ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Берлинские истории. Начало. Вера, Анна и Аннемоне.

 

Берлинские истории. Начало. Вера, Анна и Аннемоне.

21 октября 2012 - Анна Магасумова
article86253.jpg

Памяти немецкой подруги Аннемоне.

В новой редакции.
Вера, Анна и Аннемоне.
Это сейчас иностранный язык изучают со 2 класса. Вера училась в 5 классе, когда узнала, что попала в немецкую группу. Со школы она пришла в слезах. Мама стала её   расспрашивать:
 – Доченька, почему ты плачешь?
Вера считала свою маму не только красивой, но и доброй. И имя у неё было  соответствующее – Анна. В переводе с древнееврейского означает «благодать», «милостивая», «миловидная», «грациозная». На мамин вопрос девочка ответила сквозь слёзы:
– Мам, мы будем изучать немецкий язык, не то что 5 А класс – английский.
– Глупышка! Ты сможешь переписываться с девочкой или мальчиком из Германии, – стала её успокаивать мама, – а в будущем обязательно поедешь в Берлин. У меня не получилось…
Не заметив грусти в её словах, Верочка спросила:
– Я увижу рейхстаг, на стене которого мой дедушка написал «Я с Урала»?
– Ну конечно, – ответила мама. – Хочешь, я тебе расскажу одну историю? Только она грустная.
Девочка приготовилась слушать.
— Это было в сентябре 1969 года, – глаза мамы стали печальными, но она, справившись с волнением, продолжила дальше:
— Наш 5 Б класс в полном составе начал изучать немецкий язык. Класс был поделён на 2 группы. Я попала в первую, к Валентине Фёдоровне.  На один из первых уроков она принесла стопку писем от ребят из немецкого города Айслебен округа Галле (Галле бы побратим нашего города и жили мы в доме на пересечении улиц Рихарда Зорге и Округа Галле).   Все ученики в нашей группе получили по письму. — Мама продолжала:
Мне досталось письмо от девочки. Она писала на русском языке:
«Дорогой друг! Меня зовут Аннемоне. Я хочу с тобой переписываться», — я была очень удивлена: ведь её имя было как моё, только двойное – Анна и Монна.
Вот так и началась наша переписка, которая продолжалась почти 15 лет. Мы писали друг другу на немецком языке. Сначала мне помогала Валентина Фёдоровна, но потом я сама стала понимать, что мне пишет Аннемоне. Если что-то  было непонятно, я заглядывала в словарь. Позже манера письма и смысл мне стал понятен даже без перевода.
Мамин рассказ Вера слушала внимательно, ей было интересно.
 — Я так увлеклась изучением языка, что Валентина Фёдоровна называла меня одной из самых способных учениц и не только в классе, но и в школе. До сих пор помню строки немецкого поэта Генриха Гейне из стихотворения «Loreley»
Ich weiss nicht, was soll es bedeuten,
Dass ich so traurig bin,
Ein Märchen aus uralten Zeiten,
Das kommt mir nicht aus dem Sinn.
Дословно:                                       Не знаю, что это значит,
Почему я так печален,
Сказка из прошлого времени,
Не даёт мне покоя.
И перевод В.В.Левика:
Не знаю, что стало со мною,
Печалью душа смущена
Мне не даёт покоя
Старинная сказка одна.
Верочке  так понравились эти строки, что она сказала:
— Мама, я тоже хочу выучить это стихотворение!
— Это стихотворение есть в учебнике немецкого языка, ты ещё выучишь его,— сказала мама.
Девочке было интересно узнать, что же  дальше? И мама продолжала:
— Мы не только переписывались, но и отправляли друг другу небольшие подарки: к дню рождения, к 8 марта, к началу учебного года. Это были фотографии, открытки, платочки, карандаши и ручки. А какими вкусными были конфеты и шоколад, которые присылала мне Аннемоне!   Помню, мы с папой купили деревянную расписную посуду и хотели отправить Аннемоне, но на почте у нас её не приняли, оказывается, изделия из дерева посылать за границу было нельзя. Пришлось покупать другой подарок, — мама задумалась, — а какой я уже не помню. А две расписные деревянные ложки у меня сохранились до сих пор, хотя они  наполовину потеряли свои краски и были с зазубринами от времени.
Мама стала показывать Вере фотоальбом, который прислала ей Аннемоне и куда она приклеивала все фотографии и открытки, присланные ей из Германии.
·          Это были фотографии Аннемоне, её родителей и сестры Кирстен;
·          Виды городов Айслебен, Берлина, Штольберга, Зеебурга, Фолькштайна и Вармбада;
·          Фотографии её путешествий.
Где она только не была! На островах Рюген и Узедом, в Шварцтаале и Рёбеле, на Балтийском море, в Кракове и даже в Полтаве!
 В этот же альбом Анна наклеивала и свои фотографии. Её путешествия были скромнее: она была в Куйбышеве, у дяди с тётей и в Волгограде, куда они с двоюродной сестрёнкой Таней ездили по путёвке.
В этом альбоме Анна хранила письма от Аннемоне.
Она продолжала рассказывать дочери:
—Так шло время. Я окончила 10 класс и поступила в Университет, на исторический факультет. Историю я сдала на «4», а немецкий язык на — «5». Были в жизни моменты, когда я   жалела, что не поступила на факультет иностранного языка. Мечтала стать юристом, но для поступления нужен был трудовой стаж. Вот  так и  получилось, что я пришла на истфак и сдала документы, даже не задумываясь. Аннемоне  уже училась на экономиста. Всё это время мы продолжали переписываться. 
   Однажды появилась возможность встретиться, – мама задумалась, – если бы я знала, что это так и не удастся никогда! Наша группа летом должна была поехать в стройотряд в Галле, но моё место заняла другая девочка, хотя я училась лучше её. За Маргариту, так её звали, хлопотали из самого ректората. Но она всё же не поехала, заболела и я тоже не смогла, время на подготовку документов к поездке было упущено. Вот так мы с Аннемоне и не встретились, – Анна сделала глубокий вздох и продолжала рассказ.
—И ещё раз наша встреча сорвалась: через несколько лет, когда мы обе были уже замужем, Аннемоне написала, что они с мужем Бернхардом едут отдыхать в Сочи, но пока не знает точной даты выезда. Мы тоже собирались с твоим папой на юг, тебя и Артёма ещё не было, — мама посмотрела на меня с любовью, — ведь после той поездки я узнала, что у нас будет малыш. Отец ждал дочку, а я чувствовала, что родится мальчик. Письмо Аннемоне, где она писала, где мы можем встретиться, до меня не дошло: она написала неточный адрес, письмо к ней вернулось уже после её поездки. Мы разминулись буквально на несколько дней. Ходили по тем же улицам, не зная, об этом. Позже оказалось, что мы не встретимся никогда! Через 9 месяцев родился Артёмка, а когда ему исполнился год, Аннемоне написала, что у них с Бернхардом родился сын – Роберт и они переехали в новую квартиру в центре Берлина. Чуть позже Аннемоне прислала фото и замолчала надолго. Я писала ей письма, но ответа не было. А через полгода пришло траурное известие, что Аннемоне скоропостижно скончалась. От чего и почему в письме не было написано. – Было видно, что эти воспоминания причиняли Анне боль, но она продолжала:
– Я пыталась узнать, что же случилось, писала в Берлин и Айслебен. Но, по – видимому, боль утраты была настолько сильной, что мне никто не ответил. Мне казалось, что связь с Германией   навсегда утеряна.   Когда Артёмке было 6 лет, родилась ты, Верочка, — Анна погладила дочь по голове, — и я почти забыла о семье Аннемоне, пришло письмо от Берхарда. Он писал, что женился, и у них родилась дочь. Роберт, писал Бернхард, посылает Артёму подарки. Тогда для нас это было целое состояние: игрушки, фломастеры, большая коробка конфет и шоколадки.
В 1990 году письма вновь прекратились, теперь уже навсегда. События в ГДР в это время были сложными – в 1989 году была разрушена Берлинская стена, в 1990 году  ГДР и ФРГ – объединились в единую Германию, но я нет-нет да и вспомню о своей немецкой подруге, — Анна горько вздохнула и стала снова перебирать письма и открытки Аннемоне. 
—20.06.1978.
"Libe Aня! Bitte schriebe doch etwas deuttlicher. Mir fallt es sehr schwer Deine Briefe zu uberzetzenю». —Дорогая Аня! Пожалуйста пиши мне по немецки. Мне очень трудно переводить твои письма.
—Esleben de 29.07.1981
«Vilen Dank fur Dеinen liben Brif. Jch habe mich sehr daruber gefreut…Im September fange ich dann in einen Betrieb als Arbeitsokonom an». – Большое спасибо за твоё дорогое для меня письмо. Я ему была очень рада… С сентября я буду работать на производстве рабочим экономистом.
—Berlin,den 30.05. 1983 Moltsstrasse, 20 – улица Молльтштрассе 20
« Seit September wonen wir in Berlin, der Hauptstadt unseres Landes. 
Also: Am 15.06.1983 warden wir von Berlin nach Sotchi/Аdler fligen…Libe Aня, ich bin uberaus glucklich, wenn unser Treffen rlappt». — С сентября мы живём в Берлине – столице нашей страны Итак: 15 июня 1983 года мы вылетаем из Берлина в Сочи/Адлер… Дорогая Аня, я буду безмерно счастлива, если наша встреча состоится».
Эти строки, как и все письма, Вера  прочитала значительно позже. Ни с девочкой, ни с мальчиком из Германии она  не переписывалась, но так увлеклась изучением немецкого языка, что поступила в тот же Университет, где училась её мама, только  на факультет иностранного языка, немецкое отделение.
 Пока она  училась, о семействе Цислер ничего не могла узнать. Это было практически невозможно.
2008 год. Вера окончила Университет и стала преподавать в одной из Уфимских школ. Немецкий язык не интересовал школьников. Она старалась, проводила уроки в форме заочных путешествий. Но ничего не помогало. Вере  хотелось чего-то другого, более интересного. Тогда она  отправила своё резюме в фирмы, сотрудничавшие  с Германией. Ждать хорошего места пришлось довольно долго.
Начало 2012 года. Вот, наконец, пришло приглашение в фирму «DeuschLandhistori». 2012 год был объявлен годом Германии в России. Нужно было подготовиться к проведению торжественных мероприятий в Башкортостане. Вере пришлось не только работать переводчиком, но и собирать материалы, писать сценарии, разработки, планы. Одновременно она  занималась поисками Бернхарда и Роберта. Но больше всего её  интересовал Роберт. И вот на сайте одного из немецких офисов «DeuschLandhistori» Вера встретила знакомую фамилию Цислер. Роберт Цислер, юрист. Она связалась с Робертом по электронной почте. Сначала она обратилась к нему за помощью в одном юридическом вопросе. Потом молодые люди  стали переписываться. Роберт оказался интересным собеседником. На многое у них  оказались общие взгляды. Когда Роберт узнал, что Вера  дочь Анны,  он связался с ней по скайпу. Вера ему понравилась. И вот, что ей рассказал:
– У Аннемоне были проблемы с сердцем, но она никогда не писала об этом в Россию. В начале февраля 1984 года Аннемоне дали санаторную путёвку в Тюрингию. Зима тогда в Германии выдалась на редкость морозная. В один из вечеров Аннемоне прогуливалась по лесу, внезапно ей стало плохо. Она еле-еле дошла до своего номера, вызвала скорую помощь. До больницы Аннемоне не довезли – сердце остановилось.
 Из России продолжали приходить письма. Тогда Бернхард отправил траурное извещение о трагической смерти Аннемоне.
 Вера не знала, как об этом рассказать маме. Но она должна была узнать правду.
Дочери пришлось   долго её успокаивать. Когда она показала матери фотографию Роберта, Анна понемногу успокоилась. Ей, как и дочери, Роберт понравился.
 Осенью Веру ожидает   командировка  в Берлин. Роберт написал, что очень ждёт встречи. Возможно, эта история закончится не так грустно
 
(Читайте продолжение "Чудесный осенний день в берлине" и "Вера в любовь или любовь Веры")
 Фото. Аннемоне в 1969 году.

© Copyright: Анна Магасумова, 2012

Регистрационный номер №0086253

от 21 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0086253 выдан для произведения:

Памяти немецкой подруги Аннемоне.

Вера, Анна и Аннемоне. Грустная история.
Это сейчас иностранный язык изучают со 2 класса. Вера училась в 5 классе, когда узнала, что попала в немецкую группу. Со школы она пришла в слезах. Мама стала её   расспрашивать:
 – Доченька, почему ты плачешь?
Вера считала свою маму не только красивой, но и доброй. И имя у неё было  соответствующее – Анна. В переводе с древнееврейского означает «благодать», «милостивая», «миловидная», «грациозная». На мамин вопрос девочка ответила сквозь слёзы:
– Мам, мы будем изучать немецкий язык, не то что 5 А класс – английский.
– Глупышка! Ты сможешь переписываться с девочкой или мальчиком из Германии, – стала её успокаивать мама, – а в будущем обязательно поедешь в Берлин. У меня не получилось…
Не заметив грусти в её словах, Верочка спросила:
– Я увижу рейхстаг, на стене которого мой дедушка написал «Я с Урала»?
– Ну конечно, – ответила мама. – Хочешь, я тебе расскажу одну историю? Только она грустная.
Девочка приготовилась слушать.
— Это было в сентябре 1969 года, – глаза мамы стали печальными, но она, справившись с волнением, продолжила дальше:
— Наш 5 Б класс в полном составе начал изучать немецкий язык. Класс был поделён на 2 группы. Я попала в первую, к Валентине Фёдоровне.  На один из первых уроков она принесла стопку писем от ребят из немецкого города Айслебен округа Галле (Галле бы побратим нашего города и жили мы в доме на пересечении улиц Рихарда Зорге и Округа Галле).   Все ученики в нашей группе получили по письму. — Мама продолжала:
Мне досталось письмо от девочки. Она писала на русском языке:
«Дорогой друг! Меня зовут Аннемоне. Я хочу с тобой переписываться», — я была очень удивлена: ведь её имя было как моё, только двойное – Анна и Монна.
Вот так и началась наша переписка, которая продолжалась почти 15 лет. Мы писали друг другу на немецком языке. Сначала мне помогала Валентина Фёдоровна, но потом я сама стала понимать, что мне пишет Аннемоне. Если что-то  было непонятно, я заглядывала в словарь. Позже манера письма и смысл мне стал понятен даже без перевода.
Мамин рассказ Вера слушала внимательно, ей было интересно.
 — Я так увлеклась изучением языка, что Валентина Фёдоровна называла меня одной из самых способных учениц и не только в классе, но и в школе. До сих пор помню строки немецкого поэта Генриха Гейне из стихотворения «Loreley»
Ich weiss nicht, was soll es bedeuten,
Dass ich so traurig bin,
Ein Märchen aus uralten Zeiten,
Das kommt mir nicht aus dem Sinn.
Дословно:                                       Не знаю, что это значит,
Почему я так печален,
Сказка из прошлого времени,
Не даёт мне покоя.
И перевод В.В.Левика:
Не знаю, что стало со мною,
Печалью душа смущена
Мне не даёт покоя
Старинная сказка одна.
Верочке  так понравились эти строки, что она сказала:
— Мама, я тоже хочу выучить это стихотворение!
— Это стихотворение есть в учебнике немецкого языка, ты ещё выучишь его,— сказала мама.
Девочке было интересно узнать, что же  дальше? И мама продолжала:
— Мы не только переписывались, но и отправляли друг другу небольшие подарки: к дню рождения, к 8 марта, к началу учебного года. Это были фотографии, открытки, платочки, карандаши и ручки. А какими вкусными были конфеты и шоколад, которые присылала мне Аннемоне!   Помню, мы с папой купили деревянную расписную посуду и хотели отправить Аннемоне, но на почте у нас её не приняли, оказывается, изделия из дерева посылать за границу было нельзя. Пришлось покупать другой подарок, — мама задумалась, — а какой я уже не помню. А две расписные деревянные ложки у меня сохранились до сих пор, хотя они  наполовину потеряли свои краски и были с зазубринами от времени.
Мама стала показывать Вере фотоальбом, который прислала ей Аннемоне и куда она приклеивала все фотографии и открытки, присланные ей из Германии.
·          Это были фотографии Аннемоне, её родителей и сестры Кирстен;
·          Виды городов Айслебен, Берлина, Штольберга, Зеебурга, Фолькштайна и Вармбада;
·          Фотографии её путешествий.
Где она только не была! На островах Рюген и Узедом, в Шварцтаале и Рёбеле, на Балтийском море, в Кракове и даже в Полтаве!
 В этот же альбом Анна наклеивала и свои фотографии. Её путешествия были скромнее: она была в Куйбышеве, у дяди с тётей и в Волгограде, куда они с двоюродной сестрёнкой Таней ездили по путёвке.
В этом альбоме Анна хранила письма от Аннемоне.
Она рассказывала дочери дальше:
—Так шло время. Я окончила 10 класс и поступила в Университет, на исторический факультет. Историю я сдала на «4», а немецкий язык на — «5». Были в жизни моменты, когда я   жалела, что не поступила на факультет иностранного языка. Но как-то так получилось, что я пришла на истфак и сразу сдала документы, даже не задумываясь. Аннемоне же училась на экономиста. Всё это время мы продолжали переписываться. 
   Однажды появилась возможность встретиться, – мама задумалась, – если бы я знала, что это так и не удастся никогда! Наша группа летом должна была поехать в стройотряд в Галле, но моё место заняла другая девочка, хотя я училась лучше её. За Маргариту, так её звали, хлопотали из самого ректората. Но она всё же не поехала, заболела и я тоже не смогла, время на подготовку документов к поездке было упущено. Вот так мы с Аннемоне и не встретились, – Анна сделала глубокий вздох и продолжала рассказ.
—И ещё раз наша встреча сорвалась: через несколько лет, когда мы обе были уже замужем, Аннемоне написала, что они с мужем Бернхардом едут отдыхать в Сочи, но пока не знает точной даты выезда. Мы тоже собирались с твоим папой на юг, тебя и Артёма ещё не было, — мама посмотрела на меня с любовью, — ведь после той поездки я узнала, что у нас будет малыш. Отец ждал дочку, а я чувствовала, что родится мальчик. Письмо Аннемоне, где она писала, где мы можем встретиться, до меня не дошло: она написала неточный адрес, письмо к ней вернулось уже после её поездки. Мы разминулись буквально на несколько дней. Ходили по тем же улицам, не зная, об этом. Позже оказалось, что мы не встретимся никогда! Через 9 месяцев родился Артёмка, а когда ему исполнился год, Аннемоне написала, что у них с Бернхардом родился сын – Роберт и они переехали в новую квартиру в центре Берлина. Чуть позже Аннемоне прислала фото и замолчала надолго. Я писала ей письма, но ответа не было. А через полгода пришло траурное известие, что Аннемоне скоропостижно скончалась. От чего и почему в письме не было написано. – Было видно, что эти воспоминания причиняли Анне боль, но она продолжала:
– Я пыталась узнать, что же случилось, писала в Берлин и Айслебен. Но, по – видимому, боль утраты была настолько сильной, что мне никто не ответил. Мне казалось, что связь с Германией   навсегда утеряна.   Когда Артёмке было 6 лет, родилась ты, Верочка, — Анна погладила дочь по голове, — и я почти забыла о семье Аннемоне, пришло письмо от Берхарда. Он писал, что женился, и у них родилась дочь. Роберт, писал Бернхард, посылает Артёму подарки. Тогда для нас это было целое состояние: игрушки, фломастеры, большая коробка конфет и шоколадки.
В 1990 году письма вновь прекратились, теперь уже навсегда. События в ГДР в это время были сложными – в 1991 году была разрушена Берлинская стена, ГДР и ФРГ – объединились в одну Германию, но я нет-нет да и вспомню о своей немецкой подруге, — Анна горько вздохнула и стала снова перебирать письма и открытки Аннемоне. 
—20.06.1978.
"Libe Aня! Bitte schriebe doch etwas deuttlicher. Mir fallt es sehr schwer Deine Briefe zu uberzetzenю». —Дорогая Аня! Пожалуйста пиши мне по немецки. Мне очень трудно переводить твои письма.
—Esleben de 29.07.1981
«Vilen Dank fur Dienen liben Brif. Jch habe mich sehr daruber gefreut…Im September fange ich dann in einen Betrieb als Arbeitsokonom an». – Большое спасибо за твоё дорогое для меня письмо. Я ему была очень рада… С сентября я буду работать на производстве рабочим экономистом.
—Berlin,den 30.05. 1983 Moltsstrasse, 20 – улица Молльтштрассе 20
« Seit September wonen wir in Berlin, der Hauptstadt unseres Landes. 
Also: Am 15.06.1983 warden wir von Berlin nach Sotchi/Аdler fligen…Libe Aня, ich bin uberaus glucklich, wenn unser Treffen rlappt». — С сентября мы живём в Берлине – столице нашей страны Итак: 15 июня 1983 года мы вылетаем из Берлина в Сочи/Адлер… Дорогая Аня, я буду безмерно счастлива, если наша встреча состоится».
Эти строки, как и все письма, Вера  прочитала значительно позже. Ни с девочкой, ни с мальчиком из Германии она  не переписывалась, но так увлеклась изучением немецкого языка, что поступила в тот же Университет, где училась её мама, только  на факультет иностранного языка, немецкое отделение.
 Пока она  училась, о семействе Цислер ничего не могла узнать. Это было практически невозможно.
2008 год. Вера окончила Университет и стала преподавать в одной из Уфимских школ. Немецкий язык не интересовал школьников. Она старалась, проводила уроки в форме заочных путешествий. Но ничего не помогало. Вере  хотелось чего-то другого, более интересного. Тогда она  отправила своё резюме в фирмы, сотрудничавшие  с Германией. Ждать хорошего места пришлось довольно долго.
Начало 2012 года. Вот, наконец, пришло приглашение в фирму «DeuschLandhistori». 2012 год был объявлен годом Германии в России. Нужно было подготовиться к проведению торжественных мероприятий в Башкортостане. Вере пришлось не только работать переводчиком, но и собирать материалы, писать сценарии, разработки, планы. Одновременно она  занималась поисками Бернхарда и Роберта. Но больше всего её  интересовал Роберт. И вот на сайте одного из немецких офисов «DeuschLandhistori» Вера встретила знакомую фамилию Цислер. Роберт Цислер, юрист. Она связалась с Робертом по электронной почте. Сначала она обратилась к нему за помощью в одном юридическом вопросе. Потом молодые люди  стали переписываться. Роберт оказался интересным собеседником. На многое у них  оказались общие взгляды. Когда Роберт узнал, что Вера  дочь Анны,  он связался с ней по скайпу. Вера ему понравилась. И вот, что ей рассказал:
– У Аннемоне были проблемы с сердцем, но она никогда не писала об этом в Россию. В начале февраля 1984 года Аннемоне дали санаторную путёвку в Тюрингию. Зима тогда в Германии выдалась на редкость морозная. В один из вечеров Аннемоне прогуливалась по лесу, внезапно ей стало плохо. Она еле-еле дошла до своего номера, вызвала скорую помощь. До больницы Аннемоне не довезли – сердце остановилось.
 Из России продолжали приходить письма. Тогда Бернхард отправил траурное извещение о трагической смерти Аннемоне.
 Вера не знала, как об этом рассказать маме. Но она должна была узнать правду.
Дочери пришлось   долго её успокаивать. Когда она показала матери фотографию Роберта, Анна понемногу успокоилась. Ей, как и дочери, Роберт понравился.
 Осенью Веру ожидает   командировка  в Берлин. Роберт написал, что очень ждёт встречи. Возможно, эта история закончится не так грустно.
Рейтинг: +6 299 просмотров
Комментарии (7)
0 # 21 октября 2012 в 20:12 0
Анечка, у тебя такие интересные исторические зарисовки. Спасибо . Давай еще!
Владлена Денисова # 22 октября 2012 в 00:46 +1
Я уже читала этот рассказ,
перечитала еще раз.
Грустная история, больно терять друзей. 38
Булат Туматаев # 22 октября 2012 в 10:27 0
C удовольствием прочел, вспомнил советское время, свою школу и переписку такую же...Спасибо Аня за добрые воспоминания... 5min
Ольга Кельчина # 22 октября 2012 в 22:43 0
Умничка ты моя!!! Рада была прочитать!!! big_smiles_138 buket3
Кирилл Вильегорский # 23 октября 2012 в 10:59 0
Так все подробно описано! И самое главное человек знает о чем пишит) Как историку по части Германии мне очень понравилось,молодец)
Татьяна Стафеева # 22 июля 2013 в 10:02 0
Перечитала и всмотрелась в фото,
какие печальные у девочки глаза!
Будто что-то предчувствует!
Атмосфера грусти и тепла!
Спасибо, Аннушка!

040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6 big_smiles_138
Анна Магасумова # 22 июля 2013 в 11:35 0
да, ты права...душа видимо уже знала ранний конец...