Оккупант

21 января 2015 - Вячеслав Грант
article266389.jpg


   На вырванной из перекрытия стальной проволоке, висел большой кусок потолочной плиты. Он беззвучно раскачивался из стороны в сторону, угрожая вот-вот оборваться. Упав влево, он непременно накрыл бы, едва повзрослевшего, Сашку, вправо – немало повидавшего, Николая.
   Волна боя пронеслась, отбросив в разные стороны наступающих и обороняющихся. Где кто?
   Оба с трудом приходили в себя. От близко разорвавшейся мины гудело в голове, не проходил глухой звон в ушах. Одного отшвырнуло взрывной волной, другого отбросило обломком стены. Горло и нос раздирало от едкой штукатурки, глаза слезились от пыли. Восстанавливалось сбитое дыхание, медленно возвращались силы.
Николай попробовал повернуть тяжелую голову. «Шевелится – уже не плохо». Приподнял руки. Левый рукав разорван, кисть в крови. Пальцы двигаются. Слева услышал стон. Хрустя раздробленными осколками кирпича и бетона, приподнялся на локте. В трех метрах от себя увидел, закованное в бронежилет тело бойца. «Не из наших» – определил сразу.
   Тело шевельнулось. В сторону Николая повернулось засыпанное серой пылью лицо с двумя пятнами черных глаз.
   – Ты откуда? – спросил Николай.
   – С Донбасса, – послышался слабый, но уверенный голос. – А ты, сука, – «укроп»!
   – За суку получишь!
   – Если успеешь, – так же злобно ответил горячий Сашка.
   Угрозы не были пустой бравадой, рядом с каждым лежал заряженный «калаш».
   Сашка потянулся за «стволом».
   – Не суетись, пацан, – одернул немолодой, – у тебя проблемы с ногой, истечёшь.
   – А у тебя – рука, – ответил юнец.
   Николай подполз ближе, вынул охотничий нож.
   Сашка резко дернулся, но замер, ощутив резкую боль в ноге.
   – Не суетись, говорю, истечёшь. Много крови.
   Бывалый распахнул «бронник», от нижней части куртки отрезал полоску ткани и под коленным суставом сильно стянул голень ноги тяжелораненного. У самого по ладони обильно потекла кровь. Подал бинт Сашке. Стёр пыль с его лица. Догадка подтвердилась.
   – Замотай мою левую. Она нам еще пригодится, племяш.
   Кривясь от боли, Сашка всмотрелся в небритое лицо.
   – Дядько, ты?
   Не поднимаясь, принял бинт, неумело обмотал протянутую руку.
   – У тебя проблемы, нужна срочная помощь, – убедительно сказал Николай.
   Не дожидаясь согласия, перебросил через плечо руку племянника, приподнялся на коленях, выпрямился и, как мог, потащил раненого к лестнице.
   Спускались медленно, пошатываясь, боясь упасть: один, осторожно ступая, разгребал ступней осколки кирпича и после этого переносил на неё вес двух тел; другой, стиснув от боли зубы, опираясь на здоровую ногу, стаскивал по ступеням – больную.
   Наконец, вышли из терминала. С обеих сторон напряженно смотрят бойницы огневых точек. В каждой притаился ствол.
   Идти влево – достанет пуля «укропа», вправо – очередь сепаратиста.
   Николай опустился на колени, из-под расстёгнутого «бронника» и обрезанной куртки вытащил кусок светлой майки, отсек ножом. Насколько хватило длины руки, поднял ткань вверх, покачал из стороны в сторону.
   Просьба о пощаде остудила пыл прицелов.
   Вновь подхватил лежащего под руку, выпрямился и осмотрелся по сторонам.
   – Дядько, иди к «украм», – негромко произнес Сашка.
   – Не получится, – так же в полголоса ответил Николай. – Там с твоей ногой возиться не станут.
   Набрав полную грудь воздуха, дядя сделал осторожный шаг. Потом еще и еще. Алая повязка с куском светлой ткани двигалась на юго-восток. Прерывистая «дорожка» бурых капель, расползаясь по щебню, тянулась вслед. Одного тащили к «своим», другой на трёх общих конечностях ковылял в плен – по родной украинской земле оккупантов «укропов» и террористов-сепаратистов.

© Copyright: Вячеслав Грант, 2015

Регистрационный номер №0266389

от 21 января 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0266389 выдан для произведения: На вырванной из перекрытия стальной проволоке, висел большой кусок потолочной плиты. Он беззвучно раскачивался из стороны в сторону, угрожая вот-вот оборваться. Упав влево, он непременно накрыл бы, едва повзрослевшего, Сашку, вправо – немало повидавшего, Николая.
Волна боя пронеслась, отбросив в разные стороны наступающих и обороняющихся. Где кто?
Оба с трудом приходили в себя. От близко разорвавшейся мины гудело в голове, не проходил глухой звон в ушах. Одного отшвырнуло взрывной волной, другого отбросило обломком стены. Горло и нос раздирало от едкой штукатурки, глаза слезились от пыли. Восстанавливалось сбитое дыхание, медленно возвращались силы.
Николай попробовал повернуть тяжелую голову. «Шевелится – уже не плохо». Приподнял руки. Левый рукав разорван, кисть в крови. Пальцы двигаются. Слева услышал стон. Хрустя раздробленными осколками кирпича и бетона, приподнялся на локте. В трех метрах от себя увидел, закованное в бронежилет тело бойца. «Не из наших» – определил сразу.
Тело шевельнулось. В сторону Николая повернулось засыпанное серой пылью лицо с двумя пятнами черных глаз.
– Ты откуда? – спросил Николай.
– С Донбасса, – послышался слабый, но уверенный голос. – А ты, сука, – «укроп»!
– За суку получишь!
– Если успеешь, – так же злобно ответил горячий Сашка.
Угрозы не были пустой бравадой, рядом с каждым лежал заряженный «калаш».
Сашка потянулся за «стволом».
– Не суетись, пацан, – одернул немолодой, – у тебя проблемы с ногой, истечёшь.
– А у тебя – рука, – ответил юнец.
Николай подполз ближе, вынул охотничий нож.
Сашка резко дернулся, но замер, ощутив резкую боль в ноге.
– Не суетись, говорю, истечёшь. Много крови.
Бывалый распахнул «бронник», от нижней части куртки отрезал полоску ткани и под коленным суставом сильно стянул голень ноги тяжелораненного. У самого по ладони обильно потекла кровь. Подал бинт Сашке. Стёр пыль с его лица. Догадка подтвердилась.
– Замотай мою левую. Она нам еще пригодится, племяш.
Кривясь от боли, Сашка всмотрелся в небритое лицо.
– Дядько, ты?
Не поднимаясь, принял бинт, неумело обмотал протянутую руку.
– У тебя проблемы, нужна срочная помощь, – убедительно сказал Николай.
Не дожидаясь согласия, перебросил через плечо руку племянника, приподнялся на коленях, выпрямился и, как мог, потащил раненого к лестнице.
Спускались медленно, пошатываясь, боясь упасть: один, осторожно ступая, разгребал ступней осколки кирпича и после этого переносил на неё вес двух тел; другой, стиснув от боли зубы, опираясь на здоровую ногу, стаскивал по ступеням – больную.
Наконец, вышли из терминала. С обеих сторон напряженно смотрят бойницы огневых точек. В каждой притаился ствол.
Идти влево – достанет пуля «укропа», вправо – очередь сепаратиста.
Николай опустился на колени, из-под расстёгнутого «бронника» и обрезанной куртки вытащил кусок светлой майки, отсек ножом. Насколько хватило длины руки, поднял ткань вверх, покачал из стороны в сторону.
Просьба о пощаде остудила пыл прицелов.
Вновь подхватил лежащего под руку, выпрямился и осмотрелся по сторонам.
– Дядько, иди к «украм», – негромко произнес Сашка.
– Не получится, – так же в полголоса ответил Николай. – Там с твоей ногой возиться не станут.
Набрав полную грудь воздуха, дядя сделал осторожный шаг. Потом еще и еще. Алая повязка с куском светлой ткани двигалась на юго-восток. Прерывистая «дорожка» бурых капель, расползаясь по щебню, тянулась вслед. Одного тащили к «своим», другой на трёх общих конечностях ковылял в плен – по родной украинской земле оккупантов «укропов» и бандитов-сепаратистов.
Рейтинг: +1 186 просмотров
Комментарии (3)
Серов Владимир # 21 января 2015 в 19:58 0
Так Вы бойцов армии ДНР и ЛНР - бандитами-сепаратистами???
Вячеслав Грант # 21 января 2015 в 20:00 +1
Нет, конечно. Это они друг друга так называют, оставаясь народом одной страны.
Серов Владимир # 21 января 2015 в 22:16 0
Ясно!