ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Выходи за меня замуж

 

Выходи за меня замуж

20 августа 2012 - Ольга Мирош

- Доченька, куда смотрят твои глазки? – спрашивала мама у смешной девчушки с огромными бантами.

- В гости, - сразу же отвечала девочка.

- Ну а почему тогда ты смотришь в окна? – продолжала пытать мама свою дочку, которая, спотыкаясь и не пропуская ни одной лужи, вовсю таращилась  (слово, «украденное» у Зойки из детсада – та всегда приносила новые словечки и, услышав их от других, начинала ныть, приговаривая: «Хватит красть мои слова»)  в окна. – А пойдем в гости в то окно! – непослушная дочь потащила  маму в другую сторону.

- Это некрасиво! – строго одернула женщина своего ребенка.

- Ходить в гости?!!! – в удивлении замерла девочка, а вместе с ней и ее белоснежные банты.

-  Глазеть в окна!

- Почему? – не сразу ответила девочка, удивившись вначале новому слову – «глазеть». Она про него обязательно спросит потом, а сейчас ее интересовало совершенно другое.

-  Это все равно что заглядывать  в чужую сумку! – строго произнесла мама.

- Ма-ам, - задумчиво протянула девчушка с озорными бантами, - а вот почему на чужие сумки смотреть неинтересно, а на чужие окна интересно?

    Каждое утро по пути на работу Елена забегала в магазин. И сколько раз она себе давала обет проходить мимо. Но отказаться от свежей и вкусной выпечки не хватало сил. Хотя «бесхарактерной» ее назвать было сложно. Поступив несколько лет назад на истфак заодно с подругой, она вскоре поняла, что история – это наука не для нее. На 3 курсе Лене уже было невыносимо скучно сопоставлять факты, учить даты и тем более участвовать в развернутых дискуссиях. Все только этому удивлялись, считая ее «перспективной студенткой». Когда к 5 курсу все ее одногруппницы повыскакивали замуж, она, истерзанная историей, видела лишь одну перспективу, которая ей явно была не по душе, - остаться старой девой, правда, с научной степенью. Бросать институт она не собиралась, считая это глупостью и инфантилизмом. А вот по окончании легко с ним распрощалась и пошла работать в школу, не обращая внимания на укоризненные взгляды преподавателей, видевших в ней тот самый потенциал, на удивленные взгляды  одногруппников, которые пристроились кто куда, но только не в школу. В школу ее позвала приятельница, порекомендовав Елену Владимировну как перспективную особу. Лена, к тому времени на дух не переваривая слово «перспективная», считая его причиной всех своих бед, принялась за работу. Работником она была неплохим: хорошо знала свой предмет и свои обязанности, никогда не опаздывала, не создавала конфликтных ситуаций, да и слабинки  ни себе, ни детям не давала. Но две «слабости», как считала Елена Владимировна, у нее были. Она, словно маленькая девочка, нарушавшая материнский запрет, забегала каждое утро в магазин в предвкушении чего-то сказочного, приобретая «очередную порцию целлюлита», как говорила ее приятельница – та самая Зойка из детского сада, которая в свои 30 лет приобрела гораздо больше: второго мужа и двух замечательных близняшек.  Но,  несмотря на столь «внушительное приобретение», выглядела она замечательно. А вот Лена не была собой довольна: 5-7 лишних килограммов умели испортить настроение. Хотя сегодня она была на седьмом небе от счастья. Она опять проснулась с ним – таким светлым, вселяющим надежду, дарящим веру. Открыв глаза, Лена по привычке посмотрела в окно: «Горит или не горит?». Уже две недели она просыпалась в одиночестве, а сегодня опять с ним – с окном напротив. Это была ее вторая слабость, которой девушка  стеснялась и даже стыдилась. Но, вставая в полшестого утра, она не чувствовала себя одиноко в темной и молчаливой квартире, так как напротив вместе с ней загоралось одно и то же окно, казавшееся ей уже  родным. «Почему оно не просыпалось со мной  две недели?» - думала Лена, выходя из магазина.

- Девушка! Подождите!

- Вы мне? – удивленно спросила Елена у запыхавшегося мужчины с букетом цветов.

 - Да, вам, - пытаясь отдышаться, ответил мужчина и, придя в себя, серьезно сказал, - выходи за меня замуж.

 - Это что розыгрыш? – опешила Лена, глядя на прилично одетого мужчину.

 - Нет, - с улыбкой ответил мужчина и протянул ей цветы. – Это вам.

 - Но я вас совсем не знаю.

 - Знаете, а я вас знаю хорошо, все ваши привычки и даже твое любимое пирожное.

- Но откуда? – это все не было похоже на правду.

 - Из окна напротив, - смущенно и просто произнес мужчина.

И все у Лены поплыло, закружилось перед глазами.

 - Но ведь так  не бывает, – она была похожа на смешную и растерянную девчонку.

 - Бывает,  - с нежностью глядя на нее, ответил мужчина, - каждое утро и каждый вечер я смотрел на тебя, думал о тебе….

 - А где же ты был… две недели, – неожиданно для себя спросила Лена.

 - Уезжал в командировку. Кстати, меня зовут Николай,  – представился  мужчина, нисколько не удивившись ее вопросу.

 - Ко-оль,  - задумчиво протянула Лена с озорными ямочками на щечках,  -   почему на чужие сумки смотреть неинтересно, а на чужие окна интересно?

 Засмеявшись и осторожно взяв ее за руку, он ответил:

 - Чужая сумка – это барахло. А окно – это целая жизнь!

 «Какое некрасивое слово «барахло» и какое сильное – «жизнь»», - подумала Лена, прислонившись к такому родному плечу Николая.

 

  

 

 

 

© Copyright: Ольга Мирош, 2012

Регистрационный номер №0071073

от 20 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0071073 выдан для произведения:

- Доченька, куда смотрят твои глазки? – спрашивала мама у смешной девчушки с огромными бантами.

- В гости, - сразу же отвечала девочка.

- Ну а почему тогда ты смотришь в окна? – продолжала пытать мама свою дочку, которая, спотыкаясь и не пропуская ни одной лужи, вовсю таращилась  (слово, «украденное» у Зойки из детсада – та всегда приносила новые словечки и, услышав их от других, начинала ныть, приговаривая: «Хватит красть мои слова»)  в окна. – А пойдем в гости в то окно! – непослушная дочь потащила  маму в другую сторону.

- Это некрасиво! – строго одернула женщина своего ребенка.

- Ходить в гости?!!! – в удивлении замерла девочка, а вместе с ней и ее белоснежные банты.

-  Глазеть в окна!

- Почему? – не сразу ответила девочка, удивившись вначале новому слову – «глазеть». Она про него обязательно спросит потом, а сейчас ее интересовало совершенно другое.

-  Это все равно что заглядывать  в чужую сумку! – строго произнесла мама.

- Ма-ам, - задумчиво протянула девчушка с озорными бантами, - а вот почему на чужие сумки смотреть неинтересно, а на чужие окна интересно?

    Каждое утро по пути на работу Елена забегала в магазин. И сколько раз она себе давала обет проходить мимо. Но отказаться от свежей и вкусной выпечки не хватало сил. Хотя «бесхарактерной» ее назвать было сложно. Поступив несколько лет назад на истфак заодно с подругой, она вскоре поняла, что история – это наука не для нее. На 3 курсе Лене уже было невыносимо скучно сопоставлять факты, учить даты и тем более участвовать в развернутых дискуссиях. Все только этому удивлялись, считая ее «перспективной студенткой». Когда к 5 курсу все ее одногруппницы повыскакивали замуж, она, истерзанная историей, видела лишь одну перспективу, которая ей явно была не по душе, - остаться старой девой, правда, с научной степенью. Бросать институт она не собиралась, считая это глупостью и инфантилизмом. А вот по окончании легко с ним распрощалась и пошла работать в школу, не обращая внимания на укоризненные взгляды преподавателей, видевших в ней тот самый потенциал, на удивленные взгляды  одногруппников, которые пристроились кто куда, но только не в школу. В школу ее позвала приятельница, порекомендовав Елену Владимировну как перспективную особу. Лена, к тому времени на дух не переваривая слово «перспективная», считая его причиной всех своих бед, принялась за работу. Работником она была неплохим: хорошо знала свой предмет и свои обязанности, никогда не опаздывала, не создавала конфликтных ситуаций, да и слабинки  ни себе, ни детям не давала. Но две «слабости», как считала Елена Владимировна, у нее были. Она, словно маленькая девочка, нарушавшая материнский запрет, забегала каждое утро в магазин в предвкушении чего-то сказочного, приобретая «очередную порцию целлюлита», как говорила ее приятельница – та самая Зойка из детского сада, которая в свои 30 лет приобрела гораздо больше: второго мужа и двух замечательных близняшек.  Но,  несмотря на столь «внушительное приобретение», выглядела она замечательно. А вот Лена не была собой довольна: 5-7 лишних килограммов умели испортить настроение. Хотя сегодня она была на седьмом небе от счастья. Она опять проснулась с ним – таким светлым, вселяющим надежду, дарящим веру. Открыв глаза, Лена по привычке посмотрела в окно: «Горит или не горит?». Уже две недели она просыпалась в одиночестве, а сегодня опять с ним – с окном напротив. Это была ее вторая слабость, которой девушка  стеснялась и даже стыдилась. Но, вставая в полшестого утра, она не чувствовала себя одиноко в темной и молчаливой квартире, так как напротив вместе с ней загоралось одно и то же окно, казавшееся ей уже  родным. «Почему оно не просыпалось со мной  две недели?» - думала Лена, выходя из магазина.

- Девушка! Подождите!

- Вы мне? – удивленно спросила Елена у запыхавшегося мужчины с букетом цветов.

 - Да, вам, - пытаясь отдышаться, ответил мужчина и, придя в себя, серьезно сказал, - выходи за меня замуж.

 - Это что розыгрыш? – опешила Лена, глядя на прилично одетого мужчину.

 - Нет, - с улыбкой ответил мужчина и протянул ей цветы. – Это вам.

 - Но я вас совсем не знаю.

 - Знаете, а я вас знаю хорошо, все ваши привычки и даже твое любимое пирожное.

- Но откуда? – это все не было похоже на правду.

 - Из окна напротив, - смущенно и просто произнес мужчина.

И все у Лены поплыло, закружилось перед глазами.

 - Но ведь так  не бывает, – она была похожа на смешную и растерянную девчонку.

 - Бывает,  - с нежностью глядя на нее, ответил мужчина, - каждое утро и каждый вечер я смотрел на тебя, думал о тебе….

 - А где же ты был… две недели, – неожиданно для себя спросила Лена.

 - Уезжал в командировку. Кстати, меня зовут Николай,  – представился  мужчина, нисколько не удивившись ее вопросу.

 - Ко-оль,  - задумчиво протянула Лена с озорными ямочками на щечках,  -   почему на чужие сумки смотреть неинтересно, а на чужие окна интересно?

 Засмеявшись и осторожно взяв ее за руку, он ответил:

 - Чужая сумка – это барахло. А окно – это целая жизнь!

 «Какое некрасивое слово «барахло» и какое сильное – «жизнь»», - подумала Лена, прислонившись к такому родному плечу Николая.

 

  

 

 

 

Рейтинг: +4 476 просмотров
Комментарии (6)
Анна Магасумова # 20 августа 2012 в 10:21 0
До слёз умилительно! Так понравилось. Я ведь тоже историк и в конце 5 курса выскочила замуж.
Ольга Мирош # 24 сентября 2012 в 20:43 0
Анна под каждым своим рассказам встречаю ваш хороший комментарий)) Иногда мне кажетьс ,что вы стали моим ангелом хранителем на этом сайте)) angel
Бен-Иойлик # 20 августа 2012 в 16:29 0
best
Ольга Мирош # 24 сентября 2012 в 20:43 0
zst
0 # 24 сентября 2012 в 12:13 0
Отлично!
Ольга Мирош # 24 сентября 2012 в 20:44 0
Спасибо за столь высокую оценку)) zst