ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Крик ястреба. Глава 1

 

Крик ястреба. Глава 1

13 декабря 2011 - Александр Соколов


В экспедицию на планету ПЗК-616, что вращается вокруг одного из ги-
гантских белых солнц в созвездии Стрельца, Василько попал совершенно
неожиданно для себя. Это папочка постарался. Взял его с собой, - "в
качестве бесплатного приложения к прочему бесполезному имуществу". Во-
обще-то, Правила не очень одобряют появления в Дальнем Космосе детей
младше двенадцати лет. А таких беспокойных и непоседливых, как Василь-
ко, - тем более. Но видимо, папа этим летом решил вплотную заняться
его воспитанием. После того случая в церкви. А где лучше всего упраж-
няться в педагогике, как не в полевых условиях? И любимая работа ря-
дом, и "объект воспитания" в пределах досягаемости.
Во всяком случае, так почему-то искренне считал сам Владимир Вячес-
лавович.
- Тебе даже повезло, - уверял он насупленного наследника. - Вер-
нешься, все друзья тебе завидовать станут. Ты только представь, какой
там открывается простор для твоей жаждущей приключений души. Планета -
просто рай для настоящего исследователя. Уникальные биохимические ре-
акции... Температурные колебания - от сорокаградусной жары днем, до
лютого мороза ночью. Сила тяжести - вдвое выше земной. Не полетаешь. К
тому же, возможны пылевые бури. Чем тебе не приключение? И главное -
идеальная углекислая атмосфера. Настоящее раздолье для твоего Листика!
И прекрасная возможность проверить его способности.
Василько в ответ каменно молчал. Зато, услышав последние слова,
заскандалил Листик.
- Да зачем оно мне, это раздолье?! У всех каникулы, как каникулы, а
мне работать без выходных, кислород добывать? В лес хочу!
- Между прочим, в храме вы были вместе. И там ты почему-то не воз-
мущался, - напомнил ему Владимир Вячеславович.
Как ведущий планетолог экспедиции (и как озабоченный отец, тоже),
папочка говорил очень убедительно. Во всех отношениях. Но в том-то и
дело, что Василько был с ним категорически не согласен.
Он бы с громадным удовольствием остался на Земле!
В самом деле, не видел он разве других планет? Бывал уже Василько и
на Венере, и на Проксиме-2. Со школьной экскурсией. Там, между прочим,
тоже "температурные колебания", и углекислый газ вместо нормального
воздуха. И кстати, Листик поглощал тот
газ с удовольствием!.. Какие еще нужны испытания?
О Луне и говорить нечего. Туда рейсовые шары летают каждый час.
А что касается всяких там "преодолений трудностей", и тому подобных
испытаний, на что намекает папа, то он просто не знает какие приключе-
ния они с Атроком устраивали прошлым летом в "Мамонтенке"!
Взять хотя бы их восхождение на Орлиную скалу, считавшуюся неприс-
тупной...
Они заранее договорились не взлетать ни при каких условиях.
- Так каждый бездельник подняться сможет! - горячо убеждал друга
Василько. - А ты ножками попробуй, безо всего, тогда будет по-настоя-
щему!
- А если загремим? - спросил Атрок, недоверчиво изучая высоченную,
неодолимую на вид, скалу.
- Подумаешь! Было бы откуда, - самоуверенно ответил Василько.
Сначала подъем был не очень трудным. Но затем... Гранитный склон
сделался совсем отвесным. Василько два раза срывался, ободрал руки,
цепляясь за острые выступы... А в самом опасном месте, уже почти у
вершины, Васильку на голову спикировала какая-то большая рассерженная
птица. Вцепилась в волосы, чуть клювом не долбанула... Василько тогда
в самом деле едва вниз не загремел. Перепугался. Ведь в случае чего, и
взлететь бы не успел!
От взбесившейся птицы он кое-как отбился. Затем Атрок, ловко извер-
нувшись на узком выступе, стащил со спины лук (он с ним никогда не
расстается!), наложил стрелу... Когда выстрелил - покачнулся и отчаян-
но замахал руками. Белый стал, как снег. В птицу он не попал, но, ви-
димо, стрела ей пришлась не по вкусу. Нежданный агрессор улетел.
- Ты зачем стрелял? - спросил Василько, когда чуточку пришел в се-
бя. - Попасть ведь мог. А вдруг у нее там птенцы?
- Ты что, очумел с перепугу? - огрызнулся Атрок. - Какие птенцы?
Это же тот подлый ястреб! Я уверен. Помнишь, который Серого искалечил?
Василько помнил.
- Ну его совсем, это восхождение. Полетели наверх, - предложил Ат-
рок. Оттолкнувшись от скалы, он рыбкой скользнул к близкой уже верши-
не...
Ни этой, ни многих других подобных историй папа не знал. Зато уж о
зимнем-то приключении с акулами все знают! Алена не выдержала, раст-
резвонила. Это было в подводном городе "Морская звезда". В южном полу-
шарии, где живет теперь сестрица Аленушка. Вернее, не в самом городе,
а поблизости. На Василька и его друга Ссс'уит'ца напала целая стая го-
лодных акул. Пообедать им, видите ли, захотелось! Да только ничего у
них не вышло. Надо было видеть это зрелище! Ссс'уит'ц расшвыривал этих
бродяг одним движением плавника! Василько тоже разок приложился пяткой
к тупорылой гадине. А потом решил, что пора хорошенько проучить морс-
ких разбойников. Показал им "стрельбу глазами"... Всю эту компанию тут
же как ветром сдуло. Наверно, удирали без оглядки до самой Антарктиды!
Вот так это было в действительности! Василько, можно сказать, при-
менил средство самообороны. А послушать Алену, так он же и виноват
оказался во всем! Даже заступничество Ссс'уит'ца не помогло.
- Я уверена, - заявила сестрица, - я даже более чем уверена, - пов-
торила она, - что ты сам сначала раздразнил несчастных рыб, довел их
до бешенства, а потом и избил их запрещенным оружием!
В общем, было дело!
Короче говоря, инопланетная экзотика Василька ни капельки не инте-
ресовала. Тем более, что станет он делать на какой-то пустой планете?
Вот если бы там нашлись разумные обитатели, с которыми стоило подру-
житься, тогда дело другое. Вроде земных дельфинов, или тзарков с Рун-
ха. Или просто кто-нибудь живой, с кем можно найти общий язык.
Василько так и сказал отцу. А тот почему-то обиделся.
- Выходит, нормальное человеческое общество тебя уже не устраивает?
Важнейшие научные исследования, которые откроют перед людьми новые го-
ризонты развития, для тебя - пустой звук? Ну, спасибо! Не ожидал, Но,
так или иначе, а помочь я тебе ни чем не могу. Поехать все-таки при-
дется. В конце концов, ты сам во всем виноват.
Ну, виноват, или не виноват, это не важно. Важно, что не придется
снова побывать в "Мамонтенке"!
"Мамонтенок" - это летняя детская база в отрогах среднего Прика-
менья. Туда многие мечтают попасть. Там громадная пещера в скале над
рекой, и в ней, в древние времена, жили первобытные охотники на мамон-
тов. В одной из ее галерей даже сохранились разные наскальные рисунки.
Мамонты там, олени, люди с копьями. Смотришь на них, и представляешь,
как люди жили в те далекие времена. Без Листиков, и вообще... А один
мамонтенок - нарисованный - он совсем, как живой. Смотрит на тебя со
стены, и улыбается веселыми глазами. Кажется, вот-вот оживет совсем, и
протянет хобот для знакомства. Он - самый лучший. Из-за него и пещера
так называется, и база.
Василько жил здесь два лета, и ничуть не жалеет. Здесь хорошо. Нет
поблизости надоедливых взрослых... Можно вволю загорать, купаться в
неглубокой речке Каменке, вести настоящую первобытную жизнь. Добывать
еду, охотясь с луком и стрелами. До глубокой ночи засиживаться вокруг
костра у входа в пещеру, рассказывать и слушать всякие страшные исто-
рии... В такие моменты непременно покажется, что вот-вот возникнет из
темноты ужасный зверюга с огромными клыками. Какие водились в доисто-
рические времена. Зарычит, бросится... Вон, уже чьи-то хищные глаза
горят неподалеку! Наблюдают. Вдруг, в самом деле... И не лучше ли на
всякий случай отойти подальше, в глубь пещеры? Или взять крепкую пал-
ку...
Наверно, само это место внушало подобные мысли. Или сами они жили
здесь с тех времен, когда в пещере обитали еще те, настоящие древние
охотники. Иначе откуда?..
Страшных зверей Василько встречал не раз. Днем, конечно. Ночью поп-
робуй! И то от одной чересчур бдительной мамаши-медведицы пришлось
спасаться по воздуху. А что он ей сделал? Только поиграть хотел с ма-
лышами. Интересно ведь!.. Зато с серым разбойником Уарром они несколь-
ко раз очень вежливо поговорили. На безопасном для обоих расстоянии.
Вообще такие встречи не очень опасны, если никто в это время не занят
охотой. Тогда, - действительно... А так - подходи смело, и говори, о
чем хочешь.
Один такой разговор Василько запомнил.
Он увлекся в лесу "охотой" за земляникой, и позабыл, что нужно быть
осторожным. И вздрогнул от неожиданности, когда его окликнули
по-волчьи. Поспешно оглянулся и вздрогнул еще сильнее. Рядом, в двух
шагах, стоял Уарр, и демонстративно облизывался. Потом, по-собачьи,
дружелюбно шевельнул серым "поленом".
- Не бойся, не съем, - оскалился он. - Давно бы мог, случись нужда.
- Я не боюсь, - сдержанно сказал Василько. Он, как и каждый маль-
чишка, свободно владел лесной речью.
- Ты смелый, - согласился волк. - А я сытый. Попадись ты мне зимой,
тогда бы... - Он вновь облизнулся. - А сейчас есть вещи и повкусней.
- Зимой ты меня так просто не застигнешь.
- Тоже верно. Ладно, речь не об этом. Разговор будет, как у брать-
ев-волков - откровенный. Есть вещи, которые вы, люди, должны знать.
- Я слушаю, - оживился Василько, польщенный доверием зверя.
- В лесу объявился чужой, смущает лесной народ. Лес, говорит, вол-
чий, а все остальные в нем пришельцы. Нашу законную дичь едят. Нужно
выгнать их, и самим стать хозяевами леса. А не уйдут - перебить.
- Это кто говорит?! - удивился (и встревожился) Василько. С опасли-
вой настороженностью покосился на Уарра. Таких странных речей слышать
ему еще не доводилось.
- Есть тут одна... Птичка залетная, - ответил волк.
- А вы?.. - с замиранием в голосе спросил мальчик.
- Не бойся, мы ее прогнали. Лес и без того наш. А с "остальными"
наши охотничьи тропы пока что не пересекаются. Дичи хватает на всех.
Но вы имейте в виду...
Такой вот вышел разговор.
А назавтра побледневший от волнения Атрок принес в пещеру окровав-
ленного волчонка с пробитой головой.
- Кто-то Уарра убил! И всех волчат его... - сказал он, чуть не пла-
ча. - Вот, смотрите, - Атрок показал зажатый в кулаке пучок пестрых
перьев. - Уарр его все же тяпнул напоследок.
- Это ястреб! Большой... - жалобно пролаял волчонок.
Волчонок выжил. А ястреба-убийцу в лесу больше не видели. Правда,
Атрок утверждал, что именно он напал тогда на Василька...
Конечно, когда вспоминаешь "Мамонтенка", в памяти всплывает не
только такое. Много там было и по-настоящему хороших, безоблачных
дней, безо всяких намеков на какие-то огорчения или неприятности. А
чаще всего Василько вспоминает Большой Праздник Огня, что был в конце
лета, перед закрытием. Такое не забывается! Василько даже к этому дню
специально стихи сочинил. Те самые, про Мамонтенка!
"Мне Мамонтенок улыбнется,
И песню новую споет..."
Есть там такие строчки. Это про то, как будет здорово вернуться ту-
да опять. На будущее лето.
Да только не пришлось вернуться. И все из-за этих стихов!
А интересно, узнает его Серый, когда они, наконец, встретятся? Он,
наверное, стал уже настоящим серым охотником, каким был его отец. Поди
и забыл, кто кормил его с рук в розовом детстве. Атрок обещал, что
обязательно напишет подробно обо всех делах, какие случатся в "Мамон-
тенке".
В экспедицию напишет.
Василько знал заранее, что все лето, все то время, пока будет нахо-
диться на этой безлюдной, заброшенной планете, он станет отчаянно,
безнадежно скучать. Скучать по "Мамонтенку". По верному другу Атроку.
По родному городу. В конце концов, если он наказан, и в "Мамонтенка"
ехать нельзя, то ведь можно было остаться и дома, в городе (Атрок бы
тогда тоже остался!). Хоть на все лето! Потому что какое место на све-
те (кроме "Мамонтенка, конечно) может быть лучше этого зеленого и сол-
нечного города, где Василько прожил все свои почти одиннадцать лет?
Города, который назван его именем...
Васильков-Угорский! Вот как называется город.
Васильков - это понятно. А Угорский - потому, что стоит он в самом
сердце Каменного Полоза, меж высоких лесистых гор. А может, потому
еще, что раньше здесь жило племя, говорившее на языке, сходном с мадь-
ярским. Василько не знает точно.
Конечно, назван так город не в его честь, а по имени древнего кня-
зя, собирателя государства. Но ведь это не только княжеское имя, а и
его, Василька, тоже. Значит, и город - его. Он здесь живет. К тому же,
князь тот давным-давно уже умер, а Василько даже и не собирается.
Город маленький, и очень древний. Его еще Суздальские ратники сру-
били, когда утверждали рубежи по Камню. Его тихие пыльные улочки со
скрипучими деревянными мостками, и потемневшими от дождей невысокими
заборами, каждое лето утопают в буйной зелени березок и рябин. А над
Васильковым домом возвышается настоящий красавец кедр! Уютный двухэ-
тажный дом, в котором Василько живет с мамой, папой, и младшим братиш-
кой Олегом (ранее жила еще Алена, но она давно уже переехала к своим
медузам, только в гости заглядывает; а Сергей и вовсе не в счет!), дом
этот тоже сделан из дерева. Просторный, с широким крыльцом, на котором
удобно затевать всякие веселые игры, и с шестиугольной шатровой башен-
кой на крыше. Открытой солнцу и всем ветрам! Это в ней находится Ва-
силькова комната. Ведь оттуда полгорода можно увидеть! А так здорово,
встав рано утром, когда все еще спят, открыть потихоньку окно, и, оку-
нувшись в напоенный свежестью воздух, умчаться навстречу солнцу!
А флюгер на шпиле башенки они с Атроком переделали. Вместо надоев-
шего красного петушка укрепили длинную серебристую стрелу, как на Баш-
не Всех Ветров. И еще - как на той картине...
Из древностей в городе сохранился кусок оборонительного вала над
речкой Шатункой, бывший воеводский терем, где теперь городской музей,
и белокаменный храм в центре города, на самой горе.
С крутого вала, местами заросшего черемухой и шиповником, Василько
и Атрок любят кататься зимой на санках и на лыжах. А летом там можно
устраивать шумные сражения, наподобие старинных, с деревянными мечами
и стрелами. Или другие важные летние дела...
В музей они тоже заходят часто. Там есть множество всяких интерес-
ных вещей. Вроде скелета саблезубого тигра, на которого охотились пер-
вобытные охотники, или доспехов средневекового воина-листоносца. Или
самой настоящей ступы сказочной Бабы-Яги.
И еще в музее висят картины Васильковой мамы.
Мама у Василька - художник. Говорят, очень хороший. У нее были даже
выставки во Владимире и в Орлеане. А изображение ее "Солнечного ветра"
есть даже в Главной Галерее планеты Рунх, среди лучших картин Земли!
Но ту картину, которую Василько считает самой лучшей, никогда не
возили ни на какие выставки. И в музее ее нет.
Она висит на стене в Васильковой башенке.
На картине - бескрайнее поле с высокими цветущими травами. И весе-
лое летнее солнце, от которого, когда смотришь на картину, всегда ста-
новится теплее на душе. И синее, чистое небо.
Правда, есть там и мрачное, неприветливое пятно. Черная туча, похо-
жая на сказочного дракона, которая вот-вот, кажется, наползет на солн-
це, и проглотит его! И от этого делается уже тревожно... А тут еще хо-
лодный ветер, пригибающий траву к земле. Кажется, еще немножко, и слу-
чится что-то ужасное!
Но не зря возник среди травы низкорослый степной конь с длинной
мохнатой гривой! Встал на дыбы встречь ветру. На нем - смелый всадник
в кольчуге и богатырском шлеме с меховой опушкой. С тугим луком во
вскинутой руке. Настоящий половецкий витязь! Наложил на тетиву огнепе-
рую стрелу с серебряным наконечником, целится в злое облако!
И не важно, что всадник - мальчишка. По возрасту - не старше Ва-
силька. Зато у него сильная рука, и смелый, прицельный взгляд!.. Длин-
ные волосы выбились из-под мохнатого шлема, пылают на ветру желтым фа-
келом. Он не промахнется!
Каждый, кто видел "Стрелка", сразу узнавал, кто тут нарисован. И
сам Атрок говорит, что получилось очень похоже. И что картина - просто
замечательная.
- Правда, коня у меня такого нет... - вздыхал он. - Ну, ничего. Вот
поеду с папой в степь на раскопки, будет там у меня свой конь.
 

© Copyright: Александр Соколов, 2011

Регистрационный номер №0003915

от 13 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0003915 выдан для произведения:


В экспедицию на планету ПЗК-616, что вращается вокруг одного из ги-
гантских белых солнц в созвездии Стрельца, Василько попал совершенно
неожиданно для себя. Это папочка постарался. Взял его с собой, - "в
качестве бесплатного приложения к прочему бесполезному имуществу". Во-
обще-то, Правила не очень одобряют появления в Дальнем Космосе детей
младше двенадцати лет. А таких беспокойных и непоседливых, как Василь-
ко, - тем более. Но видимо, папа этим летом решил вплотную заняться
его воспитанием. После того случая в церкви. А где лучше всего упраж-
няться в педагогике, как не в полевых условиях? И любимая работа ря-
дом, и "объект воспитания" в пределах досягаемости.
Во всяком случае, так почему-то искренне считал сам Владимир Вячес-
лавович.
- Тебе даже повезло, - уверял он насупленного наследника. - Вер-
нешься, все друзья тебе завидовать станут. Ты только представь, какой
там открывается простор для твоей жаждущей приключений души. Планета -
просто рай для настоящего исследователя. Уникальные биохимические ре-
акции... Температурные колебания - от сорокаградусной жары днем, до
лютого мороза ночью. Сила тяжести - вдвое выше земной. Не полетаешь. К
тому же, возможны пылевые бури. Чем тебе не приключение? И главное -
идеальная углекислая атмосфера. Настоящее раздолье для твоего Листика!
И прекрасная возможность проверить его способности.
Василько в ответ каменно молчал. Зато, услышав последние слова,
заскандалил Листик.
- Да зачем оно мне, это раздолье?! У всех каникулы, как каникулы, а
мне работать без выходных, кислород добывать? В лес хочу!
- Между прочим, в храме вы были вместе. И там ты почему-то не воз-
мущался, - напомнил ему Владимир Вячеславович.
Как ведущий планетолог экспедиции (и как озабоченный отец, тоже),
папочка говорил очень убедительно. Во всех отношениях. Но в том-то и
дело, что Василько был с ним категорически не согласен.
Он бы с громадным удовольствием остался на Земле!
В самом деле, не видел он разве других планет? Бывал уже Василько и
на Венере, и на Проксиме-2. Со школьной экскурсией. Там, между прочим,
тоже "температурные колебания", и углекислый газ вместо нормального
воздуха. И кстати, Листик поглощал тот
газ с удовольствием!.. Какие еще нужны испытания?
О Луне и говорить нечего. Туда рейсовые шары летают каждый час.
А что касается всяких там "преодолений трудностей", и тому подобных
испытаний, на что намекает папа, то он просто не знает какие приключе-
ния они с Атроком устраивали прошлым летом в "Мамонтенке"!
Взять хотя бы их восхождение на Орлиную скалу, считавшуюся неприс-
тупной...
Они заранее договорились не взлетать ни при каких условиях.
- Так каждый бездельник подняться сможет! - горячо убеждал друга
Василько. - А ты ножками попробуй, безо всего, тогда будет по-настоя-
щему!
- А если загремим? - спросил Атрок, недоверчиво изучая высоченную,
неодолимую на вид, скалу.
- Подумаешь! Было бы откуда, - самоуверенно ответил Василько.
Сначала подъем был не очень трудным. Но затем... Гранитный склон
сделался совсем отвесным. Василько два раза срывался, ободрал руки,
цепляясь за острые выступы... А в самом опасном месте, уже почти у
вершины, Васильку на голову спикировала какая-то большая рассерженная
птица. Вцепилась в волосы, чуть клювом не долбанула... Василько тогда
в самом деле едва вниз не загремел. Перепугался. Ведь в случае чего, и
взлететь бы не успел!
От взбесившейся птицы он кое-как отбился. Затем Атрок, ловко извер-
нувшись на узком выступе, стащил со спины лук (он с ним никогда не
расстается!), наложил стрелу... Когда выстрелил - покачнулся и отчаян-
но замахал руками. Белый стал, как снег. В птицу он не попал, но, ви-
димо, стрела ей пришлась не по вкусу. Нежданный агрессор улетел.
- Ты зачем стрелял? - спросил Василько, когда чуточку пришел в се-
бя. - Попасть ведь мог. А вдруг у нее там птенцы?
- Ты что, очумел с перепугу? - огрызнулся Атрок. - Какие птенцы?
Это же тот подлый ястреб! Я уверен. Помнишь, который Серого искалечил?
Василько помнил.
- Ну его совсем, это восхождение. Полетели наверх, - предложил Ат-
рок. Оттолкнувшись от скалы, он рыбкой скользнул к близкой уже верши-
не...
Ни этой, ни многих других подобных историй папа не знал. Зато уж о
зимнем-то приключении с акулами все знают! Алена не выдержала, раст-
резвонила. Это было в подводном городе "Морская звезда". В южном полу-
шарии, где живет теперь сестрица Аленушка. Вернее, не в самом городе,
а поблизости. На Василька и его друга Ссс'уит'ца напала целая стая го-
лодных акул. Пообедать им, видите ли, захотелось! Да только ничего у
них не вышло. Надо было видеть это зрелище! Ссс'уит'ц расшвыривал этих
бродяг одним движением плавника! Василько тоже разок приложился пяткой
к тупорылой гадине. А потом решил, что пора хорошенько проучить морс-
ких разбойников. Показал им "стрельбу глазами"... Всю эту компанию тут
же как ветром сдуло. Наверно, удирали без оглядки до самой Антарктиды!
Вот так это было в действительности! Василько, можно сказать, при-
менил средство самообороны. А послушать Алену, так он же и виноват
оказался во всем! Даже заступничество Ссс'уит'ца не помогло.
- Я уверена, - заявила сестрица, - я даже более чем уверена, - пов-
торила она, - что ты сам сначала раздразнил несчастных рыб, довел их
до бешенства, а потом и избил их запрещенным оружием!
В общем, было дело!
Короче говоря, инопланетная экзотика Василька ни капельки не инте-
ресовала. Тем более, что станет он делать на какой-то пустой планете?
Вот если бы там нашлись разумные обитатели, с которыми стоило подру-
житься, тогда дело другое. Вроде земных дельфинов, или тзарков с Рун-
ха. Или просто кто-нибудь живой, с кем можно найти общий язык.
Василько так и сказал отцу. А тот почему-то обиделся.
- Выходит, нормальное человеческое общество тебя уже не устраивает?
Важнейшие научные исследования, которые откроют перед людьми новые го-
ризонты развития, для тебя - пустой звук? Ну, спасибо! Не ожидал, Но,
так или иначе, а помочь я тебе ни чем не могу. Поехать все-таки при-
дется. В конце концов, ты сам во всем виноват.
Ну, виноват, или не виноват, это не важно. Важно, что не придется
снова побывать в "Мамонтенке"!
"Мамонтенок" - это летняя детская база в отрогах среднего Прика-
менья. Туда многие мечтают попасть. Там громадная пещера в скале над
рекой, и в ней, в древние времена, жили первобытные охотники на мамон-
тов. В одной из ее галерей даже сохранились разные наскальные рисунки.
Мамонты там, олени, люди с копьями. Смотришь на них, и представляешь,
как люди жили в те далекие времена. Без Листиков, и вообще... А один
мамонтенок - нарисованный - он совсем, как живой. Смотрит на тебя со
стены, и улыбается веселыми глазами. Кажется, вот-вот оживет совсем, и
протянет хобот для знакомства. Он - самый лучший. Из-за него и пещера
так называется, и база.
Василько жил здесь два лета, и ничуть не жалеет. Здесь хорошо. Нет
поблизости надоедливых взрослых... Можно вволю загорать, купаться в
неглубокой речке Каменке, вести настоящую первобытную жизнь. Добывать
еду, охотясь с луком и стрелами. До глубокой ночи засиживаться вокруг
костра у входа в пещеру, рассказывать и слушать всякие страшные исто-
рии... В такие моменты непременно покажется, что вот-вот возникнет из
темноты ужасный зверюга с огромными клыками. Какие водились в доисто-
рические времена. Зарычит, бросится... Вон, уже чьи-то хищные глаза
горят неподалеку! Наблюдают. Вдруг, в самом деле... И не лучше ли на
всякий случай отойти подальше, в глубь пещеры? Или взять крепкую пал-
ку...
Наверно, само это место внушало подобные мысли. Или сами они жили
здесь с тех времен, когда в пещере обитали еще те, настоящие древние
охотники. Иначе откуда?..
Страшных зверей Василько встречал не раз. Днем, конечно. Ночью поп-
робуй! И то от одной чересчур бдительной мамаши-медведицы пришлось
спасаться по воздуху. А что он ей сделал? Только поиграть хотел с ма-
лышами. Интересно ведь!.. Зато с серым разбойником Уарром они несколь-
ко раз очень вежливо поговорили. На безопасном для обоих расстоянии.
Вообще такие встречи не очень опасны, если никто в это время не занят
охотой. Тогда, - действительно... А так - подходи смело, и говори, о
чем хочешь.
Один такой разговор Василько запомнил.
Он увлекся в лесу "охотой" за земляникой, и позабыл, что нужно быть
осторожным. И вздрогнул от неожиданности, когда его окликнули
по-волчьи. Поспешно оглянулся и вздрогнул еще сильнее. Рядом, в двух
шагах, стоял Уарр, и демонстративно облизывался. Потом, по-собачьи,
дружелюбно шевельнул серым "поленом".
- Не бойся, не съем, - оскалился он. - Давно бы мог, случись нужда.
- Я не боюсь, - сдержанно сказал Василько. Он, как и каждый маль-
чишка, свободно владел лесной речью.
- Ты смелый, - согласился волк. - А я сытый. Попадись ты мне зимой,
тогда бы... - Он вновь облизнулся. - А сейчас есть вещи и повкусней.
- Зимой ты меня так просто не застигнешь.
- Тоже верно. Ладно, речь не об этом. Разговор будет, как у брать-
ев-волков - откровенный. Есть вещи, которые вы, люди, должны знать.
- Я слушаю, - оживился Василько, польщенный доверием зверя.
- В лесу объявился чужой, смущает лесной народ. Лес, говорит, вол-
чий, а все остальные в нем пришельцы. Нашу законную дичь едят. Нужно
выгнать их, и самим стать хозяевами леса. А не уйдут - перебить.
- Это кто говорит?! - удивился (и встревожился) Василько. С опасли-
вой настороженностью покосился на Уарра. Таких странных речей слышать
ему еще не доводилось.
- Есть тут одна... Птичка залетная, - ответил волк.
- А вы?.. - с замиранием в голосе спросил мальчик.
- Не бойся, мы ее прогнали. Лес и без того наш. А с "остальными"
наши охотничьи тропы пока что не пересекаются. Дичи хватает на всех.
Но вы имейте в виду...
Такой вот вышел разговор.
А назавтра побледневший от волнения Атрок принес в пещеру окровав-
ленного волчонка с пробитой головой.
- Кто-то Уарра убил! И всех волчат его... - сказал он, чуть не пла-
ча. - Вот, смотрите, - Атрок показал зажатый в кулаке пучок пестрых
перьев. - Уарр его все же тяпнул напоследок.
- Это ястреб! Большой... - жалобно пролаял волчонок.
Волчонок выжил. А ястреба-убийцу в лесу больше не видели. Правда,
Атрок утверждал, что именно он напал тогда на Василька...
Конечно, когда вспоминаешь "Мамонтенка", в памяти всплывает не
только такое. Много там было и по-настоящему хороших, безоблачных
дней, безо всяких намеков на какие-то огорчения или неприятности. А
чаще всего Василько вспоминает Большой Праздник Огня, что был в конце
лета, перед закрытием. Такое не забывается! Василько даже к этому дню
специально стихи сочинил. Те самые, про Мамонтенка!
"Мне Мамонтенок улыбнется,
И песню новую споет..."
Есть там такие строчки. Это про то, как будет здорово вернуться ту-
да опять. На будущее лето.
Да только не пришлось вернуться. И все из-за этих стихов!
А интересно, узнает его Серый, когда они, наконец, встретятся? Он,
наверное, стал уже настоящим серым охотником, каким был его отец. Поди
и забыл, кто кормил его с рук в розовом детстве. Атрок обещал, что
обязательно напишет подробно обо всех делах, какие случатся в "Мамон-
тенке".
В экспедицию напишет.
Василько знал заранее, что все лето, все то время, пока будет нахо-
диться на этой безлюдной, заброшенной планете, он станет отчаянно,
безнадежно скучать. Скучать по "Мамонтенку". По верному другу Атроку.
По родному городу. В конце концов, если он наказан, и в "Мамонтенка"
ехать нельзя, то ведь можно было остаться и дома, в городе (Атрок бы
тогда тоже остался!). Хоть на все лето! Потому что какое место на све-
те (кроме "Мамонтенка, конечно) может быть лучше этого зеленого и сол-
нечного города, где Василько прожил все свои почти одиннадцать лет?
Города, который назван его именем...
Васильков-Угорский! Вот как называется город.
Васильков - это понятно. А Угорский - потому, что стоит он в самом
сердце Каменного Полоза, меж высоких лесистых гор. А может, потому
еще, что раньше здесь жило племя, говорившее на языке, сходном с мадь-
ярским. Василько не знает точно.
Конечно, назван так город не в его честь, а по имени древнего кня-
зя, собирателя государства. Но ведь это не только княжеское имя, а и
его, Василька, тоже. Значит, и город - его. Он здесь живет. К тому же,
князь тот давным-давно уже умер, а Василько даже и не собирается.
Город маленький, и очень древний. Его еще Суздальские ратники сру-
били, когда утверждали рубежи по Камню. Его тихие пыльные улочки со
скрипучими деревянными мостками, и потемневшими от дождей невысокими
заборами, каждое лето утопают в буйной зелени березок и рябин. А над
Васильковым домом возвышается настоящий красавец кедр! Уютный двухэ-
тажный дом, в котором Василько живет с мамой, папой, и младшим братиш-
кой Олегом (ранее жила еще Алена, но она давно уже переехала к своим
медузам, только в гости заглядывает; а Сергей и вовсе не в счет!), дом
этот тоже сделан из дерева. Просторный, с широким крыльцом, на котором
удобно затевать всякие веселые игры, и с шестиугольной шатровой башен-
кой на крыше. Открытой солнцу и всем ветрам! Это в ней находится Ва-
силькова комната. Ведь оттуда полгорода можно увидеть! А так здорово,
встав рано утром, когда все еще спят, открыть потихоньку окно, и, оку-
нувшись в напоенный свежестью воздух, умчаться навстречу солнцу!
А флюгер на шпиле башенки они с Атроком переделали. Вместо надоев-
шего красного петушка укрепили длинную серебристую стрелу, как на Баш-
не Всех Ветров. И еще - как на той картине...
Из древностей в городе сохранился кусок оборонительного вала над
речкой Шатункой, бывший воеводский терем, где теперь городской музей,
и белокаменный храм в центре города, на самой горе.
С крутого вала, местами заросшего черемухой и шиповником, Василько
и Атрок любят кататься зимой на санках и на лыжах. А летом там можно
устраивать шумные сражения, наподобие старинных, с деревянными мечами
и стрелами. Или другие важные летние дела...
В музей они тоже заходят часто. Там есть множество всяких интерес-
ных вещей. Вроде скелета саблезубого тигра, на которого охотились пер-
вобытные охотники, или доспехов средневекового воина-листоносца. Или
самой настоящей ступы сказочной Бабы-Яги.
И еще в музее висят картины Васильковой мамы.
Мама у Василька - художник. Говорят, очень хороший. У нее были даже
выставки во Владимире и в Орлеане. А изображение ее "Солнечного ветра"
есть даже в Главной Галерее планеты Рунх, среди лучших картин Земли!
Но ту картину, которую Василько считает самой лучшей, никогда не
возили ни на какие выставки. И в музее ее нет.
Она висит на стене в Васильковой башенке.
На картине - бескрайнее поле с высокими цветущими травами. И весе-
лое летнее солнце, от которого, когда смотришь на картину, всегда ста-
новится теплее на душе. И синее, чистое небо.
Правда, есть там и мрачное, неприветливое пятно. Черная туча, похо-
жая на сказочного дракона, которая вот-вот, кажется, наползет на солн-
це, и проглотит его! И от этого делается уже тревожно... А тут еще хо-
лодный ветер, пригибающий траву к земле. Кажется, еще немножко, и слу-
чится что-то ужасное!
Но не зря возник среди травы низкорослый степной конь с длинной
мохнатой гривой! Встал на дыбы встречь ветру. На нем - смелый всадник
в кольчуге и богатырском шлеме с меховой опушкой. С тугим луком во
вскинутой руке. Настоящий половецкий витязь! Наложил на тетиву огнепе-
рую стрелу с серебряным наконечником, целится в злое облако!
И не важно, что всадник - мальчишка. По возрасту - не старше Ва-
силька. Зато у него сильная рука, и смелый, прицельный взгляд!.. Длин-
ные волосы выбились из-под мохнатого шлема, пылают на ветру желтым фа-
келом. Он не промахнется!
Каждый, кто видел "Стрелка", сразу узнавал, кто тут нарисован. И
сам Атрок говорит, что получилось очень похоже. И что картина - просто
замечательная.
- Правда, коня у меня такого нет... - вздыхал он. - Ну, ничего. Вот
поеду с папой в степь на раскопки, будет там у меня свой конь.
 

Рейтинг: +2 248 просмотров
Комментарии (1)
Анна Магасумова # 28 ноября 2012 в 17:05 0
Вот выискала новое фэнтази для чтения. Спасибо автору за такое интересное начало 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e !