ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Страсти по Терезе

 

Страсти по Терезе

22 октября 2013 - Ника
Дни рождения я люблю. И свои, и не свои. Главное - чтобы пришли гости. Весёлые, шумные, пахнущие духами, с подарками и цветами, все бы принялись обниматься-целоваться, меня хвалить непременно - как выросла! Как на папу-маму стала похожа! 
Чтобы уселись к столу, начали есть, просить друг друга - передайте, пожалуйста, вот это и вон то, и мамину стряпню хвалить: ммм, как вкусно! И разные взрослые разговоры разговаривать, анекдоты рассказывать, каких каждый день в нашем доме не услышишь, потому что они совсем чуточку неприличные, в них слово "жопа" есть. Такое слово у нас дома не говорят. Но гостям всё можно. 
А после чая с наполеоном всем хочется петь. Я с ними вместе пою, все песни знаю: и революционные, и военные, и из фильмов тоже, и те, что поёт Пьеха или Майя Кристалинская. Слух у меня отличный, голос тоже ничего себе, и петь я люблю. В такой день мне всегда радостно, никто меня не ругает и есть не заставляет, а папа много улыбается - это тоже бывает редко.
Весной у нас три именинника. В марте - папа, в апреле - я, в мае - брат. Апрель - самый замечательный месяц! Он уже начался, и до моего дня рождения осталось всего две недели! Две ужасно длинные недели... Их нужно перетерпеть.
Терпеть трудно, но я всегда стараюсь, честное слово! И разве виновата я, что перед каждым днём рождения мне непременно попадаются на глаза подарки, которые мама покупает заранее и прячет в платяном шкафу среди своих кофточек и шарфиков! 
Эти подарки меня зовут, просто кричат из шкафа: мы тут! Конечно, я их вынимаю, примеряю, потом аккуратно кладу на место, но мама почему-то всякий раз узнаёт, что я лазала в шкаф. И ругает меня за это. Она даже ключ от шкафа прятала в папин секретер - не помогло, ключ тоже попался мне на глаза, когда я открывала большие и маленькие жестянки из-под печенья и конфет.
Но на этот раз подарок не от мамы. Его прислала из Москвы мамина сестра. В коробке, обшитой белой тканью, с написанным на ней синим химическим карандашом адресом. С сургучной печатью на шве. И я знаю, что в этой коробке! Там - кукла. Немецкая, резиновая, с волосами, которые можно расчёсывать. Куклу зовут Тереза.
Кукол-девочек у меня нет. Зато есть настоящий младенец из папье-маше. И он вовсе не кукла, потому что живой, я это точно знаю. Мы играем с ним в войну. То есть, он-то не играет,  играю я: прячусь с ним от фашистов в кладовке, или - я партизанка, а он - спасённый мной ребёнок. Я придумываю много разных игр, но в них нет места куклам-девочкам в красивых платьях.
Тереза - другое дело. Во-первых, её можно купать. Во-вторых, у меня никогда не было резиновой куклы. 

И зачем эта посылка пришла так заранее?! Мама принесла её с почты и даже прятать не стала, положила на шкаф. Взяла с меня честное слово, что я не стану открывать посылку - и уехала в командировку в Ленинград. 
Ну разве можно так мучить ребёнка? Я вся исстрадалась. Сниму коробку со шкафа, покручу-поверчу её, встряхну - и слышу, как тихонько там стучит моя Тереза: выпусти меня! 
А мне уже целых пять дней грустно без мамы... И нужно хоть немножко себя развеселить! Я только одним глазком гляну, какая она, эта кукла. Всё равно ведь мне скоро её подарят. Нитку эту, которой ткань зашита, разрежу, а потом опять зашью, никто и не узнает! Я очень осторожно, вот так - стежок за стежком - с одной стороны нитку вытяну... Вот один угол ткани и открылся! Теперь мне видна коробка, красивая такая, разноцветная. Осталось только вытащить её из обшивки, развязать тонкую атласную тесёмку на ней - и... 
Здравствуй, Тереза!!! Какая же она красивая! Я даже не буду вынимать её из коробки, просто посмотрю. Всё равно она меня пока не видит - глаза-то закрыты! Волосы как настоящие человеческие, тёмные, блестят, причёска на мою похожа, только кудряшек нет. А лицо совсем не кукольное, ну, не такое, какое у всех кукол на свете. Очень красивое лицо. И одежда на ней нарядная: красная кофта с вышивкой на груди, белая плиссированная юбка, белые трусики под ней, носочки белые и туфельки тоже. Интересно, какого цвета у неё глаза? Ладно, я выну Терезу из коробки на минуточку, ничего же не случится! Вот и глаза открылись. Карие! У моего младенца - синие, а у Терезы карие. Мои дети друг на друга совсем не похожи. Ну и что?
Тереза вкусно пахнет. Как леденцовая конфета. Даже вкуснее. А что это ещё в коробке лежит? Расчёска! Маленькая игрушечная расчёска. Как легко ею расчёсываются Терезины волосы! 
Всё-всё, Терезу - на место, коробку засунуть в обшивку, ой, что это? Кусочек сургуча! И ещё кусочек... Сургуч раскололся. Какой ужас! Его ведь не склеить. Всё пропало! Зачем я открыла посылку? Ведь осталось всего девять дней до дня рождения. Что же теперь будет?!

Папе я, понятно, ничего не говорю. Но вот звонит мама. О чём-то интересном рассказывает, папа удивляется - ну надо же! - и передаёт мне трубку: мама хочет с тобой поговорить. Ох!
- Дочуронька! - какой весёлый у неё голос! Конечно, она ведь ещё не знает... - Как ты там без меня? Слово своё держишь?
Можно было бы и соврать, но тогда потом влетит ещё и за враньё. И я признаЮсь:
- Мамочка, я не выдержала! - и реву в трубку. Мне жалко огорчать маму, и жалко себя, потому что сейчас мама рассердится, станет меня ругать, а я так по ней соскучилась! И мне хочется, чтобы она говорила со мной ласково.
- Ты открыла посылку? - голос мамин сразу стал жёстким. - Как же так? Ты ведь обещала! А я собиралась тебе сюрприз сделать. Мне тут директор зоопарка хотел двух тигрят для нашего зоосада передать, но пока они маленькие, их нужно подержать хотя бы месяц дома, чтобы окрепли. Вот я и думала привезти их к нам. Но теперь, раз ты так некрасиво поступила, тигрят заберёт домой кто-нибудь другой.
Кажется, у меня сейчас разорвётся сердце! И лёгкие. Потому что я кричу в трубку - нет! Не кто-нибудь другой! Пожалуйста, прости меня, мамочка! Я никогда в жизни больше не открою ни одного подарка! И мне вообще больше никогда никакие подарки не нужны! Привези нам тигрят, я тебя умоляю!!!
- Ты этого не заслуживаешь, - говорит мама раздражённо, - верни трубку папе.

Всё. Я наказана. Страшно наказана. У меня не будут дома расти тигрята. Теперь можете меня ругать, кричать на меня, забрать у меня Терезу - мне больше ничего уже не нужно. Никакого дня рождения. Я вас ненавижу.
Я иду в комнату и пишу письмо. Себе самой, взрослой. "Сегодня 16 апреля. Самый несчастливый день в моей жизни. Через девять дней мне исполнится 10 лет. Вспомни этот день и никогда о нём не забывай! Когда у тебя будут дети, не сердись на них и не ругай за то, что они нашли спрятанный подарок ко дню рождения. Это их подарок, и они имеют право увидеть его, когда им вздумается. Не наказывай их за это. Тогда они не станут тебя ненавидеть." Я запечатываю письмо в почтовый конверт и кладу его во взрослую книгу, которую, конечно, буду читать, когда повзрослею - двенадцатый том полного собрания сочинений В.И Ленина...

                                                                                                                                                       ***

Через много лет письма в книге я не нашла. Но это неважно, я о нём помню. И когда у меня появились дети, подарки ко дню их рождения я от них не прятала. Всё было совсем наоборот! Мне самой позарез хотелось им эти подарки показать! Они отказывались - не надо, зачем? Подаришь в день рождения! Но нет, мне не терпелось: ну давай покажу, пожалуйста! А потом спрячу. И ты сделаешь вид, что не видел ничего. Давай, а? И они нехотя соглашались: ладно, показывай уже! Я показывала - и успокаивалась. Теперь можно ждать - и неделю, и две, ведь все довольны. А я - больше всех.

1.10.2013
Хайфа

© Copyright: Ника, 2013

Регистрационный номер №0165471

от 22 октября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0165471 выдан для произведения: Дни рождения я люблю. И свои, и не свои. Главное - чтобы пришли гости. Весёлые, шумные, пахнущие духами, с подарками и цветами, все бы принялись обниматься-целоваться, меня хвалить непременно - как выросла! Как на папу-маму стала похожа! 
Чтобы уселись к столу, начали есть, просить друг друга - передайте, пожалуйста, вот это и вон то, и мамину стряпню хвалить: ммм, как вкусно! И разные взрослые разговоры разговаривать, анекдоты рассказывать, каких каждый день в нашем доме не услышишь, потому что они совсем чуточку неприличные, в них слово "жопа" есть. Такое слово у нас дома не говорят. Но гостям всё можно. 
А после чая с наполеоном всем хочется петь. Я с ними вместе пою, все песни знаю: и революционные, и военные, и из фильмов тоже, и те, что поёт Пьеха или Майя Кристалинская. Слух у меня отличный, голос тоже ничего себе, и петь я люблю. В такой день мне всегда радостно, никто меня не ругает и есть не заставляет, а папа много улыбается - это тоже бывает редко.
Весной у нас три именинника. В марте - папа, в апреле - я, в мае - брат. Апрель - самый замечательный месяц! Он уже начался, и до моего дня рождения осталось всего две недели! Две ужасно длинные недели... Их нужно перетерпеть.
Терпеть трудно, но я всегда стараюсь, честное слово! И разве виновата я, что перед каждым днём рождения мне непременно попадаются на глаза подарки, которые мама покупает заранее и прячет в платяном шкафу среди своих кофточек и шарфиков! 
Эти подарки меня зовут, просто кричат из шкафа: мы тут! Конечно, я их вынимаю, примеряю, потом аккуратно кладу на место, но мама почему-то всякий раз узнаёт, что я лазала в шкаф. И ругает меня за это. Она даже ключ от шкафа прятала в папин секретер - не помогло, ключ тоже попался мне на глаза, когда я открывала большие и маленькие жестянки из-под печенья и конфет.
Но на этот раз подарок не от мамы. Его прислала из Москвы мамина сестра. В коробке, обшитой белой тканью, с написанным на ней синим химическим карандашом адресом. С сургучной печатью на шве. И я знаю, что в этой коробке! Там - кукла. Немецкая, резиновая, с волосами, которые можно расчёсывать. Куклу зовут Тереза.
Кукол-девочек у меня нет. Зато есть настоящий младенец из папье-маше. И он вовсе не кукла, потому что живой, я это точно знаю. Мы играем с ним в войну. То есть, он-то не играет,  играю я: прячусь с ним от фашистов в кладовке, или - я партизанка, а он - спасённый мной ребёнок. Я придумываю много разных игр, но в них нет места куклам-девочкам в красивых платьях.
Тереза - другое дело. Во-первых, её можно купать. Во-вторых, у меня никогда не было резиновой куклы. 

И зачем эта посылка пришла так заранее?! Мама принесла её с почты и даже прятать не стала, положила на шкаф. Взяла с меня честное слово, что я не стану открывать посылку - и уехала в командировку в Ленинград. 
Ну разве можно так мучить ребёнка? Я вся исстрадалась. Сниму коробку со шкафа, покручу-поверчу её, встряхну - и слышу, как тихонько там стучит моя Тереза: выпусти меня! 
А мне уже целых пять дней грустно без мамы... И нужно хоть немножко себя развеселить! Я только одним глазком гляну, какая она, эта кукла. Всё равно ведь мне скоро её подарят. Нитку эту, которой ткань зашита, разрежу, а потом опять зашью, никто и не узнает! Я очень осторожно, вот так - стежок за стежком - с одной стороны нитку вытяну... Вот один угол ткани и открылся! Теперь мне видна коробка, красивая такая, разноцветная. Осталось только вытащить её из обшивки, развязать тонкую атласную тесёмку на ней - и... 
Здравствуй, Тереза!!! Какая же она красивая! Я даже не буду вынимать её из коробки, просто посмотрю. Всё равно она меня пока не видит - глаза-то закрыты! Волосы как настоящие человеческие, тёмные, блестят, причёска на мою похожа, только кудряшек нет. А лицо совсем не кукольное, ну, не такое, какое у всех кукол на свете. Очень красивое лицо. И одежда на ней нарядная: красная кофта с вышивкой на груди, белая плиссированная юбка, белые трусики под ней, носочки белые и туфельки тоже. Интересно, какого цвета у неё глаза? Ладно, я выну Терезу из коробки на минуточку, ничего же не случится! Вот и глаза открылись. Карие! У моего младенца - синие, а у Терезы карие. Мои дети друг на друга совсем не похожи. Ну и что?
Тереза вкусно пахнет. Как леденцовая конфета. Даже вкуснее. А что это ещё в коробке лежит? Расчёска! Маленькая игрушечная расчёска. Как легко ею расчёсываются Терезины волосы! 
Всё-всё, Терезу - на место, коробку засунуть в обшивку, ой, что это? Кусочек сургуча! И ещё кусочек... Сургуч раскололся. Какой ужас! Его ведь не склеить. Всё пропало! Зачем я открыла посылку? Ведь осталось всего девять дней до дня рождения. Что же теперь будет?!

Папе я, понятно, ничего не говорю. Но вот звонит мама. О чём-то интересном рассказывает, папа удивляется - ну надо же! - и передаёт мне трубку: мама хочет с тобой поговорить. Ох!
- Дочуронька! - какой весёлый у неё голос! Конечно, она ведь ещё не знает... - Как ты там без меня? Слово своё держишь?
Можно было бы и соврать, но тогда потом влетит ещё и за враньё. И я признаЮсь:
- Мамочка, я не выдержала! - и реву в трубку. Мне жалко огорчать маму, и жалко себя, потому что сейчас мама рассердится, станет меня ругать, а я так по ней соскучилась! И мне хочется, чтобы она говорила со мной ласково.
- Ты открыла посылку? - голос мамин сразу стал жёстким. - Как же так? Ты ведь обещала! А я собиралась тебе сюрприз сделать. Мне тут директор зоопарка хотел двух тигрят для нашего зоосада передать, но пока они маленькие, их нужно подержать хотя бы месяц дома, чтобы окрепли. Вот я и думала привезти их к нам. Но теперь, раз ты так некрасиво поступила, тигрят заберёт домой кто-нибудь другой.
Кажется, у меня сейчас разорвётся сердце! И лёгкие. Потому что я кричу в трубку - нет! Не кто-нибудь другой! Пожалуйста, прости меня, мамочка! Я никогда в жизни больше не открою ни одного подарка! И мне вообще больше никогда никакие подарки не нужны! Привези нам тигрят, я тебя умоляю!!!
- Ты этого не заслуживаешь, - говорит мама раздражённо, - верни трубку папе.

Всё. Я наказана. Страшно наказана. У меня не будут дома расти тигрята. Теперь можете меня ругать, кричать на меня, забрать у меня Терезу - мне больше ничего уже не нужно. Никакого дня рождения. Я вас ненавижу.
Я иду в комнату и пишу письмо. Себе самой, взрослой. "Сегодня 16 апреля. Самый несчастливый день в моей жизни. Через девять дней мне исполнится 10 лет. Вспомни этот день и никогда о нём не забывай! Когда у тебя будут дети, не сердись на них и не ругай за то, что они нашли спрятанный подарок ко дню рождения. Это их подарок, и они имеют право увидеть его, когда им вздумается. Не наказывай их за это. Тогда они не станут тебя ненавидеть." Я запечатываю письмо в почтовый конверт и кладу его во взрослую книгу, которую, конечно, буду читать, когда повзрослею - двенадцатый том полного собрания сочинений В.И Ленина...

                                                                                                                                                       ***

Через много лет письма в книге я не нашла. Но это неважно, я о нём помню. И когда у меня появились дети, подарки ко дню их рождения я от них не прятала. Всё было совсем наоборот! Мне самой позарез хотелось им эти подарки показать! Они отказывались - не надо, зачем? Подаришь в день рождения! Но нет, мне не терпелось: ну давай покажу, пожалуйста! А потом спрячу. И ты сделаешь вид, что не видел ничего. Давай, а? И они нехотя соглашались: ладно, показывай уже! Я показывала - и успокаивалась. Теперь можно ждать - и неделю, и две, ведь все довольны. А я - больше всех.

1.10.2013
Хайфа
Рейтинг: +2 171 просмотр
Комментарии (5)
Серов Владимир # 22 октября 2013 в 09:29 0
Какая светлая сказка! Замечательно! 38
Ника # 22 октября 2013 в 09:36 0
Сказка?! Нет, Владимир, это голая, неприкрытая правда. joke
Спасибо Вам за отзыв. girlkiss
Серов Владимир # 22 октября 2013 в 10:03 0
"неприкрытая правда" - это нонсенс, поскольку "прикрытая правда" - ложь! laugh
А сказка-не сказка - это вопрос восприятия! В конце концов, любое написанное - это сказка. Во-первых, потому что "сказано", а, во-вторых, пропущено через восприятие автора.
Мне нравится Ваша манера письма!
Ника # 22 октября 2013 в 11:57 0
Да будет по-вашему!
Что же до манеры письма... а я и сама ничего так! zst laugh
Серов Владимир # 22 октября 2013 в 16:15 0
Несомненно! 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6