Вкус жизни. VII глава

20 декабря 2011 - Мария Вестер

Уже на кухне я вспомнила, что Джейсон не договорил.
– Джейсон, а в каком смысле тебя привлекает ко мне? Ты так и не сказал, "порой"…что?
– Не знаю, – ответил он из гостиной. Он сидел там, погруженный в свои мысли, выглядел задумчивым.
– Как это? – удивилась я его словам.
– Я уже не уверен, что это желание убийства… – он помолчал какое-то время. – Но что еще это может быть, я не знаю. Сейчас мне кажется, что я чего-то хотел, да, но не убить или укусить тебя… Согласись, я бы не сдержался сейчас…
Да, ведь и мне это показалось странным… Но тогда чего он хотел?
О, Боже, мне в голову пришла мысль страннейшего содержания. В дополнение ко всему я еще тщетно пыталась отогнать от себя недвусмысленные картины, выражающие "желание" вампира и… мое?.. Я одернула себя, пока мысли не перешли опасную, тонкую, и очень острую, границу лезвия моей жизни.
Во-первых: вампиров не интересует секс, наивысшее наслаждение, заставляющее их тихо рычать от удовольствия, они испытывают, когда утоляют жажду крови, во-вторых… Да отстаньте же вы от меня! Мне пришлось тряхнуть головой, чтобы как-то избавиться от наваждения. Но картины были настолько яркие, что до сих пор стояли перед глазами.
Все, тема закрыта. И на сегодня с меня достаточно…

Настенные часы пробили девять вечера. Они били только два раза в полночь и в девять вечера. Почему – не знаю, починить их никто не мог, потому я привыкла.
Сразу заснуть мне не удастся, надо будет, как следует подумать, поэтому я отправилась спать пораньше.
– Спокойной ночи, Джейсон, – сказала я, поднимаясь по лестнице.
– Спокойной ночи, Мэри.
Я улыбнулась сама себе, – лишь вторая ночь, а он уже желает мне спокойной ночи и зовет по имени.

Многое за сегодня изменило мою жизнь. Все началось с него. ДЖЕЙСОН. С его прихода моя жизнь полетела к черту. Я узнала о Ричарде, об его маниакальном пристрастии к моему убийству, об оборотне-вампире. Я осознала, что меня скорее беспокоит не сам факт того, что я узнала об этом, а как я об этом узнала. Я видела это все, словно была ясновидящей, но ведь Дженни ни разу не упомянула, что в этой жизни я буду ее сестрой…
Я подскочила на кровати. Прощаясь со мной, Дженни назвала меня сестрой! Но тогда я не обратила внимания. Она знает, что ко мне вернулся этот дар, но говорить прямо не стала, ведь рядом был вампир.
Джейсон… он чувствует меня своей печатью сильнее, чем мне того хотелось бы. Я не понимаю, что я сама чувствую по отношению к нему. Я извращенка? Вроде, нет. Но тогда как я могла даже допустить мысль о сексе с вампиром?.. Бррр, это нереально! Вообще, все происходящее со мной не может быть реальностью, либо я свихнулась.
Вздохнув, я глянула на окно. Второй этаж, темно, но я уже сотню раз сбегала так. Мне жизненно необходимо было проветриться. Когда я фальсифицирую эмоции, это отвлекает, я не могу полностью сосредоточиться на чем-то другом, иначе теряю контроль над кровью. А если я незаметно ускользну от Джейсона, у меня будет возможность снять защиту и подумать.
Уже через пять минут, одевшись, я выскользнула в окно, спустилась по лестнице для вьюнка, и оказалась в саду за домом. Так можно было выиграть время, прежде чем мое отсутствие заметит Джейсон. Я вышла на дорогу в пяти метрах от входной двери, окон выходящих на мою сторону не было, и я быстрым шагом преодолела около ста метров. Там я сняла защиту и сбавила темп.
Как же все это кажется мне отвратительной подставой Ричарда. Это невыполнимое задание, Ричард собственной персоной, эта печать Джейсона – слишком много совпадений, происходящих с одними и теми же людьми. Я замерзла, а потом вдруг поняла, что забыла (!!!) взять оружие, и вся моя затея рассыпалась на глазах. Я ушла уже за два квартала от дома. Я никогда не забывала оружие! Это непозволительная беспечность для меня.
Неожиданно для себя я подумала, что знать ничего не желаю о происшедшем сегодня, что меня это не касается, – и жить сразу стало легче.

Я остановилась на дороге – почувствовала, что я  не одна. За мной кто-то следил, и не просто следил, а медленно подходил сзади, издавая тихий, но различимый шорох.
Я дождалась, пока этот смельчак подойдет максимально близко, вот – я уже спиной ощутила его присутствие. Затем ударом локтя в живот я надеялась обескуражить его и ударом ноги с разворота повалить на землю. В тот момент, когда я наносила удар ему в солнечное сплетение, рука стоящего сзади меня легла на мое плечо, а второй рукой он схватил меня за запястье, там, где была печать Джейсона.
Я не привыкла сдаваться без боя. Я все еще не видела лица своего противника, а я не имела привычки проигрывать неизвестно кому, и уже из-за этого мне не терпелось продолжить. Я схватила его за руку, ту, что лежала на моем плече, и перекинула через себя.
Смутно знакомые очертания, матерясь, свалились на землю, и потянули меня за собой. Мои глаза оказались точно напротив темных, пугающе бездонных глаз Джейсона, лежащего теперь в траве подо мной. Я попыталась встать, но он удержал меня, снова сжав запястье со своей печатью, которая начала отзываться на его прикосновение легким покалыванием. Его колено коснулось моего бедра. А мое сердце предательски заколотилось, и легкие сжались до размера кулака, от чего я чуть не задохнулась. Я бы упала на Джейсона всем телом, если бы не оперлась своей левой рукой о его руку, тем самым, прекратив его брыкание; и мои пальцы сжались на холодном запястье вампира с маленькими ранками печати.
Слабость во всем теле столь быстро сменилась приливом сил, что у меня на мгновение закружилась голова. Но когда я открыла глаза, то увидела перед собой… себя. Кажется, мне пора к психотерапевту.
Но это определенно была я. Не такая, какой я себя привыкла видеть в зеркале, но я. Будто я смотрела на себя через призму во стократ увеличивающую мою… красоту?.. В свете фонаря мои волосы отливали бронзой  и золотом, глаза сверкали на фоне бледной в темноте кожи изумрудами, но уже начинали темнеть, ссадина на щеке, вызывающая во мне бурю отрицательных эмоций, портила прелесть живого лица. Пухлые нежно-розовые губы не уступали по яркости глазам. Кожа рук, касавшихся меня, была невыносимо теплой, она источала приятный жар, хотелось продлить это мгновение нежного прикосновения, а запах…
Так! Стоп! Какой, к черту, запах?!!
Я закрыла глаза, и в тот же момент меня буквально задушил ночной холод, прорезавший легкие. Как будто до этого я не дышала… Я упала на бок, потом перекатилась на спину. Как приятно было лежать во влажной от росы траве…
– Джейсон, что-это-было? – тяжело  дыша, спросила я. Джейсон лежал рядом и не произнес ни слова. Его глаза были распахнуты навстречу облачному звездному небу, и даже они никак не отреагировали на меня. Хоть бы моргнул.
– Ты тоже это чувствовал и видел? Я надеюсь, – иначе я совсем сошла с ума…
– Да, я чувствовал и видел… Возможно, это действие печати… Только, что именно произошло, я не знаю.
– Ты следил за мной.
– Да, – прошептал он.
– О, это не был вопрос. Как быстро ты догадался, что я сбежала?
– Я чувствую тебя, печать чувствует рядом ты или нет… Догадался сразу, как только ты вылезла в окно.
Шерлок Холмс, блин.
– Когда ты ушла, твой дом перестал источать жизнь, это несложно почувствовать, любой дом умирает без хозяина.
Философии вампиров мне сейчас только не хватало… Я поднялась с земли.
– Идем домой. Я не вооружена, а сейчас уже довольно опасно на улице. – Я протянула ему руку, улыбаясь.
Лишь теперь он посмотрел на меня пронзительными золотыми глазами, – так в его глазах отражался фонарь. А я снова ощутила, что сердцу тесно в груди.
Джейсон протянул руку и принял мою помощь. Мы пошли в сторону дома, все еще держась за руки. Мне было очень-очень интересно, что же ощущал он, но спросить я не решилась, и тут он заговорил:
– Наша связь слишком сильна, а я и так ощущаю этот мир по-другому, ведь мои чувства совершеннее человеческих. С того момента, как на тебе моя печать, я ощущаю все то же, что и ты. Сначала твои эмоции были слабо различимы, но сейчас… Я будто видел себя твоими глазами…
– Ты же говорил, что не умеешь читать мысли, – усмехнулась я, осознав, что он ответил на мой вопрос, словно прочтя их. – Но так тебе проще понять мои эмоции, и малейшее изменение настроения. Правда же, приятно заранее знать, намерена я поругаться с тобой или нет…
Но я вдруг вспомнила все то, что ощущала перед "обменом" телами… и мне стало стыдно, я даже, наверное, покраснела…
Джейсон сжал мою ладонь в своей руке.
И значит, я сейчас видела себя, но только твоими глазами?.. – подумала я. Я не могла прочесть его мысли, или эмоции, и впервые расстроилась из-за этого. Хотелось знать, что все увиденное значит для него?
Я остановилась и чуть не врезалась в Джейсона. Я начала волноваться, затем изумилась и, наконец, пришла в ярость. Эти эмоции возникли столь внезапно, что я не поверила даже, что они мои. Ярость крепла с каждым мгновением, и тут Джейсон угрожающе зарычал.
Эти эмоции были не мои! – осознала я. Дверь теперь открылась в обе стороны – не только Джейсон «видел» меня, но и я – его.
Я посмотрела на вампира, – он уставился на что-то в темноте на другом конце дороги, а его пальцы похолодели еще больше. Мне пришлось пройти вперед, чтобы увидеть, что его взволновало.
На противоположном тротуаре стояли двое – парень и девушка. Молодые, не старше двадцати лет. Они явно были парочкой, потому что молодой человек обнимал подругу, кутавшуюся в накинутую на ее плечи мужскую куртку, и нежно целовал ее.
Я усмехнулась. Это было самое безрассудное поведение: местные жители знали, что в городе ночью небезопасно, по их мнению, из-за диких зверей, я же знала, что из-за вампиров. Угроза в рычании Джейсона стала более явной. Парень теперь целовал девушку в шею. А я не понимала, что происходит с моим вампиром.
Зашумела листва деревьев и, взорвавшись вдалеке небо над нами зашлось мелким освежающим дождем.
– Джейсон, все хорошо… – я сжала его руку. Он отстранено посмотрел на меня, будто не понимал, что я говорю. Некоторое время он переводил взгляд с меня на парочку, все еще стоявшую напротив, и не спешащую домой в честь так сказать плохой погоды. Романтики…
Мы стояли в тени дерева и нас ребята не видели, да и дождь пока не промочил меня насквозь, – спасала густая крона.
Джейсон, наконец, остановил свой взор на мне.
– Ты ничего не хочешь сделать?
– В смысле? С чем? – я опешила.
– С этим, – он махнул рукой в сторону ребят.
– Они…просто… – я недоумевала, почему, а главное – что я собираюсь ему объяснить.
Молодые тем временем начали увлеченно целоваться.
– Что они делают? – тихо, но уже без злого рыка спросил Джейсон.
– Они… целуются… – Почему Джейсон не понимает, что происходит между ними? – Джейсон, сколько тебе лет? Джейсон, отвлекись от них. – Я развернула его к себе лицом, потому что он меня игнорировал, забываясь раздумьями.
– Неприлично спрашивать о таком у вампира, – недовольно фыркнул он.
– Я уже спросила, так что с твоей стороны нелюбезно промолчать. – Настаивала я.
– Двести тридцать лет, семь месяцев, пять дней…
Я сначала не смогла произнести ни слова на такой точный ответ, но потом спохватилась.
– Тогда ты должен знать, что они делают…
Даже лучше, чем я… – грустно подумалось мне, и сердце отозвалось болью. Видите ли, когда ты охотник на вампиров – жизнь всех вокруг тебя подвергается опасности, поэтому мы забываем о той жизни, о любви родных, просто о любви. И на протяжении времени, когда я стала охотиться, друга, который мог бы стать мне ближе, чем все вокруг, в моей жизни не появилось. А вместе с ним не появились и такие приятные мелочи, как ласковые поцелуи, объятия, и…
– Почему? Что это значит? – Джейсон вновь махнул рукой в сторону молодых, провожая взглядом удаляющиеся фигуры: те наконец-то образумились и пошли домой.
– Ну, когда молодой человек и девушка целуются, они проявляют нежные чувства друг к другу. – Я упорно старалась не смотреть вампиру в глаза потому, что стану красной как помидор. Но меня понесло… – Это значит, что им приятно быть вместе, они много времени проводят вдвоем, они счастливы, когда видят друг друга. Неужели ты не встречал этого раньше?
Слушая меня, Джейсон задумчиво смотрел на дорогу. А потом грозно оскалился.
– Да будет тебе известно, что на свободе я провел лишь двадцать лет. Остальные годы я… – Его глаза взорвались болью. Он отвернулся.
А мое сердце больно стукнулось о ребра, я поняла, что с ним стало из-за его отца…
– …ты провел закованным в серебряные цепи, – прошептала я, заканчивая предложение и видя, что слова мои приносят ему не меньшую боль, чем все эти годы.
– Да, – прохрипел он, вырвал свою руку из моей руки, грубо оттолкнул меня с дороги и пошел вперед.
Я стояла на прежнем месте, не имея сил заставить себя идти за ним. За что? За какие грехи Ричард Найдкроу обрек сына на вековые мучения? За что отец стирал Джейсону память, ведь последний жил по настоящему лишь два века назад и не имеет представления о любви?!! Джейсон просто забыл обо всем из-за жестокости его отца. Забыл о чувствах, нежности, заботе. Потому что отцу так хотелось. Из-за чего-то двести лет назад он впервые заковал Джейсона. И хоть мое второе появление в особняке Найдкроу может закончиться моей гибелью, я выясню, что же такого произошло два столетия назад.
Дождь смешался с моими слезами. Похоже, начинается буря. И в моей душе тоже… Деревья кидало сильными порывами ветра из стороны в сторону, небо гремело уже ближе, и вот-вот началась бы гроза, смывая все произошедшее за сегодня. Очищающий дождь, ну почему он не может пройти в моей жизни?

О, Боже! Дождь смывает защиту с моего дома! Вампиры ближайших кварталов мигом почуют дом охотника и разворотят там все к чертовой матери…
– Джейсон! – позвала я с тревогой в голосе, но в вечерних сумерках вампира не было видно – он ушел далеко вперед.

© Copyright: Мария Вестер, 2011

Регистрационный номер №0006865

от 20 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0006865 выдан для произведения:

Уже на кухне я вспомнила, что Джейсон не договорил.
– Джейсон, а в каком смысле тебя привлекает ко мне? Ты так и не сказал, "порой"…что?
– Не знаю, – ответил он из гостиной. Он сидел там, погруженный в свои мысли, выглядел задумчивым.
– Как это? – удивилась я его словам.
– Я уже не уверен, что это желание убийства… – он помолчал какое-то время. – Но что еще это может быть, я не знаю. Сейчас мне кажется, что я чего-то хотел, да, но не убить или укусить тебя… Согласись, я бы не сдержался сейчас…
Да, ведь и мне это показалось странным… Но тогда чего он хотел?
О, Боже, мне в голову пришла мысль страннейшего содержания. В дополнение ко всему я еще тщетно пыталась отогнать от себя недвусмысленные картины, выражающие "желание" вампира и… мое?.. Я одернула себя, пока мысли не перешли опасную, тонкую, и очень острую, границу лезвия моей жизни.
Во-первых: вампиров не интересует секс, наивысшее наслаждение, заставляющее их тихо рычать от удовольствия, они испытывают, когда утоляют жажду крови, во-вторых… Да отстаньте же вы от меня! Мне пришлось тряхнуть головой, чтобы как-то избавиться от наваждения. Но картины были настолько яркие, что до сих пор стояли перед глазами.
Все, тема закрыта. И на сегодня с меня достаточно…

Настенные часы пробили девять вечера. Они били только два раза в полночь и в девять вечера. Почему – не знаю, починить их никто не мог, потому я привыкла.
Сразу заснуть мне не удастся, надо будет, как следует подумать, поэтому я отправилась спать пораньше.
– Спокойной ночи, Джейсон, – сказала я, поднимаясь по лестнице.
– Спокойной ночи, Мэри.
Я улыбнулась сама себе, – лишь вторая ночь, а он уже желает мне спокойной ночи и зовет по имени.

Многое за сегодня изменило мою жизнь. Все началось с него. ДЖЕЙСОН. С его прихода моя жизнь полетела к черту. Я узнала о Ричарде, об его маниакальном пристрастии к моему убийству, об оборотне-вампире. Я осознала, что меня скорее беспокоит не сам факт того, что я узнала об этом, а как я об этом узнала. Я видела это все, словно была ясновидящей, но ведь Дженни ни разу не упомянула, что в этой жизни я буду ее сестрой…
Я подскочила на кровати. Прощаясь со мной, Дженни назвала меня сестрой! Но тогда я не обратила внимания. Она знает, что ко мне вернулся этот дар, но говорить прямо не стала, ведь рядом был вампир.
Джейсон… он чувствует меня своей печатью сильнее, чем мне того хотелось бы. Я не понимаю, что я сама чувствую по отношению к нему. Я извращенка? Вроде, нет. Но тогда как я могла даже допустить мысль о сексе с вампиром?.. Бррр, это нереально! Вообще, все происходящее со мной не может быть реальностью, либо я свихнулась.
Вздохнув, я глянула на окно. Второй этаж, темно, но я уже сотню раз сбегала так. Мне жизненно необходимо было проветриться. Когда я фальсифицирую эмоции, это отвлекает, я не могу полностью сосредоточиться на чем-то другом, иначе теряю контроль над кровью. А если я незаметно ускользну от Джейсона, у меня будет возможность снять защиту и подумать.
Уже через пять минут, одевшись, я выскользнула в окно, спустилась по лестнице для вьюнка, и оказалась в саду за домом. Так можно было выиграть время, прежде чем мое отсутствие заметит Джейсон. Я вышла на дорогу в пяти метрах от входной двери, окон выходящих на мою сторону не было, и я быстрым шагом преодолела около ста метров. Там я сняла защиту и сбавила темп.
Как же все это кажется мне отвратительной подставой Ричарда. Это невыполнимое задание, Ричард собственной персоной, эта печать Джейсона – слишком много совпадений, происходящих с одними и теми же людьми. Я замерзла, а потом вдруг поняла, что забыла (!!!) взять оружие, и вся моя затея рассыпалась на глазах. Я ушла уже за два квартала от дома. Я никогда не забывала оружие! Это непозволительная беспечность для меня.
Неожиданно для себя я подумала, что знать ничего не желаю о происшедшем сегодня, что меня это не касается, – и жить сразу стало легче.

Я остановилась на дороге – почувствовала, что я  не одна. За мной кто-то следил, и не просто следил, а медленно подходил сзади, издавая тихий, но различимый шорох.
Я дождалась, пока этот смельчак подойдет максимально близко, вот – я уже спиной ощутила его присутствие. Затем ударом локтя в живот я надеялась обескуражить его и ударом ноги с разворота повалить на землю. В тот момент, когда я наносила удар ему в солнечное сплетение, рука стоящего сзади меня легла на мое плечо, а второй рукой он схватил меня за запястье, там, где была печать Джейсона.
Я не привыкла сдаваться без боя. Я все еще не видела лица своего противника, а я не имела привычки проигрывать неизвестно кому, и уже из-за этого мне не терпелось продолжить. Я схватила его за руку, ту, что лежала на моем плече, и перекинула через себя.
Смутно знакомые очертания, матерясь, свалились на землю, и потянули меня за собой. Мои глаза оказались точно напротив темных, пугающе бездонных глаз Джейсона, лежащего теперь в траве подо мной. Я попыталась встать, но он удержал меня, снова сжав запястье со своей печатью, которая начала отзываться на его прикосновение легким покалыванием. Его колено коснулось моего бедра. А мое сердце предательски заколотилось, и легкие сжались до размера кулака, от чего я чуть не задохнулась. Я бы упала на Джейсона всем телом, если бы не оперлась своей левой рукой о его руку, тем самым, прекратив его брыкание; и мои пальцы сжались на холодном запястье вампира с маленькими ранками печати.
Слабость во всем теле столь быстро сменилась приливом сил, что у меня на мгновение закружилась голова. Но когда я открыла глаза, то увидела перед собой… себя. Кажется, мне пора к психотерапевту.
Но это определенно была я. Не такая, какой я себя привыкла видеть в зеркале, но я. Будто я смотрела на себя через призму во стократ увеличивающую мою… красоту?.. В свете фонаря мои волосы отливали бронзой  и золотом, глаза сверкали на фоне бледной в темноте кожи изумрудами, но уже начинали темнеть, ссадина на щеке, вызывающая во мне бурю отрицательных эмоций, портила прелесть живого лица. Пухлые нежно-розовые губы не уступали по яркости глазам. Кожа рук, касавшихся меня, была невыносимо теплой, она источала приятный жар, хотелось продлить это мгновение нежного прикосновения, а запах…
Так! Стоп! Какой, к черту, запах?!!
Я закрыла глаза, и в тот же момент меня буквально задушил ночной холод, прорезавший легкие. Как будто до этого я не дышала… Я упала на бок, потом перекатилась на спину. Как приятно было лежать во влажной от росы траве…
– Джейсон, что-это-было? – тяжело  дыша, спросила я. Джейсон лежал рядом и не произнес ни слова. Его глаза были распахнуты навстречу облачному звездному небу, и даже они никак не отреагировали на меня. Хоть бы моргнул.
– Ты тоже это чувствовал и видел? Я надеюсь, – иначе я совсем сошла с ума…
– Да, я чувствовал и видел… Возможно, это действие печати… Только, что именно произошло, я не знаю.
– Ты следил за мной.
– Да, – прошептал он.
– О, это не был вопрос. Как быстро ты догадался, что я сбежала?
– Я чувствую тебя, печать чувствует рядом ты или нет… Догадался сразу, как только ты вылезла в окно.
Шерлок Холмс, блин.
– Когда ты ушла, твой дом перестал источать жизнь, это несложно почувствовать, любой дом умирает без хозяина.
Философии вампиров мне сейчас только не хватало… Я поднялась с земли.
– Идем домой. Я не вооружена, а сейчас уже довольно опасно на улице. – Я протянула ему руку, улыбаясь.
Лишь теперь он посмотрел на меня пронзительными золотыми глазами, – так в его глазах отражался фонарь. А я снова ощутила, что сердцу тесно в груди.
Джейсон протянул руку и принял мою помощь. Мы пошли в сторону дома, все еще держась за руки. Мне было очень-очень интересно, что же ощущал он, но спросить я не решилась, и тут он заговорил:
– Наша связь слишком сильна, а я и так ощущаю этот мир по-другому, ведь мои чувства совершеннее человеческих. С того момента, как на тебе моя печать, я ощущаю все то же, что и ты. Сначала твои эмоции были слабо различимы, но сейчас… Я будто видел себя твоими глазами…
– Ты же говорил, что не умеешь читать мысли, – усмехнулась я, осознав, что он ответил на мой вопрос, словно прочтя их. – Но так тебе проще понять мои эмоции, и малейшее изменение настроения. Правда же, приятно заранее знать, намерена я поругаться с тобой или нет…
Но я вдруг вспомнила все то, что ощущала перед "обменом" телами… и мне стало стыдно, я даже, наверное, покраснела…
Джейсон сжал мою ладонь в своей руке.
И значит, я сейчас видела себя, но только твоими глазами?.. – подумала я. Я не могла прочесть его мысли, или эмоции, и впервые расстроилась из-за этого. Хотелось знать, что все увиденное значит для него?
Я остановилась и чуть не врезалась в Джейсона. Я начала волноваться, затем изумилась и, наконец, пришла в ярость. Эти эмоции возникли столь внезапно, что я не поверила даже, что они мои. Ярость крепла с каждым мгновением, и тут Джейсон угрожающе зарычал.
Эти эмоции были не мои! – осознала я. Дверь теперь открылась в обе стороны – не только Джейсон «видел» меня, но и я – его.
Я посмотрела на вампира, – он уставился на что-то в темноте на другом конце дороги, а его пальцы похолодели еще больше. Мне пришлось пройти вперед, чтобы увидеть, что его взволновало.
На противоположном тротуаре стояли двое – парень и девушка. Молодые, не старше двадцати лет. Они явно были парочкой, потому что молодой человек обнимал подругу, кутавшуюся в накинутую на ее плечи мужскую куртку, и нежно целовал ее.
Я усмехнулась. Это было самое безрассудное поведение: местные жители знали, что в городе ночью небезопасно, по их мнению, из-за диких зверей, я же знала, что из-за вампиров. Угроза в рычании Джейсона стала более явной. Парень теперь целовал девушку в шею. А я не понимала, что происходит с моим вампиром.
Зашумела листва деревьев и, взорвавшись вдалеке небо над нами зашлось мелким освежающим дождем.
– Джейсон, все хорошо… – я сжала его руку. Он отстранено посмотрел на меня, будто не понимал, что я говорю. Некоторое время он переводил взгляд с меня на парочку, все еще стоявшую напротив, и не спешащую домой в честь так сказать плохой погоды. Романтики…
Мы стояли в тени дерева и нас ребята не видели, да и дождь пока не промочил меня насквозь, – спасала густая крона.
Джейсон, наконец, остановил свой взор на мне.
– Ты ничего не хочешь сделать?
– В смысле? С чем? – я опешила.
– С этим, – он махнул рукой в сторону ребят.
– Они…просто… – я недоумевала, почему, а главное – что я собираюсь ему объяснить.
Молодые тем временем начали увлеченно целоваться.
– Что они делают? – тихо, но уже без злого рыка спросил Джейсон.
– Они… целуются… – Почему Джейсон не понимает, что происходит между ними? – Джейсон, сколько тебе лет? Джейсон, отвлекись от них. – Я развернула его к себе лицом, потому что он меня игнорировал, забываясь раздумьями.
– Неприлично спрашивать о таком у вампира, – недовольно фыркнул он.
– Я уже спросила, так что с твоей стороны нелюбезно промолчать. – Настаивала я.
– Двести тридцать лет, семь месяцев, пять дней…
Я сначала не смогла произнести ни слова на такой точный ответ, но потом спохватилась.
– Тогда ты должен знать, что они делают…
Даже лучше, чем я… – грустно подумалось мне, и сердце отозвалось болью. Видите ли, когда ты охотник на вампиров – жизнь всех вокруг тебя подвергается опасности, поэтому мы забываем о той жизни, о любви родных, просто о любви. И на протяжении времени, когда я стала охотиться, друга, который мог бы стать мне ближе, чем все вокруг, в моей жизни не появилось. А вместе с ним не появились и такие приятные мелочи, как ласковые поцелуи, объятия, и…
– Почему? Что это значит? – Джейсон вновь махнул рукой в сторону молодых, провожая взглядом удаляющиеся фигуры: те наконец-то образумились и пошли домой.
– Ну, когда молодой человек и девушка целуются, они проявляют нежные чувства друг к другу. – Я упорно старалась не смотреть вампиру в глаза потому, что стану красной как помидор. Но меня понесло… – Это значит, что им приятно быть вместе, они много времени проводят вдвоем, они счастливы, когда видят друг друга. Неужели ты не встречал этого раньше?
Слушая меня, Джейсон задумчиво смотрел на дорогу. А потом грозно оскалился.
– Да будет тебе известно, что на свободе я провел лишь двадцать лет. Остальные годы я… – Его глаза взорвались болью. Он отвернулся.
А мое сердце больно стукнулось о ребра, я поняла, что с ним стало из-за его отца…
– …ты провел закованным в серебряные цепи, – прошептала я, заканчивая предложение и видя, что слова мои приносят ему не меньшую боль, чем все эти годы.
– Да, – прохрипел он, вырвал свою руку из моей руки, грубо оттолкнул меня с дороги и пошел вперед.
Я стояла на прежнем месте, не имея сил заставить себя идти за ним. За что? За какие грехи Ричард Найдкроу обрек сына на вековые мучения? За что отец стирал Джейсону память, ведь последний жил по настоящему лишь два века назад и не имеет представления о любви?!! Джейсон просто забыл обо всем из-за жестокости его отца. Забыл о чувствах, нежности, заботе. Потому что отцу так хотелось. Из-за чего-то двести лет назад он впервые заковал Джейсона. И хоть мое второе появление в особняке Найдкроу может закончиться моей гибелью, я выясню, что же такого произошло два столетия назад.
Дождь смешался с моими слезами. Похоже, начинается буря. И в моей душе тоже… Деревья кидало сильными порывами ветра из стороны в сторону, небо гремело уже ближе, и вот-вот началась бы гроза, смывая все произошедшее за сегодня. Очищающий дождь, ну почему он не может пройти в моей жизни?

О, Боже! Дождь смывает защиту с моего дома! Вампиры ближайших кварталов мигом почуют дом охотника и разворотят там все к чертовой матери…
– Джейсон! – позвала я с тревогой в голосе, но в вечерних сумерках вампира не было видно – он ушел далеко вперед.

Рейтинг: +2 263 просмотра
Комментарии (3)
Евгений # 28 декабря 2011 в 01:25 0
flower ПРОЧИТАЛ ВСЕ ГЛАВЫ....ПОНРАВИЛОСЬ!!!
Мария Вестер # 28 декабря 2011 в 11:55 0
Выложу дальше-надеюсь,не пропустите! Спасибо! rose
Анна Магасумова # 28 ноября 2012 в 17:52 0
Всё интереснее и интереснее. Обожаю читать про вампиров! live1