3D

26 января 2012 - Игорь Ширяев
article19508.jpg

Олег Петрович Вязников, мужчина не молодой не старый,  сорока лет от роду, вот уже два года копил деньги на заморское чудо электроники - телевизор 3D. Уж очень ему хотелось почувствовать столь усердно рекламируемый эффект присутствия в кино.
И вот великий день настал. Вожделенная коробка с телевизором знаменитой на весь мир фирмы приехала в его однокомнатную, но очень просторную квартиру. Он уже освободил стену, на которую планировал и теперь дрожащими от нетерпения руками, распаковывал вожделенное чудо.

Целый день он провозился с установкой и настройкой. Диагональ была большая, так что работы было много, и делать ее в одну пару рук было ох, как нелегко. Олег Петрович умаялся так, что уснул прямо на полу, положив под голову кулак.
Утром его разбудил звонок в дверь. Олег Петрович пошел открывать, с трудом соображая спросонья, что сегодня выходной.
-Кого это принесло в такую рань? - размышлял счастливый обладатель суперсовременного телика.
- Кто? - спросил он, подходя к двери.
-Олег, открывай! Это я, Николай! - раздался из-за двери хрипловатый голос соседа – Договаривались встретиться!
Олег Петрович почесал в затылке: - Убей, не помню, что договаривались.
- Я тебе фильмы принес! - сказал сосед. Это прозвучало, как пароль. Олег Петрович вздохнул, открыл дверь и посторонился, пропуская соседа.

Тот стремительно вошел в комнату, и в пакете который у него был в руках, мелодично зазвенели пивные бутылки. Николай поставил пакет на журнальный столик и повернулся к телевизору. –Ни хрена себе пельмень! – и он хлопнул себя по толстым ляжкам – Вот это телик, вот это я понимаю! Как окно в магазине продовольственном!
Олег Петрович, наконец, окончательно пришел в себя, Он деловито выставил пиво на стол, потом подошел к Николаю и серьезно сказал: - Ладно, Коля, хорош на пустой телик  глаза пялить, давай уже кино смотреть! С пивом, это ты молодец! А я как-то и не допер даже, покупку-то обмыть надо!
- Это верно! – согласился Николай, он подключил винчестер к телику, и они стали выбирать, что смотреть. Долго спорили с чего начать, но выпив по бутылочке, решили, что лучше всего будет начать с фантастики. Стали смотреть какую-то космическую одиссею, эффект объема ощущался слабо, то есть он был, но совсем не тот какой они ожидали увидеть. Скоро пиво закончилось, а вожделенного эффекта присутствия не ощущалось напрочь. Тогда Олег Петрович достал из холодильника початую бутылку водки и банку с квашеной капустой.

Они хлопнули по одной, и Николай включил какой-то исторический фильм о первой мировой. Фильм был родной российский, актеры известные и любимые и снято было здорово и в какой-то момент: то ли после второй рюмки, то ли после третьей, но друзья прямо таки почувствовали себя участниками событий фильма.

На экране здоровенный немецкий солдат подкрадывался к русскому разведчику, а тот его не видел.
-Вот сволочь! – выругался Николай – Он же сейчас его грохнет! Да обернись же ты!-
-А вот не грохнет! – возмутился Олег Петрович и ухватился за табурет – Я его фашиста проклятого, сейчас сам грохну! Он подбежал к телевизору размахнулся и… исчез из комнаты, но появился на экране, как был в трениках с вытянутыми коленями, не первой свежести футболке с надписью «СССР» и табуретом в руке. Он, что есть силы, грохнул фрица по голове…
Николай сидел, открыв рот: - Во буржуи, дают! Вот это техника! Тока я не понял, а как же так: Олег там, а я здесь… - и тут в доме отключился свет. Экран погас, а Олег Петрович так и не появился.

Николай ошалело смотрел по сторонам, соседа нигде не было. Затуманенный алкоголем мозг подсказывал всякую ересь. Николай бросился на балкон и с ужасом поглядел вниз, но тела там не было. – Да куда же он делся-то? Не в телевизоре же остался? Или мы так надрались так, что я не помню когда он ушел? И ведь не расскажешь никому, сразу в дурку упекут! По ходу валить отсюда надо!  Не в дурку отправят, так менты заметут… Он выскочил из квартиры и захлопнул за собой дверь…

Олег Петрович с размаха врезал табуретом немцу по затылку. Тело грузно упало к ногам разведчика. Тот обернулся и увидел, грозно стоявшего на бруствере Олега Петровича с табуретом в руках.
- Вязников, ты-то, откуда здесь? – удивился разведчик – И одежа на тебе странная? –
Олег Петрович в свою очередь удивился не меньше: во-первых, разведчик его знал, а во-вторых, он оказался не знаменитым на всю Россию артистом, а просто был немного на него похож, и, в-третьих, Вязников тоже откуда-то знал этого человека…
- Ну, что признал? Ротмистр Клюев я! Ложись давай, а то сейчас фрицы заметят, палить начнут, подстрелят еще ненароком…

Олег Петрович замешкался, и тут же возле уха свистнула пуля, и он рухнул в окоп. Потом они с ротмистром долго волокли здоровенного немца, оглушенного Олегом Петровичем к своим окопам. Олег Петрович пребывал в полной прострации: - Ни хрена себе кино посмотрел!..
Наконец они добрались и Клюев сказал: - Странный ты сегодня прапорщик, давай иди, переодевайся, и пойдем докладывать!
У блиндажа таращил сонные глаза молодой солдатик: - Ваше бродь, вы только тихо, там спят все! –
В блиндаже стояли четыре походных койки, одна была пустой: - Наверное, моя! – подумал он и стал надевать форму, лежащую на табурете. Она оказалась как раз впору.
- Вязников, ну, где ты там? – нетерпеливо окликнул его Клюев –Полковник ждет!

Ничего не соображающий Олег Петрович оправил гимнастерку, и они пошли к полковнику. Все происходило, как во сне. Полковник поблагодарил за службу и обещал представить к Георгию. После аудиенции у полковника Олег Петрович отправился в блиндаж, и, упав на койку, попытался привести в порядок мысли и чувства. Только что он сидел у телевизора смотрел кино попивая пиво с водочкой, и на тебе, ни с того ни с сего вдруг оказался в окопе первой мировой войны в форме прапорщика. Как и что случилось понять не получалось, картинка такого перемещения во времени таяла, как круги на воде. Незаметно для себя Олег Петрович задремал. И тут началось…

Немцы начали артподготовку, грохот разрывов сбросил незадачливого прапорщика с кровати на земляной пол. Один из снарядов проломил крышу блиндажа, но не взорвался. Олег Петрович бросился к выходу, на пороге его сбило взрывной волной, оглушило, и запорошило землей глаза и крепко приложило бревном от блиндажа. Олег Петрович потерял сознание.

Очнулся он от тряски, попробовал пошевелить руками, но они были связаны, а рядом с ним в телеге лежал его давешний знакомец - ротмистр Клюев с окровавленной повязкой на голове и лиловым синяком под глазом. И Вязников и Клюев были связаны по рукам и ногам. Видимо повоевать им пришлось неплохо, но в  памяти не осталось, ни одного мгновения. Впереди гнали остальных пленных тех, кто мог самостоятельно передвигаться под конвоем солдат в серо-зеленых мундирах. Олег Петрович потряс головой и болезненно скривился от боли, мозг болтался внутри головы, как огурец в пустой банке.  А ясности в том, что происходит вокруг, не становилось больше. Ротмистр Клюев застонал и открыл глаза, вернее только один глаз другой заплыл так, что открыть его не было никакой возможности. – От немчура, сволота! Повязали! А мы с тобой пыжились, волокли этого борова, думали языка взяли, а это они нас взяли!
- А куда нас везут, ротмистр?
- Знамо куда на станцию, в лагерь военнопленных отправят! Вот что прапорщик бежать надо отсюда, можется, не можется, а надо! Повернуться сможешь?
- Как повернуться? – не понял Олег Петрович.
- Так чтоб я тебе руки развязал, а потом ты мне, соображай быстрее…

Олег неловко заворочался на телеге, заслужив окрик конвоира, но, в конце концов, ему удалось повернуться спиной к ротмистру. Вскоре руки были развязаны, и Олег Петрович с облегчением разминал  кисти у себя за спиной. Узлы на руках ротмистра удалось развязать довольно быстро.

Колонна пленников здорово растянулась. Вечерело. Олег Петрович и ротмистр Клюев шепотом обсуждали план побега. Олег предлагал бежать сразу, как только все уснут, а Клюев убеждал бежать под утро. Под утро они неслышно соскользнули с телеги и по-пластунски отползли в сторону. Медленно, буквально по сантиметру миновали немецкий пост. Потом перешли небольшой ручей и вошли в небольшой лесок. Шли не останавливаясь, сколько могли, стараясь уйти, как можно дальше. К вечеру добрались до какой-то деревеньки. У крайнего дома Олег Петрович осторожно подкрался к ярко горящему окну и заглянул внутрь. Увиденное повергло его в шок. Там за окном в современной квартире на диване лежал его сосед Колька, смотрел на окно и потягивал жигулевское пиво. Тут Олега осенило, Николай смотрел телевизор…

Николай после пропажи соседа запил. Два дня он не решался смотреть телевизор, но сообразив, что у него телевизор не 3D, а совершенно обычный, включил и с удовольствием смотрел какой-то фильм, смакуя жигулевское пивко и жуя пересушенную воблу. В фильме назревала кульминация и вдруг, на экране появилось грязное, заросшее щетиной лицо Олега Петровича. В том, что это был он, не было ни малейшего сомнения. Бутылка с пивом медленно выскользнула из ослабших пальцев Николая и полетела на пол, по пути заливая диван. Когда Николай пришел в себя, лица на экране уже не было, и фильм продолжался, как ни в чем, ни бывало…   
  Олег Петрович осторожно постучал в  окно.  – Кто там? – раздался испуганный голос, и в окне показалось женское лицо.
- Свои мы, барышня! От немчуры прячемся! – скороговоркой проговорил Клюев. Послышались шаги, и дверь отворилась, на пороге стояла красивая молодая женщина лет тридцати в накинутом на округлые плечи поверх ночной рубашки платке.
-Пустите переночевать! А утром мы уйдем! – заверил хозяйку Олег Петрович.
-В дом я вас не пущу - решительно сказала женщина – Детей разбудите! Да и отец мой тоже не слишком обрадуется. – Ночевать в баню идите, она теплая еще. Помойтесь с дороги, да в божий вид себя приведите, солдатики! Белье принесу сейчас, уж какое есть, не обессудьте, идите вон по досточкам, в баньку и упретесь.

Олег Петрович с ротмистром двинули в баню. Баня оказалась  просторной, и даже жару осталось немного. Женщина принесла пару порток, две исподних рубахи, рушник и свечку. – Со свечкой осторожней тут, баню мне не спалите! Утром разбужу чуть свет!- Она улыбнулась и пошла в дом, плавно покачивая бедрами.
- Эх, хороша, чертовка! – крякнул Клюев, глядя ей вслед – Кабы не война, женился бы, ей богу!
Кое-как помывшись при тусклом свете свечи. Они переоделись в чистое. И улеглись на полок спать. Скоро Клюев захрапел, и Олегу Петровичу уснуть не было никакой возможности. Мозг, прямо раскалился от мыслей: что делать, как отсюда из этого времени выбираться, да и просто, как здесь выжить? Пока вроде это удавалось, благодаря ротмистру Клюеву. Но ведь не все, же время он будет его опекать. Да и возможно ли вернуться обратно, ведь телевизоров 3D  еще не придумали? Только Олег стал засыпать, как прибежала хозяйка и выдохнула с порога: - Немцы идут! Одежу свою с собой забирайте! Я вас не видела! Да живей солдатики, огородами к лесу бегите! А там, на опушке усадьба есть заброшенная, там есть, где спрятаться!  Она быстро поцеловала обоих в лоб и перекрестила.

Ротмистр,    моментально  сориентировался на местности и они побежали. Оставалось перейти дорогу и вот он лес. Но не тут-то было, у леса они насчитали целых три немецких караула. В каждом по четыре солдата. Солдаты скучали у костров, время от времени поглядывая по сторонам.
- Вот, дьявол! – выругался ротмистр – Придется повоевать, ты как, прапорщик, насчет кулаками помахать, размяться?
- А хоть как, - в тон ему ответил Олег Петрович – по другому-то все равно не получится.
-Верно, говоришь, прапорщик! Будем брать средний пост, может в суматохе крайние и не разберутся: кто есть, кто…  Я иду - справа, ты - слева. Вопросы?
-Да какие уж тут вопросы, без вариантов.
-Вот это молодец, это по-нашему!
-Я начинаю, ты на подхвате, поехали…

И они поползли к посту. Ротмистр, хоть и кавалерист, а пластуном оказался знатным. Да и Олег Петрович вспомнил, чему учили в армии, тоже не подкачал. Подобрались тише мыши. Один из солдат дремал у пирамиды винтовок, двое играли в карты, а четвертый видимо собирался облегчиться, и направился в сторону ротмистра. Тот рванул его за ноги и удар ребром ладони по кадыку завершил дело. А вот у Олега Петровича получилось не так гладко дремавший немец, то ли услышал, то ли почувствовал, но он вскочил и увидел Вязникова, уже было открыл рот, чтобы закричать,   но Олег ударил его ногой в грудь и выбил набранный воздух. Немец потерял равновесие и рухнул спиной, на штыки стоявших в пирамиде винтовок. А ротмистр, забрав у первого немца нож, крался к игрокам в карты, которые за игрой не видели ничего вокруг.
Еще минута и бой был окончен со счетом четыре ноль в пользу беглецов. Немцев посадили в кружок, будто они продолжают играть. Забрали с собой по винтовке и ножу и походной сумке. Еще пара минут, и они растворились в лесу. Где-то далеко за лесом гремела канонада, там была линия фронта, и туда устремились Вязников и Клюев.
   
Олеся Вязникова, дочь Олега Петровича, серьезная двадцатилетняя девушка решила зайти к отцу. На звонки он не отвечал уже несколько дней, и она решила узнать, в чем дело. Несмотря на протесты матери, которая ничего слышать не хотела о своем первом муже, Олеся отправилась на квартиру Олега Петровича. Долго звонила в дверь, но ответом была тишина. Олеся взялась за ручку, дверь оказалась открытой. У девушки в тревоге замерло сердце в нехорошем предчувствии. Она вошла и включила свет. У дивана стоял журнальный столик, на котором стояли пивные бутылки и банка с квашеной капустой, а на стене напротив огромный телевизор с подключенным переносным винчестером.
– Интересно, что же они тут смотрели? – подумала девушка, глядя на два стакана и пустую бутылку из-под водки. –Наверняка порнушку какую-нибудь…

Она включила телевизор, тот грузился довольно долго, а потом на экране появилась надпись: «Продолжить просмотр фильма? Да, нет?»
Девушка выбрала да. На экране возникло изображение ночного леса. По лесу шли двое в исподних рубахах и с винтовками. Шли сторожко, прислушиваясь к каждому звуку. Один из них показался Олесе знакомым. Но узнать его она не могла. Вот они вышли на огромную поляну с брошенной обветшалой усадьбой. Крыша во флигеле провалилась, окна большей частью были выбиты. Было ясно, что усадьба давно брошена и разграблена.
Двое преодолев остатки ограды, остановились у центрального входа зияющего пустым дверным проемом. Закурили. Олесе показалось, что она прямо почувствовала запах табака. Потом они вошли внутрь и, побродив по коридорам, остановили свой выбор на единственной, наверное, комнате с целым окном. Из обломков мебели сложили костерок, и стали готовится к ночевке. Из походных сумок достали и расстелили одеяла.
- Господи, да, ну на кого же он так похож? – гадала Олеся, пытаясь разглядеть в мерцающем свете костра лица героев, она даже подошла поближе, и ей опять показалось, что она чувствует тепло этого костерка.
   
Вязников вызвался дежурить первым, и ротмистр, улегшись у костерка, быстро захрапел. А Олег Петрович обошел комнату и в углу нашел подсвечник со свечей, тогда он решил осмотреть второй этаж и вышел из комнаты. Он поднялся по широкой усыпанной разным хламом лестнице.

Второй этаж сохранился лучше, почти все двери были на месте. Он открыл одну из дверей, и оказался в танцевальном зале, всю его стену занимало чудом сохранившееся зеркало. Олег Петрович подошел поближе и замер: в зеркале он увидел свою квартиру, на диване сидела, подобрав под себя ноги его дочь.
Олеся, смотрела фильм не отрываясь, и когда один из героев подошел к зеркалу, она поняла, что это ее отец.
- Папа! – закричала она и бросилась к телевизору.
Вязников понял, что сейчас может произойти, резко окрикнул ее: - Олеся, стой! Лучше я к тебе подойду! – и решительно пошел к зеркалу, казалось, что сейчас он уткнется лицом в холодное стекло, но нет, он прошел в свою квартиру как, ни в чем, ни бывало. Тогда он обнял дочь и стал ее целовать: - Олеська, как же я по тебе соскучился!!!
-Я тоже папка скучала, но ты, же знаешь нашу маму-
-Олеська, ты только, что спасла мне жизнь! – серьезно сказал Олег Петрович.
И только сейчас видя перед собой небритое, в ссадинах и кровоподтеках лицо отца, его странную одежду, она поняла, что что-то не так.
- Папа где, ты был? Что случилось? – спросила она.
Олег Петрович махнул рукой в сторону телевизора: -Там, дочка, на первой мировой войне…- и, помолчав, добавил – Давай-ка выключим это чудо техники, от греха подальше…
Он направил пульт на телевизор, на экране горела надпись: «Продолжение следует…», и нажал кнопку, экран погас, а надпись продолжала светиться в памяти…


29.11.11

© Copyright: Игорь Ширяев, 2012

Регистрационный номер №0019508

от 26 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0019508 выдан для произведения:

Олег Петрович Вязников, мужчина не молодой не старый,  сорока лет от роду, вот уже два года копил деньги на заморское чудо электроники - телевизор 3D. Уж очень ему хотелось почувствовать столь усердно рекламируемый эффект присутствия в кино.
И вот великий день настал. Вожделенная коробка с телевизором знаменитой на весь мир фирмы приехала в его однокомнатную, но очень просторную квартиру. Он уже освободил стену, на которую планировал и теперь дрожащими от нетерпения руками, распаковывал вожделенное чудо.

Целый день он провозился с установкой и настройкой. Диагональ была большая, так что работы было много, и делать ее в одну пару рук было ох, как нелегко. Олег Петрович умаялся так, что уснул прямо на полу, положив под голову кулак.
Утром его разбудил звонок в дверь. Олег Петрович пошел открывать, с трудом соображая спросонья, что сегодня выходной.
-Кого это принесло в такую рань? - размышлял счастливый обладатель суперсовременного телика.
- Кто? - спросил он, подходя к двери.
-Олег, открывай! Это я, Николай! - раздался из-за двери хрипловатый голос соседа – Договаривались встретиться!
Олег Петрович почесал в затылке: - Убей, не помню, что договаривались.
- Я тебе фильмы принес! - сказал сосед. Это прозвучало, как пароль. Олег Петрович вздохнул, открыл дверь и посторонился, пропуская соседа.

Тот стремительно вошел в комнату, и в пакете который у него был в руках, мелодично зазвенели пивные бутылки. Николай поставил пакет на журнальный столик и повернулся к телевизору. –Ни хрена себе пельмень! – и он хлопнул себя по толстым ляжкам – Вот это телик, вот это я понимаю! Как окно в магазине продовольственном!
Олег Петрович, наконец, окончательно пришел в себя, Он деловито выставил пиво на стол, потом подошел к Николаю и серьезно сказал: - Ладно, Коля, хорош на пустой телик  глаза пялить, давай уже кино смотреть! С пивом, это ты молодец! А я как-то и не допер даже, покупку-то обмыть надо!
- Это верно! – согласился Николай, он подключил винчестер к телику, и они стали выбирать, что смотреть. Долго спорили с чего начать, но выпив по бутылочке, решили, что лучше всего будет начать с фантастики. Стали смотреть какую-то космическую одиссею, эффект объема ощущался слабо, то есть он был, но совсем не тот какой они ожидали увидеть. Скоро пиво закончилось, а вожделенного эффекта присутствия не ощущалось напрочь. Тогда Олег Петрович достал из холодильника початую бутылку водки и банку с квашеной капустой.

Они хлопнули по одной, и Николай включил какой-то исторический фильм о первой мировой. Фильм был родной российский, актеры известные и любимые и снято было здорово и в какой-то момент: то ли после второй рюмки, то ли после третьей, но друзья прямо таки почувствовали себя участниками событий фильма.

На экране здоровенный немецкий солдат подкрадывался к русскому разведчику, а тот его не видел.
-Вот сволочь! – выругался Николай – Он же сейчас его грохнет! Да обернись же ты!-
-А вот не грохнет! – возмутился Олег Петрович и ухватился за табурет – Я его фашиста проклятого, сейчас сам грохну! Он подбежал к телевизору размахнулся и… исчез из комнаты, но появился на экране, как был в трениках с вытянутыми коленями, не первой свежести футболке с надписью «СССР» и табуретом в руке. Он, что есть силы, грохнул фрица по голове…
Николай сидел, открыв рот: - Во буржуи, дают! Вот это техника! Тока я не понял, а как же так: Олег там, а я здесь… - и тут в доме отключился свет. Экран погас, а Олег Петрович так и не появился.

Николай ошалело смотрел по сторонам, соседа нигде не было. Затуманенный алкоголем мозг подсказывал всякую ересь. Николай бросился на балкон и с ужасом поглядел вниз, но тела там не было. – Да куда же он делся-то? Не в телевизоре же остался? Или мы так надрались так, что я не помню когда он ушел? И ведь не расскажешь никому, сразу в дурку упекут! По ходу валить отсюда надо!  Не в дурку отправят, так менты заметут… Он выскочил из квартиры и захлопнул за собой дверь…

Олег Петрович с размаха врезал табуретом немцу по затылку. Тело грузно упало к ногам разведчика. Тот обернулся и увидел, грозно стоявшего на бруствере Олега Петровича с табуретом в руках.
- Вязников, ты-то, откуда здесь? – удивился разведчик – И одежа на тебе странная? –
Олег Петрович в свою очередь удивился не меньше: во-первых, разведчик его знал, а во-вторых, он оказался не знаменитым на всю Россию артистом, а просто был немного на него похож, и, в-третьих, Вязников тоже откуда-то знал этого человека…
- Ну, что признал? Ротмистр Клюев я! Ложись давай, а то сейчас фрицы заметят, палить начнут, подстрелят еще ненароком…

Олег Петрович замешкался, и тут же возле уха свистнула пуля, и он рухнул в окоп. Потом они с ротмистром долго волокли здоровенного немца, оглушенного Олегом Петровичем к своим окопам. Олег Петрович пребывал в полной прострации: - Ни хрена себе кино посмотрел!..
Наконец они добрались и Клюев сказал: - Странный ты сегодня прапорщик, давай иди, переодевайся, и пойдем докладывать!
У блиндажа таращил сонные глаза молодой солдатик: - Ваше бродь, вы только тихо, там спят все! –
В блиндаже стояли четыре походных койки, одна была пустой: - Наверное, моя! – подумал он и стал надевать форму, лежащую на табурете. Она оказалась как раз впору.
- Вязников, ну, где ты там? – нетерпеливо окликнул его Клюев –Полковник ждет!

Ничего не соображающий Олег Петрович оправил гимнастерку, и они пошли к полковнику. Все происходило, как во сне. Полковник поблагодарил за службу и обещал представить к Георгию. После аудиенции у полковника Олег Петрович отправился в блиндаж, и, упав на койку, попытался привести в порядок мысли и чувства. Только что он сидел у телевизора смотрел кино попивая пиво с водочкой, и на тебе, ни с того ни с сего вдруг оказался в окопе первой мировой войны в форме прапорщика. Как и что случилось понять не получалось, картинка такого перемещения во времени таяла, как круги на воде. Незаметно для себя Олег Петрович задремал. И тут началось…

Немцы начали артподготовку, грохот разрывов сбросил незадачливого прапорщика с кровати на земляной пол. Один из снарядов проломил крышу блиндажа, но не взорвался. Олег Петрович бросился к выходу, на пороге его сбило взрывной волной, оглушило, и запорошило землей глаза и крепко приложило бревном от блиндажа. Олег Петрович потерял сознание.

Очнулся он от тряски, попробовал пошевелить руками, но они были связаны, а рядом с ним в телеге лежал его давешний знакомец - ротмистр Клюев с окровавленной повязкой на голове и лиловым синяком под глазом. И Вязников и Клюев были связаны по рукам и ногам. Видимо повоевать им пришлось неплохо, но в  памяти не осталось, ни одного мгновения. Впереди гнали остальных пленных тех, кто мог самостоятельно передвигаться под конвоем солдат в серо-зеленых мундирах. Олег Петрович потряс головой и болезненно скривился от боли, мозг болтался внутри головы, как огурец в пустой банке.  А ясности в том, что происходит вокруг, не становилось больше. Ротмистр Клюев застонал и открыл глаза, вернее только один глаз другой заплыл так, что открыть его не было никакой возможности. – От немчура, сволота! Повязали! А мы с тобой пыжились, волокли этого борова, думали языка взяли, а это они нас взяли!
- А куда нас везут, ротмистр?
- Знамо куда на станцию, в лагерь военнопленных отправят! Вот что прапорщик бежать надо отсюда, можется, не можется, а надо! Повернуться сможешь?
- Как повернуться? – не понял Олег Петрович.
- Так чтоб я тебе руки развязал, а потом ты мне, соображай быстрее…

Олег неловко заворочался на телеге, заслужив окрик конвоира, но, в конце концов, ему удалось повернуться спиной к ротмистру. Вскоре руки были развязаны, и Олег Петрович с облегчением разминал  кисти у себя за спиной. Узлы на руках ротмистра удалось развязать довольно быстро.

Колонна пленников здорово растянулась. Вечерело. Олег Петрович и ротмистр Клюев шепотом обсуждали план побега. Олег предлагал бежать сразу, как только все уснут, а Клюев убеждал бежать под утро. Под утро они неслышно соскользнули с телеги и по-пластунски отползли в сторону. Медленно, буквально по сантиметру миновали немецкий пост. Потом перешли небольшой ручей и вошли в небольшой лесок. Шли не останавливаясь, сколько могли, стараясь уйти, как можно дальше. К вечеру добрались до какой-то деревеньки. У крайнего дома Олег Петрович осторожно подкрался к ярко горящему окну и заглянул внутрь. Увиденное повергло его в шок. Там за окном в современной квартире на диване лежал его сосед Колька, смотрел на окно и потягивал жигулевское пиво. Тут Олега осенило, Николай смотрел телевизор…

Николай после пропажи соседа запил. Два дня он не решался смотреть телевизор, но сообразив, что у него телевизор не 3D, а совершенно обычный, включил и с удовольствием смотрел какой-то фильм, смакуя жигулевское пивко и жуя пересушенную воблу. В фильме назревала кульминация и вдруг, на экране появилось грязное, заросшее щетиной лицо Олега Петровича. В том, что это был он, не было ни малейшего сомнения. Бутылка с пивом медленно выскользнула из ослабших пальцев Николая и полетела на пол, по пути заливая диван. Когда Николай пришел в себя, лица на экране уже не было, и фильм продолжался, как ни в чем, ни бывало…   
  Олег Петрович осторожно постучал в  окно.  – Кто там? – раздался испуганный голос, и в окне показалось женское лицо.
- Свои мы, барышня! От немчуры прячемся! – скороговоркой проговорил Клюев. Послышались шаги, и дверь отворилась, на пороге стояла красивая молодая женщина лет тридцати в накинутом на округлые плечи поверх ночной рубашки платке.
-Пустите переночевать! А утром мы уйдем! – заверил хозяйку Олег Петрович.
-В дом я вас не пущу - решительно сказала женщина – Детей разбудите! Да и отец мой тоже не слишком обрадуется. – Ночевать в баню идите, она теплая еще. Помойтесь с дороги, да в божий вид себя приведите, солдатики! Белье принесу сейчас, уж какое есть, не обессудьте, идите вон по досточкам, в баньку и упретесь.

Олег Петрович с ротмистром двинули в баню. Баня оказалась  просторной, и даже жару осталось немного. Женщина принесла пару порток, две исподних рубахи, рушник и свечку. – Со свечкой осторожней тут, баню мне не спалите! Утром разбужу чуть свет!- Она улыбнулась и пошла в дом, плавно покачивая бедрами.
- Эх, хороша, чертовка! – крякнул Клюев, глядя ей вслед – Кабы не война, женился бы, ей богу!
Кое-как помывшись при тусклом свете свечи. Они переоделись в чистое. И улеглись на полок спать. Скоро Клюев захрапел, и Олегу Петровичу уснуть не было никакой возможности. Мозг, прямо раскалился от мыслей: что делать, как отсюда из этого времени выбираться, да и просто, как здесь выжить? Пока вроде это удавалось, благодаря ротмистру Клюеву. Но ведь не все, же время он будет его опекать. Да и возможно ли вернуться обратно, ведь телевизоров 3D  еще не придумали? Только Олег стал засыпать, как прибежала хозяйка и выдохнула с порога: - Немцы идут! Одежу свою с собой забирайте! Я вас не видела! Да живей солдатики, огородами к лесу бегите! А там, на опушке усадьба есть заброшенная, там есть, где спрятаться!  Она быстро поцеловала обоих в лоб и перекрестила.

Ротмистр,    моментально  сориентировался на местности и они побежали. Оставалось перейти дорогу и вот он лес. Но не тут-то было, у леса они насчитали целых три немецких караула. В каждом по четыре солдата. Солдаты скучали у костров, время от времени поглядывая по сторонам.
- Вот, дьявол! – выругался ротмистр – Придется повоевать, ты как, прапорщик, насчет кулаками помахать, размяться?
- А хоть как, - в тон ему ответил Олег Петрович – по другому-то все равно не получится.
-Верно, говоришь, прапорщик! Будем брать средний пост, может в суматохе крайние и не разберутся: кто есть, кто…  Я иду - справа, ты - слева. Вопросы?
-Да какие уж тут вопросы, без вариантов.
-Вот это молодец, это по-нашему!
-Я начинаю, ты на подхвате, поехали…

И они поползли к посту. Ротмистр, хоть и кавалерист, а пластуном оказался знатным. Да и Олег Петрович вспомнил, чему учили в армии, тоже не подкачал. Подобрались тише мыши. Один из солдат дремал у пирамиды винтовок, двое играли в карты, а четвертый видимо собирался облегчиться, и направился в сторону ротмистра. Тот рванул его за ноги и удар ребром ладони по кадыку завершил дело. А вот у Олега Петровича получилось не так гладко дремавший немец, то ли услышал, то ли почувствовал, но он вскочил и увидел Вязникова, уже было открыл рот, чтобы закричать,   но Олег ударил его ногой в грудь и выбил набранный воздух. Немец потерял равновесие и рухнул спиной, на штыки стоявших в пирамиде винтовок. А ротмистр, забрав у первого немца нож, крался к игрокам в карты, которые за игрой не видели ничего вокруг.
Еще минута и бой был окончен со счетом четыре ноль в пользу беглецов. Немцев посадили в кружок, будто они продолжают играть. Забрали с собой по винтовке и ножу и походной сумке. Еще пара минут, и они растворились в лесу. Где-то далеко за лесом гремела канонада, там была линия фронта, и туда устремились Вязников и Клюев.
   
Олеся Вязникова, дочь Олега Петровича, серьезная двадцатилетняя девушка решила зайти к отцу. На звонки он не отвечал уже несколько дней, и она решила узнать, в чем дело. Несмотря на протесты матери, которая ничего слышать не хотела о своем первом муже, Олеся отправилась на квартиру Олега Петровича. Долго звонила в дверь, но ответом была тишина. Олеся взялась за ручку, дверь оказалась открытой. У девушки в тревоге замерло сердце в нехорошем предчувствии. Она вошла и включила свет. У дивана стоял журнальный столик, на котором стояли пивные бутылки и банка с квашеной капустой, а на стене напротив огромный телевизор с подключенным переносным винчестером.
– Интересно, что же они тут смотрели? – подумала девушка, глядя на два стакана и пустую бутылку из-под водки. –Наверняка порнушку какую-нибудь…

Она включила телевизор, тот грузился довольно долго, а потом на экране появилась надпись: «Продолжить просмотр фильма? Да, нет?»
Девушка выбрала да. На экране возникло изображение ночного леса. По лесу шли двое в исподних рубахах и с винтовками. Шли сторожко, прислушиваясь к каждому звуку. Один из них показался Олесе знакомым. Но узнать его она не могла. Вот они вышли на огромную поляну с брошенной обветшалой усадьбой. Крыша во флигеле провалилась, окна большей частью были выбиты. Было ясно, что усадьба давно брошена и разграблена.
Двое преодолев остатки ограды, остановились у центрального входа зияющего пустым дверным проемом. Закурили. Олесе показалось, что она прямо почувствовала запах табака. Потом они вошли внутрь и, побродив по коридорам, остановили свой выбор на единственной, наверное, комнате с целым окном. Из обломков мебели сложили костерок, и стали готовится к ночевке. Из походных сумок достали и расстелили одеяла.
- Господи, да, ну на кого же он так похож? – гадала Олеся, пытаясь разглядеть в мерцающем свете костра лица героев, она даже подошла поближе, и ей опять показалось, что она чувствует тепло этого костерка.
   
Вязников вызвался дежурить первым, и ротмистр, улегшись у костерка, быстро захрапел. А Олег Петрович обошел комнату и в углу нашел подсвечник со свечей, тогда он решил осмотреть второй этаж и вышел из комнаты. Он поднялся по широкой усыпанной разным хламом лестнице.

Второй этаж сохранился лучше, почти все двери были на месте. Он открыл одну из дверей, и оказался в танцевальном зале, всю его стену занимало чудом сохранившееся зеркало. Олег Петрович подошел поближе и замер: в зеркале он увидел свою квартиру, на диване сидела, подобрав под себя ноги его дочь.
Олеся, смотрела фильм не отрываясь, и когда один из героев подошел к зеркалу, она поняла, что это ее отец.
- Папа! – закричала она и бросилась к телевизору.
Вязников понял, что сейчас может произойти, резко окрикнул ее: - Олеся, стой! Лучше я к тебе подойду! – и решительно пошел к зеркалу, казалось, что сейчас он уткнется лицом в холодное стекло, но нет, он прошел в свою квартиру как, ни в чем, ни бывало. Тогда он обнял дочь и стал ее целовать: - Олеська, как же я по тебе соскучился!!!
-Я тоже папка скучала, но ты, же знаешь нашу маму-
-Олеська, ты только, что спасла мне жизнь! – серьезно сказал Олег Петрович.
И только сейчас видя перед собой небритое, в ссадинах и кровоподтеках лицо отца, его странную одежду, она поняла, что что-то не так.
- Папа где, ты был? Что случилось? – спросила она.
Олег Петрович махнул рукой в сторону телевизора: -Там, дочка, на первой мировой войне…- и, помолчав, добавил – Давай-ка выключим это чудо техники, от греха подальше…
Он направил пульт на телевизор, на экране горела надпись: «Продолжение следует…», и нажал кнопку, экран погас, а надпись продолжала светиться в памяти…


29.11.11

Рейтинг: +1 201 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!