ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Холостяк в "Титанике"

 

Холостяк в "Титанике"

21 августа 2012 - Ольга Мирош

 

В душном переполненном зале ночного клуба «Титаник» звучала популярная восточная музыка. Под хрипловато мягкий голос Авраама Руссо девушки, а их здесь было много, изо всех сил старались привлечь внимание противоположного пола, составляющего одну треть зала.  Поэтому Сергей  уже успел пожалеть, что рядом с ним не было спутницы, отчаянно сдерживающей напор изголодавшихся красавиц. Хотя, судя по натиску и напористости атаковавших, это вряд ли помогло. Так что он волей-неволей оказался в центре внимания восточных прелестниц. Вначале он с интересом зрителя, попавшего на зрелищное шоу, рассматривал декорации, интерьер зала, выполненные в единых тонах и со вкусом, зрителей, поглощенных либо едой, а кухня здесь была неплохая, либо беседой. Затем, повеселев немного и расслабившись после трех рюмочек коньяка, он с интересом стал оглядывать сцену, коей являлась небольшая танцплощадка. На ней разворачивались самые что ни на есть восточные побоища с целью захвата мужского внимания. Представительницы слабого пола старательно входили в образ восточной женщины. Одни  игриво покачивали своими бедрами, резко выпячивая их  вперед. Если те не  повиновались своей хозяйке, начинали ими бешено вращать. Другие, а это было уже более зрелищно, пробовали исполнить танец живота, лихо тряся всем, но только не животом. Это, скорей, походило на акробатические движения, которые еще и не каждому акробату под силу. Приятней  было наблюдать за девушками,  которые медленно и монотонно раскачивались в такт.

 «Неужели у восточных наложниц такой хищный и  надменный взгляд,- глядя на них, думал Сергей, - нет, наверное, все-таки другой, их восточные черные глаза подернуты поволокой, манящей и таинственной, в танце они говорят: «Тебя ждет со мной много неизведанного, попробуй разгадай, и ты будешь вознагражден за это, хоть мой танец и есть награда за твое внимание, смотри - смотри на меня, в танце я отдаю тебе всю свою нежность, всю свою преданность».  Все очаровывает в этой женщине: мягкая, многообещающая улыбка, взгляд нежный, преданный и в то же время лукавый, предназначенный только тебе, одному… «А что разгадывать здесь?..» - вдруг на секунду задумался мужчина, сумевший вырваться из душного плена танцующих захватчиц.

«Так, расслабься, что это со мной сегодня, может, старею, становлюсь сентиментальным. Как говорил мой старый знакомый, не расслабляйся. Какая же сегодня будет моя?» -  вновь Сергей обратил свой взгляд к  девушкам, но это был уже взгляд не зрителя, а охотника, выслеживающего свою добычу.

-      Молодой человек, - игриво подмигивая, к нему подсела молоденькая девушка лет двадцати-двадцати трех. На вид была очень даже ничего, стройное, подтянутое тело было выставлено продуманно: облегающая и в меру открытая одежда подчеркивала все достоинства молодой фигуры – тонкая талия, высокая и упругая грудь, явное преимущество девушки, круглые соблазнительные бедра, длинные красивые ноги с тонкими лодыжками. Распущенные белокурые волосы  обрамляли нежное с правильными чертами лицо: миндалевидные глаза с пушистыми ресницами, прямой, тонкий носик, пухленькие губки, которые, впрочем, были испорчены слишком яркой помадой - наверное, это был единственный недостаток во «внешнем убранстве» девушки. Хотелось тут же стереть эту вызывающую краску с губ девушки,  которые казались такими невинными.  «Вот так всегда - все вроде бы хорошо в женщине, но всегда хочется что-то стереть, как сейчас - помаду, что-то убрать, что-то исправить, а есть такие, в которых нет этого что-то?» - разглядывая девушку, подумал мужчина.

-      О чем вы так внимательно задумались? – явно желая продолжить разговор, спросила девушка.

-       А вы не пробовали краситься другой помадой, эта вам явно не к лицу, - Сергею стала интересна ее реакция.

Но вопрос отнюдь не смутил девушку, она даже, скорей, обрадовалась, что разговор завязался:

-      Но раз она не понравилась тебе, незнакомец, может, поможешь стереть ее с губ своим поцелуем, - томно закатывая глазки, вызывающе ответила девушка.

-      Нет, не хочу, - грубо прервал ее Сергей, ему уже стало неинтересно.

- А что хочешь? -  не хотела сдаваться незнакомка, старательно вытирая салфеткой губы. – Видишь, я сделала все так, как ты захотел.

-      А еще бы я хотел, лапка, чтобы ты оставила меня одного, - с раздражением ответил Сергей.

-   Ну подумай сам, мой незнакомец, разве могу я такого мужчину оставить одного, к тому же на растерзание других женщин, тем более тебе этого и не особенно хочется, ну что, разве я не права. Пойдем лучше потанцуем.

-      И все-таки трудно быть человеком… Люди мешают.  Это оправдание или утверждение? – неожиданно спросил Сергей девушку.

-      Что-что? – вначале она растерялась, но затем, смеясь и беря его за руку, тут же парировала. – Пойдем танцевать, я из тебя человека сделаю… 

  «А действительно, почему бы и нет», - сдался  Сергей, услышав песню Сергея Трофимова. Ему вообще нравился шансон, такой житейский, искренний. Каждая песня - это целая история жизни без прикрас, такая, какая есть – противоречивая: дарящая и минуты радости и счастья и в то же время бьющая беспощадно. В воздухе, накуренном и спертом, звучали искренние и нежные слова «…Я сегодня ночевал с женщиной любимою…» Прижимая к себе Лизу, так звали сегодняшнюю незнакомку, ощущая ее ровное, теплое дыхание, запах ее волос, Сергей знал, что проведет  сегодняшнюю ночь с женщиной, молодой, красивой, но нелюбимой.

 

© Copyright: Ольга Мирош, 2012

Регистрационный номер №0071378

от 21 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0071378 выдан для произведения:

 

В душном переполненном зале ночного клуба «Титаник» звучала популярная восточная музыка. Под хрипловато мягкий голос Авраама Руссо девушки, а их здесь было много, изо всех сил старались привлечь внимание противоположного пола, составляющего одну треть зала.  Поэтому Сергей  уже успел пожалеть, что рядом с ним не было спутницы, отчаянно сдерживающей напор изголодавшихся красавиц. Хотя, судя по натиску и напористости атаковавших, это вряд ли помогло. Так что он волей-неволей оказался в центре внимания восточных прелестниц. Вначале он с интересом зрителя, попавшего на зрелищное шоу, рассматривал декорации, интерьер зала, выполненные в единых тонах и со вкусом, зрителей, поглощенных либо едой, а кухня здесь была неплохая, либо беседой. Затем, повеселев немного и расслабившись после трех рюмочек коньяка, он с интересом стал оглядывать сцену, коей являлась небольшая танцплощадка. На ней разворачивались самые что ни на есть восточные побоища с целью захвата мужского внимания. Представительницы слабого пола старательно входили в образ восточной женщины. Одни  игриво покачивали своими бедрами, резко выпячивая их  вперед. Если те не  повиновались своей хозяйке, начинали ими бешено вращать. Другие, а это было уже более зрелищно, пробовали исполнить танец живота, лихо тряся всем, но только не животом. Это, скорей, походило на акробатические движения, которые еще и не каждому акробату под силу. Приятней  было наблюдать за девушками,  которые медленно и монотонно раскачивались в такт.

 «Неужели у восточных наложниц такой хищный и  надменный взгляд,- глядя на них, думал Сергей, - нет, наверное, все-таки другой, их восточные черные глаза подернуты поволокой, манящей и таинственной, в танце они говорят: «Тебя ждет со мной много неизведанного, попробуй разгадай, и ты будешь вознагражден за это, хоть мой танец и есть награда за твое внимание, смотри - смотри на меня, в танце я отдаю тебе всю свою нежность, всю свою преданность».  Все очаровывает в этой женщине: мягкая, многообещающая улыбка, взгляд нежный, преданный и в то же время лукавый, предназначенный только тебе, одному… «А что разгадывать здесь?..» - вдруг на секунду задумался мужчина, сумевший вырваться из душного плена танцующих захватчиц.

«Так, расслабься, что это со мной сегодня, может, старею, становлюсь сентиментальным. Как говорил мой старый знакомый, не расслабляйся. Какая же сегодня будет моя?» -  вновь Сергей обратил свой взгляд к  девушкам, но это был уже взгляд не зрителя, а охотника, выслеживающего свою добычу.

-      Молодой человек, - игриво подмигивая, к нему подсела молоденькая девушка лет двадцати-двадцати трех. На вид была очень даже ничего, стройное, подтянутое тело было выставлено продуманно: облегающая и в меру открытая одежда подчеркивала все достоинства молодой фигуры – тонкая талия, высокая и упругая грудь, явное преимущество девушки, круглые соблазнительные бедра, длинные красивые ноги с тонкими лодыжками. Распущенные белокурые волосы  обрамляли нежное с правильными чертами лицо: миндалевидные глаза с пушистыми ресницами, прямой, тонкий носик, пухленькие губки, которые, впрочем, были испорчены слишком яркой помадой - наверное, это был единственный недостаток во «внешнем убранстве» девушки. Хотелось тут же стереть эту вызывающую краску с губ девушки,  которые казались такими невинными.  «Вот так всегда - все вроде бы хорошо в женщине, но всегда хочется что-то стереть, как сейчас - помаду, что-то убрать, что-то исправить, а есть такие, в которых нет этого что-то?» - разглядывая девушку, подумал мужчина.

-      О чем вы так внимательно задумались? – явно желая продолжить разговор, спросила девушка.

-       А вы не пробовали краситься другой помадой, эта вам явно не к лицу, - Сергею стала интересна ее реакция.

Но вопрос отнюдь не смутил девушку, она даже, скорей, обрадовалась, что разговор завязался:

-      Но раз она не понравилась тебе, незнакомец, может, поможешь стереть ее с губ своим поцелуем, - томно закатывая глазки, вызывающе ответила девушка.

-      Нет, не хочу, - грубо прервал ее Сергей, ему уже стало неинтересно.

- А что хочешь? -  не хотела сдаваться незнакомка, старательно вытирая салфеткой губы. – Видишь, я сделала все так, как ты захотел.

-      А еще бы я хотел, лапка, чтобы ты оставила меня одного, - с раздражением ответил Сергей.

-   Ну подумай сам, мой незнакомец, разве могу я такого мужчину оставить одного, к тому же на растерзание других женщин, тем более тебе этого и не особенно хочется, ну что, разве я не права. Пойдем лучше потанцуем.

-      И все-таки трудно быть человеком… Люди мешают.  Это оправдание или утверждение? – неожиданно спросил Сергей девушку.

-      Что-что? – вначале она растерялась, но затем, смеясь и беря его за руку, тут же парировала. – Пойдем танцевать, я из тебя человека сделаю… 

  «А действительно, почему бы и нет», - сдался  Сергей, услышав песню Сергея Трофимова. Ему вообще нравился шансон, такой житейский, искренний. Каждая песня - это целая история жизни без прикрас, такая, какая есть – противоречивая: дарящая и минуты радости и счастья и в то же время бьющая беспощадно. В воздухе, накуренном и спертом, звучали искренние и нежные слова «…Я сегодня ночевал с женщиной любимою…» Прижимая к себе Лизу, так звали сегодняшнюю незнакомку, ощущая ее ровное, теплое дыхание, запах ее волос, Сергей знал, что проведет  сегодняшнюю ночь с женщиной, молодой, красивой, но нелюбимой.

 

Рейтинг: +1 226 просмотров
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 22 августа 2012 в 00:04 0
Закончилось на самой интересной строке. А что дальше? Будет продолжение? И вообще интригует, зачем он сюда пришёл??? 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Ольга Мирош # 24 сентября 2012 в 20:41 0
Анна, это маленький фрагмент из повести "Бандит у школьной доски") Постараюсь вскоре опубликовать ее и на этом сайте)Не могли бы вы как старожил Парнаса подсказать как лучше публиковать повести - целиком или по главам))

С уважением Ольга, zst