ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Два этюда на тему бесплатной медицины

Два этюда на тему бесплатной медицины

29 мая 2014 - Владимир Юрков
Два этюда на тему бесплатной медицины
О любви так много песен сложено!
Я спою тебе, спою еще одну…
 
О бесплатной медицине, как и о любви, сказано немало, как хвалебных, так и хулительных, слов. И я не буду оригиналом, если расскажу еще два случая, которые показывают никчемность, бездушие и бессердечие российской бесплатной медицины. Но меня переполняет желание поделится с кем-нибудь, тем, что я услышал.
Итак, город Москва, сто пятнадцатая поликлиника, в которой бабушка-старушка восьмидесяти пяти лет решила сдать анализ на сахар. Добавлю от себя, что эта бабушка-старушка старая знакомая моей матери, с которой они, лет тридцать-сорок назад вместе работали в институте «Гипросвязь».
И вот она, проснувшись, ни евши, ни пивши, поскольку анализ сдается натощак, идет через две дороги в поликлинику, высиживает очередь и возвращается, напрочь усталая, без ног, домой, поскольку два с лишним часа в пути на голодный желудок для ее возраста и для ее здоровья уже тяжкий труд, сравнимый с целым рабочим днем человека средних лет.
Результат анализа ее сильно интересует. Не могут старики нашего века умирать так же спокойно, как умирали их предки сто-двести-триста лет назад, вручая свою судьбу, или богу, или провидению. Сейчас все интересуются своим здоровьем так, как будто бы пытаются рассчитать дату собственной смерти, забывая про то, о чем так метко сказал Михаил Булгаков, что человек «не просто смертен, а внезапно смертен». Ну вот и помешалась бабуля на сахаре, как будто бы только от него зависит ее жизнь. Стала ходить в поликлинику и проверять его каждые три месяца. Ну – милое старческое чудачество и больше ничего. Не такая уж большая нагрузка для нашей медицины.
Сдавши анализ, явилась наша бабушка к врачу за результатами.
- Готов анализ?
- Готов, бабуля. – говорит врач, подшивая бланк анализа к амбулаторной карте старушки.
- Сколько там? У меня? – робко спрашивает она, в душе страшась ответа, поскольку очень боится, что сахар у нее совсем не в норме.
- А вам какое дело? – грозно отвечает врач – Анализ для врача, а не для вас!
Услышав такое, бабуля вжимается в стул, понимая, что здесь она человек зависимый, бесправный и только врач решает, что ей положено знать, а что – нет. Как говорят в милиции слишком любознательным подозреваемым – «Вопросы здесь задаю я!»
Но страх за свое здоровье, за свое бренное существование, берет верх над рассудком и она решается на один, всего лишь один, довод в свою пользу:
- Понимаете, в прошлый раз, у меня немного повышенный был.
- Да, для вашего возраста хоть двадцать – и все равно норма! – с улыбкой подводит черту в диалоге бесплатный российский эскулап, с шумом захлопывая амбулаторную карточку старушки, чтобы до нее дошло, что аудиенция закончена.
Плохо? Гадко!
Да мир не без добрых людей. Пожаловалась бабуля соседям и оказалось что неподалеку от нее живет старичок лет семидесяти-семидесяти пяти, который не только имеет глюкометр, а главное, умеет им пользоваться (что в таком возрасте бывает не часто). Ходит теперь старушка к доброму человеку раз в месяц проверять свой сахар – счастлива и довольна.
 
Совсем другой город, другая область, но все это – Россия. А где Россия, то порядка там нет и не будет[1]. Итак – Старица, Тверской области со своей знаменитой больницей имени Тутолмина. И рассказала мне это администратор местной гостиницы, в которой я много лет останавливаюсь.
Случай совсем простой. Очень пожилой человек, ее отец, споткнулся, упал и сломал руку. Ну прям, как в советском фильме «Бриллиантовая рука» - «поскользнулся, упал… очнулся – гипс». Только он не поскользнулся, а, как это часто бывает со стариками, споткнулся. Споткнулся, как говорится – на ровном месте. Может голова закружилась, а может ноги заплелись или от ходьбы отвлекся – часто бывает такое со стариками – забудут про возраст и ведут себя как молодежь – по сторонам поглядывают, под ноги не смотрят! А тут беда и выскочи из-за угла!
В общем, упал он на правую сторону, сломал руку, отвезли в больницу, сделали рентген – наложили гипс. И отправили старичка домой – дескать – лежи, авось срастется. А на то, что у старичка «все болит» никто не обратил внимания – ни родные, ни врачи. Ну родных-то можно понять – ударился сильно старик, естественно, что все болит, но у врача был, снимок сделали, гипс положили, обезболивающее дают – значит скоро станет лучше. Но врачи могли бы задуматься…
Есть в России пословица «Доброе слово и кошке приятно», вот и живет наша страна, щедрая только на добрые слова, но как только требуется дело… тут – тишина… молчок. Работать у нас не любят. Ни рабочие, ни врачи.
Лежит старичок дома, а лучше как-то ему не становится. Ну, тоже объяснимо – трудно заживляется-срастается в такие-то годы. Поэтому тревогу домашние не били – понимали – и ждали.
Но становилось все хуже и хуже. Хрипеть стал, задыхаться стал, старик. Отвезли по скорой в ту же больницу.
Но теперь стали смотреть грудную клетку – ведь задыхается – и обнаружили, что сломал старый себе не только руку, но еще и два ребра, одно из которых вонзилось в легкое. Что делать – на все божья воля – припозднились врачи с помощью – помер старик.
А не поленись врачуган-травматолог, задумайся он о хрупких стариковских костях, не поленись пошевелить лишний раз руками, не поленись поднять жопу, сделай ему еще и снимок грудной клетки – может быть и выжил бы больной. Заштопали бы маленько.
Да, нет – работает бесплатная медицина бездумно и бездушно. Упал на руку – значит ее и лечим. А остального – ни видим, ни слышим, ни замечаем…

[1] Интересующихся отошлю к стихотворению гр. А.К. Толстого «История русского государства от Гостомысла до Тимашева», где гулким рефреном звучит «земля была обильна, порядка нет, как нет».


 



© Copyright: Владимир Юрков, 2014

Регистрационный номер №0217750

от 29 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0217750 выдан для произведения: Два этюда на тему бесплатной медицины
О любви так много песен сложено!
Я спою тебе, спою еще одну…
 
О бесплатной медицине, как и о любви, сказано немало, как хвалебных, так и хулительных, слов. И я не буду оригиналом, если расскажу еще два случая, которые показывают никчемность, бездушие и бессердечие российской бесплатной медицины. Но меня переполняет желание поделится с кем-нибудь, тем, что я услышал.
Итак, город Москва, сто пятнадцатая поликлиника, в которой бабушка-старушка восьмидесяти пяти лет решила сдать анализ на сахар. Добавлю от себя, что эта бабушка-старушка старая знакомая моей матери, с которой они, лет тридцать-сорок назад вместе работали в институте «Гипросвязь».
И вот она, проснувшись, ни евши, ни пивши, поскольку анализ сдается натощак, идет через две дороги в поликлинику, высиживает очередь и возвращается, напрочь усталая, без ног, домой, поскольку два с лишним часа в пути на голодный желудок для ее возраста и для ее здоровья уже тяжкий труд, сравнимый с целым рабочим днем человека средних лет.
Результат анализа ее сильно интересует. Не могут старики нашего века умирать так же спокойно, как умирали их предки сто-двести-триста лет назад, вручая свою судьбу, или богу, или провидению. Сейчас все интересуются своим здоровьем так, как будто бы пытаются рассчитать дату собственной смерти, забывая про то, о чем так метко сказал Михаил Булгаков, что человек «не просто смертен, а внезапно смертен». Ну вот и помешалась бабуля на сахаре, как будто бы только от него зависит ее жизнь. Стала ходить в поликлинику и проверять его каждые три месяца. Ну – милое старческое чудачество и больше ничего. Не такая уж большая нагрузка для нашей медицины.
Сдавши анализ, явилась наша бабушка к врачу за результатами.
- Готов анализ?
- Готов, бабуля. – говорит врач, подшивая бланк анализа к амбулаторной карте старушки.
- Сколько там? У меня? – робко спрашивает она, в душе страшась ответа, поскольку очень боится, что сахар у нее совсем не в норме.
- А вам какое дело? – грозно отвечает врач – Анализ для врача, а не для вас!
Услышав такое, бабуля вжимается в стул, понимая, что здесь она человек зависимый, бесправный и только врач решает, что ей положено знать, а что – нет. Как говорят в милиции слишком любознательным подозреваемым – «Вопросы здесь задаю я!»
Но страх за свое здоровье, за свое бренное существование, берет верх над рассудком и она решается на один, всего лишь один, довод в свою пользу:
- Понимаете, в прошлый раз, у меня немного повышенный был.
- Да, для вашего возраста хоть двадцать – и все равно норма! – с улыбкой подводит черту в диалоге бесплатный российский эскулап, с шумом захлопывая амбулаторную карточку старушки, чтобы до нее дошло, что аудиенция закончена.
Плохо? Гадко!
Да мир не без добрых людей. Пожаловалась бабуля соседям и оказалось что неподалеку от нее живет старичок лет семидесяти-семидесяти пяти, который не только имеет глюкометр, а главное, умеет им пользоваться (что в таком возрасте бывает не часто). Ходит теперь старушка к доброму человеку раз в месяц проверять свой сахар – счастлива и довольна.
 
Совсем другой город, другая область, но все это – Россия. А где Россия, то порядка там нет и не будет[1]. Итак – Старица, Тверской области со своей знаменитой больницей имени Тутолмина. И рассказала мне это администратор местной гостиницы, в которой я много лет останавливаюсь.
Случай совсем простой. Очень пожилой человек, ее отец, споткнулся, упал и сломал руку. Ну прям, как в советском фильме «Бриллиантовая рука» - «поскользнулся, упал… очнулся – гипс». Только он не поскользнулся, а, как это часто бывает со стариками, споткнулся. Споткнулся, как говорится – на ровном месте. Может голова закружилась, а может ноги заплелись или от ходьбы отвлекся – часто бывает такое со стариками – забудут про возраст и ведут себя как молодежь – по сторонам поглядывают, под ноги не смотрят! А тут беда и выскочи из-за угла!
В общем, упал он на правую сторону, сломал руку, отвезли в больницу, сделали рентген – наложили гипс. И отправили старичка домой – дескать – лежи, авось срастется. А на то, что у старичка «все болит» никто не обратил внимания – ни родные, ни врачи. Ну родных-то можно понять – ударился сильно старик, естественно, что все болит, но у врача был, снимок сделали, гипс положили, обезболивающее дают – значит скоро станет лучше. Но врачи могли бы задуматься…
Есть в России пословица «Доброе слово и кошке приятно», вот и живет наша страна, щедрая только на добрые слова, но как только требуется дело… тут – тишина… молчок. Работать у нас не любят. Ни рабочие, ни врачи.
Лежит старичок дома, а лучше как-то ему не становится. Ну, тоже объяснимо – трудно заживляется-срастается в такие-то годы. Поэтому тревогу домашние не били – понимали – и ждали.
Но становилось все хуже и хуже. Хрипеть стал, задыхаться стал, старик. Отвезли по скорой в ту же больницу.
Но теперь стали смотреть грудную клетку – ведь задыхается – и обнаружили, что сломал старый себе не только руку, но еще и два ребра, одно из которых вонзилось в легкое. Что делать – на все божья воля – припозднились врачи с помощью – помер старик.
А не поленись врачуган-травматолог, задумайся он о хрупких стариковских костях, не поленись пошевелить лишний раз руками, не поленись поднять жопу, сделай ему еще и снимок грудной клетки – может быть и выжил бы больной. Заштопали бы маленько.
Да, нет – работает бесплатная медицина бездумно и бездушно. Упал на руку – значит ее и лечим. А остального – ни видим, ни слышим, ни замечаем…

[1] Интересующихся отошлю к стихотворению гр. А.К. Толстого «История русского государства от Гостомысла до Тимашева», где гулким рефреном звучит «земля была обильна, порядка нет, как нет».


 



Рейтинг: 0 189 просмотров
Комментарии (1)
Серов Владимир # 29 мая 2014 в 22:47 0
Да, никогда медицина не была бесплатной! И во времена СССР носили и платили! А теперь все делают ностальгические "круглые глаза"!
 
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
125
120
106
95
Подруги 11 ноября 2017 (Татьяна Петухова)
93
93
Повар Света 22 октября 2017 (Тая Кузмина)
92
91
89
88
86
86
83
79
79
77
76
73
71
70
70
69
Тёщин сон 3 ноября 2017 (Тая Кузмина)
63
63
62
60
59
Предзимье 31 октября 2017 (Виктор Лидин)
59
56
37