   Я сидела за столом, и что-то спокойно писала… это, скорее, походило на работу учителя, проверяющего тетрадки с домашним заданием.
       - Вы учительница? – спросил меня черноглазый Антон.
       - Нет, - улыбнулась я. – Похожа?
       - Очень.
       - Ты Антон?
       - Да. А вон все мои братья: Александр, Андрей, Антон и Дима. Нас мама назвала так, чтобы первая буква имени начиналась с «а».
       - Дима, - снова улыбнулась я, - здесь «а» на последнем месте.
       - Всё верно, - поддержал разговор Саша (отец весёлой четвёрки). С «а» началось, ею же и закруглились. Хватит нам мальчишек.
       - А девочка? – сунула нос не в своё дело я.
       - А девочка у нас мама. Наша украиночка.
       - Вы простите, Саша, а вы? Кто вы?
       - Саха. Слышали о таком народе?
   Когда-то слышала, но ничего не знаю об этих людях.
       - Саха – это северные люди. Сильные и выдержанные.
       - Значит, Дима – саха?
       - Нет, - снова улыбнулся мой собеседник. – Он сахаляр. Когда якут и славяночка полюбят друг друга и у них родится вот такой Димка, его будут называть сахаляр.
       Са-ха-ляр, - медленно пропела я это слово. Оглянулась, а на скамейке у веранды сидят четыре парня от двух до пятнадцати лет. Черноглазые, черноволосые, и у каждого на левой щеке ямочка.
       - Привет, сахаляры! – окликнула я их. – Привет Якутии. Скоро домой?
       - Нет, - сказал старший. – Мы ещё в Санкт-Петербург полетим самолётом. Эрмитаж родители обещали показать. В Якутии такого нет. Бассейнов – сколько угодно, а Эрмитажа нет.
       - Эй, сахаляры, обедать! – позвала Наталья свою семью.
Самый маленький серьёзно помахал мне ручонкой и полез на руки  старшему.
       - А знаете, Саша, я напишу о вас рассказ, - вдруг сказала я.
       - Так вы не учитель?
       - Нет, я не учитель. Просто я люблю наблюдать за счастливыми семьями.
 

© Copyright: Ирина Горбань, 2014

Регистрационный номер №0192143

от 16 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0192143 выдан для произведения:    Летом многие выезжают отдохнуть к морю, если есть такая возможность.  Кто ищет море за тридевять океанов, а мне выдумывать не пришлось: сто шестьдесят километров – и я на побережье Азовского моря.
 
   Кто-то сейчас брезгливо скривится и скажет, что куда лучше – Средиземное. Можно и Красное, и Чёрное. Я спорить не буду. Каждый волен выбирать по своим средствам. Или по здоровью. Азовское - далеко за пределами Украины слывёт своими полезными лечебными грязями и йодом.
 
   Юрьевка. Юрьевка – это, скорее всего, посёлок городского типа… или село… размышлять совсем не хочется в сорокаградусную жару. Мысли плавятся, словно яичница на сковороде.
 
   «Только бы во дворе пансионата был бассейн», - думала я, подъезжая к огромному дому. Не люблю, когда зеваки на пляже наблюдают за тем, как я медленно вхожу по пояс в воду, затем окунаюсь, затем делаю вид, что плыву вдоль берега. Не умею плавать в море. Как-то с детства не далась мне эта премудрость. В бассейне я свободно вижу дно, бортик и чистую воду. Несколько метров между бортиками – мой персональный рекорд. А как я держусь на воде (если рядом никого нет)! Русалка! Или… не лягушка, это точно, но нырять в жизни не приходилось. Зачем мне этот риск?
 
   Двор оказался роскошным: кипарисы, клумбы с редкими цветами, веранды с плетёными креслами, бильярдная. Вот вам и местное Средиземное море.
       - Хозяйка! – заглянула я во двор и тут же встретилась взглядом со славным малышом. На его ручонках были надувные нарукавники. Он мило мне улыбнулся и потопал подальше от меня.
       - Добрый день! – приветливо встретила меня смотрительница (так я про себя назвала эту милую блондиночку, от которой вкусно пахло борщом). – Проходите. Вот ваш номер, - жестом показала в сторону бильярдной Светлана.
   Мы быстро познакомились, обменялись любезностями, и я стала полноправной отдыхающей.
 
                                    ***
 
Отдых… мечта… одна! Целых десять дней ни звука, ни крика, ни визга.
   И вот я лежу на шезлонге у бассейна и понимаю, что жизнь удалась.
 
       - Внимание, «бомбочка»! – крикнул Саша, и вся семья с головой покрылась волной чистейшей прозрачной воды. Брызги попали мне в лицо, и я машинально схватила полотенце. Не люблю, когда вода попадает мне на лицо: тут же срабатывает панический страх перед стихией. Может, я в прошлой жизни тонула? Или в этой? Только совсем не помню. Хотя, скорее всего, запомнила бы. Тонуть – это не с лестницы свалиться.
 
       - Ты куда полез!
       - На лестницу, - засмеялся мальчишка и громко шмякнулся в бассейн. И снова брызги разлетелись далеко за пределы бассейна.
   Я совсем не нервничала. Люблю, когда рядом со мной не скандалы, а радость и веселье. Я молниеносно подхватываю вирус смеха и сначала потихоньку, а затем открыто начинаю улыбаться необычной семейке. Четыре сына – это вам не сказка о четырёх богатырях. Среди мокрых чёрных голов я сразу не нашла отца – все были одинаковы. Ну, не все. Это я потом разглядела, когда в очередной раз вытерла лицо от прохладных брызг.
 
       - Саша, подержи Даню, я нырну, - скомандовал Андрей старшему. Другой бы отвесил оплеуху младшему, а этот преспокойно выбрался из бассейна, взял малыша на руки и присел рядом с резвившимися братьями.
 
   Я лежала на шезлонге и незаметно разглядывала всех. Кто они? Какой национальности? Где живут, что так легко умеют плавать и нырять?.. Эти риторические вопросы меня обступили со всех сторон, я встала и ушла на веранду, под навес.
 
                                            ***
 
   Я сидела за столом, и что-то спокойно писала… это, скорее, походило на работу учителя, проверяющего тетрадки с домашним заданием.
       - Вы учительница? – спросил меня черноглазый Антон.
       - Нет, - улыбнулась я. – Похожа?
       - Очень.
       - Ты Антон?
       - Да. А вон все мои братья: Александр, Андрей, Антон и Дима. Нас мама назвала так, чтобы первая буква имени начиналась с «а».
       - Дима, - снова улыбнулась я, - здесь «а» на последнем месте.
       - Всё верно, - поддержал разговор Саша (отец весёлой четвёрки). С «а» началось, ею же и закруглились. Хватит нам мальчишек.
       - А девочка? – сунула нос не в своё дело я.
       - А девочка у нас мама. Наша украиночка.
       - Вы простите, Саша, а вы? Кто вы?
       - Саха. Слышали о таком народе?
   Когда-то слышала, но ничего не знаю об этих людях.
       - Саха – это северные люди. Сильные и выдержанные.
       - Значит, Дима – саха?
       - Нет, - снова улыбнулся мой собеседник. – Он сахаляр. Когда якут и славяночка полюбят друг друга и у них родится вот такой Димка, его будут называть сахаляр.
       Са-ха-ляр, - медленно пропела я это слово. Оглянулась, а на скамейке у веранды сидят четыре парня от двух до пятнадцати лет. Черноглазые, черноволосые, и у каждого на левой щеке ямочка.
       - Привет, сахаляры! – окликнула я их. – Привет Якутии. Скоро домой?
       - Нет, - сказал старший. – Мы ещё в Санкт-Петербург полетим самолётом. Эрмитаж родители обещали показать. В Якутии такого нет. Бассейнов – сколько угодно, а Эрмитажа нет.
       - Эй, сахаляры, обедать! – позвала Наталья свою семью.
Самый маленький серьёзно помахал мне ручонкой и полез на руки  старшему.
       - А знаете, Саша, я напишу о вас рассказ, - вдруг сказала я.
       - Так вы не учитель?
       - Нет, я не учитель. Просто я люблю наблюдать за счастливыми семьями.
 
Рейтинг: +1 259 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

 

Популярная проза за месяц
127
120
106
95
95
Подруги 11 ноября 2017 (Татьяна Петухова)
93
93
92
91
86
83
79
76
73
71
70
69
Тёщин сон 3 ноября 2017 (Тая Кузмина)
66
УЧИТЕЛЬ 24 октября 2017 (Николина ОзернАя)
63
63
62
60
59
Предзимье 31 октября 2017 (Виктор Лидин)
59
58
57
53
45
40
38