ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Армейский рассказ

Армейский рассказ

10 июля 2012 - Михаил Годес
Срочную я служил в Советской Армии в конце семидесятых годов в войсках ПВО.
Отметив с друзьями и подругами свои проводы, я мысленно вычеркнул себя из “настоящей" жизни на два года и морально был готов стойко переносить все лишения и тяготы военной службы.
С пересыльного пункта меня и других призывников отправили в таинственный и далёкий "край цветущих каштанов" на пассажирском поезде и мы быстро перезнакомившись, ехали в неизведанную солдатскую жизнь, прихлёбывая морковного цвета чай вприкуску с галетным печеньем.
Каждый из нас стремился выглядеть бывалым и беспечным и старался не показывать своё волнение перед неизведанной армейской жизнью, которая вот-вот начнётся.
 
 Помню, как нас высадили на  каком-то суматошном вокзале и группа самых отчаянных  ребят незаметно просочилась сквозь живое заграждение, состоящее из сержантов и офицеров и ушла за вином. Нам удалось выпить по несколько глотков дешевого вина и слегка поднять своё настроение. Офицеры, сопровождавшие нас, ругали нас последними словами, но до принятия нами присяги ничего нам сделать не могли.
Первые шесть месяцев службы я учился на военных курсах в городе Харьков
на Холодной горе. Пришлось на ходу осваивать военную науку и самым сложным для меня - спортсмена было научиться наматывать портянки. Из-за своего неумения аккуратно и ладно приматывать портянки, я натёр себе мозоли и ходил прихрамывая. Начались серые будни военной службы: подъём в 6 утра, пробежка и зарядка, после чего, мы шли строем на завтрак и  затем - учёба в классах. Промокнув до нитки под проливным холодным дождём, я “загремел" с пневмонией и с температурой за сорок, в госпиталь. Пребывание в военном госпитале пошло мне на пользу и уже через неделю, я вернулся в своё подразделение.
Осваивая премудрости военного дела, многие из курсантов обретали новые знания, опыт и новых и преданных друзей. Кому то может показаться, что не было в нашей солдатской жизни трудностей и унижений. Было всякое. Служил с нами один парень из Молдовы, назову его Терца.
Приключались с ним истории частенько: то заставят его перед всем строем лопать хлеб, напиханный в карманы, то ещё что-нибудь.
А как-то раз, во время занятий в классе, наш командир роты - старший лейтенант Семёнов  приказал горе-бойцу выйти строевым шагом к доске.
Тут началось настоящее цирковое представление: Терца, словно заколдованный, шагал потешно: правая нога шла вместе с отмахом правой руки …
После трёх неудачных попыток, командир приказал Терце ползти по-пластунски...
Вдруг, распахивается дверь и заходит высокий и седой полковник - новый командир части в сопровождении своей "свиты" и громовым голосом спрашивает покрасневшего командира роты: Что здесь происходит? Наш старший лейтенант начинает сбивчиво объяснять, что так мол и так, солдат не может выйти строевым и тот ему приказал ползти.
Полковник отчитал при нас старлея и обвинил его в неумении научить элементарным навыкам солдата. Потом, пришла очередь нерадивого и несчастного Терцы. Полковник в красках нарисовал картину, на которой американцы (наши потенциальные враги) приходят в его, Терцы дом, насилуют и убивают его родных и близких, а он - не в состоянии освоить даже простой строевой шаг.
Но на этом, представление  не закончилось. Полковник приказал старлею принять "упор лёжа" и тут же, крикнул: "отставить! " Спустя минуту полковник вышел из класса, а следом за ним, ушёл опустив голову наш бедный старлей...
Тем же вечером ком. роты появился в нашей казарме "навеселе" и бродил нетвёрдым шагом по расположению роты с блуждающей и грустной улыбкой на лице.
После окончания учёбы, меня и ещё нескольких выпускников, послали  в Коростень, в ракетно-зенитный полк в качестве операторов РЛС  для дальнейшего прохождения службы .
На наше счастье, мы попали в подчинение молодому офицеру, который служил в армии после окончания гражданского ВУЗа. Мы быстро нашли с ним общий язык и относились друг к другу на протяжении всей службы с уважением. Наш командир решил сделать наш боевой расчёт лучшим в дивизии и начал обучать нас по своей методике.
Мы выехали на двух боевых машинах на берег реки и расположились в этом райском уголке на  время тренировок, примерно, на неделю. Каждый из нас, спустя неделю, знал своё место и свои обязанности, и мог с закрытыми глазами выполнять все нужные действия по разворачиванию в боевое состояние нашей РЛС.
Наш старлей был строгим, но справедливым и всегда стоял за нас горой перед начальством.
На полковых и дивизионных учениях я находился в командно-штабной машине, где передо мной был экран воздушной обстановки и я отображал все перемещения самолётов в зеркальном отображении на прозрачном пластиковом планшете-перегородке, за которой важно сидел наш командир полка.
Так как, наша техника была относительно новой на вооружении в армии,
в командно-штабной машине частенько "гостили" седовласые генералы и с интересом наблюдали за ходом военных учений. Увлечённые "военными играми", мы с важностью и даже некоторым пафосом докладывали командиру полка об обнаружении "вражеской цели", которая находится на такой-то высоте и такой-то дальности, на запрос проверки “свой-чужой” - не отвечает. Командир полка громовым голосом приказывал ракетчикам полка уничтожить учебную вражескую цель.
Имя командира полка я не помню, помню его прозвище - "Лось".Вероятно, он получил это прозвище за неторопливость движений и двухметровый рост. Двигался он, и в  самом деле, как в замедленной съёмке, картинно поворачиваясь всем корпусом и делая вальяжные и артистические жесты.
Любимым занятием Лося было неожиданным и точным ударом боксёра выпрямлять согнутые не по уставу кокарды у стильных бойцов, на головах упомянутых выше. Наш грозный полковник был примером для всех офицеров своей безупречной выправкой, идеальным внешним видом и решительностью в сложных ситуациях. Находясь на учениях в северном Казахстане, Лось каждый день совершал длинные пробежки, обливался ледяной водой и спас многих солдат от дизентерии, перебросив палаточный городок на холм с низины.
Одним из немногих офицеров полка,
который его не боялся, был наш комбат капитан Чумаков по прозвищу "Чума".
Выглядел наш комбат забавно :на коротких и косолапых ногах крепко сидело туловище с пивным животиком, лукавая улыбка редко сходила с его озорного лица красного цвета - одним словом - "Чума"
Мы все его очень уважали за его смелость, особенно, когда он отвечал Лосю на его риторический вопрос:
"Сколько этот бардак в вашей батарее будет продолжаться? "
Ответ, как правило, был такой:"Мне до пенсии три года осталось, товарищ полковник! " Тогда, разъярённый полковник орал на него:"У вас , капитан не батарея управления, а батарея без управления! "
Наш весёлый комбат прекрасно знал, что он до пенсии будет служить капитаном и в лучшем случае, получит майорское звание перед выходом в запас, поэтому не перегибал палку в деле воспитания и муштры личного состава. Наказывал он только за дело .Таких офицеров в полку было не много, в основном там были служаки-карьеристы, готовые почти на всё ради быстрого продвижения по службе.
Запомнился мне капитан Шендорович, который командовал связистами и командир ремонтной роты. В полку ходили слухи, что у капитана Шендоровича однажды на учениях произошел несчастный случай:
БТР с пятью бойцами затонул и он спасал их , вытаскивая по одному из болота, но одного солдата не смог спасти...С тех пор у него дрожали руки и он курил по несколько пачек в день. Выглядел он как добрый пасечник, не хватало лишь большой соломенной шляпы для завершения картины.
За два года пришлось пройти и увидеть всякое :кто-то убегал и его ловили и возвращали в часть .Трое из сослуживцев сели за кражу военного имущества. Был показательный суд над несколькими старослужащими, которые устроили "ночное вождение " с табуретками под кроватями для молодых бойцов. Виновные получили по два года военной тюрьмы, нам их было не жаль: они перешли все дозволенные границы в своих издевательствах над молодыми солдатами.
Время пролетело незаметно, пришёл долгожданный день окончания службы –"дембель”! Как жаль было расставаться с сослуживцами, с которыми два года жил душа в душу, делил кусок хлеба и поддерживал в трудную минуту.  Навсегда останутся в моей памяти имена дорогих армейских друзей: Сергей Михалёв из Мценска, Алик Дусатов из Таджикистана, Сергей Федулов из Красноярска, Игорь Вольнов .  "Где же вы теперь, друзья-однополчане ?”
Помню, как накануне отбытия домой, на гражданку, на вечерней проверке," хорошо принявший на грудь” -  нач.штаба майор Б. давал нам последние наставления по отбытию домой.Путь мой лежал через Киев на Урал, в город Челябинск, впереди была вся жизнь
. Перед отъездом на ПМЖ в Израиль я сдал свой военный билет капитана запаса в районный военкомат и проходил военные сборы в звании рядового.

© Copyright: Михаил Годес, 2012

Регистрационный номер №0061305

от 10 июля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0061305 выдан для произведения:
Срочную я служил в Советской Армии в конце семидесятых годов в войсках ПВО.
Отметив с друзьями и подругами свои проводы, я мысленно вычеркнул себя из “настоящей" жизни на два года и морально был готов стойко переносить все лишения и тяготы военной службы.
С пересыльного пункта меня и других призывников отправили в таинственный и далёкий "край цветущих каштанов" на пассажирском поезде и мы быстро перезнакомившись, ехали в неизведанную солдатскую жизнь, прихлёбывая морковного цвета чай вприкуску с галетным печеньем.
Каждый из нас стремился выглядеть бывалым и беспечным и старался не показывать своё волнение перед неизведанной армейской жизнью, которая вот-вот начнётся.
 
 Помню, как нас высадили на  каком-то суматошном вокзале и группа самых отчаянных  ребят незаметно просочилась сквозь живое заграждение, состоящее из сержантов и офицеров и ушла за вином. Нам удалось выпить по несколько глотков дешевого вина и слегка поднять своё настроение. Офицеры, сопровождавшие нас, ругали нас последними словами, но до принятия нами присяги ничего нам сделать не могли.
Первые шесть месяцев службы я учился на военных курсах в городе Харьков
на Холодной горе. Пришлось на ходу осваивать военную науку и самым сложным для меня - спортсмена было научиться наматывать портянки. Из-за своего неумения аккуратно и ладно приматывать портянки, я натёр себе мозоли и ходил прихрамывая. Начались серые будни военной службы: подъём в 6 утра, пробежка и зарядка, после чего, мы шли строем на завтрак и  затем - учёба в классах. Промокнув до нитки под проливным холодным дождём, я “загремел" с пневмонией и с температурой за сорок, в госпиталь. Пребывание в военном госпитале пошло мне на пользу и уже через неделю, я вернулся в своё подразделение.
Осваивая премудрости военного дела, многие из курсантов обретали новые знания, опыт и новых и преданных друзей. Кому то может показаться, что не было в нашей солдатской жизни трудностей и унижений. Было всякое. Служил с нами один парень из Молдовы, назову его Терца.
Приключались с ним истории частенько: то заставят его перед всем строем лопать хлеб, напиханный в карманы, то ещё что-нибудь.
А как-то раз, во время занятий в классе, наш командир роты - старший лейтенант Семёнов  приказал горе-бойцу выйти строевым шагом к доске.
Тут началось настоящее цирковое представление: Терца, словно заколдованный, шагал потешно: правая нога шла вместе с отмахом правой руки …
После трёх неудачных попыток, командир приказал Терце ползти по-пластунски...
Вдруг, распахивается дверь и заходит высокий и седой полковник - новый командир части в сопровождении своей "свиты" и громовым голосом спрашивает покрасневшего командира роты: Что здесь происходит? Наш старший лейтенант начинает сбивчиво объяснять, что так мол и так, солдат не может выйти строевым и тот ему приказал ползти.
Полковник отчитал при нас старлея и обвинил его в неумении научить элементарным навыкам солдата. Потом, пришла очередь нерадивого и несчастного Терцы. Полковник в красках нарисовал картину, на которой американцы (наши потенциальные враги) приходят в его, Терцы дом, насилуют и убивают его родных и близких, а он - не в состоянии освоить даже простой строевой шаг.
Но на этом, представление  не закончилось. Полковник приказал старлею принять "упор лёжа" и тут же, крикнул: "отставить! " Спустя минуту полковник вышел из класса, а следом за ним, ушёл опустив голову наш бедный старлей...
Тем же вечером ком. роты появился в нашей казарме "навеселе" и бродил нетвёрдым шагом по расположению роты с блуждающей и грустной улыбкой на лице.
После окончания учёбы, меня и ещё нескольких выпускников, послали  в Коростень, в ракетно-зенитный полк в качестве операторов РЛС  для дальнейшего прохождения службы .
На наше счастье, мы попали в подчинение молодому офицеру, который служил в армии после окончания гражданского ВУЗа. Мы быстро нашли с ним общий язык и относились друг к другу на протяжении всей службы с уважением. Наш командир решил сделать наш боевой расчёт лучшим в дивизии и начал обучать нас по своей методике.
Мы выехали на двух боевых машинах на берег реки и расположились в этом райском уголке на  время тренировок, примерно, на неделю. Каждый из нас, спустя неделю, знал своё место и свои обязанности, и мог с закрытыми глазами выполнять все нужные действия по разворачиванию в боевое состояние нашей РЛС.
Наш старлей был строгим, но справедливым и всегда стоял за нас горой перед начальством.
На полковых и дивизионных учениях я находился в командно-штабной машине, где передо мной был экран воздушной обстановки и я отображал все перемещения самолётов в зеркальном отображении на прозрачном пластиковом планшете-перегородке, за которой важно сидел наш командир полка.
Так как, наша техника была относительно новой на вооружении в армии,
в командно-штабной машине частенько "гостили" седовласые генералы и с интересом наблюдали за ходом военных учений. Увлечённые "военными играми", мы с важностью и даже некоторым пафосом докладывали командиру полка об обнаружении "вражеской цели", которая находится на такой-то высоте и такой-то дальности, на запрос проверки “свой-чужой” - не отвечает. Командир полка громовым голосом приказывал ракетчикам полка уничтожить учебную вражескую цель.
Имя командира полка я не помню, помню его прозвище - "Лось".Вероятно, он получил это прозвище за неторопливость движений и двухметровый рост. Двигался он, и в  самом деле, как в замедленной съёмке, картинно поворачиваясь всем корпусом и делая вальяжные и артистические жесты.
Любимым занятием Лося было неожиданным и точным ударом боксёра выпрямлять согнутые не по уставу кокарды у стильных бойцов, на головах упомянутых выше. Наш грозный полковник был примером для всех офицеров своей безупречной выправкой, идеальным внешним видом и решительностью в сложных ситуациях. Находясь на учениях в северном Казахстане, Лось каждый день совершал длинные пробежки, обливался ледяной водой и спас многих солдат от дизентерии, перебросив палаточный городок на холм с низины.
Одним из немногих офицеров полка,
который его не боялся, был наш комбат капитан Чумаков по прозвищу "Чума".
Выглядел наш комбат забавно :на коротких и косолапых ногах крепко сидело туловище с пивным животиком, лукавая улыбка редко сходила с его озорного лица красного цвета - одним словом - "Чума"
Мы все его очень уважали за его смелость, особенно, когда он отвечал Лосю на его риторический вопрос:
"Сколько этот бардак в вашей батарее будет продолжаться? "
Ответ, как правило, был такой:"Мне до пенсии три года осталось, товарищ полковник! " Тогда, разъярённый полковник орал на него:"У вас , капитан не батарея управления, а батарея без управления! "
Наш весёлый комбат прекрасно знал, что он до пенсии будет служить капитаном и в лучшем случае, получит майорское звание перед выходом в запас, поэтому не перегибал палку в деле воспитания и муштры личного состава. Наказывал он только за дело .Таких офицеров в полку было не много, в основном там были служаки-карьеристы, готовые почти на всё ради быстрого продвижения по службе.
Запомнился мне капитан Шендорович, который командовал связистами и командир ремонтной роты. В полку ходили слухи, что у капитана Шендоровича однажды на учениях произошел несчастный случай:
БТР с пятью бойцами затонул и он спасал их , вытаскивая по одному из болота, но одного солдата не смог спасти...С тех пор у него дрожали руки и он курил по несколько пачек в день. Выглядел он как добрый пасечник, не хватало лишь большой соломенной шляпы для завершения картины.
За два года пришлось пройти и увидеть всякое :кто-то убегал и его ловили и возвращали в часть .Трое из сослуживцев сели за кражу военного имущества. Был показательный суд над несколькими старослужащими, которые устроили "ночное вождение " с табуретками под кроватями для молодых бойцов. Виновные получили по два года военной тюрьмы, нам их было не жаль: они перешли все дозволенные границы в своих издевательствах над молодыми солдатами.
Время пролетело незаметно, пришёл долгожданный день окончания службы –"дембель”! Как жаль было расставаться с сослуживцами, с которыми два года жил душа в душу, делил кусок хлеба и поддерживал в трудную минуту.  Навсегда останутся в моей памяти имена дорогих армейских друзей: Сергей Михалёв из Мценска, Алик Дусатов из Таджикистана, Сергей Федулов из Красноярска, Игорь Вольнов .  "Где же вы теперь, друзья-однополчане ?”
Помню, как накануне отбытия домой, на гражданку, на вечерней проверке," хорошо принявший на грудь” -  нач.штаба майор Б. давал нам последние наставления по отбытию домой.Путь мой лежал через Киев на Урал, в город Челябинск, впереди была вся жизнь
. Перед отъездом на ПМЖ в Израиль я сдал свой военный билет капитана запаса в районный военкомат и проходил военные сборы в звании рядового.
Рейтинг: +8 1278 просмотров
Комментарии (8)
Ольга Постникова # 10 июля 2012 в 16:02 +2
Закрытая для большинства женщин "территория" - Армия.Как будто и сама недолго "послужила". Спасибо Автору! Удачи! Успеха! 9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c Только не поняла, что из себя представляет "ночное вождение" 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd Но, может, и хорошо, что не поняла. kapusta
Михаил Годес # 11 июля 2012 в 23:18 +2
Наконец-то я добрался до откликов на свой не вовремя представленный на конкурс рассказ.
Добрый день, дорогая Ольга! Как ваши дела лесные-полевые? Надеюсь, что у Вас всё хорошо.
Армия не должна быть закрытой территорией ни для кого: в этом я убедился в Израиле. Дочери отслужили свою службу и мы не раз были на базе, знакомы с командирами. Кому от этого стало хуже? Наоборот, мы своими глазами увидели часть и всё, что там происходит. Две страны, две армии, два мировоззрения и подхода к защите и обороне границ.
Ночное вождение - это, когда молодые бойцы, одетые в белое исподнее, ползают с табуретками по натёртому мастикой полу казармы и гудят подобно машинам. А, "старики" ремнями их подгоняли.
Ольга Постникова # 12 июля 2012 в 13:31 +2
Добрый день, Михаил! Жаль, что Вы "рассекретились". Дела полевые - в разгаре. А вот по поводу службы в армии, хорошо, что у нас женщин в армию не берут. Свят-свят. Лично я, муштры и железной дисциплины не вынесла бы. Наверное. Я так думаю. Свободу люблю. А про дедовщину знаю от мужа. a5b76b0daff28c8ed05d3cfb4a37f769 Она была даже тогда, при советской власти. Но он служил уже после института, был старше своих сослуживцев и мощнее. Поэтому его не коснулось. de6f60649f78d21ddc7718e8faec816e
Удачи Вам и успехов! buket2
Михаил Годес # 12 июля 2012 в 14:16 +1
Здравствуйте, Ольга! Какие сейчас могут быть секреты в век интернета - всё и всем доступно.
Скоро на земле не останется укромных уголков.
А тут у нас девушки служат - это обычное дело. А кто не хочет, есть альтернативная служба: в больницах и т.д.
Меня и моих товарищей по учебке дедовщина краем коснулась:подрались мы пару раз с "дедами", понаставили друг дружке синяков и они поняли, что мы им не по зубам и оставили нас в покое, перекунув всю свою злость на совсем молоденьких. И поделом получили срока. ura
Сергей Шевцов # 10 июля 2012 в 23:39 +2
Все правда, сам служил в ракетном дивизионе. 39
Михаил Годес # 11 июля 2012 в 23:19 +1
Спасибо, Сергей! 39
Natali # 13 августа 2013 в 21:45 +1
Михаил Годес # 14 августа 2013 в 07:18 0
Благодарю, Наталья! Рыжие мне всегда нравятся. igrushka
 
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
129
120
111
106
98
95
Подруги 11 ноября 2017 (Татьяна Петухова)
94
93
92
88
86
76
75
72
70
69
Тёщин сон 3 ноября 2017 (Тая Кузмина)
64
64
63
61
59
Предзимье 31 октября 2017 (Виктор Лидин)
57
56
53
Перчатка 19 ноября 2017 (Виктор Лидин)
51
51
45
45
41
38