ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Маг-ассасин.Оборотни Наззира. часть 2.

 

Маг-ассасин.Оборотни Наззира. часть 2.

9 апреля 2012 - Кан Борхас
article40979.jpg

 

часть 2.

- Мой друг, за теми холмами начинаются черные пески Проклятой пустыни. Там только песок, камни и смерть  - сказал Зауф, указывая рукой вдаль.

Хасан остановил лошадь и кивнул. Путники спешились. Три дня непрерывного пути по мелкогорью утомили лошадей. Копыта сбились об острые камни, седельные ремни натерли бока до кровяных нарывов.

 На небе собрались большие темные тучи, грозя обрушить ливень на головы путников. Вдалеке раздался раскат грома.

-Туда - сказал Хасан указав подбородком на ветхое строение под холмом, в пятистах шагах от них.

Строение представляло собой караван-сарай с большим загоном для скота и круглой, глинобитной хижиной. Вероятно, некогда это место было перекрестком торговых путей из Скифии в Араф, через который проходили караваны. Ныне же это место было заброшено и обветшало.

- Останемся здесь на ночлег, поедим и отдохнем - сказал Хасан.

Осмотрев караван-сарай, путники пустили лошадей пастись  в  загон для скота и расположились в просторной хижине. Закатив рукава, Хасан принялся разбирать завалившийся колодец. Через полчаса лошади были напоены прохладной водой. Зауф достал скромную провизию, купленную в последнем селении, и стал выкладывать ее на плоскую каменную плиту, некогда служившую для разделки туш. Немного вяленого мяса, две сухие лепешки, несколько головок лука, горсть орехов и бурдюк с молоком  подкрепили силы путников, добровольно идущих в Проклятую пустыню.

Дождь не заставил себя долго ждать - мощный ливень, в сопровождении грома, обрушился к вечеру на заброшенный караван-сарай и его окрестности. Стемнело рано. Кроваво-красные лучи заходящего солнца вспыхнули багровыми отблесками и скрылись за горизонтом черных песков. Дождь лил не переставая.

Путники сидели у небольшого костра, разложенного под дымоотводом, и говорили о предстоящем переходе через жаркие пески к обители чернокнижника. Сошлись на том, что выходить нужно за пару часов до рассвета, когда утренняя прохлада еще стоит над песками и уже отступает ночная темнота. После полуночи Зауф уже крепко спал, завернувшись в кошму. Монотонный шум утихающего дождя клонил ко сну. Через час легкая дремота взяла верх и над магом-ассасином.

Липкая, длинная капля чьей-то слюны капнула сверху на тлеющее полено и зашипела. Хасан открыл глаза, не двигаясь посмотрел вверх. Там, в круглой дыре дымоотвода, показалась и тут же исчезла чья-то лохматая тень. Вскочив на ноги, Хасан всадил свой длинный кинжал в стену в том месте, где сидел мгновенье назад. За стеной что-то хлюпнуло и взвизгнуло затем раздался вой умирающего зверя. Хасан выдернул кинжал, занес его над головой, и вытянул свободную руку. Над кончиками пальцев мага-ассасина появился небольшой огнешар. Вслед за кинжалом, проломив ветхую глиняную стену, в хижину ввалился и рухнул замертво ликангул. За стенами караван-сарая раздался резкий, протяжный вой.

- Береги-и-и-сь! - крик Зауфа потонул в рычании и вое ликангулов разламывающих стены хижины. Хасан швырнул огнешар в пролом в стене. Удар! За стеной вспыхнул и взвыл ликангул.  Упав на спину, оборотень стал кататься в грязи, пытаясь сбить магический огонь пожиравший его заживо. Мгновенно развернувшись, Хасан метнул нож в оборотня, кинувшегося на Зауфа из дыры в потолке. Клац! Нож угодил в горло костлявого оборотня - это спасло жизнь лекарю из Буакара.

- А-а-а-а! - с бешеным криком Зауф всадил вилы в брюхо ликангула. Не ожидая боли, оборотень взвизгнул и отступил на шаг назад. Второй метательный нож мага-ассасина вонзился в лоб ликангула по самую рукоятку. Оборотень упал на спину и забился в конвульсиях. Ошалевший от испуга лекарь из Буакара вытащил вилы из брюха оборотня и стал остервенело добивать зверя. Последний удар вилами в грудь пригвоздил уже мертвого оборотня к земле. Хасан кивнул и бросил свой кинжал Зауфу, сам вынул парные мечи. Поймав кинжал мага-ассасина, Зауф кивнул в ответ и занял оборону.

        Ликангулы проломили стены и стали кидаться со всех сторон. Маг-ассасин встретил переднего серией молниеносных ударов мечами. Удар! Еще удар! И еще удар! Изрубленный оборотень залил весь пол черной кровью. Зауф выхватил горящую ветку из костра и размахивал ею перед рыжим ликангулом, одновременно пытаясь держать в поле зрения пролом в стене. Мощный, рубящий удар Хасана развалил еще одного, особо резвого, ликангула пополам. На земляной пол шлепнулись кишки, из артерий фонтанами прыснула кровь. Не глядя вверх Хасан швырнул огнешар в дымоотвод хижины. Ба-бах! Раскаленный огнешар врезался в оскаленную морду оборотня и ярко вспыхнув, испепелил его голову. Обезглавленное тело упало с крыши под ноги мага-ассасина, и забилось в конвульсиях. Здоровенный, желтоглазый  ликангул  бросился из  пролома стены на Хасана и стал теснить его, размахивая чудовищными когтями.                                                                                                                           Зауф отбивался от рыжего оборотня, размахивая кинжалом мага-ассасина. Изловчившись, ему удалось отрубить руку ликангула. Разъярённый оборотень дико взвыл и бросился на Зауфа. Скорость броска зверя была феноменальной. Не успев среагировать, Зауф беспомощно повис над землей в уцелевшей руке оборотня, схватившего его за горло. Кинжал  мага-ассасина выпал из руки Зауфа и шлепнулся в липкую от крови грязь. Лекарь схватил запястья оборотня, пытаясь вывернуться из мертвой хватки зверя. Задыхаясь и кряхтя от удушья он прошептал непонятные слова, похожие на молитву. Несколько сильных тычков  пальцами по нервным узлам руки оборотня заставили зверя на мгновенье ослабить хватку. Этого мгновения хватило Зауфу для трех сильных тычков по нервным точкам под ребрами оборотня. Рыжий ликангул разжал хватку и с истошным воем стал раздирать свою грудь. Лохмотья мокрой шерсти с кусками мяса летели в стороны. Черная кровь хлестала из разодранной груди. Оборотень упал на спину и метался в жидкой грязи, разрывая свою грудную клетку уцелевшей рукой.

Страдания и страшный вой рыжего оборотня на мгновение отвлекли желтоглазого монстра, напавшего на Хасана. Ответный выпад мага-ассасина не заставил себя ждать. В высоком прыжке Хасан взмыл над нерасторопным оборотнем и только острые когти ликангула рассекли воздух в том месте, где секунду назад стоял маг. Описав в воздухе дугу над оборотнем, маг-ассасин сгруппировался, и приземляясь за его спиной, ударил мечом в основание черепа. Острие меча Хасана с хрустом проломило череп и вышло из пасти ликангула. Черная кровь хлынула из горла оборотня. Рубящий удар вторым мечом снес верхнюю половину головы монстра, оставив ее болтаться на куске кожи. Битва была окончена.

 Хасан вытер мечи о шерсть монстра и сложил в ножны за спиной. Зауф держал кинжал мага-ассасина двумя руками, направив его на труп оборотня с разорванной грудной клеткой. Лекарь из Буакара смотрел на труп оборотня безумными глазами. Зауфа трясло мелкой дрожью, на лбу выступили капли холодного пота. Вся одежда была пропитана кровью оборотней.

- Ты опасный человек, мой друг - спокойно сказал Хасан, глядя на раскуроченное  тело  рыжего  ликангула.

- Никогда не любил использовать эту сторону моего дара - угрюмо ответил Зауф и опустил кинжал.

- Отсеки ему голову, его душе нужно уйти. - сказал Хасан.

 Зауф кивнул и с отвращением перерубил шею рыжего оборотня. Хасан отсёк головы остальным ликангулам. Через пару минут трупы оборотней стали перевоплощаться в человеческие тела. Зрелище было не из приятных. Судя по татуировке в виде кривого кинжала на шеях убитых монстров, почти все они когда-то были воинами Наззира. Вид изуродованных человеческих трупов, корчащихся в посмертном перевоплощении, вызвал приступ тошноты у Зауфа. Он упал на колени и опустил голову к земле. Его вырвало. Хасан поморщился, присел на корточки рядом с Зауфом и похлопал его по плечу.

- Ничего...В первый раз всегда так, мой друг.  Ты сражался очень хорошо для простого лекаря из провинции - сказал Хасан.

- Я лекарь, я должен лечить людей, а не убивать! Я должен лечить! - вскрикнул Зауф и схватился за голову.

- Эти твари уже не были людьми, считай, что ты вылечил их души, а это важнее -  ответил маг-ассасин, собирая свое оружие.

- Прости всевышний отец наш мой грех, дай наказание за  это недостойное деяние покорному сыну твоему, не оставь без милости своей души убитых мною, прости...- прошептал молитву Зауф.

- Уходим - коротко сказал Хасан, затягивая ремни с метательными ножами. Зауф обреченно кивнул и стал собирать вещи.

Уходить пришлось пешком - лошади были истерзаны оборотнями на краю загона караван-сарая. Собрав только все необходимое, путники покинули разрушенное строение ставшее склепом для ликангулов и двинулись к черным пескам Проклятой пустыни.

        Маленькая тень метнулась из-за стены, за спинами удаляющихся людей и притаилась за обезглавленным трупом оборотня. Щуплая, костлявая ручонка с длинными и острыми как бритва когтями пропорола живот мертвого оборотня и с хлюпаньем выдернула большой кусок черной печени. Вцепившись маленькими зубками в сырое мясо, лохматое существо принялось поедать печень мёртвого оборотня. Мутно-желтые глазенки внимательно держали  чародея и его спутника в поле зрения.

          Переход через пески черной пустыни вытягивал все силы путников. Ноги тонули по колено в мелком черном песке, поднимавшемся пыльным облаком при малейшем дуновении ветра. Изредка попадались каменистые места. Идти по ним нужно было очень осторожно - среди них прятались змеи и скорпионы, единственные обитатели этих мест.  От адской жары не было спасения. Казалось, беспощадное солнце плавит камни как куски смолы. Раскаленный воздух обжигал легкие, затрудняя дыхание и высушивая горло. Ночь резко сменяла день, принося леденящий холод и непроглядную тьму.

     Останавливаясь на ночлег, Хасан учился исскуству Зауфа, внимательно вникая во все, что он показывал. К удивлению последнего, Хасан очень быстро овладел начальными навыками лечить потоками энергии. Еще быстрее маг-ассасин осваивал обратную сторону дара Зауфа.

Они остановились у некогда богатого оазиса. Теперь от него осталась лишь груда черных камней и неглубокая впадина пруда, высохшая в пыль.

- У тебя поразительный дар умерщвлять людей. - заметил Зауф, когда Хасан без труда повторил сложную серию быстрых, точечных ударов пальцами, направленную на блокировку мышц и нервных узлов верхней части тела.

- Да и ты, мой друг не так прост,   как кажешься, - отозвался маг-ассасин - кстати, что ты сделал с тем рыжим бедолагой?

- Вскипятил его кровь и направил ее потоки прямо в сердце - тихо ответил Зауф.

- Значит, ты заживо сварил сердце оборотня в его же крови? - спросил Хасан, присаживаясь напротив лекаря.

 - Да - со вздохом ответил Зауф.

- Весьма полезное умение, в битве с оборотнями - заметил Хасан.

- У меня из головы не выходит одна деталь - все осмотренные мною жертвы ликангулов были разорваны на части и у всех не хватало каких либо внутренних органов. Как будто оборотни не интересовались мясом человека. Странно, насколько я знаю, оборотни не должны себя так вести -  задумчиво сказал Зауф.

- Я думаю, мы разберемся с этим, когда доберемся до обители чернокнижника - сказал Хасан, завершая упражнения.

- Ты прав, мой друг.  Скорее всего, только там мы найдем ответы. - заключил Зауф - Однако, солнце уже падает за пески, мой друг. Нужно приготовиться к ночлегу.

Хасан стаскивал горячие камни в кучу, складывая их как колыбель. Спать на горячих камнях, было единственным способом не замерзнуть за ночь. Камни держали тепло до утра, чем и пользовались путники на пути к сердцу проклятой пустыни.

   Большая, черная кобра метнулась из-под вывернутого камня и раздув мешки под головой зашипела глядя на мага-ассасина. Зауф отпрыгнул от змеи и замер. Хасан поймал взгляд змеи глазами и прошептал три непонятных слова. Змея замерла и издала два шипящих звука. Хасан ответил одним недолгим свистом вперемежку с шипением. Черная кобра повернула голову к Зауфу и пристально оглядела его. Затем развернувшись к Хасану издала два шипящих звука - один короткий и один длинный. Маг-ассасин ответил одним коротким полу-свистом. Кобра опустилась к земле  и глядя на Зауфа, исчезла в темноте.

- Ты говоришь со змеями? - удивленно спросил Зауф.

- Нет, это они говорят со мной - ответил Хасан.

- Это просто поразительно! В моем народе говорят что тот, кто говорит со змеями - прикасается к будущему  - громко воскликнул  Зауф.

- Возможно - пожал плечами Хасан.

- И что она тебе сказала? - спросил Зауф.

- Сказала, что не укусит тебя, если ты больше не будешь так громко кричать –  ответил Хасан, перевязывая рану на плече.

- Ты не лишен чувства юмора, мой друг! - весело сказал Зауф - раскладывая небольшой костер из сухого навоза вокруг глиняного котелка, в котором варилась нехитрая похлебка из остатков вяленого мяса и головки лука.

- Что у нас на ужин? – спросил Хасан, затянув узел на перевязке.

-Луковая похлебка с запахом мяса и затяни-травой – весело ответил зауф помешивая похлебку, то и дело добавляя щепотку сухой травы.

- Затяни – травой? – переспросил Хасан подсев к костру.

-Да, эта травка поможет затянуться твоей ране, да и немного расслабит твое тело – ответил Зауф, пробуя похлебку.

- Как-то не хотелось бы расслабляться в этом месте – произнес Хасан.

-Успокойся мой друг, тебе нужен небольшой отдых, ведь раны оставленные оборотнями так просто не заживают. Поешь и ложись отдохнуть, мой друг, а Зауф посторожит твой сон и покой – ответил Зауф, протягивая Хасану миску с горячей похлебкой.

- Спасибо друг, может ты и прав – ответил Хасан.

 Солнце окончательно скрылось за горизонтом пустыни, напоследок озарив красным светом безжизненное пространство черных песков. Наступил мрак и холод.

    Маленькое мохнатое существо тихо прокралось среди камней и замерло в тени большого валуна. До стоянки людей оставалось приличное расстояние. Втянув носом воздух, маленький монстр учуял запах человеческих тел и ощерился. Едва слышимый звук отвлек лохматое существо. Навострив уши, монстр услышал  шуршание змеиной кожи по песку. За его спиной притаилась змея. Она охотилась. И охотилась она на него.  Молниеносный бросок кобры почти застал его врасплох. Отпрыгнув в сторону, монстр сгруппировался и кинулся на большую змею. Сцепившись в воздухе они покатились по склону бархана. Тугая спираль змеиного тела кольцами охватила лохматого монстра и сдавила его. Выпустив острые когти, монстр пытался поймать голову кобры. Задыхаясь в стальных объятиях змеи ему удалось зацепить ее когтем, чуть ниже головы. Пятерня острых как бритва когтей, мертвой хваткой сжалась на шее змеи. Послышался хруст ломающихся позвонков. Раскрытая пасть кобры замерла в немой гримасе боли и ужаса. Капли яда стекали с больших зубов змеи, не успевшей вонзить их в лохматого монстра. Швырнув труп змеи на песок, монстр вцепился клыками в основание головы и стал жадно высасывать змеиную кровь.  Насытившись, он устремился к стоянке людей. Заветная цель влекла его едва уловимым теплом. Оторванная голова змеи осталась лежать на месте бесшумного боя, чернея раскуроченными деснами.

 Хасан проснулся от холода остывших камней. Костер уже догорел и не давал тепла. Он окликнул лекаря из Буакара. Тот не отвечал. Зауф спал спиной к  Хасану, скрючившись в неестественной позе. Покачиваясь от непонятной слабости, маг-ассасин подошел к спутнику и перевернул его. Зауф был мертв. На груди его зияла страшная рана. Раскуроченная грудная клетка его друга  наполнилась кровью как чаша. Сердца на месте не было. Стеклянный взгляд Зауфа выражал ужас и удивление одновремено. Внезапно жгучая боль рассекла спину. Обернувшсь Хасан увидел лохматое существо, отдаленно напоминающее ребенка. Маленький монстр стоял перед ним и скалился, этот оскал был больше похож на злорадную улыбку с оттенком детской наивности. В крючковатых когтях этого существа еще билось сердце Зауфа, выталкивая загустевшую кровь с каждым толчком. С когтей монстра капала свежая кровь мага-ассасина вперемежку с белесым ядом пустынной кобры.

Хасан почувствовал озноб и страшную слабость. Ноги его не держали. Маг-ассасин рухнул на колено и повалился набок, чувствуя, как кровь из раны на спине разносит змеиный яд по всему телу. Дышать стало очень трудно. Стали неметь руки и ноги, паралич постепенно одолевал каждую клетку его тела. Боль была невыносимая. Холодный приступ паралича безжалостно сжимал все органы,   подбираясь к сердцу. Затухающим взглядом Хасан увидел черный силуэт высокого человека приближающийся из марева восходящего солнца. Чернокнижник.

Усилием воли Хасан попытался произнести заклятие защиты, но язык уже онемел и только глухой стон вырвался из онемевших легких. Вытянувшись в дугу Хасан почувствовал, как отравленная кровь пропитывала мозг, а за ней неумолимо пришла боль и паралич. Свет в глазах мага-ассасина погас.

Из темноты возникли фигуры людей и существ, умерших от его руки. Они беззвучно смеялись, смотря на него провалами глазниц и скалясь беззубыми челюстями. Черная кровь заливала пол того места, где он сейчас был. Это место было ему знакомо. Вот священная стена с древними писаниями, возле которой он проводил тренировки боевой магии, вот зал оружия и доспехов. Там за стеной комната для молитв и медитаций, а в центре зала журчал источник исцеления духа. Это, без сомнения, была та школа ассасинов, в которой он вырос. Это был его дом. Но все здесь было залито кровью и завалено трупами людей и существ живших в этих стенах. Школа ассасинов Белой горы стала кровавым склепом для их обитателей. Хасан оглядывался не веря своим глазам, сердце сжималось от вида знакомых людей разорванных на части, и оскверненных надругательствами тел. Он наступил на что то мягкое и поскользнулся. Удержав равновесие, Хасан взглянул под ноги – перед ним лежала отрубленная рука, сжимающая небольшой кинжал. На указательном пальце руки было кольцо в виде двух драконов летящих по кругу, друг за другом. Хасан знал, кому принадлежала эта рука – это был его наставник и учитель боевой магии, в этих стенах его звали учитель Зода. Маг-ассасин упал на колени и закричал. Пустой зал отозвался гулким эхом и криком испуганных ворон, черной стаей взлетевших с разлагающихся трупов. Бесплотные фигуры людей и существ смеющихся над ним носились по окровавленным залам и скалились в его сторону. Вдруг все они испуганно одернулись и одновременно стали прятаться, безумно пытаясь найти укромное место. Издали раздались звуки шагов. Кто-то уверенно шел к этому месту. Гулкие звуки приближающегося существа разносились по залитым кровью залам. Хасан встал и сотворив огнешар приготовился к встрече с нежданным гостем. Через минуту в главный зал школы ассасинов ворвался ледяной ветер, следом за ним вошел высокий человек в черном балахоне. Он не был колдуном, по крайней мере Хасан не чувствовал ауру его магии. Маг-ассасин чувтвовал только всепоглощающую ненависть и злобу. Это было выше магии. Такой мощи  Хасан ещё не чувствовал. Резкая боль прожгла всё тело Хасана от взгляда чёрного незнакомца. Огнешар мага-ассасина  отшвырнуло в сторону, и он разбился о стену с древними писаниями. Черная, тяжелая воля сдавила шею Хасана и пригнула к липкому от крови полу. Хасан задыхался и хрипел, пытаясь вывернуться из хватки человека в балахоне. Тщетно. Одним взглядом незнакомец поднял мага-ассасина над землей и еще сильнее сдавил шею. Хасан висел посреди главного зала школы ассасинов, пытаясь хоть на миллиметр расслабить невидимую руку, сдавившуюего горло. Четыре кинжала поднялись в воздух и зависли остриями напротив Хасана. Чёрный человек  шепнул слово и кинжалы вонзились в локти и колени мага-ассасина, пригвоздив его к священной стене. Распятый на стене, Хасан истекал кровью, пытаясь высвободиться. Внезапная боль взорвала мозг и Хасан потерял сознание.

© Copyright: Кан Борхас, 2012

Регистрационный номер №0040979

от 9 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0040979 выдан для произведения:

 

часть 2.

- Мой друг, за теми холмами начинаются черные пески Проклятой пустыни. Там только песок, камни и смерть  - сказал Зауф, указывая рукой вдаль.

Хасан остановил лошадь и кивнул. Путники спешились. Три дня непрерывного пути по мелкогорью утомили лошадей. Копыта сбились об острые камни, седельные ремни натерли бока до кровяных нарывов.

 На небе собрались большие темные тучи, грозя обрушить ливень на головы путников. Вдалеке раздался раскат грома.

-Туда - сказал Хасан указав подбородком на ветхое строение под холмом, в пятистах шагах от них.

Строение представляло собой караван-сарай с большим загоном для скота и круглой, глинобитной хижиной. Вероятно, некогда это место было перекрестком торговых путей из Скифии в Араф, через который проходили караваны. Ныне же это место было заброшено и обветшало.

- Останемся здесь на ночлег, поедим и отдохнем - сказал Хасан.

Осмотрев караван-сарай, путники пустили лошадей пастись  в  загон для скота и расположились в просторной хижине. Закатив рукава, Хасан принялся разбирать завалившийся колодец. Через полчаса лошади были напоены прохладной водой. Зауф достал скромную провизию, купленную в последнем селении, и стал выкладывать ее на плоскую каменную плиту, служившую для разделки туш. Немного вяленого мяса, две сухие лепешки, несколько головок лука, горсть орехов и бурдюк с молоком  подкрепили силы путников, добровольно идущих в Проклятую пустыню.

Дождь не заставил себя долго ждать - мощный ливень, в сопровождении грома, обрушился к вечеру на заброшенный караван-сарай и его окрестности. Стемнело рано. Кроваво-красные лучи заходящего солнца вспыхнули багровыми отблесками и скрылись за горизонтом черных песков. Дождь лил не переставая.

Путники сидели у небольшого костра, разложенного под дымоотводом, и говорили о предстоящем переходе через жаркие пески к обители чернокнижника. Сошлись на том, что выходить нужно за пару часов до рассвета, когда утренняя прохлада еще стоит над песками и уже отступает ночная темнота. После полуночи Зауф уже крепко спал, завернувшись в кошму. Монотонный шум утихающего дождя клонил ко сну. Через час легкая дремота взяла верх и над магом-ассасином.

Липкая, длинная капля чьей-то слюны капнула сверху на тлеющее полено и зашипела. Хасан открыл глаза, не двигаясь посмотрел вверх. Там, в круглой дыре дымоотвода, показалась и тут же исчезла чья-то лохматая тень. Вскочив на ноги, Хасан всадил свой длинный кинжал в стену в том месте, где сидел мгновенье назад. За стеной что-то хлюпнуло и взвизгнуло затем раздался вой умирающего зверя. Хасан выдернул кинжал, занес его над головой, и вытянул свободную руку. Над кончиками пальцев мага-ассасина появился небольшой огнешар. Вслед за кинжалом, проломив ветхую глиняную стену, в хижину ввалился и рухнул замертво ликангул. За стенами караван-сарая раздался резкий, протяжный вой.

- Береги-и-и-сь! - крик Зауфа потонул в рычании и вое ликангулов разламывающих стены хижины. Хасан швырнул огнешар в пролом в стене. Удар! За стеной вспыхнул и взвыл ликангул.  Упав на спину, оборотень стал кататься в грязи, пытаясь сбить магический огонь пожиравший его заживо. Мгновенно развернувшись, Хасан метнул нож в оборотня, кинувшегося на Зауфа из дыры в потолке. Клац! Нож угодил в горло костлявого оборотня - это спасло жизнь лекарю из Буакара.

- А-а-а-а! - с бешеным криком Зауф всадил вилы в брюхо ликангула. Не ожидая боли, оборотень взвизгнул и отступил на шаг назад. Второй метательный нож мага-ассасина вонзился в лоб ликангула по самую рукоятку. Оборотень упал на спину и забился в конвульсиях. Ошалевший от испуга лекарь из Буакара вытащил вилы из брюха оборотня и стал остервенело добивать зверя. Последний удар вилами в грудь пригвоздил уже мертвого оборотня к земле. Хасан кивнул и бросил свой кинжал Зауфу, сам вынул парные мечи. Поймав кинжал мага-ассасина, Зауф кивнул в ответ и занял оборону.

        Ликангулы проломили стены и стали кидаться со всех сторон. Маг-ассасин встретил переднего серией молниеносных ударов мечами. Удар! Еще удар! И еще удар! Изрубленный оборотень залил весь пол черной кровью. Зауф выхватил горящую ветку из костра и размахивал ею перед рыжим ликангулом, одновременно пытаясь держать в поле зрения пролом в стене. Мощный, рубящий удар Хасана развалил еще одного, особо резвого, ликангула пополам. На земляной пол шлепнулись кишки, из артерий фонтанами прыснула кровь. Не глядя вверх Хасан швырнул огнешар в дымоотвод хижины. Ба-бах! Раскаленный огнешар врезался в оскаленную морду оборотня и ярко вспыхнув, испепелил его голову. Обезглавленное тело упало с крыши под ноги мага-ассасина, и забилось в конвульсиях. Здоровенный, желтоглазый  ликангул  бросился из  пролома стены на Хасана и стал теснить его, размахивая чудовищными когтями.                                                                                                                           Зауф отбивался от рыжего оборотня, размахивая кинжалом мага-ассасина. Изловчившись, ему удалось отрубить руку ликангула. Разъярённый оборотень дико взвыл и бросился на Зауфа. Скорость броска зверя была феноменальной. Не успев среагировать, Зауф беспомощно повис над землей в уцелевшей руке оборотня, схватившего его за горло. Кинжал  мага-ассасина выпал из руки Зауфа и шлепнулся в липкую от крови грязь. Лекарь схватил запястья оборотня, пытаясь вывернуться из мертвой хватки зверя. Задыхаясь и кряхтя от удушья он прошептал непонятные слова, похожие на молитву. Несколько сильных тычков  пальцами по нервным узлам руки оборотня заставили зверя на мгновенье ослабить хватку. Этого мгновения хватило Зауфу для трех сильных тычков по нервным точкам под ребрами оборотня. Рыжий ликангул разжал хватку и с истошным воем стал раздирать свою грудь. Лохмотья мокрой шерсти с кусками мяса летели в стороны. Черная кровь хлестала из разодранной груди. Оборотень упал на спину и метался в жидкой грязи, разрывая свою грудную клетку уцелевшей рукой.

Страдания и страшный вой рыжего оборотня на мгновение отвлекли желтоглазого монстра, напавшего на Хасана. Ответный выпад мага-ассасина не заставил себя ждать. В высоком прыжке Хасан взмыл над нерасторопным оборотнем и только острые когти ликангула рассекли воздух в том месте, где секунду назад стоял маг. Описав в воздухе дугу над оборотнем, маг-ассасин сгруппировался, и приземляясь за его спиной, ударил мечом в основание черепа. Острие меча Хасана с хрустом проломило череп и вышло из пасти ликангула. Черная кровь хлынула из горла оборотня. Рубящий удар вторым мечом снес верхнюю половину головы монстра, оставив ее болтаться на куске кожи. Битва была окончена.

 Хасан вытер мечи о шерсть монстра и сложил в ножны за спиной. Зауф держал кинжал мага-ассасина двумя руками, направив его на труп оборотня с разорванной грудной клеткой. Лекарь из Буакара смотрел на труп оборотня безумными глазами. Зауфа трясло мелкой дрожью, на лбу выступили капли холодного пота. Вся одежда была пропитана кровью оборотней.

- Ты опасный человек, мой друг - спокойно сказал Хасан, глядя на раскуроченное  тело  рыжего  ликангула.

- Никогда не любил использовать эту сторону моего дара - угрюмо ответил Зауф и опустил кинжал.

- Отсеки ему голову, его душе нужно уйти. - сказал Хасан.

 Зауф кивнул и острый кинжал мага-ассасина перерубил шею рыжего оборотня. Хасан отсёк головы остальным ликангулам. Через пару минут трупы оборотней стали перевоплощаться в человеческие тела. Зрелище было не из приятных. Судя по татуировке в виде кривого кинжала на шеях, почти все они были воинами Наззира. Вид изуродованных человеческих трупов, корчащихся в перевоплощении, вызвал приступ тошноты у Зауфа. Он упал на колени и опустил голову к земле. Его вырвало. Хасан поморщился, присел на корточки рядом с Зауфом и похлопал его по плечу.

- Ничего, в первый раз всегда так, мой друг.  Ты сражался очень хорошо для лекаря из провинции - сказал Хасан.

- Я лекарь, я должен лечить людей, а не убивать! Я должен лечить! - вскрикнул Зауф и схватился за голову.

- Эти твари уже не были людьми, считай, что ты вылечил их души, а это важнее - холодно ответил маг-ассасин, собирая свое оружие.

- Прости всевышний отец наш мой грех, дай наказание за  это недостойное деяние покорному сыну твоему, не оставь без милости своей души убитых мною, прости...- прошептал молитву Зауф.

- Уходим - коротко сказал Хасан, затягивая ремни с метательными ножами. Зауф обреченно кивнул и стал собирать вещи.

Уходить пришлось пешком - лошади были истерзаны оборотнями на краю загона караван-сарая. Собрав только все необходимое, путники покинули разрушенное строение ставшее склепом для ликангулов и двинулись к черным пескам Проклятой пустыни.

        Маленькая тень метнулась из-за стены, за спинами удаляющихся людей и притаилась за обезглавленным трупом оборотня. Щуплая, костлявая ручонка с длинными и острыми как бритва когтями пропорола живот мертвого оборотня и с хлюпаньем выдернула большой кусок черной печени. Вцепившись маленькими зубками в сырое мясо, лохматое существо принялось поедать печень оборотня. Мутно-желтые глазенки внимательно держали  чародея и его спутника в поле зрения.

          Переход через пески черной пустыни вытягивал все силы путников. Ноги тонули по колено в мелком черном песке, поднимавшемся пыльным облаком при малейшем дуновении ветра. Изредка попадались каменистые места. Идти по ним нужно было очень осторожно - среди них прятались змеи и скорпионы, единственные обитатели этих мест.  От адской жары не было спасения. Казалось, беспощадное солнце плавит камни как куски смолы. Раскаленный воздух обжигал легкие, затрудняя дыхание и высушивая горло. Ночь резко сменяла день, принося леденящий холод и непроглядную тьму.

     Останавливаясь на ночлег, Хасан учился исскуству Зауфа, внимательно вникая во все, что он показывал. К удивлению последнего, Хасан очень быстро овладел начальными навыками лечить потоками энергии. Еще быстрее маг-ассасин осваивал обратную сторону дара Зауфа.

Они остановились у некогда богатого оазиса. Теперь от него осталась лишь груда черных камней и неглубокая впадина пруда, высохшая в пыль.

- У тебя поразительный дар умерщвлять людей. - заметил Зауф, когда Хасан без труда повторил сложную серию быстрых, точечных ударов пальцами, направленную на блокировку мышц и нервных узлов верхней части тела.

- Да и ты, мой друг не так прост,   как кажешься, - отозвался маг-ассасин - кстати, что ты сделал с тем рыжим бедолагой?

- Вскипятил его кровь и направил ее потоки прямо в сердце - тихо ответил Зауф.

- Значит, ты заживо сварил сердце оборотня в его же крови? - спросил Хасан, присаживаясь напротив лекаря.

 - Да - со вздохом ответил Зауф.

- Весьма полезное умение, в битве с оборотнями - заметил Хасан.

- У меня из головы не выходит одна деталь - все осмотренные мною жертвы ликангулов были разорваны на части и у всех не хватало каких либо внутренних органов. Как будто оборотни не интересовались мясом человека. Странно, насколько я знаю, оборотни не должны себя так вести -  задумчиво сказал Зауф.

- Я думаю, мы разберемся с этим, когда доберемся до обители чернокнижника - сказал Хасан, завершая упражнения.

- Ты прав, мой друг.  Скорее всего, только там мы найдем ответы. - заключил Зауф - Однако, солнце уже падает за пески, мой друг. Нужно приготовиться к ночлегу.

Хасан стаскивал горячие камни в кучу, складывая их как колыбель. Спать на горячих камнях, было единственным способом не замерзнуть за ночь. Камни держали тепло до утра, чем и пользовались путники на пути к сердцу проклятой пустыни.

   Большая, черная кобра метнулась из-под вывернутого камня и раздув мешки под головой зашипела глядя на мага-ассасина. Зауф отпрыгнул от змеи и замер. Хасан поймал взгляд змеи глазами и прошептал три непонятных слова. Змея замерла и издала два шипящих звука. Хасан ответил одним недолгим свистом вперемежку с шипением. Черная кобра повернула голову к Зауфу и пристально оглядела его. Затем развернувшись к Хасану издала два шипящих звука - один короткий и один длинный. Маг-ассасин ответил одним коротким полу-свистом. Кобра опустилась к земле  и глядя на Зауфа, исчезла в темноте.

- Ты говоришь со змеями? - удивленно спросил Зауф.

- Нет, это они говорят со мной - ответил Хасан.

- Это просто поразительно! В моем народе говорят что тот, кто говорит со змеями - прикасается к будущему  - громко воскликнул  Зауф.

- Возможно - пожал плечами Хасан.

- И что она тебе сказала? - спросил Зауф.

- Сказала, что не укусит тебя, если ты больше не будешь так громко кричать – мрачно ответил Хасан, перевязывая рану на плече.

- Ты не лишен чувства юмора, мой друг! - весело сказал Зауф - раскладывая небольшой костер из сухого навоза вокруг глиняного котелка, в котором варилась нехитрая похлебка из остатков вяленого мяса и головки лука.

- Что у нас на ужин? – спросил Хасан, затянув узел на перевязке.

-Луковая похлебка с запахом мяса и затяни-травой – весело ответил зауф помешивая похлебку, то и дело добавляя щепотку сухой травы.

- Затяни – травой? – переспросил Хасан подсев к костру.

-Да, эта травка поможет затянуться твоей ране, да и немного расслабит твое тело – ответил Зауф, пробуя похлебку.

- Как-то не хотелось бы расслабляться в этом месте – произнес Хасан.

-Успокойся мой друг, тебе нужен небольшой отдых, ведь раны оставленные оборотнями так просто не заживают. Поешь и ложись отдохнуть, мой друг, а Зауф посторожит твой сон и покой – ответил Зауф, протягивая Хасану миску с дымящейся похлебкой.

- Спасибо друг, может ты и прав – ответил Хасан, принимая миску с похлебкой.

 Солнце окончательно скрылось за горизонтом пустыни, напоследок озарив красным светом безжизненное пространство черных песков. Наступил мрак и холод.

    Маленькое мохнатое существо тихо прокралось среди камней и замерло в тени большого валуна. До стоянки людей оставалось приличное расстояние. Втянув носом воздух, маленький монстр учуял запах человеческих тел и ощерился. Едва слышимый звук отвлек лохматое существо. Навострив уши, монстр услышал  шуршание змеиной кожи по песку. За его спиной притаилась змея. Она охотилась. И охотилась она на него.  Молниеносный бросок кобры почти застал его врасплох. Отпрыгнув в сторону, монстр сгруппировался и кинулся на большую змею. Сцепившись в воздухе они покатились по склону бархана. Тугая спираль змеиного тела кольцами охватила лохматого монстра и сдавила его. Выпустив острые когти, монстр пытался поймать голову кобры. Задыхаясь в стальных объятиях змеи ему удалось зацепить ее когтем, чуть ниже головы. Пятерня острых как бритва когтей, мертвой хваткой сжалась на шее змеи. Послышался хруст ломающихся позвонков. Раскрытая пасть кобры замерла в немой гримасе боли и ужаса. Капли яда стекали с больших зубов змеи, не успевшей вонзить их в лохматого монстра. Швырнув труп змеи на песок, монстр вцепился клыками в основание головы и стал жадно высасывать змеиную кровь.  Насытившись, он устремился к стоянке людей. Заветная цель влекла его едва уловимым теплом. Оторванная голова змеи осталась лежать на месте бесшумного боя, чернея раскуроченными деснами.

 Хасан проснулся от холода остывших камней. Костер уже догорел и не давал тепла. Он окликнул лекаря из Буакара. Тот не отвечал. Зауф спал спиной к  Хасану, скрючившись в неестественной позе. Покачиваясь от непонятной слабости, маг-ассасин подошел к спутнику и перевернул его. Зауф был мертв. На груди его зияла страшная рана. Раскуроченная грудная клетка его друга  наполнилась кровью как чаша. Сердца на месте не было. Стеклянный взгляд Зауфа выражал ужас и удивление одновремено. Внезапно жгучая боль рассекла спину. Обернувшсь Хасан увидел лохматое существо, отдаленно напоминающее ребенка. Маленький монстр стоял перед ним и скалился, этот оскал был больше похож на злорадную улыбку с оттенком детской наивности. В крючковатых когтях этого существа еще билось сердце Зауфа, выталкивая загустевшую кровь с каждым толчком. С когтей монстра капала свежая кровь мага-ассасина вперемежку с белесым ядом пустынной кобры.

Хасан почувствовал озноб и страшную слабость. Ноги его не держали. Маг-ассасин рухнул на колено и повалился набок, чувствуя, как кровь из раны на спине разносит змеиный яд по всему телу. Дышать стало очень трудно. Стали неметь руки и ноги, паралич постепенно одолевал каждую клетку его тела. Боль была невыносимая. Холодный приступ паралича безжалостно сжимал все органы,   подбираясь к сердцу. Затухающим взглядом Хасан увидел черный силуэт высокого человека приближающийся из марева восходящего солнца. Чернокнижник.

Усилием воли Хасан попытался произнести заклятие защиты, но язык уже онемел и только глухой стон вырвался из онемевших легких. Вытянувшись в дугу Хасан почувствовал, как отравленная кровь пропитывала мозг, а за ней неумолимо пришла боль и паралич. Свет в глазах мага-ассасина погас.

Из темноты возникли фигуры людей и существ, умерших от его руки. Они беззвучно смеялись, смотря на него провалами глазниц и скалясь беззубыми челюстями. Черная кровь заливала пол того места, где он сейчас был. Это место было ему знакомо. Вот священная стена с древними писаниями, возле которой он проводил тренировки боевой магии, вот зал оружия и доспехов. Там за стеной комната для молитв и медитаций, а в центре зала журчал источник исцеления духа. Это, без сомнения, была та школа ассасинов, в которой он вырос. Это был его дом. Но все здесь было залито кровью и завалено трупами людей и существ живших в этих стенах. Школа ассасинов Белой горы стала кровавым склепом для их обитателей. Хасан оглядывался не веря своим глазам, сердце сжималось от вида знакомых людей разорванных на части, и оскверненных надругательствами тел. Он наступил на что то мягкое и поскользнулся. Удержав равновесие, Хасан взглянул под ноги – перед ним лежала отрубленная рука, сжимающая небольшой кинжал. На указательном пальце руки было кольцо в виде двух драконов летящих по кругу, друг за другом. Хасан знал, кому принадлежала эта рука – это был его наставник и учитель боевой магии, в этих стенах его звали учитель Зода. Маг-ассасин упал на колени и закричал. Пустой зал отозвался гулким эхом и криком испуганных ворон, черной стаей взлетевших с разлагающихся трупов. Бесплотные фигуры людей и существ смеющихся над ним носились по окровавленным залам и скалились в его сторону. Вдруг все они испуганно одернулись и одновременно стали прятаться, безумно пытаясь найти укромное место. Издали раздались звуки шагов. Кто-то уверенно шел к этому месту. Гулкие звуки приближающегося существа разносились по залитым кровью залам. Хасан встал и сотворив огнешар приготовился к встрече с нежданным гостем. Через минуту в главный зал школы ассасинов ворвался ледяной ветер, следом за ним вошел высокий человек в черном балахоне. Он не был колдуном, по крайней мере Хасан не чувствовал ауру его магии. Маг-ассасин чувтвовал только всепоглощающую ненависть и злобу. Это было выше магии. Такой мощи  Хасан ещё не чувствовал. Резкая боль прожгла всё тело Хасана от взгляда чёрного незнакомца. Огнешар мага-ассасина  отшвырнуло в сторону, и он разбился о стену с древними писаниями. Черная, тяжелая воля сдавила шею Хасана и пригнула к липкому от крови полу. Хасан задыхался и хрипел, пытаясь вывернуться из хватки человека в балахоне. Тщетно. Одним взглядом незнакомец поднял мага-ассасина над землей и еще сильнее сдавил шею. Хасан висел посреди главного зала школы ассасинов, пытаясь хоть на миллиметр расслабить невидимую руку, сдавившуюего горло. Четыре кинжала поднялись в воздух и зависли остриями напротив Хасана. Чёрный человек  шепнул слово и кинжалы вонзились в локти и колени мага-ассасина, пригвоздив его к священной стене. Распятый на стене, Хасан истекал кровью, пытаясь высвободиться. Внезапная боль взорвала мозг и Хасан потерял сознание.

Рейтинг: +2 1044 просмотра
Комментарии (7)
Анатолий Киргинцев # 9 апреля 2012 в 13:53 0
http://forum.eksmo.ru/viewtopic.php?f=103&t=15482
Это Вам в помощь. Там особенно много про оружие. Я когда-то писал фэнтази и мне часто указывали на ошибки с оружием.
Кинжал, двумя руками держать неудобно, да и лоб пробить им тяжело. Но это мое мнение, у Вас может быть другое. Извините.
Кан Борхас # 9 апреля 2012 в 17:27 0
Да нет, что вы! Вам не надо извиняться, я только за конструктивную критику! Спасибо за помощь, очень интересный форум.Узнал много нового.
Перечитал вторую часть и не нашел строчки где кинжал держали двумя руками, да и лоб вроде был пробит метательным ножом. Но всё равно, в будущем учту эти моменты. Спасибо. v
Анатолий Киргинцев # 10 апреля 2012 в 11:37 +1
Извините Канат, я про кинжалы написал в качестве примера, они у Вас часто появляются, а про лоб это в другом произведении. Я привел как пример. И вообще(совет) каждая драка должна быть обоснована, если они будут идти одна за другой, читателю быстро надоест.Удачи. Я пошел читать дальше.
Кан Борхас # 10 апреля 2012 в 11:51 0
Ну сколько можно извиняться, Анатолий? Я благодарен вам за внимание и советы! Огромное спасибо и надеюсб я не обману ваших ожиданий как автор, хоть и начинающий.
Анна Магасумова # 23 августа 2012 в 13:51 +1
Читаю дальше. Странствия и приключения Хасан меня увлекли. Как же он справится с этим испытанием? 38
Антон Гурко # 6 апреля 2013 в 19:00 +1
Уважаемый Kanat!
Становится все интереснее и интереснее. Одно маленькое "но" - когда ликангулы проломили стены хижины и начали кидаться на Хасана и Зауфа со всех сторон, становится не совсем понятно, почему хижина устояла и потолок не рухнул на героев и их врагов? Стоит либо пояснить, что они проломили лишь часть стены, либо что-то в этом роде на Ваше усмотрение.
С уважением, Антон!
Кан Борхас # 29 июля 2013 в 22:52 0
Ваша правда. спасибо.