ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → А ты помнишь, когда начался этот трип?

 

А ты помнишь, когда начался этот трип?

26 апреля 2012 - Галин Максим

    Затёртый до состояния бессмысленного звука и неразделимый даже на буквы вопрос  «кто я?» не всегда точен. Я пользуюсь другим вопросом: «Что у меня с памятью?».  Ведь, чтобы узнать кто ты надо вернуться к самому началу, скажем так, найти ту – давным-давно выброшенную в мусорный бак – заводскую коробку с названием изделия, гарантийным талоном и подробной инструкцией по эксплуатации. И пока эта коробка (или хотя бы инструкция) не найдена вопрос, как использовать молоток: бить им себе по голове, или привязывать ниточкой к больному зубу так и будет хронически актуален. Как, к примеру: «Быть или не быть?».  И – не смотря на то, что я, казалось бы, не молоток – суть проблемы от этого никак не меняется.  

   Вы пробовали, например, заниматься сексом, писать годовой отчёт и спать одновременно? И – при этом – ещё и думать над тем, почему у вас случился пробел в памяти и Вы не можете вспомнить, кто Вы? А параллельно ещё рожать и – одновременно – протискиваться по родовым путям и быть при этом акушером, принимающим роды?
   Всё это невозможно осуществить одновременно, если Вы ограниченны одним телом, одной нервной системой, одной личностью, одной жизнью, но если таких границ не наблюдается, то нет и предела возможностей, нет усталости – каждая новопоявившаяся задача тут же получает порцию энергии, необходимую для своей реализации, Вы ничем не ограниченны, Вы не можете устать, «сломаться»… и отдохнуть.
 
   Я допил последний глоток утреннего кофе, взглянул на часы – пора идти на работу… вздрогнул, разбуженный будильником, попросил маму сегодня пораньше забрать меня из садика, увернулся от удара моего партнёра по рингу… и поставил пустую кружку на стол. Подхватив со стула свой пиджак, вышел из дому, твёрдо зная, что успею на утренний автобус, ведь – одновременно с этим – я так же был и водителем того самого автобуса…
 
   Когда всё это началось? Когда я стал всеми этими людьми? Когда начал жить в мире, где повсюду я: иду молодым человеком по дорожке в парке к остановке автобуса, сижу похмельным мужичонкой на скамейке, провожая взглядом себя, идущего по парку, и проношусь симпатичной девушкой мимо, никого не замечая и слушая музыку во время своей утренней пробежки?
 
   Не помню, когда это началось. Первые недели (а, может, и месяцы) всё было как в тумане, я существовал словно бы на автомате, просто следуя однообразию привычек этого огромного количества людей, не осознавая ни себя, ни происходящего. Уже потом стал постепенно замечать, что я есть. Но кто я и что вообще происходит? Для ответа на этот вопрос я начал рыться в своих воспоминаниях, а, когда у вас есть воспоминания такого огромного количества людей, то вспомнить что-то конкретное это по-настоящему сложно!
 
   Но, в конце концов, я нашёл самое раннее воспоминание. Свет, грохот крови в ушах, дикая тряска в теле, поднимающаяся снизу вверх – от таза к макушке – и оставляющая после себя лёгкость на грани пустоты… затем – провал в памяти. Как будто бы я и не существовал какое-то время, пока не появился – сначала вяло, как в дремоте – во всех этих людях. И – насколько я понимаю – того человека, кому принадлежит это воспоминание, залитое ослепительным светом, среди них нет. Может, он умер? Да, такое время от времени бывает. Вот как сейчас. Я – мужчина лет сорока – не успел вытащить себя – девочку лет семи – из реки, и захлебнулся. Или вот как сейчас: мы – бригада врачей скорой помощи – не успели довести меня, сбитого машиной, до больницы. Хотя, сделали всё, что могли. Знаете ли, очень забавное в первые пару раз чувство: вкалываешь себе в грудь шприц адреналина, пытаешься спасти свою жизнь и – в то же время – чувствуешь как тело отпускает тебя, становится легко-легко, никакого желания возвращаться и тут – на тебе! – шприц в сердце и резкая боль во всём теле!
 
   Слегка абстрагировавшись от происходящего в карете скорой помощи, я сконцентрировался снова в теле того молодого человека, который уже прошёл парк и зашёл в автобус, который прибыл сегодня как нельзя вовремя. Ещё бы! Я ж старался!
 
   Зайдя в салон автобуса, я протянул деньги за проезд водителю, наши взгляды на секунду встретились… здороваться с самим собой – это уже шизофрения, подумал я и молча дал вошедшему пассажиру в пиджаке сдачу.
 
   Да, каждый раз, когда я встречался с собой в качестве незнакомцев, меня всегда так и подмывало поздороваться, но… стесняюсь что ли. Хотя – кого стесняться? Здесь, ведь, повсюду только я…
 
  И это иногда утомляет. Чтобы отвлечься от мыслей, я достал сигарету, чиркнул зажигалкой… и вовремя опомнился: я же в автобусе! Все вокруг (а точнее я сам во множестве лиц) осуждающе смотрели на меня. Но зажечь сигарету я не успел и поспешил убрать её обратно в пачку. Странно. Ведь, закурить сейчас захотел подросток в десяти километрах отсюда, который только что поссорился с родителями, почему ж я перенёс желание на этого человека в пиджаке? Он же вообще до обеда не курит!
 
   Но у подростка сигарет не было, и поэтому закурил водитель автобуса. Дым проник в его лёгкие, и всем стало как-то легче.
 
   В общем, того, кем я когда-то был, до того, как стать всеми, я потерял. Ничьи воспоминания не смогли подсказать мне хоть что-то о моём прошлом. Быть вечно рассеянным по всей планете порой тяжело, но я нашёл того, в ком можно себя ощутить имеющим какой-то центр, того, находясь в ком, я могу немного отвлечься от сонма моих жизней, проходящих вокруг. Я смотрел в окно автобуса, за которым видел улицы, дома, машины, светофоры проснувшегося и спешащего во всех направлениях города.
 
   Автобус затормозил у бизнес центра в одном из деловых районов города и я вышел. На площади перед, словно бы целиком состоящем из стекла, зданием бизнес центра была масса народу и я нырнул в это море себя, направляясь к вращающимся стеклянным дверям. Глядя на, кажущийся бесконечным, поток себя, спешащий по делам, я шёл на первый свой рабочий день, вспоминая то, что сам себе рассказывал на собеседовании неделю назад. Этот парень, которым я сейчас был, вытащил счастливый билет и теперь будет работать в крупной фирме. Причём я, как руководитель этой фирмы, уже знал, что скоро он пойдёт на повышение.
 
   Но знать всё бывает скучно, поэтому я слегка волновался по поводу того, как пройдёт мой первый день на работе. И вот, я уже подошёл к дверям, вынырнув из потока людей, идущих мимо, как вдруг…
 
   СТОП!!!
 
   ЭТО НЕ Я!!!
 
   Перед дверьми стоял человек неопределённого возраста в чёрных джинсах и тёмной затасканной кофте с капюшоном. И… это… был… НЕ Я!
 
   Все вокруг встали как вкопанные, изумлённо уставившись на незнакомца. Как он здесь появился? Ведь ещё секунду-другую назад я не видел его. Никто не видел его! 
 
   И это ещё не всё…
 
   Девушка с плеером, завершая свою утреннюю пробежку по парку, остановилась как вкопанная, встретившись взглядом с незнакомцем в заношенной тёмной кофте с капюшоном, поджидавшем её у подъезда.
 
   Пьяньчуга, хмуро встречающих утро на лавке в парке, мигом пришёл в себя и изумлённо заморгал, глядя на подсевшего к нему человека в тёмной кофте…
 
   Незнакомец, стоящий перед бизнес центром обвёл напряжённым взглядом толпу, глядящую на него в немом изумлении и тихо выругался. 
   Широкими размашистыми шагами он подошёл к поражённой девушке…
   …и положил руку на плечо шокированного пьяницы…
 
   -Держи себя в руках.
 
   Мы с ним стояли перед входом в бизнес центр, а люди вокруг, словно забыв о минутном замешательстве, снова двинулись по своим делам.
 
   Кто он? КТО ОН ТАКОЙ?
   Он похож на меня, только… он один и тот же во всех своих телах и его значительно меньше, чем меня: незнакомец подошёл только к каждому сотому мне…
 
   -Ты помнишь, когда начался этот трип? 
 

© Copyright: Галин Максим, 2012

Регистрационный номер №0045138

от 26 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0045138 выдан для произведения:

    Затёртый до состояния бессмысленного звука и неразделимый даже на буквы вопрос  «кто я?» не всегда точен. Я пользуюсь другим вопросом: «Что у меня с памятью?».  Ведь, чтобы узнать кто ты надо вернуться к самому началу, скажем так, найти ту – давным-давно выброшенную в мусорный бак – заводскую коробку с названием изделия, гарантийным талоном и подробной инструкцией по эксплуатации. И пока эта коробка (или хотя бы инструкция) не найдена вопрос, как использовать молоток: бить им себе по голове, или привязывать ниточкой к больному зубу так и будет хронически актуален. Как, к примеру: «Быть или не быть?».  И – не смотря на то, что я, казалось бы, не молоток – суть проблемы от этого никак не меняется.  

   Вы пробовали, например, заниматься сексом, писать годовой отчёт и спать одновременно? И – при этом – ещё и думать над тем, почему у вас случился пробел в памяти и Вы не можете вспомнить, кто Вы? А параллельно ещё рожать и – одновременно – протискиваться по родовым путям и быть при этом акушером, принимающим роды?
   Всё это невозможно осуществить одновременно, если Вы ограниченны одним телом, одной нервной системой, одной личностью, одной жизнью, но если таких границ не наблюдается, то нет и предела возможностей, нет усталости – каждая новопоявившаяся задача тут же получает порцию энергии, необходимую для своей реализации, Вы ничем не ограниченны, Вы не можете устать, «сломаться»… и отдохнуть.
 
   Я допил последний глоток утреннего кофе, взглянул на часы – пора идти на работу… вздрогнул, разбуженный будильником, попросил маму сегодня пораньше забрать меня из садика, увернулся от удара моего партнёра по рингу… и поставил пустую кружку на стол. Подхватив со стула свой пиджак, вышел из дому, твёрдо зная, что успею на утренний автобус, ведь – одновременно с этим – я так же был и водителем того самого автобуса…
 
   Когда всё это началось? Когда я стал всеми этими людьми? Когда начал жить в мире, где повсюду я: иду молодым человеком по дорожке в парке к остановке автобуса, сижу похмельным мужичонкой на скамейке, провожая взглядом себя, идущего по парку, и проношусь симпатичной девушкой мимо, никого не замечая и слушая музыку во время своей утренней пробежки?
 
   Не помню, когда это началось. Первые недели (а, может, и месяцы) всё было как в тумане, я существовал словно бы на автомате, просто следуя однообразию привычек этого огромного количества людей, не осознавая ни себя, ни происходящего. Уже потом стал постепенно замечать, что я есть. Но кто я и что вообще происходит? Для ответа на этот вопрос я начал рыться в своих воспоминаниях, а, когда у вас есть воспоминания такого огромного количества людей, то вспомнить что-то конкретное это по-настоящему сложно!
 
   Но, в конце концов, я нашёл самое раннее воспоминание. Свет, грохот крови в ушах, дикая тряска в теле, поднимающаяся снизу вверх – от таза к макушке – и оставляющая после себя лёгкость на грани пустоты… затем – провал в памяти. Как будто бы я и не существовал какое-то время, пока не появился – сначала вяло, как в дремоте – во всех этих людях. И – насколько я понимаю – того человека, кому принадлежит это воспоминание, залитое ослепительным светом, среди них нет. Может, он умер? Да, такое время от времени бывает. Вот как сейчас. Я – мужчина лет сорока – не успел вытащить себя – девочку лет семи – из реки, и захлебнулся. Или вот как сейчас: мы – бригада врачей скорой помощи – не успели довести меня, сбитого машиной, до больницы. Хотя, сделали всё, что могли. Знаете ли, очень забавное в первые пару раз чувство: вкалываешь себе в грудь шприц адреналина, пытаешься спасти свою жизнь и – в то же время – чувствуешь как тело отпускает тебя, становится легко-легко, никакого желания возвращаться и тут – на тебе! – шприц в сердце и резкая боль во всём теле!
 
   Слегка абстрагировавшись от происходящего в карете скорой помощи, я сконцентрировался снова в теле того молодого человека, который уже прошёл парк и зашёл в автобус, который прибыл сегодня как нельзя вовремя. Ещё бы! Я ж старался!
 
   Зайдя в салон автобуса, я протянул деньги за проезд водителю, наши взгляды на секунду встретились… здороваться с самим собой – это уже шизофрения, подумал я и молча дал вошедшему пассажиру в пиджаке сдачу.
 
   Да, каждый раз, когда я встречался с собой в качестве незнакомцев, меня всегда так и подмывало поздороваться, но… стесняюсь что ли. Хотя – кого стесняться? Здесь, ведь, повсюду только я…
 
  И это иногда утомляет. Чтобы отвлечься от мыслей, я достал сигарету, чиркнул зажигалкой… и вовремя опомнился: я же в автобусе! Все вокруг (а точнее я сам во множестве лиц) осуждающе смотрели на меня. Но зажечь сигарету я не успел и поспешил убрать её обратно в пачку. Странно. Ведь, закурить сейчас захотел подросток в десяти километрах отсюда, который только что поссорился с родителями, почему ж я перенёс желание на этого человека в пиджаке? Он же вообще до обеда не курит!
 
   Но у подростка сигарет не было, и поэтому закурил водитель автобуса. Дым проник в его лёгкие, и всем стало как-то легче.
 
   В общем, того, кем я когда-то был, до того, как стать всеми, я потерял. Ничьи воспоминания не смогли подсказать мне хоть что-то о моём прошлом. Быть вечно рассеянным по всей планете порой тяжело, но я нашёл того, в ком можно себя ощутить имеющим какой-то центр, того, находясь в ком, я могу немного отвлечься от сонма моих жизней, проходящих вокруг. Я смотрел в окно автобуса, за которым видел улицы, дома, машины, светофоры проснувшегося и спешащего во всех направлениях города.
 
   Автобус затормозил у бизнес центра в одном из деловых районов города и я вышел. На площади перед, словно бы целиком состоящем из стекла, зданием бизнес центра была масса народу и я нырнул в это море себя, направляясь к вращающимся стеклянным дверям. Глядя на, кажущийся бесконечным, поток себя, спешащий по делам, я шёл на первый свой рабочий день, вспоминая то, что сам себе рассказывал на собеседовании неделю назад. Этот парень, которым я сейчас был, вытащил счастливый билет и теперь будет работать в крупной фирме. Причём я, как руководитель этой фирмы, уже знал, что скоро он пойдёт на повышение.
 
   Но знать всё бывает скучно, поэтому я слегка волновался по поводу того, как пройдёт мой первый день на работе. И вот, я уже подошёл к дверям, вынырнув из потока людей, идущих мимо, как вдруг…
 
   СТОП!!!
 
   ЭТО НЕ Я!!!
 
   Перед дверьми стоял человек неопределённого возраста в чёрных джинсах и тёмной затасканной кофте с капюшоном. И… это… был… НЕ Я!
 
   Все вокруг встали как вкопанные, изумлённо уставившись на незнакомца. Как он здесь появился? Ведь ещё секунду-другую назад я не видел его. Никто не видел его! 
 
   И это ещё не всё…
 
   Девушка с плеером, завершая свою утреннюю пробежку по парку, остановилась как вкопанная, встретившись взглядом с незнакомцем в заношенной тёмной кофте с капюшоном, поджидавшем её у подъезда.
 
   Пьяньчуга, хмуро встречающих утро на лавке в парке, мигом пришёл в себя и изумлённо заморгал, глядя на подсевшего к нему человека в тёмной кофте…
 
   Незнакомец, стоящий перед бизнес центром обвёл напряжённым взглядом толпу, глядящую на него в немом изумлении и тихо выругался. 
   Широкими размашистыми шагами он подошёл к поражённой девушке…
   …и положил руку на плечо шокированного пьяницы…
 
   -Держи себя в руках.
 
   Мы с ним стояли перед входом в бизнес центр, а люди вокруг, словно забыв о минутном замешательстве, снова двинулись по своим делам.
 
   Кто он? КТО ОН ТАКОЙ?
   Он похож на меня, только… он один и тот же во всех своих телах и его значительно меньше, чем меня: незнакомец подошёл только к каждому сотому мне…
 
   -Ты помнишь, когда начался этот трип? 
 
Рейтинг: 0 526 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!