ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФэнтези → Вкус жизни. VIII глава

 

Вкус жизни. VIII глава

28 декабря 2011 - Мария Вестер

Я поспешила за ним. Сбоку в темноте промелькнула чья-то быстрая тень, насторожившись, я почти бегом догнала Джейсона. Он был всего в десяти метрах от моего дома. Еще чуть-чуть и мы в безопасности.
Дождь теперь усилился, я перестала различать дорогу, – так потоки воды застилали глаза. Каким-то чудом я краем глаза снова заметила какое-то движение, уже ближе. И затем, что-то небольшое, но блестящее в свете фонарей, начало стремительно приближаться к нам из темноты. Я быстро потеряла это из виду.
На своих плечах я почувствовала  чьи-то сильные руки и земля начала уходить у меня из-под ног. Джейсон навис надо мной, повалив на землю. С глухим звуком над его головой серебряная секира вонзилась в дерево.
– Спасибо, – прошептала я.
– Уходи в дом, – ответил Джейсон тоном, не принимающим возражений.
Мы поднялись на ноги, Джейсон смотрел вдаль, – уж он-то отлично видел, что там происходит.
– Уходи! Запри все замки и никого не пускай! – снова приказал он.
Я не стала возражать, так было разумнее и лучше для нас обоих, поэтому я бегом рванула к двери. Видимость несколько улучшилась, и я не споткнулась о корни дерева рядом с калиткой, а ловко перепрыгнула их. Уже закрыв за собой дверь, и прислонившись к ней спиной, я поняла, что нахожусь в прежней опасности – запертые двери не остановят вампиров, и они меня уже учуяли, скоро наверняка придут.
Но пока все было тихо. Очевидно, Джейсон позаботился о них.
Я быстро добралась до ванной, взяла оружие, при этом я жадно вслушивалась в тишину. Я боялась худшего – Джейсона уже убили (если их было намного больше, такое вполне могло произойти), и вот-вот заявятся ко мне, чтобы прервать цепь смерти от рук Ричарда. Уже через пару минут я услышала подозрительные звуки, доносившиеся с первого этажа. Похоже, ночь предстояла насыщенная.
Рукоять "Мерлина"  приятно холодила мои пальцы. В крови разгорался адреналин. Я шагнула за дверь ванной комнаты. Предательски скрипнула половица, выдавая меня с головой. Внизу снова раздался шум – уже отчетливее. Кто-то был в гостиной. Глупо было спрашивать у пустоты "Джейсон, это  ты?", ясно, что он сразу бы дал о себе знать. Спускаясь вниз, я все сильнее сжимала в руке серебряный кинжал. Послышался шорох, за ним – звук открывающейся двери. Входная дверь была у меня перед глазами, следовательно, кто-то только что вышел на задний двор.
Я быстро спустилась вниз, – никого не было. Лишь дробь дождя о крышу создавала неприятный, раздражающий шум. Я вышла на крыльцо заднего двора и сразу снова начала мокнуть под дождем. Мне уже стало жалко мою одежду…
Сердце колотилось, как сумасшедшее, – я неделю не была на охоте. Теперь пламя страсти и желания смерти хоть одного упыря рвали меня на части, будто я сама была голодным зверем.
Силу мне придавала ярость. Надеюсь, ее хватит надолго, по крайней мере до того момента, как я успею решить еще одну проблему. Убить. Словно приказ прозвучал в душе и отдался эхом в голове. Если кто-то смеет нападать на мой дом, на моих друзей – его ждет кара.
На улице из-за тяжелых туч было темно. Я спустилась с крыльца, неровно дыша, и оглядела задний двор. Пока все тихо, не считая того, что вижу я не дальше низкого белого забора. Я крепче сжала в руке своего "Мерлина". Когда из-за туч пробился одинокий луч, лезвие кинжала вспыхнуло разноцветными огнями, а из-за забора послышался глухой, угрожающий рык. Сегодня "Мерлин" окропится кровью, не в последний раз…
– Так и будешь прятаться, как последний трус? – спросила я тихо, но думаю, кто надо – услышал. В ответ – снова рычание, звук удара, и рычание уже приближалось ко мне.
Спасибо, что не сломал забор – денег на вас не напасешься ремонтировать, – усмехнулась я, когда крупный и ловкий зверь (никак язык не поворачивается назвать их людьми), перемахнув через заборчик, стал в пяти метрах передо мной.
Лицо его было перекошено от злобы, хотя, по-моему, злиться здесь могла я одна. С удивлением я ощутила, что боевой пыл, который только что давал мне силы, начал таять.
– Ну, что ж, может, начнем? Или ты пришел постоять и порычать на меня? – Я заранее прокляла себя за мой язык, я знала, что он не упустит возможности сейчас сказать что-то колючее, чтобы поскорее начался бой. – Ты знаешь скольких твоих дружков я вырезала, пока ты вот так прохлаждался?!! – Ну, вот, язык мой – враг мой.
Вампир бросился ко мне. Я ожидала, пока он приблизится и между нами не останется свободного пространства. Но бросившись так на меня, совсем не зная, чем я могу ответить, он допустил ошибку. Последнюю ошибку.
Я уже слышала его дыхание в футе от себя, когда рассекала свою ладонь и позволила вампиру самому напороться на мой кинжал. Его кровь потекла по моей руке. А я смотрела в его глаза, видела как они из багровых стали золотистыми; затем я вырвала кинжал из его живота, куда он мгновение назад беспрепятственно воткнулся, будь то масло, и вонзила в его глотку. Кровь хлынула с новой силой. Отменная острота кинжала "Мерлина" позволяла ему легко проникать даже сквозь кольчугу или сочленения доспехов, но у вампиров не было ни того ни другого, а значит – они наиболее уязвимы, практически незащищены передо мной. Вампир был совсем юн, возможно, обратили его недавно и он не знал, с кем связался. Не значит ли это, что он был просто приманкой, чтобы ослабить меня?
Когда из груди вампира передо мной вырвался стон, а изо рта хлынула кровь, я отдернула руку с кинжалом от его шеи, и позволила телу упасть передо мной, отступив на шаг назад. Вампир был мертв, а мне не пришлось даже воспользоваться убеждением кровью. Скоро он рассыплется в прах, как только солнце взойдет над городом.
Я понемногу начала успокаиваться, странно, но ярость быстро сошла на нет. Я не слышала ничего, кроме шума дождя, который бил меня по лицу, врезался в зелень травы у моих ног. Я не слышала ничего, что могло бы дать надежду на то, что Джейсон еще жив… его давно не было, – осознала я.
Новый рык раздался за забором. Я сосредоточилась, настороженно ожидая продолжения.
Двое вампиров появились впереди очень быстро, стало ясно, что я была права – тот, первый вампир, был лишь разогревом. Сейчас предстояла схватка с более взрослыми и опытными животными.
Они начали обходить меня с двух сторон, прижимая к стене, и загоняя тем самым в смертельную ловушку.
«Я сегодня очень устала»
– Ну что же вы?.. – я оглядела вампиров. И тут же один из них, тот, что был справа, бросился на меня. Поднырнув под его руку, я с удовлетворением заметила, что он такой прыти от меня не ожидал. Воспользовавшись замешательством вампира, я ранила его со спины. Он недовольно рыкнул, но быстро обернувшись, оттолкнул меня назад, прямо в лапы напарника. Тот сразу же обездвижил меня, и подставил под атаку. Вывернув мне руку, он лишил меня кинжала, и буквально – моей защиты. Вампир встал передо мной, и начал их вечную игру: взяв меня за подбородок, он повернул мою голову, потом посмотрел мне в глаза, обнажил клыки и приблизился к моей шее…
Его холодные губы коснулись ее, я услышала тихий рык, а потом стон. Вампир терял силы, потому что я успела его ранить, а раны с моей кровью долго не затягивались. Неясная тень мелькнула сбоку, и вампир, который только что стоял передо мной, отлетел в сторону. Он приземлился в мокрую траву, над ним навис Джейсон, и вот тогда началась настоящая схватка. Мои глаза не успевали даже проследить за их движениями.
Тем временем, присев, я вывернулась из захвата противника, кувырнулась и нашла в траве кинжал. Вампир был в ярости, его глаза гневно пронзили меня, и я бросилась в сторону, когда он напал. Дождь застилал глаза, а мои силы уже были на исходе. Вроде нечего было говорить о том, чтобы победить здорового зверя.
Но все же, моя территория – мои правила. И на заднем дворе моего дома очень кстати росло кривое дерево. Его ствол изгибался под неестественным углом, почти перпендикулярно к земле, и я направилась к нему, сквозь дождь, моля Бога о том, чтобы не споткнуться и не поскользнуться.
Шум дождя и рычание вампира переплели свои звуки в удивительную симфонию, мелодию смерти. Я рассекла ладонь, почувствовала, как Мерлин буквально утонул в моей крови, затем с разбегу оттолкнулась от дерева, сделала кувырок в воздухе, и оказалась точно за спиной преследовавшего меня монстра. Холодное лезвие в одночасье рассекло ему глотку. Вампир сделал вдох, повернулся, его глаза блеснули золотом в последний раз, неотрывно смотря на меня, и он тяжело упал на землю. Их глаза всегда становились золотыми, когда моя кровь смешивалась с кровью в ране, нанесенной мной.
Мне сложно было восстановить дыхание. Грохот, будто кто-то пробил деревянную стену, вернул меня к действительности. Я обернулась на звук и увидела, как Джейсон в ту же секунду свернул шею последнему вампиру. А в стене, напротив того места, где они были, зияла небольшая дыра. Силуэт Джейсона начал медленно растворяться, я услышала сквозь дождь  свое имя и после провалилась в темноту.

– Нет, нет, нет! Только не на ковер! – возмутилась я, когда обнаружила себя в воздухе, на руках Джейсона, да еще и в своей спальне. Кажется, я потеряла сознание. – Опусти меня на пол. – Я посмотрела ему в глаза и, увидев там неподдельное беспокойство, искренне удивилась.
– Ты уверена, что сможешь стоять? – Спросил он, опуская меня рядом с кроватью.
– Да, – я тут же пошатнулась, и лишь ухватившись за Джейсона, устояла на ногах. – Спасибо. Мне просто надо освежиться.
Я ушла в ванную, закрыв за собой дверь.
– Я буду здесь.
Голос Джейсона показался мне чересчур нежным и ласковым, наверное, уже крыша едет. Зеркало не сказало мне ничего нового, как была мокрой потрепанной курицей, так и осталась. Пощипывало ссадину на ладони, но вскоре она должна была зажить. Я  никак не могла забыть глаза того вампира. Я знала, знала, что они давно уже не люди, что кровь больше не течет, а сердце никогда не забьется, но невыносимо тяжело было видеть, как их глаза теряют звериную сущность, стоит им соприкоснуться с моей кровью. Их глаза всегда становятся золотыми, как цветные пуговицы, когда наша кровь смешивается. У меня не было сил осознать то, что Дженни однажды рассказала мне. Моя кровь быстро обновляется, поэтому раны на мне заживают так легко и быстро, и с вампирами она делает то же самое – исцеляет. Только по-своему, ведь исцелить мертвого невозможно, но возможно вернуть на долю минуты ему прежнюю жизнь. Моя кровь исцеляет сердце вампира. Заставляет его сделать один удар, но удар последний. И в тот момент их взгляд стекленеет.
Я подняла глаза. Посмотрела на свое отражение, оно ответило мне усталым взглядом и парой синяков на плечах. Мокрая одежда ничуть не прибавляла уверенности в себе. Я переоделась в сухую кофту на тонких бретельках, мягкие шорты, и слегка высушила волосы полотенцем.
У меня больше нет сил. И это не защита, а реальность. Я вышла из ванной комнаты, и, мимолетно взглянув на Джейсона, прошла мимо него к шкафу. Хотя бы пластырем заклею рану, а то так и будет мозолить глаза. Прохладное прикосновение к моему плечу заставило меня вздрогнуть и невольно ахнуть от ощущения. Последний раз так осторожно и заботливо ко мне прикасалась лишь мама…
– Джейсон… – повернув голову, я увидела его пальцы, касающиеся моего голого плеча.
– Что это?.. – тихо спросил он.
Взглянув через плечо, я увидела длинные белые полосы – шрамы, которые я получила при первой же схватке с вампиром. Тогда он ранил меня когтями, перевоплотившись в бесстрашное оружие убийства. Шрамы заживали очень долго и стали символом моей уязвимости, постоянно напоминающим о себе в плохую погоду.
– На тебе ведь все раны заживают как на собаке… Тогда откуда это…
– Ха, ну спасибо за лестное сравнение! И нет, не все раны заживают на мне бесследно.
– Ты не хочешь рассказать мне? Все-таки я должен знать, от чего тебя защищать.
– Да особо нечего рассказывать. – Я, наконец, достала пластырь, и разорвала обертку. – Если вампир или, – вспомнив, что мы ищем вдобавок ко всему оборотня, я добавила: – другое животное ранит меня тем, что носит его ДНК – будь то когти или зубы, – мне будет, так скажем, неприятно. А теперь будь так любезен – я жутко устала, и хочу спать…
Буквально рухнув на кровать, я уже не стала ждать, когда Джейсон покинет мою комнату.

********************************
"Мерлин" – изящный, дорогой серебряный кинжал, рукоять и ножны которого украшены витиеватыми узорами. Идеален для боя, когда нет возможности размахнуться (дорогой сердцу подарок моего старого друга-оружейника). Здесь и далее – прим. автора.
********************************

© Copyright: Мария Вестер, 2011

Регистрационный номер №0009874

от 28 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0009874 выдан для произведения:

Я поспешила за ним. Сбоку в темноте промелькнула чья-то быстрая тень, насторожившись, я почти бегом догнала Джейсона. Он был всего в десяти метрах от моего дома. Еще чуть-чуть и мы в безопасности.
Дождь теперь усилился, я перестала различать дорогу, – так потоки воды застилали глаза. Каким-то чудом я краем глаза снова заметила какое-то движение, уже ближе. И затем, что-то небольшое, но блестящее в свете фонарей, начало стремительно приближаться к нам из темноты. Я быстро потеряла это из виду.
На своих плечах я почувствовала  чьи-то сильные руки и земля начала уходить у меня из-под ног. Джейсон навис надо мной, повалив на землю. С глухим звуком над его головой серебряная секира вонзилась в дерево.
– Спасибо, – прошептала я.
– Уходи в дом, – ответил Джейсон тоном, не принимающим возражений.
Мы поднялись на ноги, Джейсон смотрел вдаль, – уж он-то отлично видел, что там происходит.
– Уходи! Запри все замки и никого не пускай! – снова приказал он.
Я не стала возражать, так было разумнее и лучше для нас обоих, поэтому я бегом рванула к двери. Видимость несколько улучшилась, и я не споткнулась о корни дерева рядом с калиткой, а ловко перепрыгнула их. Уже закрыв за собой дверь, и прислонившись к ней спиной, я поняла, что нахожусь в прежней опасности – запертые двери не остановят вампиров, и они меня уже учуяли, скоро наверняка придут.
Но пока все было тихо. Очевидно, Джейсон позаботился о них.
Я быстро добралась до ванной, взяла оружие, при этом я жадно вслушивалась в тишину. Я боялась худшего – Джейсона уже убили (если их было намного больше, такое вполне могло произойти), и вот-вот заявятся ко мне, чтобы прервать цепь смерти от рук Ричарда. Уже через пару минут я услышала подозрительные звуки, доносившиеся с первого этажа. Похоже, ночь предстояла насыщенная.
Рукоять "Мерлина"  приятно холодила мои пальцы. В крови разгорался адреналин. Я шагнула за дверь ванной комнаты. Предательски скрипнула половица, выдавая меня с головой. Внизу снова раздался шум – уже отчетливее. Кто-то был в гостиной. Глупо было спрашивать у пустоты "Джейсон, это  ты?", ясно, что он сразу бы дал о себе знать. Спускаясь вниз, я все сильнее сжимала в руке серебряный кинжал. Послышался шорох, за ним – звук открывающейся двери. Входная дверь была у меня перед глазами, следовательно, кто-то только что вышел на задний двор.
Я быстро спустилась вниз, – никого не было. Лишь дробь дождя о крышу создавала неприятный, раздражающий шум. Я вышла на крыльцо заднего двора и сразу снова начала мокнуть под дождем. Мне уже стало жалко мою одежду…
Сердце колотилось, как сумасшедшее, – я неделю не была на охоте. Теперь пламя страсти и желания смерти хоть одного упыря рвали меня на части, будто я сама была голодным зверем.
Силу мне придавала ярость. Надеюсь, ее хватит надолго, по крайней мере до того момента, как я успею решить еще одну проблему. Убить. Словно приказ прозвучал в душе и отдался эхом в голове. Если кто-то смеет нападать на мой дом, на моих друзей – его ждет кара.
На улице из-за тяжелых туч было темно. Я спустилась с крыльца, неровно дыша, и оглядела задний двор. Пока все тихо, не считая того, что вижу я не дальше низкого белого забора. Я крепче сжала в руке своего "Мерлина". Когда из-за туч пробился одинокий луч, лезвие кинжала вспыхнуло разноцветными огнями, а из-за забора послышался глухой, угрожающий рык. Сегодня "Мерлин" окропится кровью, не в последний раз…
– Так и будешь прятаться, как последний трус? – спросила я тихо, но думаю, кто надо – услышал. В ответ – снова рычание, звук удара, и рычание уже приближалось ко мне.
Спасибо, что не сломал забор – денег на вас не напасешься ремонтировать, – усмехнулась я, когда крупный и ловкий зверь (никак язык не поворачивается назвать их людьми), перемахнув через заборчик, стал в пяти метрах передо мной.
Лицо его было перекошено от злобы, хотя, по-моему, злиться здесь могла я одна. С удивлением я ощутила, что боевой пыл, который только что давал мне силы, начал таять.
– Ну, что ж, может, начнем? Или ты пришел постоять и порычать на меня? – Я заранее прокляла себя за мой язык, я знала, что он не упустит возможности сейчас сказать что-то колючее, чтобы поскорее начался бой. – Ты знаешь скольких твоих дружков я вырезала, пока ты вот так прохлаждался?!! – Ну, вот, язык мой – враг мой.
Вампир бросился ко мне. Я ожидала, пока он приблизится и между нами не останется свободного пространства. Но бросившись так на меня, совсем не зная, чем я могу ответить, он допустил ошибку. Последнюю ошибку.
Я уже слышала его дыхание в футе от себя, когда рассекала свою ладонь и позволила вампиру самому напороться на мой кинжал. Его кровь потекла по моей руке. А я смотрела в его глаза, видела как они из багровых стали золотистыми; затем я вырвала кинжал из его живота, куда он мгновение назад беспрепятственно воткнулся, будь то масло, и вонзила в его глотку. Кровь хлынула с новой силой. Отменная острота кинжала "Мерлина" позволяла ему легко проникать даже сквозь кольчугу или сочленения доспехов, но у вампиров не было ни того ни другого, а значит – они наиболее уязвимы, практически незащищены передо мной. Вампир был совсем юн, возможно, обратили его недавно и он не знал, с кем связался. Не значит ли это, что он был просто приманкой, чтобы ослабить меня?
Когда из груди вампира передо мной вырвался стон, а изо рта хлынула кровь, я отдернула руку с кинжалом от его шеи, и позволила телу упасть передо мной, отступив на шаг назад. Вампир был мертв, а мне не пришлось даже воспользоваться убеждением кровью. Скоро он рассыплется в прах, как только солнце взойдет над городом.
Я понемногу начала успокаиваться, странно, но ярость быстро сошла на нет. Я не слышала ничего, кроме шума дождя, который бил меня по лицу, врезался в зелень травы у моих ног. Я не слышала ничего, что могло бы дать надежду на то, что Джейсон еще жив… его давно не было, – осознала я.
Новый рык раздался за забором. Я сосредоточилась, настороженно ожидая продолжения.
Двое вампиров появились впереди очень быстро, стало ясно, что я была права – тот, первый вампир, был лишь разогревом. Сейчас предстояла схватка с более взрослыми и опытными животными.
Они начали обходить меня с двух сторон, прижимая к стене, и загоняя тем самым в смертельную ловушку.
«Я сегодня очень устала»
– Ну что же вы?.. – я оглядела вампиров. И тут же один из них, тот, что был справа, бросился на меня. Поднырнув под его руку, я с удовлетворением заметила, что он такой прыти от меня не ожидал. Воспользовавшись замешательством вампира, я ранила его со спины. Он недовольно рыкнул, но быстро обернувшись, оттолкнул меня назад, прямо в лапы напарника. Тот сразу же обездвижил меня, и подставил под атаку. Вывернув мне руку, он лишил меня кинжала, и буквально – моей защиты. Вампир встал передо мной, и начал их вечную игру: взяв меня за подбородок, он повернул мою голову, потом посмотрел мне в глаза, обнажил клыки и приблизился к моей шее…
Его холодные губы коснулись ее, я услышала тихий рык, а потом стон. Вампир терял силы, потому что я успела его ранить, а раны с моей кровью долго не затягивались. Неясная тень мелькнула сбоку, и вампир, который только что стоял передо мной, отлетел в сторону. Он приземлился в мокрую траву, над ним навис Джейсон, и вот тогда началась настоящая схватка. Мои глаза не успевали даже проследить за их движениями.
Тем временем, присев, я вывернулась из захвата противника, кувырнулась и нашла в траве кинжал. Вампир был в ярости, его глаза гневно пронзили меня, и я бросилась в сторону, когда он напал. Дождь застилал глаза, а мои силы уже были на исходе. Вроде нечего было говорить о том, чтобы победить здорового зверя.
Но все же, моя территория – мои правила. И на заднем дворе моего дома очень кстати росло кривое дерево. Его ствол изгибался под неестественным углом, почти перпендикулярно к земле, и я направилась к нему, сквозь дождь, моля Бога о том, чтобы не споткнуться и не поскользнуться.
Шум дождя и рычание вампира переплели свои звуки в удивительную симфонию, мелодию смерти. Я рассекла ладонь, почувствовала, как Мерлин буквально утонул в моей крови, затем с разбегу оттолкнулась от дерева, сделала кувырок в воздухе, и оказалась точно за спиной преследовавшего меня монстра. Холодное лезвие в одночасье рассекло ему глотку. Вампир сделал вдох, повернулся, его глаза блеснули золотом в последний раз, неотрывно смотря на меня, и он тяжело упал на землю. Их глаза всегда становились золотыми, когда моя кровь смешивалась с кровью в ране, нанесенной мной.
Мне сложно было восстановить дыхание. Грохот, будто кто-то пробил деревянную стену, вернул меня к действительности. Я обернулась на звук и увидела, как Джейсон в ту же секунду свернул шею последнему вампиру. А в стене, напротив того места, где они были, зияла небольшая дыра. Силуэт Джейсона начал медленно растворяться, я услышала сквозь дождь  свое имя и после провалилась в темноту.

– Нет, нет, нет! Только не на ковер! – возмутилась я, когда обнаружила себя в воздухе, на руках Джейсона, да еще и в своей спальне. Кажется, я потеряла сознание. – Опусти меня на пол. – Я посмотрела ему в глаза и, увидев там неподдельное беспокойство, искренне удивилась.
– Ты уверена, что сможешь стоять? – Спросил он, опуская меня рядом с кроватью.
– Да, – я тут же пошатнулась, и лишь ухватившись за Джейсона, устояла на ногах. – Спасибо. Мне просто надо освежиться.
Я ушла в ванную, закрыв за собой дверь.
– Я буду здесь.
Голос Джейсона показался мне чересчур нежным и ласковым, наверное, уже крыша едет. Зеркало не сказало мне ничего нового, как была мокрой потрепанной курицей, так и осталась. Пощипывало ссадину на ладони, но вскоре она должна была зажить. Я  никак не могла забыть глаза того вампира. Я знала, знала, что они давно уже не люди, что кровь больше не течет, а сердце никогда не забьется, но невыносимо тяжело было видеть, как их глаза теряют звериную сущность, стоит им соприкоснуться с моей кровью. Их глаза всегда становятся золотыми, как цветные пуговицы, когда наша кровь смешивается. У меня не было сил осознать то, что Дженни однажды рассказала мне. Моя кровь быстро обновляется, поэтому раны на мне заживают так легко и быстро, и с вампирами она делает то же самое – исцеляет. Только по-своему, ведь исцелить мертвого невозможно, но возможно вернуть на долю минуты ему прежнюю жизнь. Моя кровь исцеляет сердце вампира. Заставляет его сделать один удар, но удар последний. И в тот момент их взгляд стекленеет.
Я подняла глаза. Посмотрела на свое отражение, оно ответило мне усталым взглядом и парой синяков на плечах. Мокрая одежда ничуть не прибавляла уверенности в себе. Я переоделась в сухую кофту на тонких бретельках, мягкие шорты, и слегка высушила волосы полотенцем.
У меня больше нет сил. И это не защита, а реальность. Я вышла из ванной комнаты, и, мимолетно взглянув на Джейсона, прошла мимо него к шкафу. Хотя бы пластырем заклею рану, а то так и будет мозолить глаза. Прохладное прикосновение к моему плечу заставило меня вздрогнуть и невольно ахнуть от ощущения. Последний раз так осторожно и заботливо ко мне прикасалась лишь мама…
– Джейсон… – повернув голову, я увидела его пальцы, касающиеся моего голого плеча.
– Что это?.. – тихо спросил он.
Взглянув через плечо, я увидела длинные белые полосы – шрамы, которые я получила при первой же схватке с вампиром. Тогда он ранил меня когтями, перевоплотившись в бесстрашное оружие убийства. Шрамы заживали очень долго и стали символом моей уязвимости, постоянно напоминающим о себе в плохую погоду.
– На тебе ведь все раны заживают как на собаке… Тогда откуда это…
– Ха, ну спасибо за лестное сравнение! И нет, не все раны заживают на мне бесследно.
– Ты не хочешь рассказать мне? Все-таки я должен знать, от чего тебя защищать.
– Да особо нечего рассказывать. – Я, наконец, достала пластырь, и разорвала обертку. – Если вампир или, – вспомнив, что мы ищем вдобавок ко всему оборотня, я добавила: – другое животное ранит меня тем, что носит его ДНК – будь то когти или зубы, – мне будет, так скажем, неприятно. А теперь будь так любезен – я жутко устала, и хочу спать…
Буквально рухнув на кровать, я уже не стала ждать, когда Джейсон покинет мою комнату.

********************************
"Мерлин" – изящный, дорогой серебряный кинжал, рукоять и ножны которого украшены витиеватыми узорами. Идеален для боя, когда нет возможности размахнуться (дорогой сердцу подарок моего старого друга-оружейника). Здесь и далее – прим. автора.
********************************

Рейтинг: +1 220 просмотров
Комментарии (1)
Анна Магасумова # 29 ноября 2012 в 13:21 0
Очень интересно! best