Синие ирисы

5 апреля 2013 - Ирина Ханум
article128253.jpg


(Новелла)


     Солнце медленно двигалось к горизонту. Блики лучей на поверхности моря казались стразами, рассыпанными по голубому шифону платья. Они блестели и переливались в лёгких волнах. Это завораживающее зрелище вызывало трепетные чувства. Жанна ехала в пригородном автобусе по Южнобережному шоссе и смотрела в окно на этот чудесный морской лоскут.  На душе было свежо после трёхдневной поездки в Гурзуф к своей давней подруге. До обеда они загорали на галечном пляже, затем ходили по тенистому старому парку, вспоминая свои студенческие годы, а в сумерках гуляли по узким улочкам маленького городка, вдыхая смолистый запах хвойных деревьев, которых много на южном побережье Крыма.

     В автобусе было мало пассажиров, слышался тихий шансон в водительской кабинке и сильно пахли свежие садовые ирисы в эмалированном ведре у соседа напротив. Сладкий летний запах цветов усиливал приятные ощущения от поездки. Жанна чувствовала прилив сил и скрытую радость, то ли от самой поездки, то ли от лазоревых далей. А может быть от густого волнующего аромата синих ирисов?  Она откинулась на спинку сидения и так оставалась некоторое время, укутанная тёплыми воспоминаниями и «сладостью» цветов, по-прежнему смотря в окно.
     Когда в очередной раз автобус остановился, Жанна осмотрела салон. Её взгляд остановился на мужчине, перебирающем ирисы. Он выбрал три рослых стебля с ярко синими наполовину раскрывшимися бутонами и протянул их Жанне:
 – Это Вам! –
– Мне? – смутилась она, чувствуя, как румянятся её щёки. Она замешкалась – слишком неожиданным был такой поворот плавно текущего июньского вечера.
– Ваши глаза такие же синие, как эти цветы, – ответил он и улыбнулся. Жанна поблагодарила его и взяла букет. Теперь она с интересом разглядывала своего визави, но делала это незаметно. На вид ему казалось лет шестьдесят. У него были залысины и коротко постриженные седые волосы. Изрезанное морщинами и шрамом грубое загорелое лицо говорило о том, что его обладатель много времени проводит на солнце.  Одет он был просто: джинсы, клетчатая сорочка, сандалии. Рядом с ведром стоял небольшой до отказа набитый рюкзак. Ирисы явно были с дачного участка. Поразмышляв, Жанна осталась довольна своими дедуктивными способностями. Теперь её мысли были целиком заняты загадочным спутником с добрыми глазами, не гармонирующими с его суровой внешностью.  Как раз глаза-то и смущали Жанну, вызывая смутное беспокойство. Но почему?  Ответа не было. Мужчина ещё раз улыбнулся и представился: «Игорь Николаевич».
– Жанна. Жанна Сергеевна, – автоматически исправилась она. А в душе почему-то хотелось остаться просто Жанной.
– Я знаю, – ответил он и внимательно посмотрел в её бездонные растерянные глаза. После небольшой паузы сердце её забилось сильнее от того, что только сейчас она узнала в нём своего одноклассника и сдержанного поклонника юности. Конечно же, это был альпинист Игорь. Ей на минуту стало не по себе, стыдно, наверное.  Но за что, она не знала. Ведь время благосклонно не ко всем. И её вины в этом не было.
Она начала нести какую-то чепуху, видимо, от волнения, пытаясь объяснить, что действительно не узнала его, а не сделала вид, как это часто бывает у женщин. Он её не перебивал. А потом сказал : «Ерунда. Всё это естественно, ведь я выгляжу не по годам старше. Но только выгляжу». Он опять улыбнулся. Жанна успокоилась, и они стали смеяться над этой пикантной ситуацией. А её глаза и правда были синими, как ирисы.
     Игорь рассказал ей, что после института был направлен по распределению в Томск и проработал в геологических экспедициях почти тридцать лет. Женился ещё на четвёртом курсе, но вскоре развёлся, так как его профессия не каждой женщине по нраву. А теперь занимается садоводством, да и альпинизм не забросил. Но это уже по настроению и для поддержания физической формы.   
     Она, слушая его, вспомнила их школу в Севастополе, вылазки за город всем классом на каникулах и, конечно же, букетик лиловых гиацинтов, подаренный Игорем при их первом свидании. А потом, как остаток лета они вдвоём провели на море: по бухте Омега катались на водном велосипеде, фотографируя друг друга, а в Херсонесе, надев ласты и маски, плавали с подводным ружьём. Вспомнила, как усталые нежились в лучах заходящего солнца, растянувшись на сине-красных надувных матрасах, и как Игорь её впервые поцеловал. Впрочем, этот поцелуй она так и не забыла. Воспоминания уносили в прошлое всё больше.
     Спустя некоторое время, Жанна тоже разоткровенничалась, рассказывая о своих неудачах в жизни, о детях, которые сейчас далеко и живут сами по себе. Они то говорили, то замолкали, думая о чём-то своём, не затрагивая тему, из-за которой когда-то расстались. И каждого охватывала какая-то тёплая грусть.
     Автобус, делая лихой вираж, въехал,  наконец, в город. Пассажиры оживились и стали собираться. Игорь и Жанна,  разговаривая, не заметили, как очутились не на остановке маршруток, а в скверике, рядом с ней. Оставив на скамейке свои вещи и ведро с цветами, они бродили по тихой аллее и всё говорили и говорили, позабыв об усталости. А солнце, разбросав длинные тени, казалось, разомлело и не собиралось уходить.

     Наконец пара всё же подошла к остановке. Оказалось, что обоим ехать в одну сторону. Игорь хоть и жил в Севастополе,  но большую часть времени проводил в Симеизе, где у него был небольшой домик с ухоженным садом, доставшийся в наследство сначала его матери, а потом и ему.
     Проводив Жанну прямо до подъезда, он направился на другую сторону улицы. Забавно, но их дома были снова рядом, как и в те далёкие школьные годы. Это их  удивило и одновременно растрогало.
     Придя домой, Игорь соорудив себе холостяцкий ужин, посмотрел последние новости, а затем прилёг в надежде уснуть. Но встреча с одноклассницей через столько лет взбодрила его не на шутку. Он долго ворочался, потом курил на кухне. Сна не было. А она в это время, уткнувшись в подушку, плакала, обвиняя во всём свой надменный в прошлом характер.
      У каждого дома стояли в воде свежесрезанные синие ирисы, опьяняя медовым ароматом. Когда слёз не осталось совсем, Жанна подошла к распахнутому окну. Игорь тоже вышел на балкон. Они смотрели на одни и те же звёзды, думая об одном и том же. А звёзды мерцали на бархате ночного неба, радуя и вселяя надежду.

  
© Copyright: Ирина Ханум, 2013
ПРОЗА.ру

       4 апреля 2013 года (вторая редакция)
       Иллюстрация - фото ирисов из интернета.

© Copyright: Ирина Ханум, 2013

Регистрационный номер №0128253

от 5 апреля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0128253 выдан для произведения:

(Новелла)


     Солнце медленно двигалось к горизонту. Блики лучей на поверхности моря казались стразами, рассыпанными по голубому шифону платья. Они блестели и переливались в лёгких волнах. Это завораживающее зрелище вызывало трепетные чувства. Жанна ехала в пригородном автобусе по Южнобережному шоссе и смотрела в окно на этот чудесный морской лоскут.  На душе было свежо после трёхдневной поездки в Гурзуф к своей давней подруге. До обеда они загорали на галечном пляже, затем ходили по тенистому старому парку, вспоминая свои студенческие годы, а в сумерках гуляли по узким улочкам маленького городка, вдыхая смолистый запах хвои, которой много на южном побережье Крыма.

     В автобусе было мало пассажиров, слышался тихий шансон в водительской кабинке и сильно пахли свежие садовые ирисы в эмалированном ведре у соседа напротив. Сладкий летний запах цветов усиливал приятные ощущения от поездки. Жанна чувствовала прилив сил и скрытую радость, то ли от самой поездки, то ли от лазоревых далей. А может быть от густого волнующего аромата синих ирисов?  Она откинулась на спинку сидения и так оставалась некоторое время, укутанная тёплыми воспоминаниями и «сладостью» цветов, по-прежнему смотря в окно.
     Когда в очередной раз автобус остановился, Жанна осмотрела салон. Мужчина стал перебирать ирисы и, выбрав три рослых стебля с ярко синими наполовину раскрывшимися бутонами, протянул их Жанне:
 – Это Вам! –
– Мне? – смутилась она, чувствуя, как румянятся её золотистые щёки. Она замешкалась – слишком неожиданным был такой поворот плавно текущего июньского вечера.
– Ваши глаза такие же синие, как эти цветы, – ответил он и улыбнулся. Жанна поблагодарила его и взяла букет. Теперь она с интересом разглядывала своего визави, но делала это незаметно. На вид ему казалось лет шестьдесят. У него были залысины и коротко постриженные седые волосы. Изрезанное морщинами и шрамом грубое загорелое лицо говорило о том, что его обладатель много времени проводит на солнце.  Одет он был просто: джинсы, клетчатая сорочка, сандалии. Рядом с ведром стоял небольшой до отказа
набитый рюкзак. Ирисы явно были с дачного участка. Поразмышляв, Жанна осталась довольна своими дедуктивными способностями. Теперь её мысли были целиком заняты загадочным спутником с добрыми глазами, не гармонирующими с его суровой внешностью.  Как раз глаза-то и смущали Жанну, вызывая смутное беспокойство. Но почему?  Ответа не было. Мужчина ещё раз улыбнулся и представился: «Игорь Николаевич».
– Жанна. Жанна Сергеевна, – автоматически исправилась она. А душа почему-то хотела остаться просто Жанной.
– Я знаю, – ответил он и внимательно посмотрел в её бездонные растерянные глаза. После небольшой паузы сердце её забилось сильнее от того, что только сейчас она узнала в нём своего одноклассника и сдержанного поклонника юности. Конечно же, это был альпинист Игорь. Ей на минуту стало не по себе, стыдно, наверное.  Но за что, она не знала. Ведь время благосклонно не ко всем. И её вины в этом не было.
Она начала нести какую-то чепуху, видимо, от волнения, пытаясь объяснить, что действительно не узнала его, а не сделала вид, как это часто бывает у женщин. Он её не перебивал. А потом сказал : «Ерунда. Всё это естественно, ведь я выгляжу не по годам старше. Но только выгляжу». Он опять улыбнулся. Жанна успокоилась, и они стали смеяться над этой пикантной ситуацией. А её глаза и правда были синими, как ирисы.
     Игорь рассказал ей, что после института был направлен по распределению в Томск и проработал в геологических экспедициях почти тридцать лет. Женился ещё на четвёртом курсе, но вскоре развёлся, так как его профессия не каждой женщине по нраву. А теперь занимается садоводством, да и альпинизм не забросил. Но это уже по настроению и для поддержания физической формы.   
     Она, слушая его, вспомнила их школу в Севастополе, вылазки за город всем классом на каникулах и, конечно же, букетик лиловых гиацинтов, подаренный Игорем при их первом свидании. А потом, как остаток лета они вдвоём провели на море: по бухте Омега катались на водном велосипеде, фотографируя друг друга, а в Херсонесе, надев ласты и маски, плавали с подводным ружьём. Вспомнила, как усталые нежились в лучах заходящего солнца, растянувшись на сине-красных надувных матрасах, и как Игорь её впервые поцеловал. Впрочем, этот поцелуй она так и не забыла. Воспоминания уносили в прошлое всё больше.
     Спустя некоторое время, Жанна тоже разоткровенничалась, рассказывая о своих неудачах в жизни, о детях, которые сейчас далеко и живут сами по себе. Они то говорили, то замолкали, думая о чём-то своём, не затрагивая тему, из-за которой когда-то расстались. И каждого охватывала какая-то тёплая грусть.
     Автобус, делая лихой вираж, въехал,  наконец, в город. Пассажиры оживились и стали  собираться. Игорь и Жанна,  разговаривая, не заметили, как очутились не на остановке маршруток, а в сквере, рядом с ней. Они бродили по аллее и всё говорили и говорили, позабыв об усталости. А солнце, разбросав длинные тени, казалось, разомлело и не собиралось уходить.

Через какое-то время пара всё же подошла к остановке. Оказалось, что обоим ехать в одну сторону. Игорь хоть и жил в Севастополе,  но большую часть времени проводил в Симеизе, где у него был небольшой домик с ухоженным садом, доставшийся в наследство сначала его матери, а потом и ему.
     Проводив Жанну прямо до подъезда, он направился на другую сторону улицы. Забавно, но их дома были снова рядом, как и в те далёкие школьные годы. Это их  удивило и одновременно растрогало.
     Придя домой, Игорь соорудив себе холостяцкий ужин, посмотрел последние новости, а затем прилёг в надежде уснуть. Но встреча с Жанной через столько лет взбодрила его не на шутку. Он долго ворочался, потом курил на кухне. Сна не было. А Жанна в это время, уткнувшись в подушку, плакала, виня во всём свой надменный в прошлом характер.
      У каждого дома стояли в воде свежесрезанные синие ирисы, опьяняя медовым ароматом. Когда слёз не осталось совсем, Жанна подошла к распахнутому окну. Игорь тоже вышел на балкон. Они смотрели на одни и те же звёзды, думая об одном и том же. А звёзды мерцали на бархате ночного неба, радуя и вселяя надежду.

© Copyright: Ирина Ханум, 2013
ПРОЗА.ру

       4 апреля 2013 года (вторая редакция)
       Иллюстрация - фото ирисов из интернета.

Рейтинг: 0 398 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!