Мрачные тени

13 декабря 2014 - Вячеслав Грант
article258930.jpg

 

 

Огромный белый диск, безмолвно выйдя из-за горизонта, повис над городом. Тяжелая студеная ночь неотступно сковывала город сном.

Досмотрев последние новости, Александр выключил телевизор.

Глухая тишина. Бледный луч осветил стену, безмолвный экран которой, играя полупрозрачными тенями, рисовал картины воображаемых тревожных событий.

Несколько дней назад глава заокеанского государства открыто объявил миру о главенстве над ним принципов существования, провозглашенных его страной, и о неотъемлемом приоритете интересов избранного государства везде и во всем. Объявил, чтобы напомнить и утвердить – так было и будет впредь.

На рубеже прошлого и нынешнего столетий этот правопорядок успешно формировался. Однако почему-то уверенность в незыблемости удобной модели вдруг пошатнулась. Нынешняя риторика состояла в неумолимом желании и неукротимом стремлении не позволить замахнуться на высокий статус сильнейшего.

Обращение, прежде всего, адресовалось крупнейшим конкурентам и тем, кто, мечтая избавиться от гегемонии «вождя», мог объединиться с несогласными.

Один из них – евроазиатский великан – обладает огромным военным потенциалом и не желает следовать позывам и требованиям главного. Экономика Поднебесной вырвалась вперед и начала подминать интересы гегемона.

Не было упомянуто об угрожающем размере госдолга лидера, который нельзя было вернуть, не разрушив экономику страны. Сохранять свою силу и достоинство позволяла собственная валюта. В активе давления на союзников и противников оставался неоспоримый козырь – доллар, к которому удалось привязать экономику всего мира. Попытки вырваться из этого ярма «гордых» режимов небольших государств были сломлены хитростью сговоров, подкупами, переворотами и силой военной мощи.

Два сильных мировых гиганта не только проявляли всё большую самостоятельность и непокорность, они покусились на важнейшую финансовую опору, приняв твердое решение избавить мир от ненавистной платежной обузы.

Это крах!

Экономическое давление перестало быть решающим. Его дальнейшее наращивание душило экономики союзников, оказывало негативное влияние на собственное развитие. Мало того, это давление принудило непокорных великанов объединяться и заставило объединять вокруг себя других.

Пример второй мировой войны стал единственным выходом из сложившейся ситуации. Тогда страны иного континента разрушили свои мирные промышленные потенциалы войной, подняв производство заокеанской державы, оказывающей помощь за реальные ценности и навязанные долги.

Еще более «интересней» стало бы уничтожить своих кредиторов навсегда, оставив у себя их активы.

Естественно, что послевоенная помощь осуществлялась бы в долларах, о судьбе которых не стоило беспокоиться.

Главное – втянуть противника в военный конфликт, не ввязавшись в него самому.

Склонить к тому верных слабовольных вассалов Европы было желанно, но трудно – они уже входили в собственный союз, руководители которого не желали неизбежного возмездия. Взрастить до ракетной мощи потенциалы радикалов Ближнего Востока стало опасным – те, окрепнув, забывали «щедрого повелителя» и начинали проявлять непредсказуемое своеволие.

Грузинский вариант не сработал. Пришлось нарабатывать новый сценарий. Впрочем, он создавался параллельно. Теперь его нужно было воплотить, учтя все промахи и недооценку решительности противника.

За пару десятилетий удалось возбудить неприязнь ко всему русскому у аморфного государства, меняющего границы и размеры по воле чужих правителей. Оно располагалось там, откуда очень легко совершить запланированную агрессию – как раз на границе нужной, вернее, ненужной страны.

Самопровозглашенные лидеры этой причерноморской окраины на протяжении веков никак не могли сплотить вокруг себя народ и неизменно продаваясь, становились подвластными соседям. Это превратилось в удобную традицию. Новых лидеров можно было приобрести, оплатить и купить. Что и делалось.

На взращивание неистовой безумной неприязни против ненавистного соседа были затрачены немалые средства, разработана обширная информационно-пропагандистская программа.

Возникли все предпосылки для усиления напряженности и провоцирования конфликта, и он состоялся – сначала между регионами Украины, затем с соседним государством.

Одновременно накалялись настроения близлежащих соседей-европейцев. В СМИ вкидывалась информация о желании России овладеть всеми территориями, где присутствуют русские. Самовозбудив общественное мнение европейских стран, туда же, по возникшей от этого необходимости, были отправлены дополнительные силы и вооружения.

Деньги собственных фондов и бюджетов союзников, как провозглашалось во всеуслышание, не шли в разрушаемую экономику окраины, – а на вооружение, армию и наемников. Этого не следовало замечать, ибо соответствовало воплощению разработанного плана.

Нарастающая опасность интересам собственной страны спровоцировала ответные действия. Евроазиатская федерация вовлекла в него военные силы. Однако их вмешательство было умело завуалировано и не достигло масштаба межгосударственной войны. Не помогли и провокации с артиллерийскими обстрелами российских территорий, применение против пророссийских формирований кассетных ракетных комплексов «Точка-У» с дальностью поражения до 120 километров.

Сдержанная реакция возмущала. Никак не удавалось принудить Россию к применению тяжелой артиллерии большой разрушительной силы. Оставалось убедить мир, что таковую та уже ввела на чужую землю, в противовес выделить деньги и позволить купить или поставить в Украину группу мощных высокоточных ракетных комплексов под любым предлогом.

В прессе появились сообщения о нарушении Россией Договора о ракетах средней и малой дальности, возможности военного ответа США на эти действия.

Подготовительные мероприятия выполнены, предпосылки сверстаны.

Недопустимо было ослабление напряженности. Как только возникали взаимопонимание сторон и прогресс в переговорах, сразу звучали приготовленные подозрения и обвинения от госсекретаря, президента или госдепартамента, инициировались новые санкции и провокации.

Европа помнила германскую браваду и лихие противокоммунистические призывы накануне прошлой войны. Еще не забыты отрезвляющие итоги и позор, миллионы смертей и разрушенные цветущие города. Черкалась история, переписывались события, но еще живы были очевидцы страшной беды середины двадцатого века. Однако страх собственного краха для мирового гегемона был выше цены предстоящих жертв. Успехи Евроазиатского мира несли серьёзную угрозу благу Соединенных Штатов. Протестующие аргументы немедля подавлялись.

Горячую голову, неравнодушную к деньгам, что могла сотворить необходимую провокацию, долго искать не пришлось. «Повязанный» авантюрой с гибелью 298 пассажиров гражданского авиалайнера противиться не смел. А тому найти преданного или «безголового» исполнителя было еще проще. Самому оставалось, как говорится, «вовремя смыться».

Изможденная дипломатия России чего только ни вынесла, каких испытаний ни претерпела.

…Размышления из явных переходили в фантазии сна. То ли на бледной стене, то ли в памяти возникали очертания границ, вырисовывались запланированные направления ракетных ударов, возможные пути движения боевых колонн и фронтов.

…Первый залп пошел.

Накал, затаившейся тревоги, вырвался из глубин предчувствий и яркой вспышкой ужаса пронзил сон. Послышались оглушающие взрывы, крики боли и отчаяния. В тот же миг пронесся гул вскипевшей военной армады, ринувшейся навстречу. Ответ состоялся. Хотелось кричать от выплеснувшегося страха, но только надрывный стон потревожил тишину ночи.

Заокеанские предводители восторженно ликовали. Ненавистный режим ввязался в тяжелую долгосрочную бойню. Европейский мир был подготовлен к мысли о его кровожадных помышлениях. Опыт сороковых годов прошлого века предрекал огромные масштабы обогащения.

Картинка растаяла и ожила вновь.

…Опыт военного конфликта с Грузией научил противодействию с уничтожением сил агрессора в глубине его территории. Заранее насыщенные силы Министерства обороны в Крыму, у восточных границ страны конфликта, усиленные авиацией базы в Беларуси, натренированные авиационные соединения северо-западного базирования ринулись с трех сторон. В считанные дни все источники военной угрозы была уничтожены. Дойдя до западных территорий, разгневанная мощь отступила, оставив необходимые силы, а так же вооружения тем, кто устал от беспредела распоясавшихся националистов; великодушно уступила Европе, аннексированные в 1939 году земли, и позволила населению отторженных территорий воссоединиться с родиной предков.

С «зачищенных» областей, кто-то незаметно выехал за пределы, кто-то растворился в простолюдии, кто-то равнодушно принял новое правление, как бывало прежде. Иные были изолированы на долгие годы. Собранных во время конфликта материалов хватило, чтобы применить к ним положения об ответственности за действия против человечности, геноцид и тому подобное.

Невзирая на визг антироссийских СМИ, влияние заатлантической державы медленно, но уверенно снижалось. Никто не желал повторить участь только что рассыпавшейся страны. Воевать на другом краю земли, с возможность не дожить до возвращения, в самой Америке никому не хотелось. Маленький Вьетнам, в свое время, научил бояться и активно противодействовать открытой агрессии с участием «евроазиатского медведя».

Как-то стремительно стали забываться интересы по всему миру – сохранить бы их в непосредственной близости и в собственных границах.

В «сонной» памяти промелькнули: отсутствие единого законодательства штатов, давние этнические проблемы, неустойчивость финансовой пирамиды, едва удерживающей экономику новыми долгами. Все это разрушало табу на самостоятельность регионов в выборе своих приоритетов и союзников, влекло к стремлению создания конфедераций.

Климатические изменения начали разрушать территорию центра североамериканского континента. Воды океана стали безвозвратно поглощать материк. Уже не было сил выявлять причины и источники обширной катастрофы то ли природного, то ли рукотворного характера и противодействовать им.

Силы международного подстрекателя ослабевали, накал страстей спал. Мир на планете, разрушаемый интересами одного вопреки чаяний других, начал успокаиваться.

…Сознание расслабилось и потеряло нить размышлений. Непонятные тени возбудили новые видения. Внезапное беспокойство навеяло тревогу от темной силы.

Крупные державы, увлекшись противостоянием, забыли об агрессивно настроенных мусульманских армиях. Заатлантический враг теперь не мог угрожать, как прежде. Окрепнув и воззвав единоверцев всего мира, радикальный ислам уверенно двинулся вширь, охватывая новые и новые территории.

…Луна обошла горизонт. Белесый экран поблек. Бледные лики и мрачные тени поползли по стенам и окнам соседних домов, близлежащих городов, стран и материков. Тяжелый мрак неудержимо расползался по миру.

© Copyright: Вячеслав Грант, 2014

Регистрационный номер №0258930

от 13 декабря 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0258930 выдан для произведения:

Огромный белый диск, безмолвно выйдя из-за горизонта, повис над городом. Тяжелая студеная ночь неотступно сковывала город сном.

Досмотрев последние новости, Александр выключил телевизор.

Глухая тишина. Бледный луч осветил стену, безмолвный экран которой, играя полупрозрачными тенями, рисовал картины воображаемых тревожных событий.

Несколько дней назад глава заокеанского государства открыто объявил миру о главенстве над ним принципов существования, провозглашенных его страной, и о неотъемлемом приоритете интересов избранного государства везде и во всем. Объявил, чтобы напомнить и утвердить – так было и будет впредь.

На рубеже прошлого и нынешнего столетий этот правопорядок успешно формировался. Однако почему-то уверенность в незыблемости удобной модели вдруг пошатнулась. Нынешняя риторика состояла в неумолимом желании и неукротимом стремлении не позволить замахнуться на высокий статус сильнейшего.

Обращение, прежде всего, адресовалось крупнейшим конкурентам и тем, кто, мечтая избавиться от гегемонии «вождя», мог объединиться с несогласными.

Один из них – евроазиатский великан – обладает огромным военным потенциалом и не желает следовать позывам и требованиям главного. Экономика Поднебесной вырвалась вперед и начала подминать интересы гегемона.

Не было упомянуто об угрожающем размере госдолга лидера, который нельзя было вернуть, не разрушив экономику страны. Сохранять свою силу и достоинство позволяла собственная валюта. В активе давления на союзников и противников оставался неоспоримый козырь – доллар, к которому удалось привязать экономику всего мира. Попытки вырваться из этого ярма «гордых» режимов небольших государств были сломлены хитростью сговоров, подкупами, переворотами и силой военной мощи.

Два сильных мировых гиганта не только проявляли всё большую самостоятельность и непокорность, они покусились на важнейшую финансовую опору, приняв твердое решение избавить мир от ненавистной платежной обузы.

Это крах!

Экономическое давление перестало быть решающим. Его дальнейшее наращивание душило экономики союзников, оказывало негативное влияние на собственное развитие. Мало того, это давление принудило непокорных великанов объединяться и заставило объединять вокруг себя других.

Пример второй мировой войны стал единственным выходом из сложившейся ситуации. Тогда страны иного континента разрушили свои мирные промышленные потенциалы войной, подняв производство заокеанской державы, оказывающей помощь за реальные ценности и навязанные долги.

Еще более «интересней» стало бы уничтожить своих кредиторов навсегда, оставив у себя их активы.

Естественно, что послевоенная помощь осуществлялась бы в долларах, о судьбе которых не стоило беспокоиться.

Главное – втянуть противника в военный конфликт, не ввязавшись в него самому.

Склонить к тому верных слабовольных вассалов Европы было желанно, но трудно – они уже входили в собственный союз, руководители которого не желали неизбежного возмездия. Взрастить до ракетной мощи потенциалы радикалов Ближнего Востока стало опасным – те, окрепнув, забывали «щедрого повелителя» и начинали проявлять непредсказуемое своеволие.

Грузинский вариант не сработал. Пришлось нарабатывать новый сценарий. Впрочем, он создавался параллельно. Теперь его нужно было воплотить, учтя все промахи и недооценку решительности противника.

За пару десятилетий удалось возбудить неприязнь ко всему русскому у аморфного государства, меняющего границы и размеры по воле чужих правителей. Оно располагалось там, откуда очень легко совершить запланированную агрессию – как раз на границе нужной, вернее, ненужной страны.

Самопровозглашенные лидеры этой причерноморской окраины на протяжении веков никак не могли сплотить вокруг себя народ и неизменно продаваясь, становились подвластными соседям. Это превратилось в удобную традицию. Новых лидеров можно было приобрести, оплатить и купить. Что и делалось.

На взращивание неистовой безумной неприязни против ненавистного соседа были затрачены немалые средства, разработана обширная информационно-пропагандистская программа.

Возникли все предпосылки для усиления напряженности и провоцирования конфликта, и он состоялся – сначала между регионами Украины, затем с соседним государством.

Одновременно накалялись настроения близлежащих соседей-европейцев. В СМИ вкидывалась информация о желании России овладеть всеми территориями, где присутствуют русские. Самовозбудив общественное мнение европейских стран, туда же, по возникшей от этого необходимости, были отправлены дополнительные силы и вооружения.

Деньги собственных фондов и бюджетов союзников, как провозглашалось во всеуслышание, не шли в разрушаемую экономику окраины, – а на вооружение, армию и наемников. Этого не следовало замечать, ибо соответствовало воплощению разработанного плана.

Нарастающая опасность интересам собственной страны спровоцировала ответные действия. Евроазиатская федерация вовлекла в него военные силы. Однако их вмешательство было умело завуалировано и не достигло масштаба межгосударственной войны. Не помогли и провокации с артиллерийскими обстрелами российских территорий, применение против пророссийских формирований кассетных ракетных комплексов «Точка-У» с дальностью поражения до 120 километров.

Сдержанная реакция возмущала. Никак не удавалось принудить Россию к применению тяжелой артиллерии большой разрушительной силы. Оставалось убедить мир, что таковую та уже ввела на чужую землю, в противовес выделить деньги и позволить купить или поставить в Украину группу мощных высокоточных ракетных комплексов под любым предлогом.

В прессе появились сообщения о нарушении Россией Договора о ракетах средней и малой дальности, возможности военного ответа США на эти действия.

Подготовительные мероприятия выполнены, предпосылки сверстаны.

Недопустимо было ослабление напряженности. Как только возникали взаимопонимание сторон и прогресс в переговорах, сразу звучали приготовленные подозрения и обвинения от госсекретаря, президента или госдепартамента, инициировались новые санкции и провокации.

Европа помнила германскую браваду и лихие противокоммунистические призывы накануне прошлой войны. Еще не забыты отрезвляющие итоги и позор, миллионы смертей и разрушенные цветущие города. Черкалась история, переписывались события, но еще живы были очевидцы страшной беды середины двадцатого века. Однако страх собственного краха для мирового гегемона был выше цены предстоящих жертв. Успехи Евроазиатского мира несли серьёзную угрозу благу Соединенных Штатов. Протестующие аргументы немедля подавлялись.

Горячую голову, неравнодушную к деньгам, что могла сотворить необходимую провокацию, долго искать не пришлось. «Повязанный» авантюрой с гибелью 298 пассажиров гражданского авиалайнера противиться не смел. А тому найти преданного или «безголового» исполнителя было еще проще. Самому оставалось, как говорится, «вовремя смыться».

Изможденная дипломатия России чего только ни вынесла, каких испытаний ни претерпела.

…Размышления из явных переходили в фантазии сна. То ли на бледной стене, то ли в памяти возникали очертания границ, вырисовывались запланированные направления ракетных ударов, возможные пути движения боевых колонн и фронтов.

…Первый залп пошел.

Накал, затаившейся тревоги, вырвался из глубин предчувствий и яркой вспышкой ужаса пронзил сон. Послышались оглушающие взрывы, крики боли и отчаяния. В тот же миг пронесся гул вскипевшей военной армады, ринувшейся навстречу. Ответ состоялся. Хотелось кричать от выплеснувшегося страха, но только надрывный стон потревожил тишину ночи.

Заокеанские предводители восторженно ликовали. Ненавистный режим ввязался в тяжелую долгосрочную бойню. Европейский мир был подготовлен к мысли о его кровожадных помышлениях. Опыт сороковых годов прошлого века предрекал огромные масштабы обогащения.

Картинка растаяла и ожила вновь.

…Опыт военного конфликта с Грузией научил противодействию с уничтожением сил агрессора в глубине его территории. Заранее насыщенные силы Министерства обороны в Крыму, у восточных границ страны конфликта, усиленные авиацией базы в Беларуси, натренированные авиационные соединения северо-западного базирования ринулись с трех сторон. В считанные дни все источники военной угрозы была уничтожены. Дойдя до западных территорий, разгневанная мощь отступила, оставив необходимые силы, а так же вооружения тем, кто устал от беспредела распоясавшихся националистов; великодушно уступила Европе, аннексированные в 1939 году земли, и позволила населению отторженных территорий воссоединиться с родиной предков.

С «зачищенных» областей, кто-то незаметно выехал за пределы, кто-то растворился в простолюдии, кто-то равнодушно принял новое правление, как бывало прежде. Иные были изолированы на долгие годы. Собранных во время конфликта материалов хватило, чтобы применить к ним положения об ответственности за действия против человечности, геноцид и тому подобное.

Невзирая на визг антироссийских СМИ, влияние заатлантической державы медленно, но уверенно снижалось. Никто не желал повторить участь только что рассыпавшейся страны. Воевать на другом краю земли, с возможность не дожить до возвращения, в самой Америке никому не хотелось. Маленький Вьетнам, в свое время, научил бояться и активно противодействовать открытой агрессии с участием «евроазиатского медведя».

Как-то стремительно стали забываться интересы по всему миру – сохранить бы их в непосредственной близости и в собственных границах.

В «сонной» памяти промелькнули: отсутствие единого законодательства штатов, давние этнические проблемы, неустойчивость финансовой пирамиды, едва удерживающей экономику новыми долгами. Все это разрушало табу на самостоятельность регионов в выборе своих приоритетов и союзников, влекло к стремлению создания конфедераций.

Климатические изменения начали разрушать территорию центра североамериканского континента. Воды океана стали безвозвратно поглощать материк. Уже не было сил выявлять причины и источники обширной катастрофы то ли природного, то ли рукотворного характера и противодействовать им.

Силы международного подстрекателя ослабевали, накал страстей спал. Мир на планете, разрушаемый интересами одного вопреки чаяний других, начал успокаиваться.

…Сознание расслабилось и потеряло нить размышлений. Непонятные тени возбудили новые видения. Внезапное беспокойство навеяло тревогу от темной силы.

Крупные державы, увлекшись противостоянием, забыли об агрессивно настроенных мусульманских армиях. Заатлантический враг теперь не мог угрожать, как прежде. Окрепнув и воззвав единоверцев всего мира, радикальный ислам уверенно двинулся вширь, охватывая новые и новые территории.

…Луна обошла горизонт. Белесый экран поблек. Бледные лики и мрачные тени поползли по стенам и окнам соседних домов, близлежащих городов, стран и материков. Тяжелый мрак неудержимо расползался по миру.

Рейтинг: 0 166 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!