Тёщин дом...

30 января 2013 - Юрий Толстов

                      Скрипучий дом жил своей жизнью. Опершись от слабости углом на свой такой же древний приятельский сарай, он доживал свое время в каком-то вековом умиротворении, пребывая в полном неведении, что происходит в деревне. Ему были уже не интересны даже местные новости, хотя раньше он живо выглядывал, где кто сгорел, или кого уже снесли из его сверстников. Деревня молодела, на месте старичков вырастала неуклюжая молодежь с вычурными крышами, и почти городскими парадными. Все это заворачивалось в высокие заборы и жило затаившись.

                     Дому   было как то уже все равно…Вернее, даже не все равно, а философски успокоённо. Сначала дом строят, потом  люди его обживают, потом уже само время сглаживает все шероховатости совместного проживания.  Хозяева всегда пытались навести в нем свой порядок, не представляя даже, что это они  въезжают в дом, а не он в них….Он порой физически ощущал их потуги устроиться поудобнее в его стенах.  Дом иногда сопротивлялся, иногда в качестве издевки выл трубой и запускал в дом холод.
                        Последние хозяева давно уже притерлись и к его половицам, и к его стенам и даже характеру, став  такими же родными и старыми, как и он сам. Дом как водится, играл с детьми, потом с внуками, постоянно придумывая новые игры. То подмигнет створками окон, то закроет их  в чулан, да так, что дети заливались слезами, то, разозлившись на детские шалости, приоткрывал голбец. Дети , конечно , не падали, но боялись, и шум утихал. Сейчас, в преклонности лет, дому было уже стыдно за свои проделки. Он в душе тихонько переживал, хоть и детей давно не было, и жили они взрослыми людьми совсем далеко.
                   Снаружи дома уже огромными кронами шумели те маленькие деревца, которые были посажены….. дом не помнил, когда, но точно помнил, что когда-то он был гораздо выше их.  С кустами он не дружил. Эта  неопрятная братия менялась постоянно местами и пересаживалась с места на место. Сначала он пытался кого-то запомнить, но потом бросил… ему оно надо?  Серой полугнилой доски забор кривовато опоясывал усадьбу, представляя себя красивой рамой на деревенском полотне.  Это был свой мир, часто непонятный городскому…
                 Такой дом я встретил , приехав в деревню к теще….таким я его и запомнил…
                   

© Copyright: Юрий Толстов, 2013

Регистрационный номер №0113287

от 30 января 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0113287 выдан для произведения:

                      Скрипучий дом жил своей жизнью. Опершись от слабости углом на свой такой же древний приятельский сарай, он доживал свое время в каком-то вековом умиротворении, пребывая в полном неведении, что происходит в деревне. Ему были уже не интересны даже местные новости, хотя раньше он живо выглядывал, где кто сгорел, или кого уже снесли из его сверстников. Деревня молодела, на месте старичков вырастала неуклюжая молодежь с вычурными крышами, и почти городскими парадными. Все это заворачивалось в высокие заборы и жило затаившись.

                     Дому   было как то уже все равно…Вернее, даже не все равно, а философски успокоённо. Сначала дом строят, потом  люди его обживают, потом уже само время сглаживает все шероховатости совместного проживания.  Хозяева всегда пытались навести в нем свой порядок, не представляя даже, что это они  въезжают в дом, а не он в них….Он порой физически ощущал их потуги устроиться поудобнее в его стенах.  Дом иногда сопротивлялся, иногда в качестве издевки выл трубой и запускал в дом холод.
                        Последние хозяева давно уже притерлись и к его половицам, и к его стенам и даже характеру, став  такими же родными и старыми, как и он сам. Дом как водится, играл с детьми, потом с внуками, постоянно придумывая новые игры. То подмигнет створками окон, то закроет их  в чулан, да так, что дети заливались слезами, то, разозлившись на детские шалости, приоткрывал голбец. Дети , конечно , не падали, но боялись, и шум утихал. Сейчас, в преклонности лет, дому было уже стыдно за свои проделки. Он в душе тихонько переживал, хоть и детей давно не было, и жили они взрослыми людьми совсем далеко.
                   Снаружи дома уже огромными кронами шумели те маленькие деревца, которые были посажены….. дом не помнил, когда, но точно помнил, что когда-то он был гораздо выше их.  С кустами он не дружил. Эта  неопрятная братия менялась постоянно местами и пересаживалась с места на место. Сначала он пытался кого-то запомнить, но потом бросил… ему оно надо?  Серой полугнилой доски забор кривовато опоясывал усадьбу, представляя себя красивой рамой на деревенском полотне.  Это был свой мир, часто непонятный городскому…
                 Такой дом я встретил , приехав в деревню к теще….таким я его и запомнил…
                   
Рейтинг: +1 264 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!