ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФэнтези → Код жизни. Изменить все

Код жизни. Изменить все

21 февраля 2020 - Надежда Рыжих
                                                                            (Продолжение) 

            Они шли след в след и упругая, кудрявая трава возвращалась на место, практически, сразу. Кусты расступались... Их сменяли невероятные деревья... Птицы взмывали, потревоженные, к лазоревым небесам, и оттуда удивленно кричали, вопрошая, кто мешает их спокойной жизни... Пряные ароматы ударяли в нос и будоражили воображение идущих людей. Потоки жарких лучей, прорвавшись сквозь кудрявые ветви, шевелились, как живые, - блуждали по траве и тянулись к соцветиям. Когда касались изогнутых лепестков, начинали пританцовывать вместе с ними... влево, вправо, вперед, назад...  при полном отсутствии ветра.

            - Что происходит?! - шепнула в ужасе Марфа. - Лучам небесного огня не дано вытворять подобное!

            - Успокойся, милая, - спокойно ответствовала Мать матерей. - Это насекомые суетятся. Добрались до благоуханного нектара, пируют, наслаждаются. Слишком малы, чтобы человеческий глаз заметил, и сами по себе - солнышки. Приходят с лучами, уходят с ними же. Как один из видов жучков... солнечных...

            Внезапно деревья поредели, и открылась небольшая каменистая площадка, на которой стоял скромный шалашик, покрытый зеленой тканью. Марфе слишком хорошо было знакомо подобное сооружение, поэтому она ахнула, намереваясь порасспросить в деталях, но старушка предвосхитила все вопросы:

            - Не жила, но отдыхала не однажды, и не считала нужным прятаться. Для маленького народца было бы слишком опасно лазать по горам, чтобы найти еще мой шалашик и долго удивляться. Никто не претендует на эту каменную плиту. Ни в одном мире не явились бы разбираться, кем занято место, по какому праву. Уважают занятую территорию, так никому лишнего не нужно, никто не жадничает.  

            - Воистину, рай для души и тела, - философски заметила Марфа, поймав на себе недоуменный взгляд Лейва и понимающий Великой и Мудрой. Ей не нужно было пояснять земные правила и законы.

            - Не маловато ли места для постройки дома? Могу жить и в шалаше! - заверил Лейв.

             - Марфа, тебе нравится здесь?

            - Пока не знаю. Ничего примечательного, вроде. Далеко ли до ближайшего селения?

            - Свернутое пространство нам в помощь.

            - Понимаю.

            - Вы о чем? - насторожился Лейв.

            - Ни о чем таком! Не желаешь полазать по горам? Они не опасны своей пологостью и при нашем росте - вполне доступны.

            - О доме бы сначала, матушка...

            - Не на прогулку отправляю! Ты... полазай, осмотрись, поищи камни не тяжелые, а мы с Марфой помозгуем, как все устроить.

            - И то верно! Присядьте на теплый камешек пока. Наверняка что-то присмотрю.

            - Присмотри, а мы, все же, побродим. А вдруг, площадка лучше найдется, да, Марфа?

            - Да, матушка. Я согласна... бродить... А еще вспоминаю ваш ручеек. Мне, ведь, так и не довелось в нем искупаться. Постоянно что-то мешало: то погода, то обстоятельства.

            - А здесь есть ручеек и  всегда тепло!

            - Да?! - обрадовалась Марфа. - Сводите?

            - Как решим основную проблему! Тс-с-с... Строить было бы смешно, - шепнула старушка, когда Лейв полез в горы, - ты же понимаешь, дорогая. Площадка есть. И пещерка, так кстати, имеется рядом. Давай прикинем, какой дом желаем. Определим границы, представим мысленно, вдвоем, и станем подтягивать помаленьку из пустоты. Кое-что подделаем, а после скажем, что нашли природой определенное, иначе Лейв лишится реальности в очередной раз или случится что похуже. При нем, естественно, было бы сложно что-то предпринимать, поэтому придумала ему занятие, чтобы не мешал.

            - Не устаю вам поражаться, матушка!

            - Ну-ну... Пошли. Поработаем.

            И они поработали.

            Пещера по высоте своей почти идеально подходила под жилище, поэтому несколько метров длины решили отсечь толстой стеной светло-коричневого цвета с изумрудными и золотистыми вкраплениями.

            - Для надежности стеночка наша, а красота, практически, природная, - заявила Марфа. С некоторых пор она побаивалась того, что могло оказаться за ее спиной.

            - Было бы удивительно, возникни на ней цветочки или орнаменты, - одобрила старушка, как только возникла из пустоты нижняя часть стены. Они тянули ее руками, как лист бумаги, и та легко поддавалась. Как только она встала на каменный пол, вздохнули удовлетворенно и перешли на новое место, где открытая площадка приобрела каменную крышу и овальные проемы окон на боковых стенах, которые… нарастили. 

            - А теперь Лейву... жилище.

            - Места же нет, - удивилась девушка.

            - Здесь нет. А рядом? Посмотри влево.

            - Кругляш... небольшой... на краю и сплошные неровности. Что так... возможно?!

            - Жаль, не круглый и не плоский! На не круглый кругляш наденем большой, как юбочку. Внизу юбочка обязана выровнять территорию и добавить немного площадки перед входом. Вверху у нас будет полый квадрат. Для равновесия и проживания в нем. Главное, постараться плотненько так установить, чтобы не имел возможности шевелиться. Крыша, стены, окно, дверь, то есть, полый квадрат с проемами... Ах, повторяюсь! Всей массой чудо-камень "два в одном" упрется в монолит горы и будет служить века желающим переночевать... или пожить. Цвета - те же, чтобы вопросы не появились. Марфа, как у тебя с цифрами? Что смотришь, не понимающе?! Рассчитать нужно! Иначе примерки "юбочек" будут утомительно бесконечными.

            - Матушка! - ужаснулась Марфа.

            - Буду помогать! - заверила старушка.

            Через некоторое время ценой невероятных усилий с задачей справились. Ученица чувствовала себя бесконечно усталой. Учительница выглядела не намного лучше.

            - Поесть бы, - простонала девушка.

            - Потерпи, милая. Придем к Лейву...

            - Давайте заранее сообразим.

            - Нужно приучать его к нашим "чудесам".

            - Матушка, не надо! Ему и так досталось. Пусть ночь поспит и проснется уверенный. По себе знаю, как можно сомневаться и страдать на следующий день. Покрутимся еще сегодня, а может, завтра, и... тогда уже...

            - От жалости до любви малюсенький шажок... Ах, восхитительно приятно слышать!

            - Матушка!

            - Начинаю привыкать к восклицаниям. Смотри, не оступись, а то засмущалась-то как!

            Лейв трудился в поте лица, ползая по горе. Присмотрел некоторые камни, но с трудом представлял, как скатит их в нужное место. Еще меньше представлял, какую помощь смогут оказать женщины. Поразмышляв немного, пришел к выводу, что эту ночь и, возможно, не только ее одну, проведет под открытым небом, так как шалаш достанется хрупким существам, имеющим на него преимущественное право.

            - Лейв, - донесся звонкий голос Марфы снизу, и он встрепенулся, - иди к нам. Быстрее!

            Неожиданно ему показалось, что с ними что-то случилось и он, чуть ли не кубарем скатился вниз и побежал на голос. Возле шалаша его ждали Посланница Небес и ее ученица. Выглядели они немного усталыми, но довольными. На цветном куске ткани  стояли корзинки и мисочки с едой. От них вкусно пахло, и он сглотнул слюну.

            - Раздобыли пищу, - не поясняя  особо, сказали ему. - Ходим в другие миры. Ты знаешь.

            - Помню, - сказал он без особого напряжения. - Иногда это удобно. Как сейчас.

            - Многое бывает удобно, но... постепенно.

            - О чем вы, матушка?

            - В свое время, Лейв. Поедим?!

            В паузах между торопливым поглощением пищи рассказали ему, все-таки, о "сказочном" везении в сказочном мире. Он был и поражен, и обрадован одновременно: теперь не придется с ума сходить и думы думать, как решить непосильные задачи...

            Затем собрали освободившуюся посуду в корзинки, разобрали шалаш, взвалили все на себя и отправились к новому месту жительства.

            Жилища ему приглянулись.

            - Будто кто-то жил, но очень давно, - решил, присматриваясь с осыпавшимся проемам.

            - Пути Господни неисповедимы! - торжественно заверила Великая и Мудрая. - Все в мирах возможно, и даже то, что невозможно!

            - Не будет ли холодно почивать?

            - Полотнища от шалаша достаточно большие и сгодятся для ложа. Помню то давнее время. То ли моложе была, то ли ночи теплые и условия иные... Подумаем завтра о мебели. Найдем лозу и будем плести в свободное время. На два жилища ее много нужно. А через несколько дней отправимся к селению. Понаблюдаем из укрытия, и представим им Марфу во всей девичьей красе.

            - Матушка! - вскрикнула та и покраснела.

            - И вновь награждена возмущением! Лейв, разве я в состоянии обидеть свою ученицу?

            Марфа поспешила удалиться.

            - Нет, матушка! Она прекрасна и мною обожаема. Разве возможно скрыть мои чувства?! - заметил Лейв, провожая девушку взглядом.

            - Давно наблюдаю взаимную симпатию.

            - Взаимную?! Не смею надеяться.

            - Вот и не смей. Я - не Марфа и говорить за нее не имею права. Мои предположения остаются моими. А вы, дети, разбирайтесь сами. Немного говорлива бываю, но сегодня от усталости. Оставим разговоры до утра?

            - Спите спокойно. Буду на страже.

            - Здесь не от кого защищаться. Отдыхай, - донесся ее голос уже из каменного дома.

            - Как скажете! - отвечал он, чуть повысив голос. Помедлил немного, вздохнул глубоко, продолжая думать о сказанных старушкой словах, посмотрел в небо и отправился к себе. 

            Ночь с ее ярчайшими звездами, незнакомыми созвездиями заглядывала в открытые проемы и казалась прекрасной. Все в природе спало: ветер молчал, молчали и птицы; и гулкая тишина давила на уши людям, привыкшим к скрипам, шороху, крикам ночных жителей бесконечно больших пространств.

            В эту ночь плохо спали все.

            Каждый думал о своем.

            Лейв мечтал о Марфе, которая теперь находилась в десятке метров от него; и это было так невероятно, что он, еще утром пребывавший в полнейшем расстройстве, сейчас не мог поверить своему счастью. И этот поворот в его жизни исходил от нее! Могла уйти гордо и презрительно, не взглянув, не попрощавшись, но оказалась великодушна. Неужели матушка права?!

            Марфа копалась в своей душе. Сомнения точили ее давно. Чувства претерпели изменения: от ненависти каким-то чудом добрались до жалости. "Взаимная симпатия", - сказала матушка. Девушка была категорически не согласна. Просто, жалела и жалела...

             А Великая и Мудрая плохо спала уже давно. И не только преклонный возраст был тому виной. Думы ее касались всего: что было и есть, и чему предстояло уделить внимание в ближайшее время. Еще думала о своей ученице, которой желала только счастья...

 

            Рассвет оказался, воистину, прекрасен!

 

                                                                                   К о н е ц

© Copyright: Надежда Рыжих, 2020

Регистрационный номер №0468062

от 21 февраля 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0468062 выдан для произведения:
                                                                            (Продолжение) 

            Они шли след в след и упругая, кудрявая трава возвращалась на место, практически, сразу. Кусты расступались... Их сменяли невероятные деревья... Птицы взмывали, потревоженные, к лазоревым небесам, и оттуда удивленно кричали, вопрошая, кто мешает их спокойной жизни... Пряные ароматы ударяли в нос и будоражили воображение идущих людей. Потоки жарких лучей, прорвавшись сквозь кудрявые ветви, шевелились, как живые, - блуждали по траве и тянулись к соцветиям. Когда касались изогнутых лепестков, начинали пританцовывать вместе с ними... влево, вправо, вперед, назад...  при полном отсутствии ветра.

            - Что происходит?! - шепнула в ужасе Марфа. - Лучам небесного огня не дано вытворять подобное!

            - Успокойся, милая, - спокойно ответствовала Мать матерей. - Это насекомые суетятся. Добрались до благоуханного нектара, пируют, наслаждаются. Слишком малы, чтобы человеческий глаз заметил, и сами по себе - солнышки. Приходят с лучами, уходят с ними же. Как один из видов жучков... солнечных...

            Внезапно деревья поредели, и открылась небольшая каменистая площадка, на которой стоял скромный шалашик, покрытый зеленой тканью. Марфе слишком хорошо было знакомо подобное сооружение, поэтому она ахнула, намереваясь порасспросить в деталях, но старушка предвосхитила все вопросы:

            - Не жила, но отдыхала не однажды, и не считала нужным прятаться. Для маленького народца было бы слишком опасно лазать по горам, чтобы найти еще мой шалашик и долго удивляться. Никто не претендует на эту каменную плиту. Ни в одном мире не явились бы разбираться, кем занято место, по какому праву. Уважают занятую территорию, так никому лишнего не нужно, никто не жадничает.  

            - Воистину, рай для души и тела, - философски заметила Марфа, поймав на себе недоуменный взгляд Лейва и понимающий Великой и Мудрой. Ей не нужно было пояснять земные правила и законы.

            - Не маловато ли места для постройки дома? Могу жить и в шалаше! - заверил Лейв.

             - Марфа, тебе нравится здесь?

            - Пока не знаю. Ничего примечательного, вроде. Далеко ли до ближайшего селения?

            - Свернутое пространство нам в помощь.

            - Понимаю.

            - Вы о чем? - насторожился Лейв.

            - Ни о чем таком! Не желаешь полазать по горам? Они не опасны своей пологостью и при нашем росте - вполне доступны.

            - О доме бы сначала, матушка...

            - Не на прогулку отправляю! Ты... полазай, осмотрись, поищи камни не тяжелые, а мы с Марфой помозгуем, как все устроить.

            - И то верно! Присядьте на теплый камешек пока. Наверняка что-то присмотрю.

            - Присмотри, а мы, все же, побродим. А вдруг, площадка лучше найдется, да, Марфа?

            - Да, матушка. Я согласна... бродить... А еще вспоминаю ваш ручеек. Мне, ведь, так и не довелось в нем искупаться. Постоянно что-то мешало: то погода, то обстоятельства.

            - А здесь есть ручеек и  всегда тепло!

            - Да?! - обрадовалась Марфа. - Сводите?

            - Как решим основную проблему! Тс-с-с... Строить было бы смешно, - шепнула старушка, когда Лейв полез в горы, - ты же понимаешь, дорогая. Площадка есть. И пещерка, так кстати, имеется рядом. Давай прикинем, какой дом желаем. Определим границы, представим мысленно, вдвоем, и станем подтягивать помаленьку из пустоты. Кое-что подделаем, а после скажем, что нашли природой определенное, иначе Лейв лишится реальности в очередной раз или случится что похуже. При нем, естественно, было бы сложно что-то предпринимать, поэтому придумала ему занятие, чтобы не мешал.

            - Не устаю вам поражаться, матушка!

            - Ну-ну... Пошли. Поработаем.

            И они поработали.

            Пещера по высоте своей почти идеально подходила под жилище, поэтому несколько метров длины решили отсечь толстой стеной светло-коричневого цвета с изумрудными и золотистыми вкраплениями.

            - Для надежности стеночка наша, а красота, практически, природная, - заявила Марфа. С некоторых пор она побаивалась того, что могло оказаться за ее спиной.

            - Было бы удивительно, возникни на ней цветочки или орнаменты, - одобрила старушка, как только возникла из пустоты нижняя часть стены. Они тянули ее руками, как лист бумаги, и та легко поддавалась. Как только она встала на каменный пол, вздохнули удовлетворенно и перешли на новое место, где открытая площадка приобрела каменную крышу и овальные проемы окон на боковых стенах, которые… нарастили. 

            - А теперь Лейву... жилище.

            - Места же нет, - удивилась девушка.

            - Здесь нет. А рядом? Посмотри влево.

            - Кругляш... небольшой... на краю и сплошные неровности. Что так... возможно?!

            - Жаль, не круглый и не плоский! На не круглый кругляш наденем большой, как юбочку. Внизу юбочка обязана выровнять территорию и добавить немного площадки перед входом. Вверху у нас будет полый квадрат. Для равновесия и проживания в нем. Главное, постараться плотненько так установить, чтобы не имел возможности шевелиться. Крыша, стены, окно, дверь, то есть, полый квадрат с проемами... Ах, повторяюсь! Всей массой чудо-камень "два в одном" упрется в монолит горы и будет служить века желающим переночевать... или пожить. Цвета - те же, чтобы вопросы не появились. Марфа, как у тебя с цифрами? Что смотришь, не понимающе?! Рассчитать нужно! Иначе примерки "юбочек" будут утомительно бесконечными.

            - Матушка! - ужаснулась Марфа.

            - Буду помогать! - заверила старушка.

            Через некоторое время ценой невероятных усилий с задачей справились. Ученица чувствовала себя бесконечно усталой. Учительница выглядела не намного лучше.

            - Поесть бы, - простонала девушка.

            - Потерпи, милая. Придем к Лейву...

            - Давайте заранее сообразим.

            - Нужно приучать его к нашим "чудесам".

            - Матушка, не надо! Ему и так досталось. Пусть ночь поспит и проснется уверенный. По себе знаю, как можно сомневаться и страдать на следующий день. Покрутимся еще сегодня, а может, завтра, и... тогда уже...

            - От жалости до любви малюсенький шажок... Ах, восхитительно приятно слышать!

            - Матушка!

            - Начинаю привыкать к восклицаниям. Смотри, не оступись, а то засмущалась-то как!

            Лейв трудился в поте лица, ползая по горе. Присмотрел некоторые камни, но с трудом представлял, как скатит их в нужное место. Еще меньше представлял, какую помощь смогут оказать женщины. Поразмышляв немного, пришел к выводу, что эту ночь и, возможно, не только ее одну, проведет под открытым небом, так как шалаш достанется хрупким существам, имеющим на него преимущественное право.

            - Лейв, - донесся звонкий голос Марфы снизу, и он встрепенулся, - иди к нам. Быстрее!

            Неожиданно ему показалось, что с ними что-то случилось и он, чуть ли не кубарем скатился вниз и побежал на голос. Возле шалаша его ждали Посланница Небес и ее ученица. Выглядели они немного усталыми, но довольными. На цветном куске ткани  стояли корзинки и мисочки с едой. От них вкусно пахло, и он сглотнул слюну.

            - Раздобыли пищу, - не поясняя  особо, сказали ему. - Ходим в другие миры. Ты знаешь.

            - Помню, - сказал он без особого напряжения. - Иногда это удобно. Как сейчас.

            - Многое бывает удобно, но... постепенно.

            - О чем вы, матушка?

            - В свое время, Лейв. Поедим?!

            В паузах между торопливым поглощением пищи рассказали ему, все-таки, о "сказочном" везении в сказочном мире. Он был и поражен, и обрадован одновременно: теперь не придется с ума сходить и думы думать, как решать непосильные задачи...

            Затем собрали освободившуюся посуду в корзинки, разобрали шалаш, взвалили все на себя и отправились к новому месту жительства.

            Жилища ему приглянулись.

            - Будто кто-то жил, но очень давно, - решил, присматриваясь с осыпавшимся проемам.

            - Пути Господни неисповедимы! - торжественно заверила Великая и Мудрая. - Все в мирах возможно, и даже то, что невозможно!

            - Не будет ли холодно почивать?

            - Полотнища от шалаша достаточно большие и сгодятся для ложа. Помню то давнее время. То ли моложе была, то ли ночи теплые и условия иные... Подумаем завтра о мебели. Найдем лозу и будем плести в свободное время. На два жилища ее много нужно. А через несколько дней отправимся к селению. Понаблюдаем из укрытия, и представим им Марфу во всей девичьей красе.

            - Матушка! - вскрикнула та и покраснела.

            - И вновь награждена возмущением! Лейв, разве я в состоянии обидеть свою ученицу?

            Марфа поспешила удалиться.

            - Нет, матушка! Она прекрасна и мною обожаема. Разве возможно скрыть мои чувства?! - заметил Лейв, провожая девушку взглядом.

            - Давно наблюдаю взаимную симпатию.

            - Взаимную?! Не смею надеяться.

            - Вот и не смей. Я - не Марфа и говорить за нее не имею права. Мои предположения остаются моими. А вы, дети, разбирайтесь сами. Немного говорлива бываю, но сегодня от усталости. Оставим разговоры до утра?

            - Спите спокойно. Буду на страже.

            - Здесь не от кого защищаться. Отдыхай, - донесся ее голос уже из каменного дома.

            - Как скажете! - отвечал он, чуть повысив голос. Помедлил немного, вздохнул глубоко, продолжая думать о сказанных старушкой словах, посмотрел в небо и отправился к себе. 

            Ночь с ее ярчайшими звездами, незнакомыми созвездиями заглядывала в открытые проемы и казалась прекрасной. Все в природе спало: ветер молчал, молчали и птицы; и гулкая тишина давила на уши людям, привыкшим к скрипам, шороху, крикам ночных жителей бесконечно больших пространств.

            В эту ночь плохо спали все.

            Каждый думал о своем.

            Лейв мечтал о Марфе, которая теперь находилась в десятке метров от него; и это было так невероятно, что он, еще утром пребывавший в полнейшем расстройстве, сейчас не мог поверить своему счастью. И этот поворот в его жизни исходил от нее! Могла уйти гордо и презрительно, не взглянув, не попрощавшись, но оказалась великодушна. Неужели матушка права?!

            Марфа копалась в своей душе. Сомнения точили ее давно. Чувства претерпели изменения: от ненависти каким-то чудом добрались до жалости. "Взаимная симпатия", - сказала матушка. Девушка была категорически не согласна. Просто, жалела и жалела...

             А Великая и Мудрая плохо спала уже давно. И не только преклонный возраст был тому виной. Думы ее касались всего: что было и есть, и чему предстояло уделить внимание в ближайшее время. Еще думала о своей ученице, которой желала только счастья...

 

            Рассвет оказался, воистину, прекрасен!

 

                                                                                   К о н е ц

 
Рейтинг: 0 107 просмотров
Комментарии (1)
Надежда Рыжих # 13 октября 2020 в 21:24 0
Вот и все! Так печально расставаться с героями.