ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Огней так много золотых...

Огней так много золотых...

10 июля 2012 - Владимир Юрков

Огней так много золотых…

В жизни бывают настолько неожиданные встречи, что удивляешься – как же такое могло произойти, как пересеклись людские пути во времени и пространстве. Почему, отчего и главное – зачем.

Будучи в Саратове я получил приглашение от моего знакомого приехать к нему в Волгоград. Волгоград почти рядом – всего пять сотен километров вниз по Волге. Благо тогда ходил «Метеор» – скоростной катер на подводных крыльях, который покрывал это расстояние часов за десять-двенадцать. На нем можно было проделать этот путь днем и рассмотреть берега Волги на ее последнем этапе вдоль берега древнего моря.

Но была и проблема – «Метеор» отправлялся от саратовского причала в 4-48 утра только раз в день. Чем вызвано такое раннее отправление – ума не приложу. Почему бы не отчалить часика на два попозже? Шлюзование на волгоградской ГЭС происходило достаточно активно, поэтому ждать три-четыре часа там не пришлось бы. А прийти в Волгоград в 4 часа вечера или в 6 часов вечера – большой разницы нет. И в том и в другом случае – рабочий день уже окончен.

Ну как бы там не было – пришлось смириться. Но как доехать от нашей 6-Дачной до Речного Вокзала ранним утром? Трамваи еще не ходят, а пешком можно тащится часа два. Все-таки мы жили далеко от границы старого Саратова. Считай в деревне. Ведь на 3-Дачной стоял загородный монастырь. Поэтому пришлось заказывать такси. Но в те давние советские годы это было не так-то легко сделать. В Москве-то уж ничего не было, а в Саратове тем более. У нас, например, не было телефона, поэтому чтобы заказать такси мне пришлось за трое суток подъезжать в какую-то контору и оставлять заявку.

А в день отъезда в течение получаса караулить у окна, ожидая – не приехал ли такси, поскольку телефона нет, а просигналить в такой ранний час водителю было неловко.

Такси приехал вовремя. Даже с некоторым запасом. Мы тронулись, ну и по дороге, чтобы не уснуть, разговорились.

И каково же было мое удивление, узнать, что таксист этот, родом из Москвы. Отслужив в Саратове армию, он женился на местной и остался навсегда. Был он явно послевоенного рождения, то есть лет на пятнадцать старше меня. У него уже выросли дети, давно умерла мать, и в Москве он не был много-много лет. По его разговору создалось впечатление, что лет пятнадцать.

Мало того – в Москве он жил в Кунцеве, то есть практически – на противоположном берегу Москвы-реки от меня. А он, узнав об этом, с жадностью начал расспрашивать о том, что изменилось в наших родных местах. Что построили, а что сломали.

Все-таки удивительно как влекут человека к себе места, где он провел детство и юность. Вроде забываешь о них на молодость, но чем старше становишься, тем сильнее тянешься хотя бы одним глазком взглянуть на них. Пройтись ПО ТЕМ САМЫМ улицам, потрогать руками ТЕ ЖЕ САМЫЕ стены, как и в годы своего детства и почувствовать себя ЮНЫМ назло обнаглевшему времени которое без устали загоняет тебя в могилу.

Мы проговорили недолго – минут десять, может пятнадцать – Саратов не такой большой город, когда едешь на машине по пустым ночным улицам. Уже вдали показалась еще толком не проснувшаяся Волга и набережная, освещенная, начавшими в то время входить в моду, оранжевыми натриевыми лампами. Это было как живое воплощение слов песни: «Огней так много золотых на улицах Саратова…» Солнце пока не взошло и все небо было какого-то феерически светло-лилового цвета. А над Покровкой вообще уже розоватым. Чувствовалось, что вот-вот – несколько минут и из-за Волги выкатится огромный сияющий солнечный диск. Но пока он не появился, Саратов был раскрашен в мягкие и нежные пастельные тона.

«Красота-то какая» – сказал я и, посмотрев на часы, добавил – «Останови.» Мы вышли из машины и закурили, опершись на ее борта. Глядели на эту утреннюю красоту и молчали… Каждый молчал о своем, но я уверен, что мы оба думали о Москве, о своей малой Родине, которую один много лет назад оставил, а второй - собирался оставить.

Наконец водитель прервал тишину. «Вот из-за этой…» – он запнулся, кашлянул, сплюнул и продолжил – «хренотени… и остался. Загляденье!»

Мы сели в машину и доехали до Речного вокзала молча, а когда расставались, то сказали друг другу: «Ну! Еще встретимся…» то ли вопросительно, то ли утвердительно, а вернее всего – с надеждой.

 

© Copyright: Владимир Юрков, 2012

Регистрационный номер №0061326

от 10 июля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0061326 выдан для произведения:

Огней так много золотых…

В жизни бывают настолько неожиданные встречи, что удивляешься – как же такое могло произойти, как пересеклись людские пути во времени и пространстве. Почему, отчего и главное – зачем.

Будучи в Саратове я получил приглашение от моего знакомого приехать к нему в Волгоград. Волгоград почти рядом – всего пять сотен километров вниз по Волге. Благо тогда ходил «Метеор» – скоростной катер на подводных крыльях, который покрывал это расстояние часов за десять-двенадцать. На нем можно было проделать этот путь днем и рассмотреть берега Волги на ее последнем этапе вдоль берега древнего моря.

Но была и проблема – «Метеор» отправлялся от саратовского причала в 4-48 утра только раз в день. Чем вызвано такое раннее отправление – ума не приложу. Почему бы не отчалить часика на два попозже? Шлюзование на волгоградской ГЭС происходило достаточно активно, поэтому ждать три-четыре часа там не пришлось бы. А прийти в Волгоград в 4 часа вечера или в 6 часов вечера – большой разницы нет. И в том и в другом случае – рабочий день уже окончен.

Ну как бы там не было – пришлось смириться. Но как доехать от нашей 6-Дачной до Речного Вокзала ранним утром? Трамваи еще не ходят, а пешком можно тащится часа два. Все-таки мы жили далеко от границы старого Саратова. Считай в деревне. Ведь на 3-Дачной стоял загородный монастырь. Поэтому пришлось заказывать такси. Но в те давние советские годы это было не так-то легко сделать. В Москве-то уж ничего не было, а в Саратове тем более. У нас, например, не было телефона, поэтому чтобы заказать такси мне пришлось за трое суток подъезжать в какую-то контору и оставлять заявку.

А в день отъезда в течение получаса караулить у окна, ожидая – не приехал ли такси, поскольку телефона нет, а просигналить в такой ранний час водителю было неловко.

Такси приехал вовремя. Даже с некоторым запасом. Мы тронулись, ну и по дороге, чтобы не уснуть, разговорились.

И каково же было мое удивление, узнать, что таксист этот, родом из Москвы. Отслужив в Саратове армию, он женился на местной и остался навсегда. Был он явно послевоенного рождения, то есть лет на пятнадцать старше меня. У него уже выросли дети, давно умерла мать, и в Москве он не был много-много лет. По его разговору создалось впечатление, что лет пятнадцать.

Мало того – в Москве он жил в Кунцеве, то есть практически – на противоположном берегу Москвы-реки от меня. А он, узнав об этом, с жадностью начал расспрашивать о том, что изменилось в наших родных местах. Что построили, а что сломали.

Все-таки удивительно как влекут человека к себе места, где он провел детство и юность. Вроде забываешь о них на молодость, но чем старше становишься, тем сильнее тянешься хотя бы одним глазком взглянуть на них. Пройтись ПО ТЕМ САМЫМ улицам, потрогать руками ТЕ ЖЕ САМЫЕ стены, как и в годы своего детства и почувствовать себя ЮНЫМ назло обнаглевшему времени которое без устали загоняет тебя в могилу.

Мы проговорили недолго – минут десять, может пятнадцать – Саратов не такой большой город, когда едешь на машине по пустым ночным улицам. Уже вдали показалась еще толком не проснувшаяся Волга и набережная, освещенная, начавшими в то время входить в моду, оранжевыми натриевыми лампами. Это было как живое воплощение слов песни: «Огней так много золотых на улицах Саратова…» Солнце пока не взошло и все небо было какого-то феерически светло-лилового цвета. А над Покровкой вообще уже розоватым. Чувствовалось, что вот-вот – несколько минут и из-за Волги выкатится огромный сияющий солнечный диск. Но пока он не появился, Саратов был раскрашен в мягкие и нежные пастельные тона.

«Красота-то какая» – сказал я и, посмотрев на часы, добавил – «Останови.» Мы вышли из машины и закурили, опершись на ее борта. Глядели на эту утреннюю красоту и молчали… Каждый молчал о своем, но я уверен, что мы оба думали о Москве, о своей малой Родине, которую один много лет назад оставил, а второй - собирался оставить.

Наконец водитель прервал тишину. «Вот из-за этой…» – он запнулся, кашлянул, сплюнул и продолжил – «хренотени… и остался. Загляденье!»

Мы сели в машину и доехали до Речного вокзала молча, а когда расставались, то сказали друг другу: «Ну! Еще встретимся…» то ли вопросительно, то ли утвердительно, а вернее всего – с надеждой.

 

Рейтинг: 0 474 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
117
116
113
107
102
96
96
92
91
91
90
86
82
79
78
73
72
70
70
69
66
66
66
64
63
61
60
58
56
54