ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Путь от мыса Крестовый. Валаам.

 

Путь от мыса Крестовый. Валаам.

11 декабря 2011 - Саша Тумп

Михаил, шестидесятилетний достаточно ещё бодрый человек, стоял на берегу Большой Никоновской бухты острова Валаам почти на самом мысе Крестовый и вглядывался в падающее в воду солнце.
Волны дерзко набегали на огромные валуны, закрывающие берег, и, ударившись об них, выбрасывали вверх бордовые, в заходящем солнце, брызги.
Он, сделав несколько снимков, стараясь уловить момент соприкосновения солнца, облаков, воды и брызг, почувствовал на себе чей-то взгляд.
Жизнь, в которой было многое и разное, как-то незаметно научила в такие моменты не дергаться, не суетиться, а стараться разобраться, почему появилось такое ощущение.
Медленно убрав фотоаппарат в чехол, а чехол, прочно закрепив на ремне, он наклонился к воде, чтоб, отпрыгнув от очередной волны, можно было резко повернуться и встретиться взглядом со смотрящим. Зверя такими «штучками» не обманешь, - он всё равно окажется быстрее, а человек, да ещё смотрящий, хоть и на заходящее, но - солнце, среагировать не успеет.
Резко, повернувшись, отскочив от воды, Михаил увидел в метрах двадцати от себя человека в просторной черной одежде. В руках у него была, то ли палка, то ли посох, на голове - то ли каптура, то ли низкая суконная «боярка». Он стоял чуть в лесу, опершись плечом о большую сосну и явно разглядывал Михаила.
Отряхивая капли воды, подойдя метров на шесть к нему, Михаил поздоровался.
Тот, сделав три шага навстречу к Михаилу, остановился.
- Красивый закат, - сказал он, глядя то на Михаила, то в сторону заходящего солнца.
- Оптимистический, - согласился Михаил.
- Почему оптимистический? А не оптимистичный? – незнакомец сделал ещё два шага вперед, остановился, и Михаил различил большую опрятную окладистую бороду. Стало видно, что и борода и волосы, стянутые сзади тугим узлом, отливали различимой в сумерках сединой. Возраст было определить трудно, но, судя по осанке, можно было предположить, - что примерно тех же лет, что и Михаил.
- Не знаю. Я про моё видение его, а не про его объективную суть.
Для меня закат всегда более оптимистичен, чем восход. События дня уже в прошлом и не могут вызывать ни сожаления, ни огорчения, поскольку они уже были, а значит неизменны и остаётся их принять, как должное. А предстоящая ночь дает надежду на их осмысление и понимание, что всегда полезно для встречи нового неведомого дня с его неизвестными событиями и, иногда, неожиданными встречами, - Михаил сделал тоже два шага навстречу.
- Однако! Никогда бы не увидел различий между «ческий» и «чный».
Так Вы считаете, что восход более возбуждающ, или возбуждающий, чем закат?
- Пожалуй, можно и так определить различия между ними. Михаил! – Михаил, посчитав невозможным первым протянуть руку навстречу, кивнул.
- В миру – Владимир, - незнакомец подошел, протянул руку и крепко пожал руку Михаила. Рука была сильная, сухая, твердая.
- О! Разве существуют места, вне нашего мира, в которых так же, как и здесь, есть имена, но они отличны, от принятых здесь? - Михаил повел взглядом вдоль мыса.
- Конечно! Человек, сам не замечая того, носит на себе множество имен в этом мире, которые являются не всегда собственными, чаще просто существительными, но очень часто и прилагательными. Бывают и числительные, - улыбнулся Владимир.
- Чем обязан небольшому экскурсу в морфологию?
- Вашим определением «заката». Мне показалось, что Вам часто приходится формулировать свою мысль для других. А так же показалось, что так Вам будет понятнее моя мысль.
- Приходится формулировать. Но имена собственные так же относятся к существительным. А «просто существительных» не встречал. Не приходилось, - Михаила несколько задела безаппеляционность суждений Владимира, без каких либо намёков на возможность других толкований.
- Теперь возможно и так. Мне пришлось изучать эту науку давно, может что-то изменилось в ней, а, может, что-то я не так помню. Годы!
Я говорю о светском мире.
- … Мире, где человек производит необходимое для жизни своей и не только, где есть место любви не только к одному объекту, а ко многим, где есть место науке и творчеству, в отличии от других известных мне и прогнозируемых другими миров?
Творчество, которое, как известно, миром Церкви не поощряется, да и сам такой мир не должен и не может быть любимым.
«Дружба с миром – есть вражда против Бога. Не любите мира, ни того что в мире», - процитировал Михаил.
- Близко. Иаков и Иоанн. Можно и «Кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу». Но я не думаю, что о смысле истины можно судить только по фразе её излагающей. Важно - «Понять не часть, а место части в общей сути!»
Но для этого у Вас, да и у меня, времени совсем немного. Отсюда до Центральной усадьбы никак ни менее семи километров, а осенью темнеет рано, - улыбнулся Владимир.
- Вы можете назвать какой-то другой мир, где позволено личности или объекту творить?
… Меня не пугает ночевка в лесу. Тем более что здесь такое, похоже, практикуется, - Михаил показал глазами на остатки костра недалеко от каменных руин «пулеметного гнезда» времен войны.
- И, тем не менее, – это нежелательно. Да и ночи холодные.
- …И вертолёты гражданские летают боевым порядком по вечерам над островом. Тут где-то недалеко у них «гнездо»? – Михаил сделал вопросительный взгляд.
Владимир посмотрел на него и улыбнулся.
- Пойдемте, пойдемте!
Вы же понимаете, что я в очень трудном положении. Я не могу позволить Вам ночевать одному в холоде, не могу остаться сам, но и не могу быть гостеприимным.
Вы где остановились? Дорога мне знакома и мы, неспеша, дойдем спокойно и благополучно. Вы давно здесь? Сами откуда? – он подвинулся с тропинки, как бы приглашая Михаила идти впереди и задавать темп движения.
- «Откуда» - это сложно как-то определить. Сегодня - второй день. Остановился в «Зимней». Вообще Валаам у меня «по пути» домой – был на Соловках, в Кижах, пожил на озёрах в Карелии.
- Осень обычно редко используют для таких путешествий.
- Не люблю комаров.
- Как Александр Сергеевич?
- Забавно, но приятно. Но тот еще и мух терпеть не мог.
Они вышли на место, где тропинка была шире и позволяла им идти рядом.
- Что-то зацепил взгляд, отличающее Валаам от мест, где Вам приходилось бывать ранее? Мне показалось, что Вам это легко сделать. Вы даже вертолеты заметили, - голос Владимира был негромок, а интонации не настойчивы.
- Мне легко сделать, или «глаз зацепил»?
- Вы это различаете?
- Да! В первом случае идет работа сознания, во втором подсознания.
- Что Вам сразу показалось заметным, послужившим объектом для размышлений? – перефразировал вопрос Владимир.
-… Отсутствие памятной стелы на пристани о погибших и умерших здесь от ран в войну и после неё. В других местах обелискам выделяют лучшие места. Здесь же он затерян – не всяк найдет его. А люди, умершие здесь, были достойны лучшей участи при жизни, но не получив её, могли бы хоть получить признание после.
… Еще желание «закрепить в камне» участие какого-то там «Водоканала» и сотового оператора в том, что они что-то тут сделали. Что-то это мне напомнило крик курицы-несушки на дворе.
«Тщедушен человек и низок в своем тщеславии». Особенно этот директор Водоканала. «Этот водопровод… директор…такой-то». Стыдно и смрадно.
Вот у рабов Рима, не было никакого желания оставлять свои надписи на водопроводе.
Стыдно! С директором Водоканала ясно – кому стыдно должно быть, с директором – «телефонистом» тоже ясно – в интернете можно имя его найти.
Парень – камнерез, который гравировал надпись, посмеялся, наверное, всласть. Почувствовал своё превосходство над «директорами», поскольку не написал – «Этот камень обрабатывал я -….» .
Умеют директора повеселить рукодельных людей. Умеют!
Тут ведь привкус поганенький, - другим людям стыдно смотреть! Люди читают и, как будто сами сделали что-то нехорошее. Как на заборе что-то сами написали. Или на стене в своём подъезде.
- Вы, Михаил, ориентированы на негатив, или это действительно то, что Вам «бросилось в глаза».
- Возможно, частично первое, оно и послужило толчком для второго.
Но это далеко не всё. Дорога коротка для всего!
Если бы этого было мало, и наравне с позитивом, то можно было бы проводить анализ. А так…! Какой может быть анализ? Просто перечислил первые в «обойме» мыслей, которые сразу пришли в голову.
… Вот мы подойдём скоро к Воскресенскому скиту. У входа предупреждение, что вход женщинам запрещён. Как циник, могу Вас спросить – А девочкам разрешен? И если «не разрешен», то чем они провинились перед обителью? Или перед кем? Возможным грехом, которого ещё не совершили? Или они страдают за чужой грех?
- Тут имеется в виду пол человека, - усмехнулся Владимир.
- Тогда постарайтесь это же предупреждение изложить русским языком. А по-русски это будет – «Людям женского пола?» Но здесь ведь главное – «людям».
Тогда это предупреждение будет звучать как - «Вход людям ….».
…. Вчера был у скита - Во имя Всех святых. Всех! Боюсь, что желающий не найдет информацию о количестве Женщин, признанных святыми Православной церковью.
Думаю, что на Женщинах – мироносицах поиск остановится.
А в ноябре будет триста сорок лет примеру Веры человека. Вспомнят ли сестёр Морозовых жизнь положивших за Веру? Смешно и грустно спорить о том, как правильно верить. Но было же.
Кстати, Великий Петр, если что-то не путаю, вешал людишек, которые поклонялись кресту, который сегодня венчает Храмы? Ему по душе была другая форма креста. Это принципиально для Веры?
… Но ведь есть же, святые женщины!
Так за что же такая немилость ко всем, грустно сказать - матерям?
Я, человек далекий от основ и канонов религии, «сиречь - безграмотный, а посему пытлив и любознателен». А поскольку воспитан в культе отца и матери и не различаю их ни в беде, ни в радости - я в недоумении. Недоумение – толчок к вопросу. Решение же вопроса невозможно без знания. Знания – результат обмена человеком времени, отведенного ему для жизни, на скорбь и сомнения. А посему подобные объявления, а правильнее предупреждения, – источник порождения и скорби, и сомнения, а посему безнравственны.
- Вы отвергаете религию, каноны и правила вообще? Или есть исключения?
- Я не отвергаю ни религию, ни её правила вообще и не делю ее на ветви и направления. Есть явление для размышления – значит, оно - объективная реальность. Наука так научила.
Наука же - это свод правил и законов, основанных на достигнутом знании устройства видимого мира человеком.
Религия же – это свод правил и законов основанный на предположениях.
Если первая – допускает иметь в себе пока неизвестные явления, то второй всё ясно, хотя и допускает вероятностный характер течение процессов. И построена на основе аксиом – догм, что, кстати, не мешает формировать различные религиозные учения, хотя в чем различие, если они основаны на одних и тех же предположениях?
… Исходя из «Закона единства и противоположности» наличие одной формы представления мира влечет за собой появление и другой.
Поэтому, где есть наука, - там есть религия и наоборот.
«Где есть одна религия – там есть место ещё трем.»
- Что есть – предположения?
- Это не установленный факт. Или факты! Смотрите!
«Сначала было…».
Кто сказал это? Тот, кого тогда не было. А от кого узнал? Кто ему сказал – тот, кто был уже?
« И сказал….».
Кому сказал если один? На каком языке сказал? Если сам себе, то зачем сказал?
« … и хорошо весьма».
С чем сравнил? Что есть рядом плохого уже? Что ещё есть, кроме хорошего?
Очевидно, что создавая хорошее, одновременно создается и плохое, или что-то, что было ранее, определяется, как плохое?
Что есть – «Земля же была безводна и пуста»? Тут же – «Дух Божий носился над водою». Так «безводна» или «одна вода»? Пусть твердь создается посередь воды, но кто наблюдает Духа? Что это за очевидец столь важного события?
И самое главное – а кто это создал: и будущего создателя, и Дух носящийся, и воду?
И не менее важное – зачем?
Было все, вроде, неплохо, сравнивать, вроде, не с чем. И, на тебе, - вдруг так много создается всего. Зачем? Создавать что-то, - значит и проблемы создаются тоже.
Зачем проблемы? Чтоб решать?
Для чего всё это надо?
Я так понимаю, что главная задумка, ради которой всё это творилось, – человек.
А зачем он нужен на Земле создателю и Духу?
Кто-то обязал создать?
Не проще ли, и не правильнее ли, допустить обратное в процессе создания?
Сначала человек, а потом на основе его, что-то посовершеннее?
Человек «по образу и подобию». Тогда почему же ему, - человеку, запрещено творить? Почему его мир не надо любить?
Прообразу и проподобию разрешено… А результату творения – нет!
Можем продолжить экскурс в историю созданий.
Есть тот, кто создал первосоздателя, Дух Божий и землю? Если есть, то кто его создал? Если нет, то почему нелогично предположить, что всё было всегда или создано одновременно?
Может спросить более главного создателя? Того, кто был до того, как…!
- У Вас есть другая гипотеза о создании Мира?
- Конечно. И она не моя, видимо.
Понимаете, в этом вопросе любая гипотеза имеет право на существование, ибо не доказуема.
Вопрос только о том, сколько сторонников у неё будет, и имеет ли это значение для наблюдателя. Очень часто, в лени своей, человек «заморачивается» мыслями далекими от его потребностей. А он должен быть ориентирован на осмысление нужного для него самого и условий его жизни.
Согласитесь, как-то нелогично при ранении пулей размышлять, - из какого месторождения свинец пули, и каковы котировки на сегодня на медь, из которой сделана её оболочка.
Хотя можно заставить раненого думать об этом, а не о покидающей его крови. Хотя и в этот момент можно думать о её составе, о том, чтоб не испачкать рубашку, и о том, - «полил ли вчера цветы или нет».
Наличие пустопорожних тем для размышлений – способ отвлечь человека от вопросов - решаемых и от целей – достижимых.
… Смотрите, я сейчас поправлю сломанную веточку, перевяжу место слома жгутиком, и она потом срастётся. Кто я для дерева?
Возьму топор и срублю ветку или все дерево. Кто я для него?
И в первом и во втором случае я – высшая сила. Я не сделаю ни первого, ни второго. Кто я для него?
... Вспомнился диалог двух рыбок в аквариуме.
Успокоившись, после споров и дебатов о жизни и вере одна из рыбок, не выдержав тягостного молчания говорит:- "Ну хорошо! Нет Его! Кто тогда нам воду меняет в аквариуме?"
На что другая отвечает: - "Тогда почему мы всегда улыбаемся тому- другому, кто нам в аквариум веник суёт?"
...- «Факт наличия высшей силы подтверждается лишь действием и событием наблюдаемым,» - Вы это хотите сказать? – Владимир ухмыльнулся и ускорил шаг.
- Если хотите – «да»!
Кто-то, создав так много, имея столько знаний и силы, дав для человека практически все для развития и жизни, начиная с нефти и кончая отсутствием угрызения совести за убийство живого для собственного пропитания, вдруг остановился.
Он дал развиваться человеку по пути познания своим путем, поскольку, зная как создать даже рыбу, создатель не знал какой путь развития для человека правильный. Дал выбор человеку для самоопределения. Пока наблюдаемый факт невмешательства подтверждает лишь сомнения создателя в неправильности пути развития своего создания. Значит «правильной дорогой идут товарищи»!
- Скажите, Михаил, вот излагаемые Вами мысли Вас раздражают, - все-таки Владимир ухмылялся, - отметил Михаил.
- Мне кажется, вопрос некорректен.
Скажите, может ли Вас раздражать сообщение врача о наличии у Вас тяжелого заболевания? А сама болезнь? А агрессивность тигра? А наличие часов «Ролекс» на руке священнослужителя и его «шестисотый» у входа в Храм? Вот видите – «нет»! Почему? Да потому, что Вы не в состоянии что-то из этого изменить? У Вас есть мнение, отличное от мнения Служителя, тигра и болезни. И всё! – Михаила несколько задела ухмылка Владимира.
- А почему, собственно, Вы обратили внимание на часы, их марку и стоящий автомобиль? – Владимир, вроде, больше не ухмылялся.
- Понимаете, это всё вещи «из мира» - моего мира, который, по утверждениям Служителя и его руководства, «любить не следует»! Они созданы в соответствии с правилами, устремлениями и приоритетами этого мира, а пользуются ими люди из другого мира.
«Обидно, понимаешь!» Нам здесь-то тоже хочется попользоваться чем-то из того другого мира.
… Проблемы же знания точного времени и проблему передвижения он мог решить другими путями. Я не видел в Храмах кружек, собирающих пожертвования для нужд служителя Храма. Тем более кружек с надписью «На «мерседес»», «На «Ролекс»». Отождествляя же себя с Храмом, служитель, я так думаю, нарушает какие-то правила, писанные и неписанные, но не боясь ни порицания, ни наказания за дела свои, ибо он не верит в их возможность, а значит не верит в то, чему служит.
Служит, не веря! И всё!
Есть плохие стоматологи, сторожа, а есть плохие служители, как есть плохие служащие. И всё!
Плохих врачей должен наказывать врач, плохих служащих – начальник, плохих служителей…? Плохих служителей Церкви кто? «А судьи кто?»
«Не судите, да не судимы будите; ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить.»
Так зачем судить за «ролекс»? У потенциального судьи ко всему, что есть у осуждаемого, есть ещё и яхта!
Зачем судье суд? Судить судье – самому попасть под суд!
…Вот здесь на Валааме есть ясень, которому лет 700-900. Растет он на территории монастырского сада. Поселился на нем гриб – серно-желтый трутовик, вызывающий деструктивную стволовую гниль. Опасная вещь, скажу я Вам. Дерево, которое оберегают и лелеют, которое оберегали и лелеяли не одну сотню лет, можно сказать, обречено.
Говорю сегодняшним работникам сада: - Надо уничтожить трутовик этот, ствол высверлить, а рану залить раствором с примесью купороса. Гриб сжечь! Остановить заразу! Беда будет!
Отвечают: - «На все воля Господа!»
…Согласен! А воля человека где? Человека, который обязан следить за деревьями. А этот ясень, уж точно, видел и Преподобных и Сергия, и Германа, а может они его и посадили, а может они его сюда принесли в тени его сидели?
Может до того, как решили здесь остаться? Может, глядя на него, и остаться решили? Как?
… Или иду вчера мимо «Сосны Шишкина». Остановился автобус, вышло человек десять из него, кто-то смотрит на сосну, не выходя. Экскурсовод говорит: - «Сосна Шишкина. Названа так в связи с тем, что здесь подолгу сидел художник Шишкин. За ее рисунок он был награжден Золотой медалью Художественной Академии. С неё он писал знаменитый «Дуб у лукоморья». Говорят, что, когда здесь был заповедник, то на ней даже была цепь, как напоминание о строках Пушкина о коте».
Как Вам?
… Во-первых, за рисунок сосны, но не этой. Там скорее Лермонтовская или из Гёте. Во-вторых, «присуждена», а не «награжден». В - третьих не золотой, а серебряной. В- четвертых, нет у Ивн Иваныча картины с дубом, напоминающим эту сосну. В - пятых, что значит «сидел» для художника? В - шестых – не цепь, а заборчик, чтоб посетители не обтаптывали, не утрамбовывали прикорневую территорию её.
Как Вам квалификация экскурсовода? Экскурсия платная! А плата - за знания, вернее, за познания. А деньги куда?
- Действительно, так этот гриб опасен? – Владимир даже остановился.
- Не больше чем любой паразит, - остановился и Михаил.
- Почему же его никто не трогает? Он красив? - Владимир улыбался.
- Не красивее некоторых орхидей – еще больших паразитов, - Михаил тоже улыбнулся.
- Почему же больших?
- Потому, что являясь паразитом, - по сути, внешне ещё и красива. Ложь. От этого и «больший». Любая маска всегда гипертрофирует суть.
- А там ведь и, правда, очень удобный сук для русалки, - улыбнулся Владимир.
- Если не представлять, - откуда и как русалка добиралась до сосны. Отключить фантазию, представляя картину, как русалка карабкается на дерево, чтоб сесть на сук, когда на других ветвях сидят уже её подружки, - Михаил тоже улыбнулся, -… и разговор о русалках похож на утверждение другого, не менее известного экскурсовода, что «на Александрийском столпе стоит ангел в натуральную величину».
- У Вас что-то есть на ужин? Поздно. Вы останетесь без него.
- Похоже, что так.
Сейчас купить можно лишь водку или ещё что-то спиртное. Даже чаю не купишь. При неограниченной власти монастыря и барражирующих вертолетах, неужели нельзя закрыть это «исчадие ада»? Не понимаю!
Можно было фактически отменить Закон о приватизации, что здесь, что на Соловках, для жителей, родившихся здесь, а закрыть магазин некому.
Такое соседство чем-то можно объяснить? Думаю, что кто-то может объяснить.
- По Вашей теории всё построено, - наличие одного - порождает присутствие антипода.
- При попустительстве таких могущественных сил, как вертолёты, или при их поддержке? Не могли найти ничего другого, как продавать отраву в ста метрах от входа в Храм?
… Кстати, хорошее место для памятника погибшим, - немного помолчав, добавил Михаил.
Они шли рядом, только хруст камешков на дороге нарушал тишину.
…- Лес вон болеет весь, - прервал молчание Михаил, - Бурая и черная пятнистость обрушилась на клёны. Завтра будет на дубах.
Это ведь грибок. Грибок из класса дейтеромицетов. Лечить надо лес-то.
Прошел сюда по лесу. Лосинная муха, она же оленья кровососка, клеща энцефалитного снял с себя, у молодняка деревьев лоси «покоцали» все верхушки, пихта сохнет, змеи через дорогу идут, как по Арбату. Кто так эту дорогу строил? – Михаил остановился и топнул по дороге, - Уровень воды слева и справа от дороги разный. Где протоки под дорогой под постоянные и сезонные водотоки? Нет их!
Просеку под ЛЭП «пробили», а кто убираться на ней будет? А ЛЭП? Куда такую мощь протянули на юг? Кому нужна она там? Вертолетам в «гнезде» тесно? А кто платил за неё?
Ах, как возможен-то был бы порядок на отдельно взятом острове!
Только «не пора ли выбор сделать, - купола нам золотить иль порядок наводить»!
… Вот знаете, Владимир, согласно Священному Писанию «цель жизни человека - есть богопознание, которое достигается через богообщение». «От одной крови ... он и произвел весь род человеческий... дабы они искали Бога».
Странный смысл жизни. Кроме этого в разных источниках разными словами, но, в принципе, смысл один.
В науке принято рассматривать поведение любой функции в пределах каких-то. Иногда в парадоксальных. Например, как ведет себя функция при аргументе, стремящемся к бесконечности или при приближению к известному пределу.
Вот думаю иногда: - А что будет, если все население огромной территории проникнется призывом и пойдут по этому, проповедуемому, пути?
Представляете, огромная территория, на которой проживают лишь монахи и монашки. Нет ни армии, ни покупающих свечки, время отпущенное людям тратится лишь на молитвы.
Дети не бегают. Комбайны, самолеты и вертолеты, поезда стоят. Денег нет. Да!
…Что едят, что пьют, на что покупают еду, на что покупают «Ролексы»?
… Что будут есть – пить, где возьмут «Ролексы»?
А цель – обретение жизни вечной. Что там делать в той, вечной жизни? Жить. А «жить» - это «что», «как» и в том числе «зачем»? Вроде понятно, но не после достижения вечной жизни. Для чего жить потом-то?
- Я так понимаю, что у Вас есть точка зрения и на то, для чего живет человек и в чем смысл его жизни. Раз Вы не желаете поделиться мнением об устройстве и происхождении мира, то, может быть, посчитаете возможным изложить её? – Владимир опять улыбался.
- Конечно, есть. Я изложу её в том виде, в котором изложил её мне мой дед. Охотник – промысловик, кстати.
«Смысл жизни человека – сохранить жизнь на Земле и сохранить жизнь Земли».
И всё!
Правда у меня есть четыре трактовки данной сентенции, но они мене интересны, чем подлинник, - улыбнулся Михаил.
- А вот наличие множества религий мешает этому предназначению, ибо дает основание вести войны под лозунгом «Умрем за нашу религию!»
А войны порождают стремление иметь как можно больше солдат. И опять же о функциях, - «Трудно налить в стакан более его объема».
Значит война – смерти – «и опять все начнется сначала»!
- Вы говорите о всеобщем государстве?
- Я говорю о том, что там, где есть противоречия во взглядах на жизнь, там рождаются претензии, «там, где претензии – там кончаются отношения», при отсутствии отношения – невозможны диалоги, а значит следование по единому пути развития.
И всё!
Сейчас нас семь миллиардов. Кстати, за нашу жизнь эта цифра удвоилась.
Как Вам поведение этой функции? О!
Мой дед меня однажды спросил: - «Если бы зачатие детей походило на лечение зубов без наркоза, сколько бы у тебя их было?»
До сих пор не знаю ответа!
Призыв «плодитесь и размножайтесь», прямо скажем, при ограниченных территориях, - провокационный. Ибо за ним последует что? Правильно – «убивайте». А кого убивать? Правильно – «чужих». А кто «чужой»? Правильно – «кто на другом языке говорит и по-другому крестится». А кто сегодня …..
Одним словом, - не хочу ругаться с Вами.
Тем более что мы уже подошли почти.
- Так Вы отрицаете, - наличие других миров, кроме того, в котором живёте? – остановился Владимир и двумя руками оперся на посох.
- Отрицаю. Но хочу разъяснить, что мир, как вы говорите, - в котором я живу, многогранен и многослоен.
Переходы с грани на грань, из слоя в слой – сложны, иногда невозможны напрямую, но существуют другие пути. И все они осязаемы и изучаемы. И во всех этих слоях, на всех гранях, во всех объёмах – действует один и тот же закон – «Сохрани жизнь свою и окружающего мира».
- Тут нет противоречий? – Владимир продолжал стоять и смотреть на Михаила.
- Нет! Я благодарен Вам, что наша прогулка не превратилась в «спор на колесах», что позволило мне полазить по «предметному стеклышку» пока Вы меня изучали.
Я думаю, что Вы согласитесь, - что на сегодня неизвестен ни один спор, который бы открыл истину.
- И Вы не отрицаете наличие Вселенского разума?
- Нет! Более того, я верю в него. Только, в отличие от Вас, я знаю откуда у него знания. Да Вы уже и сами догадались, наверное, откуда и почему так хорошо человек знает, что и как было, что и как будет.
Они стояли на тропинке около входа в монастырь.
- А Вы, Владимир, замечали ли когда-нибудь, что «маковка» надвратного Храма Петра и Павла над входом в монастырь находится точно в «ковше» Большой Медведицы?
Смею Вас заверить, что это относится ко многим Храмам. А не напоминает ли Вам Большая Медведица руку ,с бережно подставленной ладошкой? – Михаил показал взглядом на небо.
- Вы хотите сказать, что мы ещё поговорим когда-то, но уже о другом? И Вы будете так же нетерпимы к увиденному Вами там? - усмехнулся Владимир и посмотрел на «ковш».
- Если мы захотим или если это будет кому-то или для чего-то нужно.
…До свидания, Владимир! Спасибо. До свидания.
- До свидания!
Владимир стоял и смотрел вслед уходящему Михаилу.
Он видел, как Михаил дошел до часовни Иконы Божьей Матери «Знамение», перекрестился, постоял немного и скрылся за деревьями.

© Copyright: Саша Тумп, 2011

Регистрационный номер №0002969

от 11 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0002969 выдан для произведения:

Михаил, шестидесятилетний достаточно ещё бодрый человек, стоял на берегу Большой Никоновской бухты острова Валаам почти на самом мысе Крестовый и вглядывался в падающее в воду солнце.
Волны дерзко набегали на огромные валуны, закрывающие берег, и, ударившись об них, выбрасывали вверх бордовые, в заходящем солнце, брызги.
Он, сделав несколько снимков, стараясь уловить момент соприкосновения солнца, облаков, воды и брызг, почувствовал на себе чей-то взгляд.
Жизнь, в которой было многое и разное, как-то незаметно научила в такие моменты не дергаться, не суетиться, а стараться разобраться, почему появилось такое ощущение.
Медленно убрав фотоаппарат в чехол, а чехол, прочно закрепив на ремне, он наклонился к воде, чтоб, отпрыгнув от очередной волны, можно было резко повернуться и встретиться взглядом со смотрящим. Зверя такими «штучками» не обманешь, - он всё равно окажется быстрее, а человек, да ещё смотрящий, хоть и на заходящее, но - солнце, среагировать не успеет.
Резко, повернувшись, отскочив от воды, Михаил увидел в метрах двадцати от себя человека в просторной черной одежде. В руках у него была, то ли палка, то ли посох, на голове - то ли каптура, то ли низкая суконная «боярка». Он стоял чуть в лесу, опершись плечом о большую сосну и явно разглядывал Михаила.
Отряхивая капли воды, подойдя метров на шесть к нему, Михаил поздоровался.
Тот, сделав три шага навстречу к Михаилу, остановился.
- Красивый закат, - сказал он, глядя то на Михаила, то в сторону заходящего солнца.
- Оптимистический, - согласился Михаил.
- Почему оптимистический? А не оптимистичный? – незнакомец сделал ещё два шага вперед, остановился, и Михаил различил большую опрятную окладистую бороду. Стало видно, что и борода и волосы, стянутые сзади тугим узлом, отливали различимой в сумерках сединой. Возраст было определить трудно, но, судя по осанке, можно было предположить, - что примерно тех же лет, что и Михаил.
- Не знаю. Я про моё видение его, а не про его объективную суть.
Для меня закат всегда более оптимистичен, чем восход. События дня уже в прошлом и не могут вызывать ни сожаления, ни огорчения, поскольку они уже были, а значит неизменны и остаётся их принять, как должное. А предстоящая ночь дает надежду на их осмысление и понимание, что всегда полезно для встречи нового неведомого дня с его неизвестными событиями и, иногда, неожиданными встречами, - Михаил сделал тоже два шага навстречу.
- Однако! Никогда бы не увидел различий между «ческий» и «чный».
Так Вы считаете, что восход более возбуждающ, или возбуждающий, чем закат?
- Пожалуй, можно и так определить различия между ними. Михаил! – Михаил, посчитав невозможным первым протянуть руку навстречу, кивнул.
- В миру – Владимир, - незнакомец подошел, протянул руку и крепко пожал руку Михаила. Рука была сильная, сухая, твердая.
- О! Разве существуют места, вне нашего мира, в которых так же, как и здесь, есть имена, но они отличны, от принятых здесь? - Михаил повел взглядом вдоль мыса.
- Конечно! Человек, сам не замечая того, носит на себе множество имен в этом мире, которые являются не всегда собственными, чаще просто существительными, но очень часто и прилагательными. Бывают и числительные, - улыбнулся Владимир.
- Чем обязан небольшому экскурсу в морфологию?
- Вашим определением «заката». Мне показалось, что Вам часто приходится формулировать свою мысль для других. А так же показалось, что так Вам будет понятнее моя мысль.
- Приходится формулировать. Но имена собственные так же относятся к существительным. А «просто существительных» не встречал. Не приходилось, - Михаила несколько задела безаппеляционность суждений Владимира, без каких либо намёков на возможность других толкований.
- Теперь возможно и так. Мне пришлось изучать эту науку давно, может что-то изменилось в ней, а, может, что-то я не так помню. Годы!
Я говорю о светском мире.
- … Мире, где человек производит необходимое для жизни своей и не только, где есть место любви не только к одному объекту, а ко многим, где есть место науке и творчеству, в отличии от других известных мне и прогнозируемых другими миров?
Творчество, которое, как известно, миром Церкви не поощряется, да и сам такой мир не должен и не может быть любимым.
«Дружба с миром – есть вражда против Бога. Не любите мира, ни того что в мире», - процитировал Михаил.
- Близко. Иаков и Иоанн. Можно и «Кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу». Но я не думаю, что о смысле истины можно судить только по фразе её излагающей. Важно - «Понять не часть, а место части в общей сути!»
Но для этого у Вас, да и у меня, времени совсем немного. Отсюда до Центральной усадьбы никак ни менее семи километров, а осенью темнеет рано, - улыбнулся Владимир.
- Вы можете назвать какой-то другой мир, где позволено личности или объекту творить?
… Меня не пугает ночевка в лесу. Тем более что здесь такое, похоже, практикуется, - Михаил показал глазами на остатки костра недалеко от каменных руин «пулеметного гнезда» времен войны.
- И, тем не менее, – это нежелательно. Да и ночи холодные.
- …И вертолёты гражданские летают боевым порядком по вечерам над островом. Тут где-то недалеко у них «гнездо»? – Михаил сделал вопросительный взгляд.
Владимир посмотрел на него и улыбнулся.
- Пойдемте, пойдемте!
Вы же понимаете, что я в очень трудном положении. Я не могу позволить Вам ночевать одному в холоде, не могу остаться сам, но и не могу быть гостеприимным.
Вы где остановились? Дорога мне знакома и мы, неспеша, дойдем спокойно и благополучно. Вы давно здесь? Сами откуда? – он подвинулся с тропинки, как бы приглашая Михаила идти впереди и задавать темп движения.
- «Откуда» - это сложно как-то определить. Сегодня - второй день. Остановился в «Зимней». Вообще Валаам у меня «по пути» домой – был на Соловках, в Кижах, пожил на озёрах в Карелии.
- Осень обычно редко используют для таких путешествий.
- Не люблю комаров.
- Как Александр Сергеевич?
- Забавно, но приятно. Но тот еще и мух терпеть не мог.
Они вышли на место, где тропинка была шире и позволяла им идти рядом.
- Что-то зацепил взгляд, отличающее Валаам от мест, где Вам приходилось бывать ранее? Мне показалось, что Вам это легко сделать. Вы даже вертолеты заметили, - голос Владимира был негромок, а интонации не настойчивы.
- Мне легко сделать, или «глаз зацепил»?
- Вы это различаете?
- Да! В первом случае идет работа сознания, во втором подсознания.
- Что Вам сразу показалось заметным, послужившим объектом для размышлений? – перефразировал вопрос Владимир.
-… Отсутствие памятной стелы на пристани о погибших и умерших здесь от ран в войну и после неё. В других местах обелискам выделяют лучшие места. Здесь же он затерян – не всяк найдет его. А люди, умершие здесь, были достойны лучшей участи при жизни, но не получив её, могли бы хоть получить признание после.
… Еще желание «закрепить в камне» участие какого-то там «Водоканала» и сотового оператора в том, что они что-то тут сделали. Что-то это мне напомнило крик курицы-несушки на дворе.
«Тщедушен человек и низок в своем тщеславии». Особенно этот директор Водоканала. «Этот водопровод… директор…такой-то». Стыдно и смрадно.
Вот у рабов Рима, не было никакого желания оставлять свои надписи на водопроводе.
Стыдно! С директором Водоканала ясно – кому стыдно должно быть, с директором – «телефонистом» тоже ясно – в интернете можно имя его найти.
Парень – камнерез, который гравировал надпись, посмеялся, наверное, всласть. Почувствовал своё превосходство над «директорами», поскольку не написал – «Этот камень обрабатывал я -….» .
Умеют директора повеселить рукодельных людей. Умеют!
Тут ведь привкус поганенький, - другим людям стыдно смотреть! Люди читают и, как будто сами сделали что-то нехорошее. Как на заборе что-то сами написали. Или на стене в своём подъезде.
- Вы, Михаил, ориентированы на негатив, или это действительно то, что Вам «бросилось в глаза».
- Возможно, частично первое, оно и послужило толчком для второго.
Но это далеко не всё. Дорога коротка для всего!
Если бы этого было мало, и наравне с позитивом, то можно было бы проводить анализ. А так…! Какой может быть анализ? Просто перечислил первые в «обойме» мыслей, которые сразу пришли в голову.
… Вот мы подойдём скоро к Воскресенскому скиту. У входа предупреждение, что вход женщинам запрещён. Как циник, могу Вас спросить – А девочкам разрешен? И если «не разрешен», то чем они провинились перед обителью? Или перед кем? Возможным грехом, которого ещё не совершили? Или они страдают за чужой грех?
- Тут имеется в виду пол человека, - усмехнулся Владимир.
- Тогда постарайтесь это же предупреждение изложить русским языком. А по-русски это будет – «Людям женского пола?» Но здесь ведь главное – «людям».
Тогда это предупреждение будет звучать как - «Вход людям ….».
…. Вчера был у скита - Во имя Всех святых. Всех! Боюсь, что желающий не найдет информацию о количестве Женщин, признанных святыми Православной церковью.
Думаю, что на Женщинах – мироносицах поиск остановится.
А в ноябре будет триста сорок лет примеру Веры человека. Вспомнят ли сестёр Морозовых жизнь положивших за Веру? Смешно и грустно спорить о том, как правильно верить. Но было же.
Кстати, Великий Петр, если что-то не путаю, вешал людишек, которые поклонялись кресту, который сегодня венчает Храмы? Ему по душе была другая форма креста. Это принципиально для Веры?
… Но ведь есть же, святые женщины!
Так за что же такая немилость ко всем, грустно сказать - матерям?
Я, человек далекий от основ и канонов религии, «сиречь - безграмотный, а посему пытлив и любознателен». А поскольку воспитан в культе отца и матери и не различаю их ни в беде, ни в радости - я в недоумении. Недоумение – толчок к вопросу. Решение же вопроса невозможно без знания. Знания – результат обмена человеком времени, отведенного ему для жизни, на скорбь и сомнения. А посему подобные объявления, а правильнее предупреждения, – источник порождения и скорби, и сомнения, а посему безнравственны.
- Вы отвергаете религию, каноны и правила вообще? Или есть исключения?
- Я не отвергаю ни религию, ни её правила вообще и не делю ее на ветви и направления. Есть явление для размышления – значит, оно - объективная реальность. Наука так научила.
Наука же - это свод правил и законов, основанных на достигнутом знании устройства видимого мира человеком.
Религия же – это свод правил и законов основанный на предположениях.
Если первая – допускает иметь в себе пока неизвестные явления, то второй всё ясно, хотя и допускает вероятностный характер течение процессов. И построена на основе аксиом – догм, что, кстати, не мешает формировать различные религиозные учения, хотя в чем различие, если они основаны на одних и тех же предположениях?
… Исходя из «Закона единства и противоположности» наличие одной формы представления мира влечет за собой появление и другой.
Поэтому, где есть наука, - там есть религия и наоборот.
«Где есть одна религия – там есть место ещё трем.»
- Что есть – предположения?
- Это не установленный факт. Или факты! Смотрите!
«Сначала было…».
Кто сказал это? Тот, кого тогда не было. А от кого узнал? Кто ему сказал – тот, кто был уже?
« И сказал….».
Кому сказал если один? На каком языке сказал? Если сам себе, то зачем сказал?
« … и хорошо весьма».
С чем сравнил? Что есть рядом плохого уже? Что ещё есть, кроме хорошего?
Очевидно, что создавая хорошее, одновременно создается и плохое, или что-то, что было ранее, определяется, как плохое?
Что есть – «Земля же была безводна и пуста»? Тут же – «Дух Божий носился над водою». Так «безводна» или «одна вода»? Пусть твердь создается посередь воды, но кто наблюдает Духа? Что это за очевидец столь важного события?
И самое главное – а кто это создал: и будущего создателя, и Дух носящийся, и воду?
И не менее важное – зачем?
Было все, вроде, неплохо, сравнивать, вроде, не с чем. И, на тебе, - вдруг так много создается всего. Зачем? Создавать что-то, - значит и проблемы создаются тоже.
Зачем проблемы? Чтоб решать?
Для чего всё это надо?
Я так понимаю, что главная задумка, ради которой всё это творилось, – человек.
А зачем он нужен на Земле создателю и Духу?
Кто-то обязал создать?
Не проще ли, и не правильнее ли, допустить обратное в процессе создания?
Сначала человек, а потом на основе его, что-то посовершеннее?
Человек «по образу и подобию». Тогда почему же ему, - человеку, запрещено творить? Почему его мир не надо любить?
Прообразу и проподобию разрешено… А результату творения – нет!
Можем продолжить экскурс в историю созданий.
Есть тот, кто создал первосоздателя, Дух Божий и землю? Если есть, то кто его создал? Если нет, то почему нелогично предположить, что всё было всегда или создано одновременно?
Может спросить более главного создателя? Того, кто был до того, как…!
- У Вас есть другая гипотеза о создании Мира?
- Конечно. И она не моя, видимо.
Понимаете, в этом вопросе любая гипотеза имеет право на существование, ибо не доказуема.
Вопрос только о том, сколько сторонников у неё будет, и имеет ли это значение для наблюдателя. Очень часто, в лени своей, человек «заморачивается» мыслями далекими от его потребностей. А он должен быть ориентирован на осмысление нужного для него самого и условий его жизни.
Согласитесь, как-то нелогично при ранении пулей размышлять, - из какого месторождения свинец пули, и каковы котировки на сегодня на медь, из которой сделана её оболочка.
Хотя можно заставить раненого думать об этом, а не о покидающей его крови. Хотя и в этот момент можно думать о её составе, о том, чтоб не испачкать рубашку, и о том, - «полил ли вчера цветы или нет».
Наличие пустопорожних тем для размышлений – способ отвлечь человека от вопросов - решаемых и от целей – достижимых.
… Смотрите, я сейчас поправлю сломанную веточку, перевяжу место слома жгутиком, и она потом срастётся. Кто я для дерева?
Возьму топор и срублю ветку или все дерево. Кто я для него?
И в первом и во втором случае я – высшая сила. Я не сделаю ни первого, ни второго. Кто я для него?
... Вспомнился диалог двух рыбок в аквариуме.
Успокоившись, после споров и дебатов о жизни и вере одна из рыбок, не выдержав тягостного молчания говорит:- "Ну хорошо! Нет Его! Кто тогда нам воду меняет в аквариуме?"
На что другая отвечает: - "Тогда почему мы всегда улыбаемся тому- другому, кто нам в аквариум веник суёт?"
...- «Факт наличия высшей силы подтверждается лишь действием и событием наблюдаемым,» - Вы это хотите сказать? – Владимир ухмыльнулся и ускорил шаг.
- Если хотите – «да»!
Кто-то, создав так много, имея столько знаний и силы, дав для человека практически все для развития и жизни, начиная с нефти и кончая отсутствием угрызения совести за убийство живого для собственного пропитания, вдруг остановился.
Он дал развиваться человеку по пути познания своим путем, поскольку, зная как создать даже рыбу, создатель не знал какой путь развития для человека правильный. Дал выбор человеку для самоопределения. Пока наблюдаемый факт невмешательства подтверждает лишь сомнения создателя в неправильности пути развития своего создания. Значит «правильной дорогой идут товарищи»!
- Скажите, Михаил, вот излагаемые Вами мысли Вас раздражают, - все-таки Владимир ухмылялся, - отметил Михаил.
- Мне кажется, вопрос некорректен.
Скажите, может ли Вас раздражать сообщение врача о наличии у Вас тяжелого заболевания? А сама болезнь? А агрессивность тигра? А наличие часов «Ролекс» на руке священнослужителя и его «шестисотый» у входа в Храм? Вот видите – «нет»! Почему? Да потому, что Вы не в состоянии что-то из этого изменить? У Вас есть мнение, отличное от мнения Служителя, тигра и болезни. И всё! – Михаила несколько задела ухмылка Владимира.
- А почему, собственно, Вы обратили внимание на часы, их марку и стоящий автомобиль? – Владимир, вроде, больше не ухмылялся.
- Понимаете, это всё вещи «из мира» - моего мира, который, по утверждениям Служителя и его руководства, «любить не следует»! Они созданы в соответствии с правилами, устремлениями и приоритетами этого мира, а пользуются ими люди из другого мира.
«Обидно, понимаешь!» Нам здесь-то тоже хочется попользоваться чем-то из того другого мира.
… Проблемы же знания точного времени и проблему передвижения он мог решить другими путями. Я не видел в Храмах кружек, собирающих пожертвования для нужд служителя Храма. Тем более кружек с надписью «На «мерседес»», «На «Ролекс»». Отождествляя же себя с Храмом, служитель, я так думаю, нарушает какие-то правила, писанные и неписанные, но не боясь ни порицания, ни наказания за дела свои, ибо он не верит в их возможность, а значит не верит в то, чему служит.
Служит, не веря! И всё!
Есть плохие стоматологи, сторожа, а есть плохие служители, как есть плохие служащие. И всё!
Плохих врачей должен наказывать врач, плохих служащих – начальник, плохих служителей…? Плохих служителей Церкви кто? «А судьи кто?»
«Не судите, да не судимы будите; ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить.»
Так зачем судить за «ролекс»? У потенциального судьи ко всему, что есть у осуждаемого, есть ещё и яхта!
Зачем судье суд? Судить судье – самому попасть под суд!
…Вот здесь на Валааме есть ясень, которому лет 700-900. Растет он на территории монастырского сада. Поселился на нем гриб – серно-желтый трутовик, вызывающий деструктивную стволовую гниль. Опасная вещь, скажу я Вам. Дерево, которое оберегают и лелеют, которое оберегали и лелеяли не одну сотню лет, можно сказать, обречено.
Говорю сегодняшним работникам сада: - Надо уничтожить трутовик этот, ствол высверлить, а рану залить раствором с примесью купороса. Гриб сжечь! Остановить заразу! Беда будет!
Отвечают: - «На все воля Господа!»
…Согласен! А воля человека где? Человека, который обязан следить за деревьями. А этот ясень, уж точно, видел и Преподобных и Сергия, и Германа, а может они его и посадили, а может они его сюда принесли в тени его сидели?
Может до того, как решили здесь остаться? Может, глядя на него, и остаться решили? Как?
… Или иду вчера мимо «Сосны Шишкина». Остановился автобус, вышло человек десять из него, кто-то смотрит на сосну, не выходя. Экскурсовод говорит: - «Сосна Шишкина. Названа так в связи с тем, что здесь подолгу сидел художник Шишкин. За ее рисунок он был награжден Золотой медалью Художественной Академии. С неё он писал знаменитый «Дуб у лукоморья». Говорят, что, когда здесь был заповедник, то на ней даже была цепь, как напоминание о строках Пушкина о коте».
Как Вам?
… Во-первых, за рисунок сосны, но не этой. Там скорее Лермонтовская или из Гёте. Во-вторых, «присуждена», а не «награжден». В - третьих не золотой, а серебряной. В- четвертых, нет у Ивн Иваныча картины с дубом, напоминающим эту сосну. В - пятых, что значит «сидел» для художника? В - шестых – не цепь, а заборчик, чтоб посетители не обтаптывали, не утрамбовывали прикорневую территорию её.
Как Вам квалификация экскурсовода? Экскурсия платная! А плата - за знания, вернее, за познания. А деньги куда?
- Действительно, так этот гриб опасен? – Владимир даже остановился.
- Не больше чем любой паразит, - остановился и Михаил.
- Почему же его никто не трогает? Он красив? - Владимир улыбался.
- Не красивее некоторых орхидей – еще больших паразитов, - Михаил тоже улыбнулся.
- Почему же больших?
- Потому, что являясь паразитом, - по сути, внешне ещё и красива. Ложь. От этого и «больший». Любая маска всегда гипертрофирует суть.
- А там ведь и, правда, очень удобный сук для русалки, - улыбнулся Владимир.
- Если не представлять, - откуда и как русалка добиралась до сосны. Отключить фантазию, представляя картину, как русалка карабкается на дерево, чтоб сесть на сук, когда на других ветвях сидят уже её подружки, - Михаил тоже улыбнулся, -… и разговор о русалках похож на утверждение другого, не менее известного экскурсовода, что «на Александрийском столпе стоит ангел в натуральную величину».
- У Вас что-то есть на ужин? Поздно. Вы останетесь без него.
- Похоже, что так.
Сейчас купить можно лишь водку или ещё что-то спиртное. Даже чаю не купишь. При неограниченной власти монастыря и барражирующих вертолетах, неужели нельзя закрыть это «исчадие ада»? Не понимаю!
Можно было фактически отменить Закон о приватизации, что здесь, что на Соловках, для жителей, родившихся здесь, а закрыть магазин некому.
Такое соседство чем-то можно объяснить? Думаю, что кто-то может объяснить.
- По Вашей теории всё построено, - наличие одного - порождает присутствие антипода.
- При попустительстве таких могущественных сил, как вертолёты, или при их поддержке? Не могли найти ничего другого, как продавать отраву в ста метрах от входа в Храм?
… Кстати, хорошее место для памятника погибшим, - немного помолчав, добавил Михаил.
Они шли рядом, только хруст камешков на дороге нарушал тишину.
…- Лес вон болеет весь, - прервал молчание Михаил, - Бурая и черная пятнистость обрушилась на клёны. Завтра будет на дубах.
Это ведь грибок. Грибок из класса дейтеромицетов. Лечить надо лес-то.
Прошел сюда по лесу. Лосинная муха, она же оленья кровососка, клеща энцефалитного снял с себя, у молодняка деревьев лоси «покоцали» все верхушки, пихта сохнет, змеи через дорогу идут, как по Арбату. Кто так эту дорогу строил? – Михаил остановился и топнул по дороге, - Уровень воды слева и справа от дороги разный. Где протоки под дорогой под постоянные и сезонные водотоки? Нет их!
Просеку под ЛЭП «пробили», а кто убираться на ней будет? А ЛЭП? Куда такую мощь протянули на юг? Кому нужна она там? Вертолетам в «гнезде» тесно? А кто платил за неё?
Ах, как возможен-то был бы порядок на отдельно взятом острове!
Только «не пора ли выбор сделать, - купола нам золотить иль порядок наводить»!
… Вот знаете, Владимир, согласно Священному Писанию «цель жизни человека - есть богопознание, которое достигается через богообщение». «От одной крови ... он и произвел весь род человеческий... дабы они искали Бога».
Странный смысл жизни. Кроме этого в разных источниках разными словами, но, в принципе, смысл один.
В науке принято рассматривать поведение любой функции в пределах каких-то. Иногда в парадоксальных. Например, как ведет себя функция при аргументе, стремящемся к бесконечности или при приближению к известному пределу.
Вот думаю иногда: - А что будет, если все население огромной территории проникнется призывом и пойдут по этому, проповедуемому, пути?
Представляете, огромная территория, на которой проживают лишь монахи и монашки. Нет ни армии, ни покупающих свечки, время отпущенное людям тратится лишь на молитвы.
Дети не бегают. Комбайны, самолеты и вертолеты, поезда стоят. Денег нет. Да!
…Что едят, что пьют, на что покупают еду, на что покупают «Ролексы»?
… Что будут есть – пить, где возьмут «Ролексы»?
А цель – обретение жизни вечной. Что там делать в той, вечной жизни? Жить. А «жить» - это «что», «как» и в том числе «зачем»? Вроде понятно, но не после достижения вечной жизни. Для чего жить потом-то?
- Я так понимаю, что у Вас есть точка зрения и на то, для чего живет человек и в чем смысл его жизни. Раз Вы не желаете поделиться мнением об устройстве и происхождении мира, то, может быть, посчитаете возможным изложить её? – Владимир опять улыбался.
- Конечно, есть. Я изложу её в том виде, в котором изложил её мне мой дед. Охотник – промысловик, кстати.
«Смысл жизни человека – сохранить жизнь на Земле и сохранить жизнь Земли».
И всё!
Правда у меня есть четыре трактовки данной сентенции, но они мене интересны, чем подлинник, - улыбнулся Михаил.
- А вот наличие множества религий мешает этому предназначению, ибо дает основание вести войны под лозунгом «Умрем за нашу религию!»
А войны порождают стремление иметь как можно больше солдат. И опять же о функциях, - «Трудно налить в стакан более его объема».
Значит война – смерти – «и опять все начнется сначала»!
- Вы говорите о всеобщем государстве?
- Я говорю о том, что там, где есть противоречия во взглядах на жизнь, там рождаются претензии, «там, где претензии – там кончаются отношения», при отсутствии отношения – невозможны диалоги, а значит следование по единому пути развития.
И всё!
Сейчас нас семь миллиардов. Кстати, за нашу жизнь эта цифра удвоилась.
Как Вам поведение этой функции? О!
Мой дед меня однажды спросил: - «Если бы зачатие детей походило на лечение зубов без наркоза, сколько бы у тебя их было?»
До сих пор не знаю ответа!
Призыв «плодитесь и размножайтесь», прямо скажем, при ограниченных территориях, - провокационный. Ибо за ним последует что? Правильно – «убивайте». А кого убивать? Правильно – «чужих». А кто «чужой»? Правильно – «кто на другом языке говорит и по-другому крестится». А кто сегодня …..
Одним словом, - не хочу ругаться с Вами.
Тем более что мы уже подошли почти.
- Так Вы отрицаете, - наличие других миров, кроме того, в котором живёте? – остановился Владимир и двумя руками оперся на посох.
- Отрицаю. Но хочу разъяснить, что мир, как вы говорите, - в котором я живу, многогранен и многослоен.
Переходы с грани на грань, из слоя в слой – сложны, иногда невозможны напрямую, но существуют другие пути. И все они осязаемы и изучаемы. И во всех этих слоях, на всех гранях, во всех объёмах – действует один и тот же закон – «Сохрани жизнь свою и окружающего мира».
- Тут нет противоречий? – Владимир продолжал стоять и смотреть на Михаила.
- Нет! Я благодарен Вам, что наша прогулка не превратилась в «спор на колесах», что позволило мне полазить по «предметному стеклышку» пока Вы меня изучали.
Я думаю, что Вы согласитесь, - что на сегодня неизвестен ни один спор, который бы открыл истину.
- И Вы не отрицаете наличие Вселенского разума?
- Нет! Более того, я верю в него. Только, в отличие от Вас, я знаю откуда у него знания. Да Вы уже и сами догадались, наверное, откуда и почему так хорошо человек знает, что и как было, что и как будет.
Они стояли на тропинке около входа в монастырь.
- А Вы, Владимир, замечали ли когда-нибудь, что «маковка» надвратного Храма Петра и Павла над входом в монастырь находится точно в «ковше» Большой Медведицы?
Смею Вас заверить, что это относится ко многим Храмам. А не напоминает ли Вам Большая Медведица руку ,с бережно подставленной ладошкой? – Михаил показал взглядом на небо.
- Вы хотите сказать, что мы ещё поговорим когда-то, но уже о другом? И Вы будете так же нетерпимы к увиденному Вами там? - усмехнулся Владимир и посмотрел на «ковш».
- Если мы захотим или если это будет кому-то или для чего-то нужно.
…До свидания, Владимир! Спасибо. До свидания.
- До свидания!
Владимир стоял и смотрел вслед уходящему Михаилу.
Он видел, как Михаил дошел до часовни Иконы Божьей Матери «Знамение», перекрестился, постоял немного и скрылся за деревьями. 

Рейтинг: +2 208 просмотров
Комментарии (3)
Игорь Кичапов # 11 декабря 2011 в 06:03 0
Читается трудновато,но философски написано..мыслев много..мне понравилось! Удачи!
Саша Тумп # 11 декабря 2011 в 14:08 0
Спасибо, Игорь!
Видимо да, - трудно читать!
Легче не получилось!
Удачи Вам!
Iv Olendr # 12 декабря 2011 в 00:51 0
Саша, мне нравится это произведение. Главный герой получает немалое удовольствие от высказывания своей критической, хоть и аргументированной позиции. Обращает на себя внимание особенность непротивления у второго, наблюдающего соеседника.